Ник Перумов.

Война мага. Том 4. Конец игры. Часть 1

(страница 5 из 38)

скачать книгу бесплатно

Фесс оглянулся. Чудовищная сфера вытягивалась вверх, но, по крайней мере на глаз, не расширялась. Сперва сумеречно-серый, она заметно почернела, и если раньше сквозь пелену можно было различить уцелевшие шпили Аркина, то теперь там царила одна сплошная темень.

– Наверное, так же выглядит и Сущность… – Этлау тоже поминутно оглядывался.

– Нет, не так, – отозвался некромант. – Сущность – это настоящая чернота. Не Тьма, нет – просто отсутствие всего, в том числе и света.

«А вот эту самую Тьму нельзя столкнуть с Сущностью?» – подала голос драконица.

– Знать бы, как… – вздохнул Фесс.

И в самом деле, как?

На горизонте неколебимой крепостью, несокрушимой твердыней вырастал Пик Судеб, и невольно Фесс подумал, что здесь им и предстоит, наверное, настоящий «последний бой» – просто потому, что они не смогут ни сдаться, ни покончить с собой; так и будут отходить, пока спины не упрутся в холодный камень скалы.

Проносясь над Эгестом, Аэсоннэ не таилась, и люди внизу разбегались в панике, едва завидев в небе жемчужнокрылого дракона. Большинство бросались к храмам Спасителя; небось решили, что настал конец света, спешат помолиться в последний раз, попросить Его о снисхождении…

День вступил в полную силу, когда выбившаяся из сил Рыся опустилась среди горных отрогов. Впереди зияла пещера – драконице не требовалось карты, чтобы отыскать проход, ведущий к Кристаллу Магии.

А в проёме застыла человеческая фигура в полном доспехе; чуть покачивались перья кричаще-пышного плюмажа.

Сфайрат в очередной раз показал, что умеет предугадывать события. Он ждал их.

– Словно и не расставались, некромант.

– И тебе тоже привет, о многомудрый Сфайрат.

– Я смотрю, ты решил помириться со Святой Инквизицией? – усмехнулся дракон.

– Не с инквизицией. Только с одним из них.

– С Отступником, если быть точным, – вежливо поклонился Этлау.

– С Отступником… ох уж мне эти человеческие выдумки, – покачал головой Сфайрат. – Идёмте внутрь. Что ты хочешь сделать с этими телами, Фесс? А, понимаю – похоронить глубоко и надёжно, чтобы никто не осквернил их могилы? На этот счёт не сомневайся, я покажу тебе подходящее место…

Стиснувшиеся было кулаки некроманта разжались сами собой. Сфайрат не смеялся. Достойное погребение считалось очень важным у драконов – достаточно вспомнить галерею бывших Хранителей в глубине Пика Судеб. И сейчас ядовитый, язвительный дракон был искренен, он на самом деле решил, что Фесс совершил хоть один по-настоящему верный поступок – привёз сюда своих погибших друзей, чтобы с честью предать их земле.

– Да простит меня многомудрый Сфайрат, но Святая Инквизиция считает, что эти трое несчастных живы.

Дракон не удостоил отца-экзекутора ответом.

Прибывшие осторожно опустили тела орка, гнома и полуэльфийки на каменные ложа в глубине одного из боковых коридоров. Отец Этлау в благоговении застыл перед Кристаллом; в отличие от Фесса он не мог заметить, что сам волшебный камень светится теперь не так ярко, а поверхность его покрылась сероватым налётом, словно бы паутиной.

– Когда ты хочешь устроить погребение, некромант?

– Я… взгляни на них сам, о мудрый дракон, разве они кажутся тебе мёртвыми? Прошло много месяцев с того дня, как… как они получили свои раны.

Разве труп может сохраниться так долго?

– И это говорит мне ученик Даэнура? – поморщился дракон. – Из того, что ты не заметил наложенных заклятий, не следует, что их там вовсе нет.

– А они есть? – набычился отец Этлау, словно болея за доброе имя святых братьев. – Ты, некромант, вот что… не заваливай наглухо выход, ну к ним, туда.

– Инквизитор. – Сфайрат впервые взглянул тому прямо в глаза, и Этлау, не выдержав, поспешно отвёл взгляд. – Я позволил тебе спуститься сюда, потому что всем нам осталось уже совсем немного. Но не испытывай моего терпения и не заставляй меня сделать твой земной путь ещё короче!

– Я не думаю, что нам «осталось совсем немного», – решительно проговорил Фесс. – Мы пришли сюда с мыслями не о смерти, а о жизни, да простится мне эта патетика, многомудрый. Сущность прорвалась в Аркине, а Салладорец…

– Унёс вторую половину Аркинского Ключа, я знаю, – кивнул дракон. – Возмущения сил оказались такими, что мой кристалл отражал всё это, словно в зеркале.

– Другая половина у меня, – негромко произнёс некромант, разжимая пальцы.

Кристалл Магии полыхнул яростным, несдерживаемым пламенем; серую паутину с его боков словно слизнул огонь. Сфайрат вскрикнул и отшатнулся, закрываясь локтём; Рыся не устояла на ногах, а Этлау и вовсе шваркнуло об стену.

– Ключ… – просипел дракон, медленно отводя руку и сильно щурясь. Смотреть впрямую на артефакт он не дерзал.

– Половина Ключа, – вновь поправил его Фесс. – Вторая осталась у Салладорца.

– Никогда не думал, что человеческие руки смогут создать нечто подобное, – со вздохом признался Сфайрат, по-прежнему искоса глядя на чёрные, опоясанные огнём кубики в ладони Фесса.

– Человеческие ли? – проворчал Этлау, с трудом вставая. – Откуда это взялось в Аркине? Кто его смастерил? Первые понтифики? Не смешите меня. Они и ночной вазы не смогли б измыслить.

– Странные то речи в устах носящего рясу, – с холодной насмешкой заметил Сфайрат.

– Я – Отступник, – гордо выпрямился Этлау. – Я более не в лоне Святой Матери.

– И ты считаешь, это твоя заслуга? – хмыкнул дракон.

– Нет, не моя. Но я надеюсь сыграть несколько иную роль, чем мне навязывают «Анналы Тьмы».

– А почему, собственно говоря? – вдруг заинтересовался Сфайрат.

– Я разуверился в Спасителе, – слова эти дались Этлау с явным трудом. – Я ношу в себе Тьму, и… и что-то ещё. Я лишь пешка. И мне не нравится то, что они, двигающие меня с клетки на клетку, хотят сделать со мной, когда я пройду до конца. И со мной, и с миром.

– Ты решил, что Спаситель – не благ? – продолжал спрашивать дракон.

– Не благ, – кивнул Этлау. – Я метался, я сомневался… молился тоже… а вот сейчас, стоя перед тобой, о мудрый дракон, я не нахожу в себе сомнений. Я обречён был умереть на улицах Арвеста, умереть честной смертью… а вместо этого стал куклой того же Спасителя.

– Многие верные чада Святой Церкви сочли бы эту участь за величайшее счастье, – многозначительно заметил Сфайрат.

– Верно. Сочли бы, – кивнул инквизитор. – И я сам бы счёл ещё совсем недавно. Но… бывает, что у куклы открываются нарисованные глаза. Я был там, дракон, я видел это, я смотрел за грань… там нет ничего, о чём говорит Священное Писание. Нет никакого посмертия, дракон. Нет ни милостей, ни кары. Нет воздаяния. Есть лишь утроба. Его утроба. И… я не хочу туда. Лучше уж погаснуть, точно догоревшая свеча, чем терпеть такое.

Фесс невольно поёжился – воспоминания инквизитора вдруг вспыхнули в его сознании.

– Нам легче – Спаситель не имеет власти над родом драконов, – проговорил Сфайрат, но как-то не очень уверенно.

– Не в этом дело, – досадливо бросил некромант. – Какая разница – имеет, не имеет… Сфайрат! Сущность прорвалась в Аркине и, наверное, вскоре одолеет последнюю преграду. Салладорец…

– Но у тебя – половина Ключа, – перебил дракон, – Эвенгар, бесспорно, силён и способен на многое, но… Разве это его не остановит? То, что артефакт разъят надвое? Хотя, судя по мощи того, что ты сейчас в руках держишь, может, и ему хватит… не знаю, не могу понять, – Сфайрат раздражённо хрустнул пальцами. – А вообще – расскажите мне во всех подробностях всё с самого начала.

Появившаяся вскоре Эйтери пожала некроманту руку и нежно обняла Рысю.

– Рада видеть тебя целым и невредимым, Фесс. Кажется, руки-ноги на месте? В моих услугах не нуждаешься?

– Не нуждаюсь, Сотворяющая. Разве что вот это… – и он показал изрезанную ладонь.

– Ох ты… – враз посерьёзнела гнома. – Чем посёк-то? Чем-то ведь очень непростым…

– Да вот этим, – на левой ладони Фесса возник шестигранник из Чёрной башни.

– Ой! – вздрогнула Эйтери, так же как и Сфайрат закрываясь сгибом локтя. – У-убери. Пожалуйста…

– Исток, – проговорил Сфайрат, осторожно заглядывая через плечо некроманту. – Ты носишь с собой самый настоящий исток.

– Исток чего?

– Чёрной башни, как нетрудно понять. Ты можешь возвести её где угодно и когда угодно – вот только не думаю, что у тебя осталось время этим воспользоваться.

– Воспользоваться-то он, наверное, может, а вот сколько это продлится… – зябко поёжилась Сотворяющая. – Поставить-то можно, но потом…

– Времени у нас нет, – кивнул дракон. – Но штука, бесспорно, могущественная. Значит, говоришь, при её помощи смог набросить Смертную Сеть?

– Ты неправ, Сфайрат. Строить Чёрную башню вовсе не обязательно. Она всегда со мной, всегда. И я в любой миг могу войти в неё. Время для меня остановится… наверное.

Дракон, Этлау и гнома слушали его, округлив глаза.

– Твоя собственная Чёрная башня… ну да, ну да. Непременный атрибут Разрушителя, хотя впрямую «Анналы Тьмы» об этом и не говорят…

Гнома метнула на инквизитора подозрительный взгляд – как-никак не так давно разбрызгивала на главной площади Аркина свои эликсиры, вытаскивая некроманта с пыточного эшафота.

– Не знаю, можно ли пускать такое в ход…

– Боюсь, выбора у нас уже не осталось, – заметил Сфайрат. – В Кристалле сейчас – настоящая буря. Броня вокруг Эвиала истончилась. Он… открывается, если ты понимаешь, о чём я, Фесс. Новые сущности вторгаются в него, совершенно чуждые всему здешнему, самой природе нашего мира. Я не знаю, кто они, не знаю, зачем они здесь и почему. И… Кристалл трепещет так, словно чувствует сдвиг и смещение всей магии Эвиала и окрестностей. Не смотри на меня с таким ужасом, Эйтери, страх обессиливает. А вот что вызывает эти сдвиги и смещения, я боюсь даже думать.

– Спаситель, – с мрачной торжественностью провозгласил инквизитор. – Он идёт. Пророчества исполняются. Разрушитель, Отступник, прорыв Тьмы – всё в наличии.

– Интересно, – ледяным тоном поинтересовался дракон, – что, если я сейчас испепелю тебя, «Отступник», а прах развею над Пиком Судеб? Что тогда случится с пророчествами?

– Ровным счётом ничего, – прежним тоном отозвался Этлау. – Пророчества – это просто запоры. Отодвинул их, распахнул створки – и больше о них уже никто не вспомнит. Так и здесь. Мы нужны, чтобы мир оказался в смертельной опасности. Чтобы все храмы – битком, чтобы стон и плач, чтобы общий крик – «прииди, прииди!»… А Ему только того и надо.

– Если Он настолько могущественен – зачем какие-то условности, пророчества и прочая ерунда? – тихо проговорила Эйтери. – Просто войти в мир и взять его, как добычу…

– Метафизика учит нас, что беспредельных, ничем не ограниченных Сил нет и быть не может, – Фесс припомнил уроки, затверженные еще в Долине. – Нет всемогущих богов или чего-то ещё. И оттого у Спасителя тоже есть свои пределы.

– Но кто эти пределы устанавливает? – не выдержал Этлау. – Кто и как? И можно ли до него дозваться, попросить о помощи? Или нам остаются только сородичи нашего дорогого некроманта? Госпожа Клара Хюммель, например? Ну, ну, не поднимай брови, мэтр Лаэда. Святые братья встречались с ней и её отрядом, уже довольно давно, в Агранне. Может, ещё удастся как-то успеть?..

– Клара сейчас очень далеко, на западе, – перебил инквизитора дракон, и на лице его застыло очень странное выражение. – Бьётся в Империи Клешней.

– Откуда ты знаешь? – изумился некромант.

– Я… следил, – признался Сфайрат. – После той нашей встречи, когда я определил, что она – на Волчьих островах, мне… оказалось тяжело вновь впасть в неведение, – как-то подозрительно скомкано закончил он.

В глазах Эйтери мелькнула весёлая искорка, несмотря на все тяжкие известия:

– Да уж не случилось ли так, что ты неровно к ней дышишь, о многомудрый дракон?

– Что?! – взревел Сфайрат, мгновенно преображаясь. Струя кипящего пламени ударила вверх, огонь растёкся по купольному своду пещеры. Этлау, Фесс и даже Аэсоннэ бросились врассыпную.

Страшный хвост несколько раз хлестнул вправо-влево, оставляя глубокие борозды на камне, прежде чем дракон наконец успокоился и вновь принял человеческий облик.

– Это к делу совершенно не относится! – громогласно объявил он, мрачно глядя на втянувшую голову в плечи Сотворяющую. – Нам достаточно, что я точно знаю местонахождение чародейки и её отряда.

– Я могла бы туда добраться, – осторожно проговорила Аэсоннэ, скромно потупив глазки – ни дать ни взять пай-девочка из дорогого пансиона. – Могла бы слетать. Одно крыло здесь – другое там.

– Клара нам не помощница, – выпалил некромант.

– Это ещё почему?

– Да потому, преподобный, что она понятия не имеет, что такое Сущность и как с ней бороться. Думает, что на всё про всё хватит добытых у меня Мечей.

Мельком Фесс подумал о масках, но затем отбросил беспокойство. Не до них сейчас. А если они действительно хотели добраться до Мечей, так уже наверняка добрались – едва ли Клара додумалась спрятать Мечи хотя бы вполовину так хорошо, как это сделал он, Фесс…

– Мечи? Какие Мечи? Что за Мечи? – встрепенулась Эйтери.

Пришлось пересказать историю Алмазного и Деревянного Мечей, начиная с мельинских приключений Фесса, в ту пору ещё не некроманта, а всего лишь скромного воина Серой Лиги.

– Нет, она нам понадобится. – Сфайрат вцепился себе в подбородок, напряжённо размышляя. – Может, ты не так уж и неправа, Аэсоннэ…

Кэр отвернулся. Сказать по правде, встретиться с Кларой он предпочёл бы один на один и совсем в другой обстановке. Поражение до сих пор жгло ядовитой обидой. Как индюка спеленала, как мальчишку осилила! Ну ничего. Ещё посчитаемся.

– А много ли вас таких, драконов? – услыхал некромант. Этлау говорил напористо и уверенно, не сомневаясь в своём праве распоряжаться. – Может, собрать вас всех вместе и…

Сфайрат что-то резко ответил, похоже, напомнил инквизитору Скавелл и схватку его сородичей с Червём; мысли же Фесса внезапно приняли совершенно иное направление.

Собрать вместе всех драконов – нет, это не поможет. Сущность надёжно защищена от подобных атак. А вот что, если…

Нет, безумие. Сколько времени уйдёт на поиски?..

Не так и много, если Рыся постарается.

И тогда уже нанести Кларе визит вежливости.

– Тёмная Шестёрка, – сказал он вслух. – Если собирать, так уж всех. И драконов, и их. Уккарона, Дарру, Аххи, Сиррина, Зенду, Шаадана – всех.

Воцарилась изумлённая тишина.

– Тёмная Шестёрка? – поднял брови Сфайрат. – А что… можно, конечно, но…

– Мы успеем, – прозвенел голосок Рыси. – Я смогу, я быстрая.

– Ты быстрая, но здесь потребна особая быстрота. Надо собрать все силы, Фесс. И Клару, и Шестерых – если, конечно, они тебя послушают.

– В конце концов, некромант я или кто? Хотя Сущность готова к подобной атаке, – медленно проговорил Фесс. Всё-таки он не зря входил в новую, воздвигавшуюся по его воле и видимую ему одному Чёрную башню – там, в Аркине. – Она ждёт силы, мощи, натиска. Артефактов, ты прав, инквизитор. И Она готова отразить всё это. Что, в общем, неудивительно – после полутора-то тысяч лет подготовки. Сперва я ведь тоже хотел кинуться следом за Кларой, мне казалось, что всё кончено, что без Мечей я – ничто, и надежды на победу рассыпались во прах. Но потом… – некромант глубоко вздохнул. Он приступал к самой трудной части. – Мы можем планировать и рисовать стрелки на картах. Сущности от этого ни жарко и ни холодно. Она будет спокойно ждать. И Она не допускает ошибок. Не стоит надеяться, что Она создаст какое-то материальное вместилище для своей мощи, которое можно разрушить обычной магией.

– Прекрасные рассуждения, – зло перебил Этлау. – Но что потом?

– У нас – половина Аркинского Ключа, ключа ко всей неупокоенности Эвиала, – не обращая внимания на инквизитора, продолжал Фесс. – Завеса, отгораживающая Сущность от нашего мира, двояка – она сдерживает Западную Тьму, но также и не пропускает никого к ней. Мы не знаем – пока не знаем! – что за половина попала нам в руки и что она может: открыть ли дорогу Сущности, или, напротив, пропустить нас к ней. Надеюсь, что мудрый Сфайрат поможет ответить на это; я сам приложу все усилия, хотя, наверное, точно не сможет сказать даже сам Салладорец. Как бы то ни было, эта половина Ключа – наша самая большая надежда. Эвенгару ведь требовался артефакт целиком, он не собирался его разнимать. И если я правильно понял его намерения, то сейчас у него один выход – попытаться добыть вторую половину, силой ли, хитростью ли.

– А почему он не может исполнить задуманное с той половиной Ключа, что откроет дорогу Сущности? – спросила Эйтери.

– Потому что, я полагаю, Салладорец задумал нечто совершенно иное, нежели просто высвобождение Западной Тьмы, трансформу мира и «очищение его от людей». Эвенгар – исследователь… и сейчас он ставит самый главный эксперимент своей жизни. Ему недостаточно просто выпустить Сущность из клетки и потом покорно ждать, когда Она явится за ним. Он не из таких, он хочет управлять, а не болтаться на ниточке.

– Ты знаешь всё это, некромант, или просто вещаешь? – недовольно скривился инквизитор. – Придумываешь?

– Я несколько раз сталкивался с Эвенгаром. Я помню, что рассказывал о нём Даэнур. Салладорец легко мог добиться власти, он достаточно хитёр. При его-то способностях, полагаю, возникни у него такое желание, он состоял бы в преотличных отношениях со Святой Инквизицией. Подобно королеве Вейде. Но Салладорцем двигало нечто иное, и… – Фесс заколебался, – и это не только банальное властолюбие. Он хочет проникнуть в инобытие так глубоко, как это не удавалось ещё никому из смертных или бессмертных, а весь Эвиал для него – не более, чем набор стеклянных колб и калительных печей для мастера-алхимика. Но есть и ещё одно. У него имеются могущественные союзники. Те, кто помогал ему с самого начала стать именно Эвенгаром Салладорским, величайшим Тёмным магом Эвиала… – и некромант повторил свои рассуждения о Салладорце и Атлике.

– Смелое утверждение, Фесс, – заметил Сфайрат. – Не слишком ли многое ты оставляешь на долю чистого воображения?

– Не слишком. Меня легко проверить. Если отбросить всё прочее и сосредоточиться только на Аркинском Ключе, то получается вот что: Салладорец бежал из Аркина примерно на восемь часов раньше, чем мы. Если я прав, он попытается взять нас за глотку ещё до сегодняшнего вечера. Ему тоже есть что терять, и ему тоже надо спешить.

– А если нет? – не уступал Этлау.

– Тогда нам остаётся только собрать всё, что у нас есть… и двинуться на запад. С помощью драконов, разумеется. Но мне кажется, Салладорцу таки нужен целый Ключ. Физиономия у него была… скажем так, нерадостная, когда я вырвал у него половину артефакта. Думаю, тут ему не помогут даже союзники.

– И это всё? Больше ничего? Никаких доказательств?

– Салладорец искусно подгадал так, чтобы удар его птенцов совпал со штурмом Аркина имперским флотом, – начал было Фесс.

– Это азбука стратегии, – перебивая, пожал плечами Сфайрат. – И отлично укладывается в теорию, что сам Эвенгар – всего лишь марионетка Западной Тьмы.

– Птенцы и флот Клешней не пытались помочь друг другу. Они не взаимодействовали. Каждый был сам по себе. Атлика уничтожила Арвест, когда ничто не могло помешать ало-зелёным взять город и двинуться дальше.

– Ну, и что? Допустим. Разве это доказывает, что Салладорцем движет нечто большее, чем желание поспособствовать «великой трансформе»?

– Если бы он должен был просто завладеть Ключом, ему не потребовались бы никакие птенцы, – возразил Фесс. – Эвенгар просто появился посреди сражения, произнёс несколько выспренних фраз и исчез, мгновенно перенесясь именно туда, где хранился Ключ. Спрашивается, что ему мешало сделать это раньше, тихо и бесшумно, не привлекая к себе внимания?

– Он говорил о том, что Аркин хорошо защищён, – напомнил инквизитор. – И птенцов следовало принести в жертву, чтобы открылась дорога…

– Я бы не верил этому так безоглядно. Что, Курия немедленно бы обнаружила Эвенгара, приблизься он к стенам Святого города?

– Ну, а вдруг? – не отступал Этлау. – Вдруг всё так и есть?

– Мне такая магия неизвестна. А драконам?

Сфайрат покачал головой.

– Моя память крови молчит.

– Моя тоже, – подала голос Рыся.

– Вне зависимости, какая половина Ключа у него в руках, Салладорец от второй не отступится, – стоял на своём и Фесс. – Если ему нужно просто открыть дорогу Сущности, то хватит и половины.

– Да, но как узнать, какая осталась у нас? – задумался Сфайрат. – Ты говорил, тебе потребуется моя помощь, некромант?

– Если многомудрый Хранитель позволит зачерпнуть силы непосредственно у доверенного ему Кристалла Магии, я, наверное, смогу это сделать, – Фесс взглянул прямо в глаза дракону.

Все так и обмерли.

– Ты понимаешь, о чём просишь, человече? – с трудом справился с яростью Сфайрат. – Кристалл…

– Один из восьми оставшихся источников магии Эвиала…

– Да, но не «источник»! То, что преобразует, трансформирует, то, что…

– Какая разница! – резко перебил некромант. – Я возьму многое, тут малым не обойдёшься, но иначе никак не получится.

– Ты знаешь, что станешь делать, Неясыть? – Эйтери осторожно коснулась его рукава. – Тебе ведомы формулы, прописи, рецепты?

– Нет, – честно признался Фесс. – Ничего такого мне не ведомо. Только наитие, Сотворяющая. Но разве ты не изобретала собственных эликсиров? Разве ты всегда следовала лишь записанному в книгах?

– Нет, но…

– Вот и я тоже. Слушайте все! Если у нас та половина Ключа, что откроет дорогу Сущности на восток, – то можно кричать «осанна!» и «аллилуйя», я ничего не спутал, Этлау? – и мы можем спокойно ждать визита Салладорца. Ну, а если у нас то, что откроет нам доступ к Западной Тьме… тогда, опять же, ждём Эвенгара в гости, если я всё правильно предположил. Хотя тут, признаюсь, возникает неопределённость.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Поделиться ссылкой на выделенное