Николай Чадович.

Клинки максаров

(страница 5 из 23)

скачать книгу бесплатно

   Как странно устроена человеческая память, подумал Артем. Прошло совсем немного времени, а кажется, что ровным счетом ничего и не было – ни опаленного страшным жаром неба, ни пылающей степи, ни поломанных лап машины, ни этой отчаянной переправы через мертвую реку, ни безумной гонки во мраке Черной ночи. Все осталось позади – все, кроме усталости и боли.
   Он поднес к лицу красную ошпаренную ладонь с сожженными подушечками пальцев.
   Надежда шла рядом, вцепившись в его рукав. Адракс стоял на прежнем месте, оскалившись и слепо глядя вдаль. Его обычно бесстрастное лицо искажала гримаса отвращения.
   – Мы прогуляемся немного, – сказал ему Артем.
   Когда слова эти дошли до затуманенного сознания Адракса, он равнодушно пожал плечами.
   – Это не опасно? – Что-то мешало Артему просто пройти мимо.
   Тот же безучастный жест.
   – Сам бы ты рискнул отойти от машины? – настаивал Артем.
   – Я и вы – совсем не одно и то же, – глухо вымолвил Адракс.
   – Значит, нам ты не советуешь отходить далеко? – подала голос Надежда.
   В пустых глазах Адракса что-то сверкнуло. Казалось, он только сейчас заметил девчонку. Внезапно он молниеносно схватил Надежду за плечи, встряхнул и почти прорычал прямо ей в лицо:
   – Зачем тебе мои советы, дочь судьи? Ты сама знаешь ответ на любой вопрос! Обрати свой взор внутрь! Не ищи ничего, что изначально не существовало бы в тебе самой! Никогда не верь мне, а тем более никому другому. Ты…
   Внезапно земля под их ногами дрогнула. Раздался протяжный скрипучий стон. Людей мигом расшвыряло в разные стороны. Почва под ними ходила ходуном, а жуткий вой выворачивал душу.
   Длилось это недолго, но оглушенный и не на шутку перепуганный Артем не сразу решился встать на ноги. Что это могло быть – землетрясение, топот ног великана, отзвуки близкого боя? Представляет ли подобное явление опасность для человека или оно так же безопасно, как этот непрерывно сеющий, нудный дождик? Пока ответов на эти вопросы нет, лучше всего держаться вблизи вездехода. Его стальные стены дадут людям хоть какую-то (пусть даже моральную) защиту от всяких ожидаемых и неожиданных напастей.
   Оглядываясь по сторонам, Артем тихонько позвал:
   – Эй, куда вы все подевались?
   – Я здесь. – Из тумана на четвереньках выбралась Надежда. Адракса нигде не было видно. Перехватив встревоженный взгляд Артема, девчонка указала в том направлении, куда недавно проследовала черепаха. – Он пошел туда…
   – Оставайся здесь. Я догоню его.
   – Может, лучше подождем?..
   – Нет. Он не в себе. Нельзя оставлять его одного. Он же не бросил нас ночью.
   – Тогда и я с тобой. – Надежде явно не хотелось оставаться одной.
   Буквально через сотню шагов они наткнулись на неподвижно стоящего Адракса.
Он рассматривал что-то огромное, формой похожее на осколок яичной скорлупы. Приглядевшись повнимательнее, Артем понял, что это часть черепашьего панциря, словно разрубленного пополам секирой великана. На его внутренней поверхности кое-где виднелись все еще дергающиеся клочья розовой плоти.
   Услышав сзади шаги, Адракс не обернулся, но предостерегающе поднял руку.
   – Не ходите дальше, – сказал он прежним спокойным голосом. – Там все завалено такими обломками. Здесь под нашими ногами, – он подбросил носком сапога серую труху, – прах тысяч и тысяч черепах.

   Спустя полчаса в кабине вездехода состоялся совет. Начал его Артем.
   – Бесспорно, мы достигли того места, где живут черепахи. Или, вернее, где их убивают. Что будем делать дальше?
   Поскольку вопрос этот относился в основном к Адраксу, тот не замедлил с ответом:
   – Делайте что хотите. Я не связан с вами никакими обязательствами.
   – Но ведь вчетвером уцелеть легче, чем одному, – возразила Надежда. – Разве не так?
   – Совсем не так! – отрезал Адракс. – И скоро вы в этом сможете убедиться. До поры до времени я останусь с вами, но как только это станет опасным для меня, уйду.
   Калека между тем резал маленьким ножиком черепашье мясо и раскладывал его по плошкам. Говорить он, конечно, ничего не говорил, но к каждому слову прислушивался внимательно.
   – Ну ладно, – примирительно сказал Артем. – Уйдешь так уйдешь, силой держать тебя никто не будет. Вопрос в другом: двигаться ли нам дальше в глубь страны или оставаться на месте?
   – Может, переждем здесь Лето и вернемся в Страну Забвения? – неуверенно предложила Надежда.
   – Наши запасы на исходе. А на свежее мясо трудно рассчитывать. Здесь на него и без нас достаточно любителей. Я предлагаю…
   Артем не успел закончить фразу. Вездеход тряхнуло, и вновь раздался тот протяжный рев-стон, похожий одновременно и на предсмертный хрип живого существа, и на скрип медленно падающего дерева.
   – Еще один… – задумчиво сказала Надежда и перевела взгляд на Артема. – Ты что-то хотел сказать?
   – Нет, ничего…
   – Тот, кто пожирает черепах, легко сожрет и нас. – Голос девчонки дрогнул.
   – Ты думаешь, это он кричит?
   – А кто же еще? Какая-нибудь мелюзга так реветь не сможет.
   – Хватает на свете и безголосых хищников. А что касается нас, – Артем попытался успокоить Надежду, – вряд ли железная машина придется этому обжоре по вкусу.
   Сам же он подумал: «Акула жрет рыбу, но при случае и банку рыбных консервов заглотнет за милую душу. Все дело в аппетите».
   – Но не можем же мы спорить без конца! – Девчонка начала терять терпение. – Давайте что-то решать. Я есть хочу.
   – Решайте как хотите, – буркнул Адракс. – Мне все равно.
   – А я предлагаю вот что: дождемся черепаху покрупнее и осторожно тронемся вслед за ней. Надо же разузнать, какие сюрпризы нас здесь могут ожидать. – Не дожидаясь возражений, Артем встал и тут же встретился взглядом с Калекой.
   В его глазах была мольба, а изуродованный рот открывался и закрывался, не в состоянии издать хотя бы одно связное слово. И вдруг он весь напрягся, взвыл и заскрежетал зубами. Все вздрогнули – так похож был этот звук на вопль неведомого пожирателя черепах.
   – Не понимаю, что ты хочешь? – обратился к нему Артем.
   Однако Калека вдруг обмяк, опустил глаза и безучастно махнул рукой.

   Или мои спутники сумасшедшие, или все происходящее выше моего понимания, думал Артем, на самой малой скорости двигаясь вслед за черепахой, волею случая предназначенной быть для них чем-то вроде подсадной утки.
   За что Надежда так жестоко наказала Калеку? Что ей такое необыкновенное могло присниться? И почему тот покорно стерпел все издевательства? Да ведь он мог эту пигалицу в порошок стереть. И Адракса в последнее время как подменили. Что его мучает? Страх, угрызения совести, тоска? Нашел я себе попутчиков! Один к одному.
   Силуэт черепахи был едва заметен в сизом тумане. Ползла она куда медленнее, чем обычно, как будто чувствовала опасность. Под лапами вездехода негромко похрустывал серый тлен, в который обратились панцири бесчисленного количества ее предшественниц. Все чаще попадались крупные осколки, некоторые из них размером превышали машину. И больше вокруг не было ничего – ни травинки, ни деревца. Где же могло таиться то неведомое, что так легко губило этих громадных, чрезвычайно живучих и хорошо защищенных от врага тварей?
   Как ни внимателен был Артем, а момент нападения он прозевал.
   Тело черепахи резко рванулось вверх, возносимое чем-то похожим на внезапно выперший из-под земли циклопический палец. Черепаха, не по своей воле оказавшаяся на конце этого пальца, выглядела точь-в-точь как его ноготь. Гася содрогание почвы, вездеход затрясся на всех своих четырех лапах. Но, прежде чем неведомо откуда взявшаяся пыль затмила все кругом, Артем успел заметить, как вокруг черепахи расцвел серый цветок, длинные и гибкие лепестки которого отдаленно напоминали щупальца спрута. Когда лепестки эти сомкнулись в плотный бутон, во все стороны брызнули осколки панциря, и вот тут-то раздался тот протяжный душераздирающий стон, от которого дыбом встают волосы и мурашки бегут по коже.
   – Ну и что это было? – скорее у самого себя, чем у окружающих, спросил Артем, едва только почва перестала трястись и воздух немного очистился от пыли. На том месте, где только что торчал убийственный палец-стебель, ровным счетом ничего не осталось.
   – Когда-то и я любил лакомиться моллюсками, – мечтательно сказал Адракс. – Но скажу без хвастовства, манеры у меня всегда были получше. Раковину я вскрывал только специальным ножом.
   – Что бы это ни было, но я дальше ехать отказываюсь. – Надежда нервно поежилась.
   – Тогда возвращаемся? – Такое предложение, честно говоря, устраивало и Артема.
   – Возвращаемся. Медленно и по старому следу, – охотно согласился Адракс, что было для него, в общем-то, несвойственно.
   Однако уже спустя несколько минут Артем убедился, что след исчез, засыпанный черепашьим прахом. Вокруг, полускрытая туманом, расстилалась свинцовая однообразная равнина, совершенно лишенная каких-нибудь ориентиров.
   Они заблудились. Заблудились на минном поле.
   После долгих споров решено было ждать «попутную» черепаху, следовать за ней вплоть до момента гибели, затем, не сходя с места, дожидаться следующую и так далее. Как ни прожорлив был подземный хищник, он рано или поздно должен был насытиться черепашьим мясом, а значит – стать безвредным.
   Что из всего этого должно было в конце концов получиться, не знал даже Адракс.
   Но вместо черепахи они дождались совсем другого гостя.
   Первым его сквозь стекло кабины заметила Надежда и, сдавленно вскрикнув, метнулась в дальний угол машины.
   Кто-то стоял в тумане прямо на их пути почти на пределе видимости. У незнакомца вроде бы имелись руки, ноги, голова, но, безусловно, это был не человек. Трудно описать словами то, что не имеет абсолютно никаких аналогий в людской памяти. Это примерно то же самое, что сравнивать слона с лошадью, у которой на морде вырос длинный нос.
   При первом же взгляде на это существо у Артема навсегда осталось впечатление своего собственного бессилия, парализующего ужаса и глубокого отвращения. Смотреть на него было то же самое, что смотреть на Медузу Горгону, с той только разницей, что человек превращался не в камень, а в комок безвольной слизи. Тварь, стоявшая на пути вездехода, была зримым олицетворением кошмара в самом чистом его виде.
   Слева и справа смутно виднелись еще два точно таких же создания, но в отличие от первого они стремительно передвигались, обходя машину с разных сторон.
   – Что-то поздновато они появились, – сказал Адракс. – Я их куда раньше ждал.
   – Неужели они ищут тебя? – еле выдавил Артем.
   – Вряд ли. Это не ищейки, а сторожевые псы. Черепах они трогать не будут, а всякого чужака придержат. Чтоб не болтаться, значит, попусту в неположенном месте… Чаще всего их называют мрызлами.
   – Идут они смело, – заметил Артем, вспомнив о подземных хищниках. – Ничего не боятся.
   – Бояться они просто не способны. Так уж они задуманы.
   – Кем задуманы? – удивленно переспросил Артем.
   – Потом узнаешь. А сейчас надо уходить. Куда глаза глядят и на самой полной скорости. Уж если умирать, то только не в их лапах.
   Долго уговаривать Артема не пришлось. Вездеход резво побежал сквозь серую мглу, почти сразу оторвавшись от преследователей.
   Но уйти далеко им не удалось – удар снизу был так силен и стремителен, что сорвавшийся с креплений двигатель пробил переборку. Кабина вмиг наполнилась ледяным туманом.
   Вездеход, словно на лифте, возносился вверх. Затем по корпусу хлестанули смыкающиеся щупальца, и стекла залила какая-то бурая жижа. Раздался скрежет, и по металлу побежали трещины. Сталь обшивки сминалась, как бумага, стеклянный колпак разлетелся вдребезги, засыпав людей дождем осколков. В следующий момент разорванный на части вездеход был отброшен прочь, а его пассажиры и весь груз оказались на влажной и упругой, как резина, поверхности, цветом и структурой весьма напоминавшей мясо черепахи. Ее края загибались кверху, образуя подобие чаши, в которой могло свободно уместиться небольшое озеро.
   Внезапно стенки этой живой ловушки завибрировали и раздался громоподобный рев – торжествующий рев хищника, овладевшего добычей, рев, который внутри источника его возникновения казался уже не ревом животного, а грохотом стартующего реактивного самолета. Быстро достигнув предела болевого ощущения, этот звук хлестал и давил, рвал на части воздух и барабанные перепонки. К счастью, до слуха Артема дошли только первые такты этой ужасающей мелодии – рев, действуя как акустическое оружие, быстро ввергал человека в беспамятство.
   Очнулся Артем, весь перепачканный липкой жижей, которую обильно выделяли стенки ловушки. Сейчас чаша с добычей вроде бы опускалась вниз, а ее края продолжали вытягиваться и загибаться вовнутрь.
   Если она утащит нас под землю, это конец, подумал Артем.
   Дно ловушки было усыпано всяким барахлом, некогда составлявшим груз вездехода. Артем принялся расшвыривать его, надеясь найти хоть какое-нибудь оружие, и наткнулся на неиспользованный сосуд высокого давления. Открыв вентиль на пол-оборота, он ударил струей жидкого воздуха в розовую трепещущую плоть. На внутренней стенке ловушки сразу же появилось обширное матово поблескивающее пятно, вокруг которого волнами собрались морщины.
   Артем, интуитивно сообразив, что неведомый хищник может утащить их под землю только после того, как стенки ловушки сомкнутся, стал поливать переохлажденным газом верхний край чаши, где движение плоти было наиболее активным.
   Очень скоро стало ясно, что его старания не были напрасны. В тех местах, где жидкий воздух коснулся живой ткани, ее рост сразу прекращался. Края ловушки, до этого идеально ровные, стали похожи на чашечку тюльпана – хотя большая часть ее окружности была уже заморожена, кое-где вверх еще лезли розовые остроконечные языки.
   Но тут возникла новая опасность. Клейкая бурая жидкость уже поднялась до уровня щиколоток. Босоногий Калека подпрыгивал, словно под ним оказалась раскаленная сковорода. Надежда догадалась взобраться на двигатель, тоже оказавшийся в чаше. Обувь на Артеме развалилась, пятки невыносимо зудели. Один Адракс пока никак не реагировал на едкий сок.
   Эта дрянь сейчас переварит нас живьем, подумал Артем и направил струю жидкого воздуха вниз. Вскоре на дне ловушки образовалась небольшая ледяная площадка, на которой и собрались пассажиры погибшего вездехода.
   Чаша по-прежнему опускалась, но уже совсем медленно. Время от времени ее края еще пытались сомкнуться, но Артем легко пресекал все эти попытки очередной порцией жидкого воздуха, более разрушительного, чем пламя газовой горелки. Если это существо могло испытывать боль, то сейчас оно, должно быть, терпело ужасные муки. Кое-где его нежная розовая плоть уже отваливалась клочьями, оставляя глубокие язвы.
   Плавный спуск внезапно прекратился. Ловушку сильно тряхнуло несколько раз подряд. Стенки чаши стали оседать и бессильно выворачиваться наружу. До земли теперь оставалось всего метра три-четыре.
   Бочкообразный стебель, торчавший из развороченной почвы, дружно штурмовали три мрызла, скорее всего те самые, что преследовали вездеход. Действовали они преимущественно руками (или передними лапами), сплошь покрытыми безобразными костяными наростами самой невероятной конфигурации. Судя по тому, что от могучего стебля во все стороны летели только клочья, были эти резцы невероятно острыми и прочными.
   Усердная работа мрызлов не замедлила принести плоды. Сначала в стебле стали появляться прорехи, а затем он лопнул снизу доверху. Ловушка развалилась на две части, и все ее содержимое рухнуло во внутреннее пространство стебля – в смрадную духоту и мрак. Под собой Артем ощущал какую-то шевелящуюся массу, но не однородную, а состоявшую из множества отдельных элементов. Можно было подумать, что он оказался внутри термитника, только каждый термит был величиной с суповую тарелку.
   В следующий момент стебель разрушился окончательно, выбросив наружу всех четырех пленников вместе с бесчисленным количеством крошечных, еще лишенных панциря черепашек. Мрызлы, став на четвереньки, жадно глотали их.
   Вот оно что, подумал Артем, скатываясь вниз с шевелящейся пирамиды. Страшный подземный хищник – это не что иное, как мать-черепаха, пожирающая своих детей, дабы дать жизнь новым поколениям.
   Впрочем, это был не самый лучший момент для отвлеченных размышлений. Мрызлы прекратили истреблять черепашек и явно собирались заняться более крупной дичью. Один устремился к Артему, другой – к Адраксу, третий – к Калеке. Надежду они до поры до времени оставили без внимания.
   Далее события развивались так. Адракс вырвал у Артема сосуд высокого давления, который тот все это время не выпускал из рук, и, окатив своего соперника струей жидкого воздуха, исчез в клубах изморози. Вечно сонный и малоподвижный Калека вдруг проявил исключительную прыть. Как ни точны и стремительны были движения мрызла, Калека всякий раз на долю секунды опережал его. После целой серии хитроумных маневров эта парочка умчалась куда-то во мглу. Зато Артем был повержен в самом начале схватки. Тяжелая, покрытая редкой рыжей шерстью лапа-клешня наступила ему на грудь. Такого жуткого смрада Артем не ощущал еще никогда в жизни.
   Что-то омерзительное капало на него сверху – не то слюна, не то пот чудовища. С трудом сдерживая позывы к рвоте, Артем отвернул лицо в сторону, дабы не смотреть на мрызла и тем не усугублять свое и без того плачевное состояние.
   Мрызл, ошпаренный жидким воздухом, все еще не мог очухаться. Тот, который погнался за Калекой, вернулся с пустыми руками и выместил свое неудовольствие на Надежде, как куклу, швырнув ее поближе к Артему. Затем он тонко, по-щенячьи взвизгнул и на разные лады повизгивал еще с минуту.
   Мрызл, повергший Артема – видимо, главный из этой тройки, – коротко взвизгнул в ответ и, вскинув лапу, со страшной силой ударил своего приятеля пилообразным наростом в грудь, впрочем, без особого ущерба для его гиппопотамовой шкуры, от которой только полетели во все стороны засохшая грязь да короста.
   Затем все трое собрались в кружок и, сблизив головы (если это можно было назвать головами), долго визжали – и все вместе, и каждый в отдельности. Эти твари разговаривали! Значит, и кое-какой разум у них имелся!
   Переговоры кончились тем, что один из мрызлов прямиком устремился к пленникам. В его лапах блеснуло что-то длинное и тонкое, похожее на стилет.
   К чему такие сложности? – подумал Артем (в ожидании неминуемой смерти он вдруг совершенно успокоился). Да эта тварь нас обоих одной лапой может прихлопнуть! Как мух!
   Он оглянулся на Надежду. Девчонка лежала на спине, раскинув руки и не подавая никаких признаков жизни.
   Мрызл уже черной тенью навис над ним. Перед глазами Артема сверху вниз косо сверкнуло разящее лезвие. Помимо воли он зажмурился, но удар оказался неожиданно слабым и лишь слегка задел плечо.
   Промахнулся, тупо подумал Артем и снова приоткрыл глаза. Однако мрызл уже оставил его и склонился к Надежде. Над ней он задержался чуточку подольше, шумно дыша и как-то манипулируя со своим оружием. Затем последовал укол – такой же несильный, как первый, и опять в плечо.
   После этого все трое мрызлов одновременно взвизгнули, как семечками, набили пасти черепашками и стремительно канули в туман.
   Полежав немного, Артем сел. Плечо слегка саднило, но эта боль не шла ни в какое сравнение с болью в голове, груди, руках и ногах. Его тело словно побывало в камнедробилке. По Надежде ползали маленькие черепашки, а по лицу потекла дождевая влага. Артем сунул ладонь ей за пазуху. Кожа была теплая, сердце билось.
   – Убери руку, – не открывая глаз, внятно сказала Надежда. – Ушли они?
   – Ушли.
   – Я притворялась. – Надежда резко села. – Думала, они мертвецов не трогают.
   – Ты испугалась?
   – Мне испугаться не стыдно! Стыдно должно быть вам! Мужчинами называетесь! Двое сбежали, а третий даже сопротивляться не стал. – Она поплотнее запахнула ворот.
   – Ты считаешь, что я этих уродов голыми руками должен был уложить?
   – Не надо оправдываться. Уведи меня отсюда куда-нибудь.
   – А не боишься, что на нас опять такая тварь нападет? – Артем указал на останки поверженной матери-черепахи; из ее развороченного чрева все еще продолжали вылезать детеныши, некоторые из них размером не превышали мухи.
   – Не боюсь. Ведь мрызлы здесь бегают без всяких помех. Да и те двое… чужеродец и Калека… тоже сбежали… И все тихо пока…
   Действительно, подумал Артем, как это я сразу не догадался? Мать-черепаха пожирает своих детей, но только самых крупных, успевших отъесться в Стране Забвения до определенного веса. Вездеход вполне мог сойти за одну из черепах. А люди и мрызлы для нее чересчур мелкая добыча.
   Собрав то немногое, что они могли унести с собой, Артем и Надежда двинулись в сторону, противоположную той, куда подались мрызлы. Не переставая, сеял дождь. Сизыми волнами плыл холодный туман. Надежда шагала впереди, и непохоже было, что она идет наугад.
   – Куда ты меня ведешь? – осведомился Артем некоторое время спустя.
   – Надо найти тех двоих. Хоть они и негодяи, но в их компании все же как-то спокойнее.
   – И как ты их думаешь найти?
   – Это уж мое дело.
   Местность, по которой они шли, была удручающе однообразной. Трижды они ощущали сотрясение почвы и слышали вдалеке зловещий вопль матери-черепахи. Ни разу им не встретились следы людей или мрызлов, однако Надежда уверенно прокладывала путь среди холмов серого праха.
   Своих бывших спутников они застали в неглубокой котловине, дававшей хоть какое-то укрытие от промозглого ветра. Артем и Надежда явились как нельзя кстати – в этот самый момент Адракс, сидя верхом на Калеке, усердно душил его, а Калека не менее усердно выворачивался. Судя по тому, что почва вокруг них была как катком укатана, такое выяснение отношений длилось уже довольно давно. Невдалеке лежал клинок – тот самый, который принес с собой Калека.
   Сразу поняв, что слова здесь не помогут, Артем вцепился в Адракса, но оторвать его от жертвы было не легче, чем свернуть с постамента памятник. Неизвестно, чем бы закончилась эта свалка, если бы Артем не догадался швырнуть в лицо чужеродца добрую горсть мелкого праха. Это ему особо не повредило, тем не менее заставило волей-неволей переместить руки с горла Калеки в сторону нового противника.
   Калеке вполне хватило этой секундной передышки, чтобы сбросить Адракса. Далее же он повел себя весьма странно – отряхнулся смиренно и отошел в сторону (даже не в ту, где лежал клинок). Теперь уже Артем оказался лицом к лицу с совершенно озверевшим старцем. Они схватились, и Артем сразу понял, что именно ощущает человек, попавший в лапы разъяренной гориллы. Еще он понял, что конец его близок. Не обидно ли, уцелев в схватке с матерью-черепахой и мрызлами, принять смерть от рук собственного спутника? Еще смутно надеясь на спасение, он захрипел:
   – Помогите! Помогите!..
   Помощь пришла, но совсем не оттуда, откуда ожидал Артем. Спасенный им Калека как ни в чем не бывало наблюдал за схваткой со стороны, зато Надежда, схватив клинок, изо всех своих силенок огрела им Адракса по голове.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное