Николай Чадович.

Телепатическое ружье

(страница 1 из 3)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Николай Трофимович Чадович
|
|  Юрий Михайлович Брайдер
|
|  Телепатическое ружье
 -------


   Когда Иван во втором часу ночи подошел к своему дому, у калитки его ожидали двое.
   – Сургучев И. Б.? – спросил один из них.
   – Ага, – ответил Иван.
   – Тысяча девятьсот шестидесятого года рождения?
   – Да. А в чем дело?
   Неизвестный, несмотря на темноту, сделал пометку в какой-то бумаге.
   – Распишитесь здесь и здесь, – сказал он.
   – Зачем?
   – Это пустая формальность. Такой порядок.
   – Слушай, дядя, – проникновенно сказал Иван. – Шел бы ты отсюда!
   В голове его был легкий туман, а в ушах все еще звучала зажигательная дискотечная музыка.
   – У нас мало времени, – скучным голосом сказал неизвестный. – Сегодня уже воскресенье. В понедельник утром, возможно, на Марсе начнутся военные действия. Двенадцать часов назад объявлена выборочная мобилизация почти во всех витках нашей Галактики. Земля должна выставить каждого двухмиллиардного. Вы внесены в списки. Нужно спешить.
   – Ну, я пошел, – сказал Иван. – Бывайте здоровы! – Кулаки его зудели, но связываться сразу с двумя не хотелось.
   – Подождите! – услышал он вслед. – С живыми уж очень много возни. Да и вам так будет спокойнее.
   Иван обернулся. Тот из психов, который все время молчал, правой рукой вытащил из-за пазухи тускло блеснувший в лунном свете пистолет, а левой ловко подсоединил к стволу длинную трубку.
   – Эй, брось! – закричал Иван.
 //-- * * * --// 
   Прежде чем очнуться, он вновь пережил все это: и горячий пронзающий удар в бок, и трепет разорванных внутренностей, и вкус хлынувшей из горла крови, и собственную короткую агонию.
   Иван лежал на чем-то жестком и холодном, плотно упакованный в пахнувшую пылью мешковину. Рот и глаза были заклеены. В груди саднило. Ни рук, ни ног он не ощущал.
   – Пломба в порядке, – сказал кто-то над ним. Голос напоминал визг обреченного на смерть поросенка. – Где там нож?
   – Ты не очень-то, – сказал другой голос, спокойный и властный. – Тряпки здесь дороже золота.
   Послышался треск разрезаемой ткани, и голого, окоченевшего Ивана вытряхнули из мешка.
   – Антропоид, – сказал первый голос разочарованно. – Опять антропоид!
   – Ну и что! – возразил второй. – Из них получаются самые лучшие солдаты. Правда, жрут они много, это точно. Что там еще?
   – Товарная бирка.
«Класс: теплокровный позвоночный, кислорододышащий. Отряд: антропоиды. Раса: гоминид. Способ ассимиляции: Б. Способ диссимиляции: Б. Коэффициент жизнеспособности: 3, 01. Степень разумности: А7. Сорт: 2».
   – Все?
   – Нет. Еще инструкция:
   «При соблюдении нижеследующих правил данный индивидуум сохраняет жизнедеятельность и жизнеспособность на неопределенно долгий срок…»
   – Хватит! Как-нибудь и без инструкции разберемся. Отдери с него пластырь. Пусть очухается.
   Какие-то смутные тени шевелились вокруг Ивана, что-то звякало рядом. Игла шприца несколько раз впивалась в предплечье, но он засыпал вновь и вновь. Прошло немало времени, прежде чем Иван разглядел огромный, темный, заваленный каким-то ржавым хламом подвал и склонившуюся над ним фигуру в долгополой шубе и в чем-то вроде мотоциклетного шлема на голове.
   – Вставай, приятель, – сказало существо в шубе и шлеме. – Набери побольше воздуха и не спеши его выпускать. Тебе сделали небольшую операцию, и теперь твои легкие могут усваивать значительно больше кислорода, чем раньше. И речь нашу ты понимаешь свободно. Марсианская медицина – это тебе не что-нибудь!
   – Так вы, значит, марсианин? – спросил Иван, еле шевеля губами.
   – Нет, я с Земли, как и ты.
   – Значит, и вас тоже… – большим пальцем правой руки Иван сделал неопределенный жест возле своего горла.
   – Пусть бы только попробовали! Я – доброволец. Солдат удачи, так сказать. Платят здесь прилично, да и служба не из тяжелых. Я в таких делах разбираюсь. Меньше чем за двести монет в день не нанимался. А здесь обещали в десять раз больше, неплохо, как считаешь? Ты бы тоже не отказался, да?
   – Может быть, – пробормотал Иван.
   – Кстати, а ты где жил на Земле?
   – Возле Минска.
   – Это… где-то в Монголии?..
   – Примерно, – просипел Иван. Он никак не мог понять, шутят с ним или говорят серьезно.
   – Ну, тогда порядок! Монголы – парни что надо! Слышал я кое-что… Чингисхан, да?
   – Да… – согласился совсем ошалевший Иван.
   – Можешь звать меня сержантом. Правда, званий тут никаких нет, но я привык, чтобы меня так называли. Скоро ты сам все узнаешь. Познакомишься с ребятами. Кого тут только нет! Одни дышат кислородом, другие – сероводородом, а третьи – не то фтором, не то хлором. Есть и рогатые, и хвостатые, и с крокодильими мордами. Но, впрочем, настоящих солдат мало… Да, кстати! На, поешь.
   Сержант протянул Ивану твердый сухой брикет размером с кирпич.
   – Это унифицированный паек, – объяснил он. – Бифштекс, конечно, вкуснее, но не готовить же его для тебя одного. Если тебе захочется бифштексов или, к примеру, яичницы, то какой-нибудь придурок из созвездия Персея потребует пирожков с цианистым калием. Так что привыкай… Хотя ты, наверное, и дома досыта не жрал?
   – Жрал, – ответил Иван, давясь унифицированным пайком.
   – Да, учти, – предупредил сержант. – На довольствие тебя поставят только с завтрашнего дня. Так что эту порцию придется возместить. Выбирай: или по трети три дня, или по четверти – четыре.
   – По половине – два, – сказал Иван. – Теперь попить бы чего…
   – А вот про это – забудь! Ты не на Земле. В унифицированном пайке содержатся все вещества, необходимые для жизни. В том числе, и жидкость в связанном виде. По крайней мере, от жажды ты не умрешь. Вот ведомость. Распишись. Комплект белья, комбинезон с подогревом, пара обуви, носки, шуба, шлем, два подшлемника, перчатки, кислородный аппарат. Белья, правда, пока нет. Получишь позже. Одевайся… Ну, как? Нигде не жмет? Пройдись… Отлично! А теперь выбери себе оружие. – Сержант указал на кучу металлолома, сваленного вдоль стены.
   Подойдя поближе, Иван увидел, что это оружие различных типов и систем – почти все сплошь покрытое коррозией, обгорелое и покореженное. Потоптавшись немного возле этой фантастической свалки, он подобрал лежащее с краю небольшое, довольно изящное устройство, похожее на ружье для подводной охоты.
   – Ну, нет! – запротестовал сержант. – Разве это оружие для настоящего мужчины!
   Кряхтя, он вытащил из кучи что-то тяжелое и длинное, как средневековая пищаль.
   – Бери. Только почисть хорошенько, – сказал сержант. – А теперь пошли. Я покажу тебе казарму.
   Старайся занять на нарах нижнее место. Там легче дышится.
   Сержант последовательно открыл одну за другой три герметичные двери и, прежде чем вытолкать Ивана наружу, сказал:
   – Глотни хорошенько воздуха. Он накопится у тебя в мышцах и крови, как у кита. Одного глубокого вдоха хватит минут на тридцать-сорок. Пошли.
   Холод и ветер сразу же ослепили Ивана. Он закашлялся. Оранжевая равнина, вся усыпанная черно-красными булыжниками, дымилась ледяной пылью. Почва звенела под ногами. Кое-где, по клубам пара, поднимавшимся к фиолетовому небу, можно было угадать выходы подземных жилищ. Квадратный кусок равнины был тщательно очищен от камней и выровнен. Несколько фигур, закутанных в грязно-красные маскировочные халаты, шатаясь от ветра, разучивали строевые упражнения. В сторонке торчал добротно сработанный дощатый туалет.
   – Первая цивилизованная уборная на Марсе, – гордо сказал сержант. – Построена по моему проекту.
 //-- * * * --// 
   В зловонной темноте казармы храпели, стонали и бредили во сне разнообразнейшие разумные существа, волею злого случая собранные здесь со всех уголков Галактики. С нар свешивались волосатые хвосты, чешуйчатые клешни, могучие хоботы и похожие на вареную вермишель щупальца.
   Не найдя свободного места, Иван присел на нижние нары, возле свернувшейся клубком косматой туши. Нащипав из подстилки ветоши и набрав с пола горсть красного песка, он принялся сдирать ржавчину с толстого конического ствола.
   – Я У-90М номер 0116, телепатическое ружье универсального типа, модернизированное, – услышал он вдруг четкую негромкую фразу. При этом что-то несильно кольнуло Ивана в виски. – В прикладе находится инструкция по обращению со мной. Она напечатана на всех основных языках Галактики.
   После того как Ивана в замороженном виде отправили на Марс, он уже ничему не удивлялся. Из пенала в прикладе извлек несколько свернутых в трубку тонких голубоватых листков бумаги и минут десять сосредоточенно разглядывал их со всех сторон.
   – Я ничего не могу понять, – наконец сказал он, обращаясь к куску проржавевшего железа.
   – Говорить вслух совсем не обязательно. Я и так все понимаю, – слова возникали в сознании Ивана как бы сами собой. Мягкая, словно бы женская интонация. И, судя по всему, их никто больше не слышал. – Поскольку ты неграмотный, мне придется объяснить все самой. Но это потребует уйму времени и энергии. Я не болтунья. Мое назначение – уничтожать противника. Для этого тебе достаточно мысленно произнести приказ и снять блокировку с исполнительного механизма. Из тысячи объектов я безошибочно выберу нужный и уничтожу максимально приемлемым способом. К примеру, если цель находится в толпе, я посылаю обыкновенную пулю, калибр которой зависит от массы и живучести этой цели. Если она находится в укрытии – стреляю кумулятивной гранатой или ядерной боеголовкой. Кроме того, я могу поражать противника электрическим разрядом, лазерным лучом, гравитационным ударом, отравленной стрелой, бактериологической ампулой, психической энергией, ультразвуком, холодом и нейтронным излучением. Бури, землетрясения, затмения светил и вспышки сверхновых для меня не помеха.
   – И ты никогда не промахиваешься? – удивленно спросил Иван. Фразы он уже не произносил вслух, а строил в уме.
   – Никогда. Ни одно телепатическое ружье еще ни разу не промахнулось. Марсиане знали, чего хотели, когда создавали нас. Потому-то так трудно сейчас встретить настоящего марсианина!
   – А сама ты стрелять не можешь?
   – К сожалению – нет. Только стрелок может снять блокировку. Но буду я стрелять после этого или нет, определяю уже я сама. Мы, телепатические ружья, очень впечатлительны! И требуем к себе достойного отношения. Мой прежний хозяин был порядочным невеждой. Дикарь с какой-то периферийной планеты. Кстати, а ты откуда?
   – Я с Земли.
   – Так твоя планета называется?
   – Да.
   – Мне это ничего не говорит. Лет через сто она будет называться совсем по-другому. Наша бедная планета как только не называлась на моей памяти… Да, а как ты собираешься производить выстрел?
   – В каком смысле?
   – В самом простом! Неужели мне нужно разжевывать тебе каждую мелочь? Как ты собираешься стрелять? Будешь ли ты держать меня передними конечностями, а выстрел производить задними, или, быть может, тебе удобнее носить меня в мускульной сумке, а стрелять клювом или нижней губой? Объясни, что у тебя – клешни, крылья, щупальца, хватальные рожки, мандибулы, псевдоподии?
   – У меня руки. Две.
   – Неплохо. Что на них: копыта, присоски, гребала?
   – Пальцы.
   – Сколько?
   – По пять.
   – Какое же спусковое устройство тебе подойдет? Может быть, кнопка?
   – Да нет. Лучше что-нибудь похожее на… – Иван задумался, подыскивая нужное слово, – … ну, такую небольшую изогнутую пластинку.
   – Спусковой крючок тебе, что ли, нужен? Так бы и сказал сразу! В каком месте? Приложи туда палец.
   Через секунду на указанном Иваном месте стал выпячиваться бугорок. Вскоре он превратился во вполне приличный спусковой крючок, правда, без скобы.
   – Мы способны к саморегулировке, – гордо сказало ружье.
   – А откуда вы для этого берете энергию?
   – Отовсюду. Из солнечного света, воздуха, песка, твоего дыхания. А сейчас разбери меня и почисть. Особое внимание обрати на клапан компрессора и газоотводную трубку.
   Заснул Иван сидя, зажав ружье между колен.
 //-- * * * --// 
   Разбудил его голос сержанта.
   – Подъем! Подъем! – орал тот. – Получить паек! Одна минута на завтрак! Выходи строиться!
   Иван сразу вспомнил все, что с ним случилось накануне, и впервые всерьез осознал ужас своего положения. Мир без травы и воды, мир без цветов и деревьев, без апреля и августа, без книг, без телевизора, без друзей и невесты, без шашлыков и «Жигулевского», мир, совершенно не приспособленный для существования человека, – вот что ожидало его отныне.
   – Извините, – кто-то тронул Ивана за локоть.
   Он обернулся и увидел существо, всем своим видом напоминавшее большого грустного кенгуру. На нем были мешковатый комбинезон и растоптанные тапки огромного размера. Свой шлем кенгуру держал под мышкой. Длинный толстый хвост был обмотан тряпьем и перевязан веревочками. Круглые черные глаза внимательно глядели на Ивана.
   – Извините, – повторил он. – Вы землянин?
   – Да.
   – Вы соотечественник сержанта?
   – Это как сказать… В некотором роде – да.
   – У меня к вам просьба, – сказал кенгуру. – Моя планета очень далеко отсюда. А здесь холодно и плохо. Кроме того, в некоторые периоды жизни мы надолго засыпаем. И как раз сейчас у меня наступил такой период. Но сержант не разрешает мне спать долго. Он говорит, что с меня и восьми часов хватит. Если бы он разрешил поспать хотя бы суток семьсот, я бы потом смог очень долго бодрствовать. Но я очень боюсь сержанта. Поговорите с ним, пожалуйста. Очень вас прошу.
   – Хорошо, – согласился Иван. – Я попробую.
   – В строй! Кто там копается? – закричал сержант. – Эй, хвостатый, бегом на место! А ты, новенький, не болтай с ним!
   На плацу сержант построил отряд в колонну по четыре. В первых рядах стояли существа, имевшие по две ноги. За ними трехногие, четырехногие и так далее по возрастающей. В затылок им выстроились те, кто ползал, прыгал по-лягушачьи и перекатывался наподобие шаров. Позади всех оказался сосед Ивана по нарам – толстый, косматый медведь. Он был совершенно неразумен, но в его густой шерсти обитала колония высокоорганизованных насекомых, составлявших коллективный разум и сумевших полностью подчинить себе организм зверя. До прибытия на Марс медведь мог дать сто очков вперед любому интеллектуалу из центра Галактики, но насекомые от холода постепенно впадали в транс, и бедный медведь глупел на глазах.
   – Равняйсь! – подал команду сержант. – Подобрали, подобрали животы! Смирно! Шагом марш!
   Иван маршировал на левом фланге первой шеренги. Едкая колючая пыль забивала нос и глаза, а ветер буквально срывал одежду. После команды «кругом» он, подгоняемый ревущим вихрем, прошагал по прямой еще метров пять.
   – Левой! Левой! – орал сержант, поминутно отплевываясь. – Выше ногу! Не гнуть колени! Прекратить разговоры в строю! Ну и что с того, что у тебя в ноге шесть суставов? Левой! Левой! Откуда вы только взялись на мою голову!
   Во время очередного перестроения Иван упал и вместе с ружьем катился до тех пор, пока не застрял в какой-то трещине.
 //-- * * * --// 
   После строевых занятий были проведены учения по инженерно-строительной подготовке. Поскольку по причине чрезвычайной твердости марсианского грунта окапываться было невозможно, сержант приказал строить индивидуальные укрытия из камней, которые в изобилии валялись вокруг плаца. Вскоре все подходящие булыжники с наветренной стороны были собраны и пришла очередь таскать камни против ветра. Это был поистине сизифов труд! Ничего не соображавший медведь рыл носом во всех направлениях и, случайно наткнувшись на чье-либо уже почти готовое сооружение, разваливал его, как бульдозер.
   Первым работу окончил представитель звезды Альфарет из созвездия Пегаса – существо, похожее на стегозавра, каким его изображают в книгах по палеонтологии. Каждая из восьми пар его могучих конечностей, прикрытых костяными щитками, была строго специализирована – одна рыла, другая толкала, третья цеплялась за горизонтальные поверхности, четвертая – за вертикальные и так далее.
   Для длинного, как жираф, нескладного денебца укрытие достраивали всем отрядом. При этом совершенно выбившийся из сил Иван вслух усомнился в целесообразности учений и в надежности воздвигнутых при его участии фортификационных сооружений. Сержант внимательно посмотрел на него, но ничего не сказал.
   Собирая камни, Иван сделал для себя одно открытие – к расчищенному куску красной пустыни не вела извне ни одна дорога. Ничего похожего на посадочную площадку для самолетов, вертолетов или ракет также не имелось. Любые следы, удалявшиеся от плаца – а их отпечатки неплохо просматривались на подветренных склонах холмов и в ложбинах, – сделав петлю, в конце концов возвращались обратно. Дальше всех обычно уходил странный широкий след, который могли оставить штук десять связанных между собой веников. Трудно было даже догадаться, кому он принадлежал – живому существу или механизму. След этот имел еще одну особенность – он аккуратно повторял все изгибы наиболее крупных трещин.
 //-- * * * --// 
   Во второй половине дня, после обеда, ничем, впрочем, не отличавшегося от завтрака, сержант обрисовал в общих чертах сложившуюся на Марсе внутриполитическую обстановку.
   Жизнь появилась здесь на полмиллиарда лет раньше, чем на Земле, и развивалась более быстрыми темпами. В болотах и лагунах голубой планеты еще квакали первые рептилии, когда ее старшая соседка уже вступила в технологическую эру. Примерно в этот же период на Марсе стала ощущаться нехватка воды. Сначала высохли открытые источники, потом иссякла влага в недрах. Сохранилась лишь та вода, что в виде снега и льда скопилась на полюсах. Каждые полгода, в определенный период, та из полярных шапок, которая оказывалась ближе к Солнцу, начинала таять, и вода по сети специальных коллекторов, проложенных под поверхностью планеты, устремлялась к экватору. Поскольку все попытки наладить ее разумное распределение заканчивались безуспешно, дележка стала осуществляться силой оружия. Стычки происходили регулярно два раза в год. Постепенно интервалы между ними сокращались, и война приобрела непрерывный характер. Само собой, марсианам уже некогда было думать о чем-то другом, кроме совершенствования средств нападения и защиты. Со временем все это пагубно отразилось не только на почве, атмосфере и растительном мире планеты, но и на численности местного народонаселения. Поэтому противоборствующие стороны прибегли к импорту военной силы с других планет Галактики.
   – Начало таяния северной полярной шапки ожидается со дня на день, – сказал сержант далее. – В связи с этим всем необходимо соблюдать бдительность и дисциплину. Как только будет получен соответствующий приказ, отряд немедленно приступит к боевым действиям.
   – И сколько примерно придется ждать? – спросил Иван.
   – Приказ может поступить уже сегодня, а может и через дней двадцать-тридцать.
   – Ничего себе! – сказал Иван. – У меня и так уже выговор за прогулы!
   – Марсианская транспортная техника способна вернуть любого из вас не только в то место, откуда он был взят, но и в тот же самый момент времени.
   Здесь сержант сделал глубокий вдох и уже совсем другим голосом объявил, что, по имеющимся у него сведениям, среди личного состава циркулируют слухи о том, что марсианские войны давным-давно окончились. Что сами марсиане якобы или поголовно вымерли, или, плюнув на все, удрали со своей проклятой планеты. Будто бы существующее положение вещей поддерживается сошедшими с ума штабными компьютерами, все еще функционирующими в недрах планеты, да корыстными побуждениями профессиональных наемников, греющих на этом деле руки. Однако все это наглая клевета и дезинформация. Лица, виновные в распространении подобных слухов, будут выявлены и строго наказаны.
   – За этим я прослежу лично, – закончил сержант. – Вопросы есть? Нет. Разойтись. После перерыва всем заняться изучением личного оружия!
   Сказав это, сержант удалился так быстро, что Иван даже не успел выполнить обещание, данное утром кенгуру.
 //-- * * * --// 
   Своего нового знакомого Иван разыскал в самом темном углу казармы, где тот, сидя на нарах, уныло тер тряпкой свое оружие – длинную и тонкую кочергу с параболическим излучателем на конце. Со сном кенгуру боролся следующим образом: на его шею была надета веревочная петля, свободным концом привязанная к перекладине верхних нар. Как только голова кенгуру начинала клониться вниз, веревка натягивалась, петля сдавливала горло и сон на время пропадал.
   – Я не успел сегодня поговорить с сержантом, – сказал Иван. – Завтра я это обязательно сделаю.
   – Хорошо, – сказал кенгуру покорно. – Спасибо.
   – Может, ты понимаешь здесь что-нибудь? – Иван развернул инструкцию по использованию телепатического ружья.
   Уходить Ивану не хотелось. Все же кенгуру был единственным существом, не считая, конечно, сержанта, с которым Иван перекинулся здесь хоть парой слов.
   – Нет, – ответил кенгуру. – Иностранные языки у нас изучают только в высших школах. А я, до того как попал сюда, окончил лишь семьдесят три класса. Спросите у него, – кенгуру указал на верхние нары. Там восседала куча фиолетовых перьев, из которых торчала лысая голова с хищным клювом.
   – Я был старшим библиотекарем на планете Шиддам, – прошипела фиолетовая птица, косясь на Ивана кроваво-красным глазом. – Хотя информация у нас регистрируется на кремниевых микроматрицах, я имел доступ в архивы, где хранились записи на коже, бумаге, ткани, черепашьих панцирях, деревянных дощечках, глиняных табличках и свинцовых листах. Таким образом, я изучил все основные языки Галактики.
   Он ловко перелистал двупалой когтистой лапой голубоватые листки и углубился в чтение.
   – Там должно быть что-то о неисправностях и их ремонте, – подсказал Иван.
   За весьма короткое время их знакомства ружье успело замучить Ивана болтовней о давным-давно забытых атаках и контратаках. Судя по фантастическим деталям, большинство из этих истории было чистейшим вымыслом. По соображениям Ивана, нормальный боевой аппарат не должен был нести подобную чушь.
   – Вот, слушай, – сказал библиотекарь. – «Характер неисправности: процент попадания ниже ста. Причины неисправности: разрегулировался блок эффективности. Способ устранения неисправности: настроить блок согласно пункту 2 части третьей настоящей инструкции».
   – Не то, – сказал Иван. – Читай дальше.
   – «Нарушение телепатического контакта со стрелком…»
   – Нет.
   – «Задержка выстрела…»
   – Нет.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное