Николай Андреев.

Сектор мутантов

(страница 6 из 25)

скачать книгу бесплатно

– У меня достаточно полномочий, – проговорила Тиун. – Я глава крупнейшего клана гетер, но чужаки не имеют права носить оружие в этом секторе.

– А как же властелины пустыни? – молниеносно вставил Олесь.

– У них особый статус, – ответила Зенда. – Мы обязаны пропускать мутантов по внутреннему коридору. Если они выйдут за его границы, то будут тотчас убиты.

– Неужели нет никакого выхода? – удивился де Креньян.

– Есть, – произнесла оливийка. – Гетеры готовы предоставить свою территорию союзникам. Но таковых за вековую историю Морсвила у нас не было. Здесь каждый заботится о себе сам, а договоры носят временный характер и часто нарушаются.

Земляне молниеносно переглянулись. Решение проблемы лежало на поверхности.

– Мы готовы предложить вам союз, – вымолвил Храбров.

– На каких условиях? – вполне серьезно спросила Тиун. – Аланцы наши враги, да и не согласятся они на заключение долгосрочного договора.

Значит, речь идет о трех сумасшедших наемниках? Что мы получим взамен? В чем выгода?

– Информацию вы получите, – мгновенно отреагировал самурай. – Если сектору будет угрожать опасность, вы узнаете об этом заранее.

– Насколько я понимаю, данное предложение называется предательством, – язвительно усмехнулась тасконка. – Аланцы прикончат изменников и правильно сделают.

– Я бы не стал утверждать так безапелляционно, – вмешался Жак. – Мы – рабы, невольники. Хотя и с оружием в руках. Нам приходится выполнять приказы помимо своей воли. О какой преданности может идти речь? Есть только личные интересы. Вы заключаете союз с тремя землянами, а не с наемниками Алана.

– Меня это устраивает, – проговорила Зенда. – Я проведу отряд через сектор гетер.

– А как же подписание бумаг? – разочарованно воскликнул француз.

– Достаточно и слова, – рассмеялась оливийка. Теперь стала понятна хитрость Тиун – она

вполне могла выполнить просьбу воинов и без клятв. Тем более, что шансов остаться в живых у землян почти нет. Но опытная тасконка предпочла подстраховаться и завести союзников в стане наиболее опасного противника. Ее уловка блестяще удалась! Впрочем, данный промах ничуть не смутил и не расстроил наемников уже достаточно хорошо знакомых со здешними обычаями!

В сопровождении десяти гетер мужчины двигались по южным кварталам Морсвила. Женщины на улицах останавливалисьислюбопытством рассматривали чужаков. Многие тасконки были молоды и красивы, что вызвало эмоциональный всплеск в грешной душе де Креньяна. Жак то и дело взмахивал руками, посылал воздушные поцелуи и выкрикивал простенькие комплименты. Его поведение вызывало на лицах оливиек лишь снисходительную улыбку.

Симпатичные охранницы и вовсе не обращали внимание на землянина. Авторитет Зенды оказался столь велик, что даже через зону воинственных гетер отряд прошел без задержек. После взрыва эта часть Морсвила значительно пострадала – высотные дома рухнули, вылетели все стекла и двери, сгорели парки и скверы.

Имущество жителей либо было уничтожено, либо расхищено многочисленными мародерами.

Женщинам при разделе достался самый бедный участок города. Преимущество было только одно – отсутствовали агрессивные соседи. На севере – нейтральная зона, на западе – непримиримые, а на востоке – дикие мутанты, но через многометровую стену этим звероподобным существам не перебраться. Впрочем, они и не способны на осмысленные совместные действия. Если какая-нибудь кровожадная тварь и забредала в сектор, то охрана ее немедленно уничтожала.

Это был относительно тихий и спокойный район Морсвила – облупившиеся дома с пустынными глазницами окон, темные проемы подъездов, пыльные улицы. Чтобы выжить гетерам приходилось прилагать немало усилий.

Впереди показалась линия, почему-то выложенная черепами. Трудно сказать почему, но тасконцы предпочитали отмечать границу именно таким способом. Тиун остановилась, жестом руки указала на широкую магистраль и негромко произнесла:

– Идите. Я свое обещание выполнила, но теперь за ваши жизни не дам и капли воды. Надеюсь, смерть будет быстрой.

– Жди нас через два дня, – спокойно вымолвил Аято. – Лично я умирать пока не собираюсь.

В ответ оливийка лишь неопределенно пожала плечами. Сопровождать землян дальше было чересчур рискованно – гнев толпы может перекинуться и на гетер. Зенду не убьют, но она тотчас получит с десяток вызовов на поединок. Рано или поздно найдется боец, который ее прикончит. Уж лучше подождать на собственной территории, здесь куда безопаснее.

Между тем, наемники уверенно перешагнули через черепа. Отступать от принятого решения они не любили. Олесь чувствовал, как вспотели ладони, и жилка под левым коленом предательски задергалась – было боязно…

Русич взглянул на товарищей. Жак судорожно схватился за рукоять кинжала, а у Тино лицо превратилось в восковую маску. Воины прекрасно осознавали все безумие своего поступка. В то же время, только здесь земляне считались людьми – врагами, но людьми! Аланцы полагали их всего лишь наемниками-дикарями, рабами, полуживотными, в услугах которых возникла временная необходимость. Десантники смотрели на них с отвращением и презрением, а колонисты со страхом и недоверием.

Чтобы завоевать себе место под Сириусом – надо рисковать. Уважения в Морсвиле добиваются презрением к смерти и телами поверженных противников. Другого пути нет.

Форма землян сразу говорила о том, кем они являются. Слух молниеносно разлетелся по Нейтральному сектору. Вокруг чужаков образовалась огромная толпа. Количество людей увеличивалось с каждым мгновением. Когда группа вышла на центральную площадь, их встретила стена вооруженных тасконцев. Вампиры, трехглазые, черти, чистые стояли все вместе, плечо к плечу. Удивительно, но наемники не встретили ни одного стража порядка.

Вокруг царила пугающая тишина.

– Какая радушная встреча, – едва слышно заметил де Креньян. – Уменясоздается впечатление, что мы несколько переоценили свои возможности. Похоже, у нас будут трудности. Не пора ли возвращаться?

– Успокойся, – процедил сквозь зубы японец. – Одно неверное движение и нас разорвут на куски. Мутанты обожают человечину.

– Какое отвратительное падение нравов, – не унимался француз. – О вкусах я даже не говорю. Но хочу отметить, что во мне чересчур много костей.

– Зато твой язык станет местным лакомством, – вставил Храбров.

Дойти до «Грехов и пороков» не удалось. Земляне остановились, но оружие не вытаскивали. Это не имело смысла, и только разозлило бы горожан. Если толпа рванется в атаку, ее уже ничто не остановит – оливийцы сомнут и затопчут жалкую группу чужаков.

Молчание затягивалось. Но вот вперед выступил огромный воин с изогнутым мечом и раскраской клана чертей.

– Смерть аланцам! – истерично завопил тасконец и бросился на врагов.

В тот же миг у его ног в землю вонзились две арбалетные стрелы. Боец испуганно замер и поспешно отступил назад. Жители сектора и наемники подняли головы и увидели, что в оконных проемах близлежащих домов застыли стражи порядка.

Их было не меньше пятидесяти. Оружие направлено на толпу. Особых иллюзий морсвилцы не питали – в случае неподчинения воины запросто перестреляют горожан, такое уже бывало не раз.

Предчувствуя беспорядок и самосуд, руководители Нейтралки решили подготовиться к встрече чужаков – если будет допущено нарушение закона, значит, будет поставлен под угрозу сам факт существования свободной территории. Если появится прецедент, то беззаконие повторяится снова и снова.

Расталкивая людей, на площадь выдвинулись две колонны стражей порядка. Выглядели они довольно экзотично – широкие комбинезоны разных цветов, на ногах спортивная обувь, на груди древние потертые бронежилеты, в руках короткие копья, на поясе мечи и кинжалы. Среди воинов были представители всех кланов и социальных групп города.

Солдаты быстро создали вокруг землян четкий квадрат со стороной примерно метров в восемь. Толпа недовольно колыхалась, но напирать на стражей порядка горожане не решались – это могло закончиться бойней, а умирать из-за каких-то аланцев никто не хотел!

Неожиданно оливийцы смолкли и расступились – к наемникам неторопливо приближались два человека. Впереди шел невысокий трехглазый мутант лет сорока в длинных ярко-красных одеждах. Высоко подняв правую руку вверх, мужчина громко выкрикнул:

– Глава Конгресса Нейтрального сектора Юн Флоун.

По рядам морсвилцев пробежал ропот удивления. Никто не думал, что на площадь выйдет столь уважаемый и высокопоставленный человек. Значит, ситуация действительно серьезная и требует вдумчивого, осознанного решения.

Только сейчас земляне сумели разглядеть тасконца. На вид ему лет пятьдесят пять. Он был среднего роста, худощавый, в темных волосах поблескивает обильная седина, на смуглой коже многочисленные морщины. Флоун носил коричневые кожаные ботинки, наверняка из древних складов, светлые прямые брюки и белую рубашку с короткими рукавами. Вид более, чем цивилизованный, особенно на фоне безумных одеяний вампиров и чертей.

Глава Конгресса вошел в квадрат и внимательно посмотрел на чужаков. В прищуренных карих глазах сверкал жесткий, проницательный, расчетливый ум. Выдержав паузу, Юн проговорил:

– Почему вы снова пришли в город?

– А разве это запрещено? – изобразил удивление Тино. – Мы ни с кем не враждуем, не пробиваемся силой. У нас есть, чем заплатить за предоставленные услуги.

– Хороший ответ, – на устах Флоуна появилась ироничная усмешка. – Но не надо принимать оливийцев за дураков. Три месяца назад на материк сел первый десантный корабль Алана. Цель бывшей колонии ясна – захватить Таскону. Аланцы наши злейшие враги, мира с ними не будет никогда.

– Мы-то здесь при чем? – пожал плечами самурай.

Толпа возмущенно взревела. Казалось, что спустя мгновение горожане бросятся на стражей порядка и начнется драка. Однако воины превосходно контролировали ситуацию.

Стоило главе Конгресса поднять руку, как шум тотчас стих.

– Зенда Тиун рассказала, кто вы такие, – произнес Юн. – Наемники на положении рабов. Я сочувствую, однако это не уменьшает вину группы. Если бы не ваша помощь, слабые девчонки ни за что не нашли бы космодром.

– Что, верно, то верно, – согласился Аято. – Но разве у нас был выбор? Земляне дрались за свою жизнь. Точно так же сделал бы каждый из здесь присутствующих.

– Согласен, – утвердительно кивнул головой Флоун.

– Волею судьбы мы оказались на Оливии, – вступил в разговор Олесь. – Изменить ситуацию уже невозможно, так зачем же ее обострять? Земляне готовы соблюдать все законы Морсвила. Чем я хуже властелина пустыни?

– Они коренные жители, – ответил глава Конгресса. – Этот воинственный народ принес городу много бед, но у них не было цели его уничтожить.

– Чепуха! – эмоционально воскликнул Храбров. – Не надо делать из нас идиотов. Если бы у вождя мутантов хватило сил, то в городе не осталось бы ни одного живого существа. Властелины не знают жалости и сострадания. Мы же пришли с миром и готовы хорошо заплатить! Убийство трех землян не принесет никому выгоды. Подумайте и о судьбе Нейтрального сектора – он сохраняет свой статус лишь благодаря неукоснительному выполнению законов. Стоит нарушить хоть одно правило, и процесс станет необратим. Кто будет следующим?

Русич попал в точку. Те же сомнения терзали и тасконца. Неприязнь к аланцам конечно велика, но у Морсвила всегда были сильные враги. Одним больше, одним меньше… Чем знаменита свободная территория? Тем, что здесь мог укрыться любой изгой. Район принимал всех людей и мутантов и защищал их право на жизнь.

Убийство в Нейтралке – тяжкое преступление, карающееся смертью. Если у беглеца есть чем платить за проживание и еду, он мог оставаться здесь бесконечно долго. Совсем другая судьба ждала нищих – стражи порядка выставляли несчастных в первый же попавшийся квартал города.

Казнь наемников обязательно нарушит хрупкое равновесие. Завтра в связях с аланцами обвинят еще кого-нибудь, и начнется охота на ведьм, которая перерастет в междоусобную войну. А уж захватчики не упустят благоприятный момент для удара.

– Вы вошли в город через сектор гетер? – уточнил Юн.

– Да, – честно сказал Тино, прекрасно понимая, что этот секрет в Морсвиле известен всем.

– Я знаю, чем Тиун обязана землянам, – проговорил Флоун. – Но ведь долг оплачен? Почему Зенда согласилась провести людей с оружием через собственную территорию? Женщины упрямы и недоверчивы. Хотя их поступки не всегда поддаются логическому объяснению, мне кажется, вы заключили выгодную сделку…

– Именно так, – утвердительно кивнул головой японец.

– Ее условия? – требовательно спросил глава Конгресса.

– Не могу ответить, – спокойно вымолвил Аято. – Договор касается лишь нас одних.

– Я не удивлен, – грустно улыбнулся мужчина. Ему предстояло принять непростое решение и сделать это необходимо в очень короткий срок. Взбудораженная толпа ждет оглашения приговора, многие воины находятся под действием алкоголя и наркотиков и плохо контролируют себя. Устраивать побоище на площади правителю не хотелось.

Подняв руку в знак внимания, Юн торжественно произнес:

– Алан – наш извечный враг. Но мы живем в совершенно ином мире. Что бы ни произошло, в Морсвиле должен царствовать закон. Эти люди пришли в Нейтральный сектор и находятся под его защитой. И неважно кто они такие – граждане города, властелины пустыни или земляне. Здесь у всех одинаковые права. Мое решение окончательно! Если у кого-то есть личная неприязнь к чужакам, можете вызвать их на поединок.

– Я первый! – громко заорал воин из клана чертей.

– Хочу напомнить, – не обращая внимания на реплику бойца, проговорил Флоун, – что нельзя делать более трех вызовов в сутки. Временной промежуток между схватками определяет вызванная сторона. Стражи порядка будут строго следить за соблюдением правил.

Оливиец подошел вплотную к наемникам и очень тихо сказал:

– Вы хотели развлечься? Пожалуйста! Но я восхищен вашей смелостью. Вторжение Алана было неминуемо. А потому, желаю удачи!

Тут же раздался звон колокола, который оповещал морсвилцев о предстоящем поединке. Толпа двинулась к ристалищу. В сопровождении охраны туда же шли земляне. Теперь им совершенно ничего не угрожало – ни один тасконец не решится напасть на чужаков. Казнь за нарушение закона долгая и мучительная, в назидание остальным.

Вскоре впереди попалась свободная площадка. Ее размеры были достаточно велики – в длину около ста метров, авширинунеболее семидесяти. Место схваток ограничивалось частоколом высотой по пояс человека. Каждый шест украшался идеально отполированным черепом. Тут же на земле валялись десятки полуистлевших скелетов – без разрешения победителя хоронить тела погибших запрещалось. Вампиры и черти частенько оставляли тела гнить на виду у всего сектора. Чтобы трупный запах не отравлял воздух Морсвила, убитых бойцов посыпали специальным порошком, который полностью устранял вонь разлагающейся плоти.

– Очаровательное местечко, – мрачно заметил де Креньян. – Ваши рассказы не передают и десятой доли его привлекательности. Какая изящная простота смерти!

– Скоро ты ее познаешь на себе, – бесстрастно произнес Тино.

Стражи подвели группу к частоколу и, скрестив копья, замерли. Вскоре появился распорядитель боев. Толпа вокруг вновь зашумела. Желающих свести счеты с прихвостнями аланцев нашлось немало. Вооруженные кто чем, тасконцы продвигались в передовые ряды. Помимо желания показать себя и прославиться, многие были не прочь и обогатиться – новенькая одежда, хорошая обувь, мечи и кинжалы землян стоили в городе очень дорого, а по закону имущество убитого принадлежало победителю поединка.

На мгновение стих призывный колокол. Воспользовавшись паузой, один из стражей выкрикнул:

– Кто хочет вызвать чужаков на бой? Отвечайте немедленно!

– Я! – расталкивая зрителей, шагнул к охранникам все тот же воин с черной раскраской на теле. – Мне не терпится выпускать кишки мерзавцам!

– Кого ты выбираешь? – спросил служитель порядка.

– Вот того, узкоглазого, – черт указал пальцем на Аято.

По толпе прошел недовольный гул. Морсвилец выходил на поединок с самым низкорослым, и как казалось, наиболее слабым наемником. Впрочем, тасконец никак не отреагировал на неодобрительные крики соотечественников. Он терпеливо ждал решения распорядителя.

Наконец, воина пропустили к ристалищу.

– Есть еще желающие? – уточнил страж. Вперед выдвинул крепкий трехглазый мутант.

Без лишних слов оливиец махнул рукой в сторону Жака. Итак, две пары были уже известны. Оставалось лишь узнать противника Олеся, но к общему негодованию смельчаки не торопились. Морсвилцы хорошо помнили, чем закончился поединок Храброва с Эрошем, а вампир являлся грозой города и недаром носил прозвище – Непобедимый.

Ожидания затягивалось. Неожиданно тасконцы расступились. Держа в руках тяжелый топор, к русичу шел широкоплечий, коренастый мутант с отвратительными желтыми клыками. На обнаженной груди отчетливо виднелись восемь вытатуированных черепов, что означало количество выигранных схваток.

Толпа удивленно зашумела. В знак приветствия распорядитель кивнул головой и уважительно поинтересовался:

– Неужели глава сектора вампиров Ардок решил собственноручно убить чужака?

– А почему бы и нет, – процедил сквозь зубы воин. – Уменясэтим ублюдком свои счеты. Он нанес клану серьезное оскорбление и должен смыть его кровью!

Оливийцы взревели от восторга. Им предстояло увидеть великолепное зрелище. Тут же предприимчивые дельцы начали принимать ставки. Сегодня кто-то разорится, а кто-то сделает состояние – пари заключалось на гигантские суммы.

Вскоре первых двух бойцов пригласили на ристалище. Ритуал был отточен до мелочей и никогда не нарушался. Страж порядка поднял руку вверх, дождался тишины и, внимательно глядя на противников, отчетливо произнес:

– Пока схватка не началась, любой из вас может отказаться от поединка. Никто не имеет права заставить сражаться. Законы Нейтрального сектора выступают против любого убийства. Подумайте хорошенько над моим предложением.

– Он умрет! – размахивая изогнутым мечом, закричал воин с черной раскраской.

– Я тоже готов к бою, – спокойно пожал плечами самурай.

Взмах руки и схватка началась. Морсвилец тут же бросился в атаку. В росте он превосходил японца на целую голову. Крепкие бугристые мускулы, на теле своеобразный рисунок, узкие штаны плотно облегают ноги. Силой представителя клана чертей природа не обделила.

Удары сыпались на Тино один за другим, сверкающие в лучах Сириуса клинки то и дело со звоном скрещивались. Публика восторженно вопила, поддерживая тасконца. Воин действительно неплохо владел оружием, и самураю приходилось нелегко.

Однако в хитрости с Аято мало кто мог соперничать – выждав, когда соперник выдохнется, японец сделал ложный выпад в грудь и, когда оливиец попытался защититься, резко рубанул мечом по бедрам. Это был один из любимых приемов Тино, доведенный до совершенства.

Завопив от боли, черт рухнул на колени. Вторым движением самурай отсек морсвилцу голову. Мертвое тело покачнулось и повалилось набок, заливая кровью рыжий песок.

Вытерев лезвие о штаны тасконца, Аято без малейших эмоций на лице двинулся к друзьям. Толпа разочарованно стихла. Кто-то, проклиная неудачника, расплачивался с победителями спора. Тут же делались ставки на следующий поединок.

– Отличная работа, – похвалил француз Тино.

– Благодарю, – вымолвил японец, – Не затягивай поединок. Трехглазые парни – крепкие и выносливые. Постарайся раззадорить его, выведи из равновесия…

Между тем, распорядитель пригласил на арену новых бойцов. Предупредительная речь ничуть не отличалась от той, что услышал Аято. Морсвилцы вновь воодушевлено закричали. Должна же и им сегодня улыбнуться удача!

Жак повернулся к стражу и громко спросил:

– Здесь есть какие-нибудь правила или ограничения?

Зрители дружно захохотали. Такого глупца им еще не доводилось видеть – какие правила на ристалище?

В отличие от простых горожан, служитель порядка отнесся к словам наемника серьезно.

– Ограничений нет, – ответил воин. – С ристалища уходит только один – вот главное правило. А каким способом воин прикончит своего врага – неважно.

– Отлично, – легкомысленно улыбнулся маркиз.

Поединок начался. Трехглазый уверенно двинулся на де Креньяна. Взмах меча и, хрипя и обливаясь кровью, тасконец повалился на спину. Никто даже не заметил, как француз метнул кинжал. Клинок вошел в горло по самую рукоять. Оливиец еще бился в конвульсиях, и чтобы прекратить мучения бедняги, Жак пронзил ему сердце острием клинка.

Вытащив оружие из тела мутанта, маркиз элегантно раскланялся со зрителями, чем вызвал шквал негодования. Впрочем, в толпе послышались и восхищенные реплики.

– Ты меня удивил, – встретил де Креньяна самурай. – Отличный ход.

– Я старался, – проговорил француз, перелезая через частокол.

На площадку вызывалась последняя пара. Тино приблизился к Олесю и, похлопав товарища по плечу, тихо произнес:

– Будь осторожен. Этот Ардок опытный и умный боец. Ждать от него опрометчивых поступков бессмысленно. Он будет действовать наверняка.

Храбров кивнул головой и шагнул на арену. Параллельно с ним шел и вампир. Повернув голову к землянину, морсвилец оскалил зубы и сказал:

– Ты умрешь, несчастный! Я вырву твое сердце и съем прямо на ристалище, а из черепа сделаю чашу! В моем секторе есть отличные умельцы!

– Смотри, не обломай клыки, – откликнулся русич. – Из них получится хороший амулет.

Мутант зарычал от гнева – вампиры всегда болезненно реагируют на замечания относительно своей внешности. Бойцы с равнодушным видом выслушали стража порядка и двинулись навстречу друг другу.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное