Фридрих Незнанский.

Убей, укради, предай

(страница 3 из 27)

скачать книгу бесплатно

– Он попросил, я приехал. Мы встретились на стоянке – подъехали одновременно, поднялись в его кабинет…

– В котором часу?

– Около десяти утра, – фыркнул Романов, недовольный тем, что его перебили.

– А точнее не помните?

– Точнее не помню!

– Продолжайте, пожалуйста, – попросил Турецкий.

Романов соблаговолил продолжить:

– Людочка, это секретарша Чеботарева, принесла кофе. Степан говорил по сотовому, прохаживаясь вдоль стола. Я потянулся за сигаретой, открыл крышку портсигара… Меня отшвырнуло назад вместе со стулом, Людочку, которая как раз наливала кофе, подбросило в воздух, Степана… кажется, ударило о стену, все вокруг вспыхнуло, вылетели стекла. Я, наверное, потерял сознание и очнулся, когда уже приехала «скорая» и Степана укладывали на носилки.

– А Чеботарев часто пользовался портсигаром?

– Постоянно. Это был подарок покойного Миттерана. Они, кстати, были в прекрасных отношениях…

В приемную влетел румяный старичок с саквояжем, он энергично размахивал визиткой, которую тут же сунул Турецкому:

– Позвоните мне завтра!

– Зачем?

– Я сообщу, когда Витольд Осипович восстановится достаточно, чтобы подвергаться допросам.

Не дожидаясь ответа и мгновенно забыв про «важняка», старичок присел перед креслом Романова и с ласковым укором принялся отчитывать контуженого:

– Витольд Осипович, что вы здесь делаете?! Немедленно домой, в постель, вам необходимо тщательное обследование и полнейший покой.

– Я исполняю свой гражданский долг, – виновато простонал Романов, – даю показания. Ужасная трагедия едва не унесла жизнь…

– Бог с ней, с трагедией, – перебил старичок, вытаскивая Романова из кресла, – ваше здоровье принадлежит нации.

Что за придурки, возмутился про себя Турецкий, рассматривая визитку с аляповатым золотым тиснением и вычурными завитушками. На визитке значилось: «Гебельбаум Виктор Абрамович, доктор м. н., профессор, действительный член АМН РФ, почетный член Британского Королевского медицинского общества, Французской медицинской академии, etc, etc, etc».

Интересно, кто этот Романов, которого так обхаживают академики? Неужели потомок царской фамилии? Только этого не хватало!

Турецкий так и не выяснил род занятий Романова, не успел узнать, что же он должен был обсудить с Чеботаревым, и вообще, вопросов осталось множество.

Эксперты-криминалисты уже заканчивали, и Турецкий отозвал в сторону знакомого эксперта Толика Лагутенко из НИИ криминалистики:

– Ну что там?

Лагутенко, с удовольствием угостившись «кэмелом», объяснил:

– Взрывное устройство было вмонтировано в настольный портсигар. Взрывчатка, несомненно, пластиковая. О типе взрывателя пока с уверенностью говорить сложно, судя по всему, открытие крышки приводило механизм бомбы в действие. Взрыв направленный. Чеботарев остался жив чудом.

– Ранения у него серьезные, ты заметил?

Толик потер переносицу.

– Обширные ожоги, возможно переломы, наверняка сотрясение мозга – его взрывной волной швырнуло на стену.

Точнее не скажу, я его не осматривал.

– А он вообще был в себе?

– Когда выносили, он пришел в сознание, выматерился на своего охранника и опять отрубился. Мужик сильный, хоть и пожилой, сердце, говорят, здоровое, так что жить, думаю, будет. А то, что шрамы на фейсе останутся, так это даже героический плюс к имиджу.

– Сколько всего было пострадавших? – справился Турецкий, исправно занося все сведения в блокнот.

– Ну… Серьезно досталось только Чеботареву и его секретарше. У секретарши черепная травма и небольшие ожоги. Наверняка еще у кого-нибудь из здешнего персонала обнаружатся мелкие травмы, но в принципе жертв и разрушений минимум. Так что работал, скорее всего, классный профессионал, а не маньяк.

– Ага! Будь Чеботарев в кабинете один, только он бы и пострадал? – уточнил Турецкий.

– Вот именно.

Турецкий осмотрел опустевший разгромленный кабинет. Остатки портсигара забрали на экспертизу. Зато в углу стоял еще один пострадавший – поясной портрет президента, взрывом президенту на портрете оторвало левую руку вместе с плечом и частью бока. А он знай себе по-отечески улыбался Турецкому.

Коллеги, наконец до чего-то договорившись, поднялись толпой осматривать место преступления, в холле осталась только одна бригада секьюрити, – очевидно, вторая бригада была романовская.

Кто же он все-таки такой, гадал Турецкий, наследник престола или простой русский газовый магнат?


…– Нас генеральный ждет. – Меркулов оперативно перехватил Турецкого у его кабинета. – Новость хочешь?

– Одну? – осведомился Турецкий.

– Одну.

– Плохую или хорошую, мой вождь?

– Нормальную. Один твой приятель завтра прилетает.

– Зачем?

Они вошли в приемную генерального, и секретарша сразу же распахнула перед ними дверь кабинета:

– Проходите, пожалуйста, вас ждут.

– Ну, Александр Борисович, разобрались с Чеботаревым? – справился генеральный, широким жестом приглашая садиться.

Турецкий открыл было рот, чтобы изложить заготовленную по дороге речь, знал же, что без вызова на ковер и личных высочайших напутствий в этом деле не обойдется. Но генеральный, оказывается, не о Чеботареве собирался беседовать. О покушении на экс-премьера он просто так, словно о погоде, вспомнил.

– Завтра в Москву прибывает Питер Реддвей, знакомый вам по работе в «Пятом уровне». – Генеральный многозначительно посмотрел на Турецкого. – Он будет представлять американскую сторону в расследовании скандала с Бэнк оф Трейтон. А также в расследовании обстоятельств гибели в Москве сотрудника этого банка, американского гражданина Николая Апраксина. Вы, Александр Борисович, постараетесь оказать ему максимальное содействие, постараетесь облегчить насколько возможно его миссию. А вы, Константин Дмитриевич, окажете содействие Александру Борисовичу в оказании содействия американцам. А я окажу любое содействие вам. Договорились? – Генеральный поднялся в знак того, что аудиенция закончена.

– Как именно я могу облегчить его миссию, – возмутился Турецкий, когда они покинули кабинет, – если я не веду ни дело Бэнк оф Трейтон, ни дело о гибели Апраксина?

Меркулов, как обычно, хладнокровно помалкивал.

– Да, и еще вопрос: какое отношение имеет «Файф левел» к этим делам, почему ими занимается не ФБР?

– Реддвей здесь не в качестве представителя ЦРУ или руководителя антитеррористического центра, – пояснил Меркулов. – Его пригласили консультантом в комиссию конгресса США по внешней мафии.

– Какой-какой? – не понял Турецкий.

– Внешней – значит не американской, а русской, еврейской, турецкой и так далее. Твой Реддвей, видимо, признан большим специалистом по русской оргпреступности, вот его и запрягли разбираться с банком Трейтона.

– Ладно, с ЦРУ я понял, как не дать бедному Питу помереть со скуки, я тоже примерно представляю. Но, по сути, мне что теперь, прикажешь забросить Чеботарева и начать раскапывать дело американца Апраксина?

– Какой ты нудный, Саша! – воскликнул Меркулов. – У тебя сейчас сколько дел в производстве? Пять, шесть?

– С Чеботаревым – шесть.

– Ну, значит, будет семь. Или восемь. Апраксиным Генпрокуратура вообще не занимается.

– А кто тогда?

– Следственное управление ФСБ.

– Ага, значит, наши все-таки сунули свой длинный нос в это дело!

– А как иначе. Ты же просто поможешь Реддвею разобраться в той макулатуре, которой они его наверняка завалят. А по Бэнк оф Трейтон работает межведомственная комиссия, справочку о ее успехах на сегодняшний день я тебе организую. И расслабься. Радуйся приезду друга. Визит Реддвея, Саша, всего-навсего красивая формальность.

– Да?

– Да. Или, по-твоему, кто-то рассчитывает, что он приедет и повяжет всех наших мафиози прямо в их логове? Нет, конечно. Американские конгрессмены желают быть в курсе наших изысканий, узнавая о них не из наших же телепрограмм, а от своего проверенного человека. Теперь все ясно?

– Угу.

– Последняя просьба, очень личная: в своих оргиях с Реддвеем будьте скромнее, хорошо?

– Обижаешь, Костя, какие оргии?! – хитро подмигнул Турецкий. Настроение у него заметно поднималось.

4
Черный. 8 сентября, 12.10

Ветеринар появился через десять минут. Черному как раз хватило времени натянуть джинсы и убедить Томми, что вопросы можно продиктовать ведущему ток-шоу, и непосредственно перед выступлением. Билл жалобно попискивал, косясь на свою окровавленную лапку.

– Желаете усыпить? – сочувственно поинтересовался ветеринар, осматривая больного.

– Ни за что! – возмутился Черный. – Гипсуйте.

Работа есть работа. Бизнес есть бизнес. Пожав плечами, врач вколол Биллу снотворное, наложил шину и выписал счет.

– Только она все равно будет хромать, – сказал ветеринар на прощанье.

– Это не она, а он! – Черный с треском захлопнул за ним дверь.

Остановился на пороге спальни, блокнот Басина продолжал нагло лежать на полу. Нет! К черту! Не буду его читать! Черный понесся на кухню.

Пора кончать с этим здоровым образом жизни! Наплевав на церемонии, в турке подогрел граммов сто саке, перелил в чашку, сделал большой глоток. Полегчало. Теперь бы еще съесть чего-нибудь. Но в холодильнике пылился только позавчерашний пакетик с китайской жареной лапшой, пригодной теперь разве что для Билла – из нее вполне можно построить прикольное гнездо. Или заказать какой-нибудь еды из ближайшего фаст-фуда? Впрочем, голодание полезно для прояснения мыслей.

До чертового ток-шоу всего три часа, надо бы просмотреть все-таки газеты, хорошо бы, конечно, еще и русские, хотя двадцать два миллиона остолопов, которые станут смотреть шоу с его участием, вряд ли их читают, а значит, реакцию русских на скандал можно высосать из пальца. Черный углубился в газеты, но этот, мать его, блокнот, точно магнит, притягивал к себе. Не глядя, пнул его ногой под диван, сделал еще глоток саке, прочел вслух первый абзац из передовицы «Нью-Йорк таймс». В голове не осело ни единого слова, мысли расползались, как тараканы на свету.

Ладно. Только одним глазком взглянуть – и в мусоропровод.

Черный вытащил из-под дивана желтый конверт. Отправитель – адвокатская контора «Штейн и Бергман», внутри кроме блокнота был еще сложенный вчетверо листок плотной бумаги с напечатанным на машинке текстом:

«Если вы читаете это, значит, до меня уже добрались. Наверное, я сам виноват. Красивые жесты и игру ва-банк могут позволить себе только избранные. Теперь я это понял окончательно. Сжечь эти записи у меня не поднялась рука, если сочтете нужным, сделайте это сами. Или воспользуйтесь ими для своей книги.

С уважением или без него,

Ефим Басин».

Козел! Черный разорвал письмо и конверт на мелкие кусочки и спустил в унитаз. Кто он вообще такой, этот, мать его, Басин?! А никто, мать его! Труп! Кусок мяса или вообще горка пепла. Ну встречались они один раз, причем в Москве. Было дело. Черного представили как VIP-тренера, а Басина? А Басин, кажется, представитель Иностранного банка России в Штатах. И все. Даже внешности этого Басина Черный толком не помнил, мелкий такой семит в очках, кажется…

Или без? Или не мелкий и не семит?

Короче, какая теперь разница?!

Ну, положим, о книге Басин мог узнать благодаря рекламной кампании, организованной Томми, но это же не повод, мать его! Или ему невесело умирать в одиночестве?

Черный встал на голову и попробовал расслабиться. Главное думать о чем-нибудь хорошем или вообще ни о чем не думать. Закрыл глаза, представил юную бледную гейшу в зеленом кимоно. Она мелко семенит к нему, развязывает пояс, медленно сворачивает его и кладет на пол, кимоно падает само собой, а под ним ничего нет. Он отчетливо видит ее деревянные сандалии (он же стоит на голове), они приближаются к его лицу, он силится рассмотреть, что над ними – бесконечно длинные ноги. Она молча расстегивает «молнию» на его джинсах, тянет их вверх. Черт! Нелегко устоять вверх ногами, когда тебя раздевают…

Надрывно запищал очнувшийся Билл. Черный вздрогнул и обрушился прямо на девушку. Но она, до того такая реальная и осязаемая, подло растворилась в воздухе, только пыль поднялась с ковра и заискрилась на солнце.

«Му-у!»

Черный прислушался к своим ощущениям – ничего, вроде все нормально. А с чего он, собственно, решил, что этот, мать его, Басин прислал ему бомбу? Может, он просто ищет хотя бы посмертного литературного признания и рассчитывает посредством Черного его добиться?

Билл судорожно дергал лапками, пытаясь встать. Черный подобрал с пола кусочек сыра и положил перед мордочкой любимца. Билл успокоился и с вожделением принялся за еду. До шоу осталось немногим более двух часов.

Черный уселся за стол и, больше ни на что не отвлекаясь, просмотрел прессу.

Суть скандала так и осталась для него загадкой. То есть все на разные голоса вопят, что русская мафия использовала солидные американские банки в роли дешевой китайской прачечной. Но чьи именно деньги отмывались, сколько все-таки было этих денег, почему все это мирно тянулось долгие годы и никого не тревожило, а теперь вдруг так возмущает – совершенно не ясно. Сначала «Нью-Йорк таймс» сообщает, что речь идет об отмывке около десяти миллиардов долларов через Бэнк оф Трейтон, а точнее, через фирму «Феникс Лтд», имеющую счет в упомянутом банке. Через неделю менее солидная «Ю-Эс-Эй тудэй» уточняет, что отмыто русской мафией было пятнадцать миллиардов долларов, а десять из этих пятнадцати были деньгами МВФ.

В отмывке, по мнению местных акул пера, участвовали виднейшие российские деятели: экс-премьер Чеботарев, председатель Союза промышленников и предпринимателей России Пичугин, семья Президента России, а руководили всей этой грандиозной аферой крестные отцы русской мафии.

Полная ахинея! Эти «специалисты» по России написали бы еще, что Клинтон пользуется одним банковским счетом с Хусейном, и то выглядело бы более правдоподобно. Или они думают, что все русские – братья, как негры? Нет, конечно, Чеботарев и Пичугин общаются по необходимости и даже без гранатометов… Но чтобы заставить их работать в единой команде, надо как минимум высадить их на необитаемый остров, заселенный каннибалами, и лишить всего необходимого. А особенно – сотовых телефонов.

И какая именно российская мафия имеется в виду? И каким образом десятки, пусть даже сотни, мать их, миллионов долларов, которыми оперируют российские группировки, превратились в пятнадцать миллиардов – сумму, близкую к федеральному бюджету России? Что же, выходит, эта таинственная безымянная группировка оказалась столь глупа, что поперла все деньги через один-единственный счет?

Но, видимо, зрителям ток-шоу бесполезно объяснять, что Пичугин не носит килограммовую «голду», малиновый пиджак и не отрывается в баньках с михасями и что медведей на улицах Москвы встретить практически невозможно, а их президент охоте с рогатиной предпочитает все-таки более цивилизованное времяпрепровождение. Не поверят же. Банально не по-ве-рят…

Ага, вот и про Басина. «Нью-Йорк таймс» трехдневной давности:

«Адвокат Ефим Басин, рассказавший нашему корреспонденту о фактах коррупции и незаконной деятельности в Бэнк оф Трейтон и давший показания ФБР по делу Бэнк оф Трейтон, сегодня утром был убит в столице африканского государства Луганды. Несмотря на заверения министерства юстиции в том, что к охране столь важного свидетеля они приложат максимум усилий, Басин исчез из Нью-Йорка, но, как сейчас предполагает следствие, не был похищен, а исчез по доброй воле, не слишком доверяя пресловутой программе защиты свидетелей. На вопрос, был ли Басин единственным свидетелем по делу Бэнк оф Трейтон и есть ли у ФБР теперь, после его смерти, шанс довести дело до суда, представители ФБР отвечать отказались. Хотя заметили, что заявление Президента Луганды Джулая Тарубы о том, что убийство его гостя Ефима Басина – акция мятежников, направленная против него лично, – не стоит ломаного гроша».

Черного опять пробил мандраж. Поколебавшись, он все-таки осторожно, буквально двумя пальцами, поднял с пола блокнот, клятвенно пообещав себе в случае наличия явно опасных для жизни записей немедленно его сжечь, и наугад открыл страничку поближе к началу.

«3.03.1997

Бог мой! Она только что ушла, а я сижу в тазике со льдом, потому что из меня натурально валит дым. Еще час назад я думал, что умру или по крайней мере потеряю сознание от истощения. Я никогда в жизни так не трахался. Так и столько!!!

Я подцепил ее на вечеринке. Вернее, это она меня подцепила. Господи, там была такая скука! Ненавижу эмигрантские сборища, дряхлых монархистов с Георгиевскими крестами, их жирных жен и дебильных внуков, у которых русского разве что фамилии, и то урезанные на американский манер. Она пришла с Апраксиным, он весь вечер пускал на нее слюни и совал руку в глубокий (вызывающе глубокий) вырез платья на ее спине. А потом, пока какой-то старпер гнусавил километровый тост, она вдруг оказалась прямо за мной, и я почувствовал ее руку у себя на внутренней стороне бедра. Все вышло как бы случайно, она непринужденно потерлась о мое плечо и отошла не оглядываясь. Кто-то пригласил ее танцевать, она даже не смотрела в мою сторону, а я просто прирос к полу. Наверное, минут двадцать я представлял собой истукана, нет, натуральную окаменелость, а потом она отсалютовала мне бокалом шампанского и глазами поманила на балкон.

– Никки мне до смерти надоел, – обиженно заявила она. (Никки – это Апраксин.) – Вы не отвезете меня домой?

Естественно, я согласился. Только оказались мы почему-то не у нее, а у меня дома. О чем мы говорили в машине, я просто не в состоянии вспомнить. Дома я взялся готовить коктейли, а когда вошел в гостиную, она лежала на диване совершенно голая, заложив руки за голову и задрав одну ногу на спинку так, чтобы я видел все, что она хотела мне показать и даже больше того.

Не знаю…

На первый взгляд в ней не было ничего сверхъестественного, и вместе с тем она была необыкновенно великолепна.

В следующий момент и я оказался на диване. Наши тела сплелись в совершенно непостижимую комбинацию, и, сказать честно, я так и не понял, соединилась наша плоть или нет. Самое смешное, что я продолжал держать в обеих руках стаканы, и… и совершенно уж непостижимо, как в таком случае мне удалось раздеться?

Господи, это был какой-то кошмар! Шесть часов она не слезала с меня (или я с нее?).

Вначале я решил, что она проститутка, слишком уж отточенной была ее техника, хотел дать ей денег и выпроводить, пока она не затрахала меня до смерти. Потом передумал, и, наверное, не зря, во всяком случае денег она не потребовала. Сказала, что ее зовут Марина, сказала, что она во мне не ошиблась и что позвонит завтра.

Бог мой, что значит – завтра? Завтра по отношению к тому моменту, когда мы встретились, то есть к вчера, или к тому, когда расстались, то есть к сегодня? Я уже хочу ее! Хочу прямо сейчас и не могу ждать…»

Извращенец, мать его! Черный пролистал блокнот и убедился, что большинство записей – это секс, мысли о сексе, мысли о мыслях о сексе и т. п. В лучшем случае – примечания к мыслям о мыслях о сексе… Может, переправить эту писанину в дамский журнальчик для любительниц этих самых мыслей о мыслях?

По крайней мере, никаких цифр, номеров счетов и прочего явного компромата, из-за которого убийцы Басина могли бы охотиться за блокнотом, на первый взгляд нет.

5
Турецкий. 10 октября 14.40

Справку Меркулов передал буквально через полчаса. Только Турецкий сварил кофейку и устроился с сигаретой у открытого окошка поразмыслить, как бы им с Реддвеем развлечься посодержательнее, а секретарша Меркулова тут как тут. Хорошо хоть, чувство меры у коллег из межведомственной комиссии присутствует – справка оказалась на удивление коротенькой.

«Согласно информации, предоставленной министерством юстиции США, 27 августа с. г. генеральной прокуратурой Соединенных Штатов подписано постановление об аресте счета компании Phenix Ltd и возбуждении против ее руководства уголовного дела по факту отмывания денег, приобретенных незаконным путем.

Федеральное расследование было начато ФБР ранее указанного срока без возбуждения уголовного дела: в соответствии с американским законодательством, чтобы уличить кого-либо в незаконном отмывании денег, необходимо представить доказательства, что совершавший операции с этими деньгами знал или должен был знать об их криминальном происхождении и действовал, с тем чтобы скрыть его.

В ходе расследования правоохранительными органами США установлены следующие факты:

1. Компания Phenix Ltd зарегистрирована в Соединенных Штатах в 1996 году как предприятие с иностранным капиталом и принадлежит, согласно учредительным документам, гражданину Венгрии Томашу Батори. По данным МВД Венгрии, Томаш Батори числится пропавшим без вести с июня 1997 года. Официально Phenix Ltd занимается маркетинговыми исследованиями на рынке СНГ, оказывает консалтинговые услуги и юридическое содействие в сфере международной торговли. Однако легальная деятельность служит лишь прикрытием незаконных финансовых операций и ни в коей мере не может объяснить оборот 10 миллиардов долларов в течение последнего года; так, штат Phenix Ltd, к примеру, насчитывает всего 17 сотрудников, включая технический персонал.

2. Как показала проверка значительного количества банковских операций (было отслежено более 80 тыс. трансакций, в ходе которых через счет Phenix Ltd прошло 5,2 млрд долларов), б*!*о*!*льшая часть средств поступала на счет и переводилась с него в течение одного рабочего дня, что является характерным только для валютных операций, которыми Phenix Ltd не занималась. В нарушение правил банковской деятельности в США Bank of Traton не сообщил о подозрительных трансакциях, которые не могли быть объяснены известными банку деловыми интересами клиента, в федеральное казначейство и иные контролирующие инстанции.

3. Фактическим владельцем Phenix Ltd, лично осуществлявшим все финансовые операции, является гражданин Российской Федерации Шестопал Станислав Глебович, работавший в 1998 году в представительстве России в МВФ. В январе 1999 года он открыл в Соединенных Штатах торгово-посредническую фирму и постоянно проживает в городе Нью-Йорке. Однако поскольку Шестопал оперировал счетом Phenix Ltd при помощи компьютера, не вступая в личный контакт ни с представителями компании, ни со служащими банка, официально обвинение ему пока не предъявлено. (Следует полагать, что у ФБР нет надежных свидетельских показаний против Шестопала, а данные о его причастности к финансовым махинациям получены оперативным путем с нарушением установленных правил и не могут быть представлены в суде. А основной свидетель обвинения – адвокат Ефим Басин – был убит 5 сентября с. г.)

4. Часть средств (не указано, какая именно), прошедших через счет Phenix Ltd, были переведены российскими импортерами известным фирмам, таким, как Sony, General Electric, Microsoft и пр., экспортирующим свою продукцию в Россию. Таким образом, налицо факты укрывательства от налогов, попадающие под действие статьи 199 УК РФ, субъектами предпринимательской деятельности, находящимися в нашей юрисдикции. Однако сведения, представленные американской стороной для возбуждения уголовного дела, явно недостаточны.

Резюме: в американских средствах массовой информации развернута агрессивная и массированная кампания, поддерживаемая высокопоставленными представителями различных официальных ведомств, лейтмотивом которой являются два утверждения:

деньги, прошедшие через счет Phenix Ltd, принадлежат «русской мафии»;

российские правоохранительные органы саботируют расследование с целью скрыть причастность к делу президента, сотрудников его администрации, а также известных политиков и предпринимателей, таких, как Чеботарев, Пичугин и др.

Но факты свидетельствуют об обратном. Во-первых, именно американские правоохранительные органы не желают идти на контакт с Генеральной прокуратурой РФ. Во-вторых, российская сторона официально уведомлена лишь об одном эпизоде, когда через счет Phenix Ltd прошли заведомо криминальные средства: 500 тыс. долларов, уплаченные в качестве выкупа за похищенного в Москве американского бизнесмена Джорджа Саймока в августе текущего года, что и позволило американским властям начать уголовное преследование против руководства Phenix Ltd. До настоящего момента в Генеральную прокуратуру РФ не поступало никаких сведений, позволяющих возбудить дело по признакам статьи 174 УК РФ (легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем)».

– Очень содержательно! – прокомментировал Турецкий вслух, дочитав бумагу, и швырнул ее на стол. «Сонмище фактов просто. Теперь буду знать, даже о чем пишут «Нью-Йорк таймс» и «Вашингтон пост».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное