Фридрих Незнанский.

Свой против своих

(страница 2 из 22)

скачать книгу бесплатно

Однако сейчас ему было не до пива. В голове крутились вопросы, на которые пока нет ответа. Для начала нужно узнать домашние адреса погибших. В этом районе жил кто-то из них, или они приехали по делам. Если приезжали, то зачем, к кому. Если Сыромятников не ошибся и преступники тоже находились в пресняковской машине, то где они к ним подсели. В общем, вопросов выше крыши.

Паспортов при себе у погибших не оказалось, хорошо, хоть при Пресняковой имеется служебное удостоверение банка, там и скажут домашний адрес. Курточкин попросил заняться этим дежурных в городской прокуратуре. Те быстро выяснили через банк, что москвичка Тамара Афанасьевна Преснякова, 1959 года рождения, проживала на Комсомольском проспекте, а сотрудник службы безопасности Максим Николаевич Сурманинов, 1975 года рождения, в отдаленном Бескудникове, нашли номера их домашних телефонов.

Толку от этой подсказки мало. С какой вдруг сырости гражданка Преснякова в нерабочее субботнее время оказалась на Кутузовском проспекте? Что послужило причиной ее появления здесь? Приехала в гости или по делам? Если по делам, то по каким? Чего она опасалась? В связи с чем взяла с собой телохранителя? Под мышкой в кобуре у того был «макаров», которым бедняга не успел воспользоваться. Почему? На первый взгляд это все вопросы второстепенные, однако, не ответив на них, невозможно узнать, кто и по какой причине «замочил» женщину, занимающую один из ключевых постов в крупном банке, и ее телохранителя.

Был уже первый час ночи, когда один из оперативников спросил Курточкина:

– Будем звонить им домой?

– Ну а как иначе. Не тянуть же до утра. Нужно сказать близким. Те, наверное, волнуются.

Однако ни у Пресняковой, ни у Сурманинова никого дома не застали.

Трупы сфотографировали в разных ракурсах, после чего отправили в морг. Никаких подозрительных вещдоков сыщики в «мерседесе» не обнаружили. Его увезли на эвакуаторе в гараж прокуратуры.

Вскоре оперативники уехали, и Сыромятников вернулся на свой пост, на другую сторону проспекта. Ему сменяться еще не скоро.

Глава 2
Не самый удачный день

Когда председатель совета директоров банка «Сердце России» Богдан Кириллович Востриков узнавал из телевизионных новостей про всякого рода катастрофы, он воспринимал такие сообщения в меру спокойно. Жалко, конечно, особенно когда при этом погибают люди. Но все же, как ни крути, событие далекое, отстраненное. Жилой дом рухнул за тридевять земель, очередная перестрелка произошла в Ираке, наводнение случилось в Новом Орлеане, поезда столкнулись вообще в другом полушарии. Это еще как-то можно перенести. Вчера же подобное происшествие отнюдь не вселенских масштабов случилось под боком, после чего он прямо места себе не находил.

Ночью рядом с его домом произошел сильный пожар. Сгорел хороший магазин, которым семья Востриковых регулярно пользовалась. До него рукой подать, дорогу переходить не нужно, и все продукты там продавались: от хлеба до полуфабрикатов.

Спустился, купил, положил в микроволновку – и через две минуты обед готов. Нужно быстро подготовиться к приходу гостей – то же самое. Колоссальная экономия времени.

Это было одноэтажное строение, окрестные жители его называли «модулем». Кроме магазина там имелись парикмахерская и недавно открывшийся зал игровых автоматов, из-за которого, говорят, все и произошло – он в первую очередь загорелся. Наверное, кто-то из проигравших со злости поджег зал. Неизвестно, долго ли ехали пожарные или среди ночи им просто не сразу сообщили о происшествии, во всяком случае, когда они прибыли, все сооружение уже сгорело дотла.

Утром Богдан Кириллович почувствовал запах гари и вышел на кухню. Сам некурящий, подумал, кто-нибудь из домашних, жена или сын, бросил в помойное ведерко не до конца погашенную сигарету. Заглянул – нет, все в порядке, чисто. Приоткрыл дверь на лестничную клетку – там запах чувствуется слабее, чем в квартире. Потом, выглянув в окно, увидел черное пепелище и обомлел – нет модуля. Как корова языком слизала. Значит, несколько десятков человек лишились работы, что по нынешним временам равноценно катастрофе, и у окрестных жителей появятся всякие мелкие неудобства. Это гораздо неприятней, чем сильный пожар в сингапурской гостинице, увиденный вчера по телевизору.

Целый день сгоревший под окнами магазин лез в голову. Возможно, он и сегодня вспомнился бы Вострикову, да только после раннего телефонного звонка Богдан Кириллович больше ни о чем другом думать не мог. Позвонил следователь Курточкин из прокуратуры и сказал, что вчера вечером убита его первая заместительница Преснякова.

– Что?! – зарычал Востриков, не веря словам собеседника.

– Увы, Тамара Афанасьевна и ее водитель Сурманинов застрелены вчера прямо в ее «мерседесе». Выстрелы сделаны в упор, смерть наступила мгновенно.

Председатель банка ойкнул и, не выпуская трубку из рук, медленно опустился на стул.

– Что же теперь делать?

– По факту убийства прокуратурой возбуждено уголовное дело, – слово «возбуждено» следователь произнес на профессиональном жаргоне, сделав ударение на втором слоге, – будет вестись следствие. Очевидно, возникнут вопросы и к вам как к руководителю предприятия. Необходимо определить круг знакомств Пресняковой, последние служебные дела, вообще узнать про особенности вашей работы.

– Конечно, конечно, – согласно поддакивал Востриков.

– Не секрет, что многим высокопоставленным людям в финансовой сфере угрожают недовольные партнеры. Милиция завалена сигналами подобного рода. Необходимо выяснить про угрозы, если таковые имелись. Короче говоря, вам желательно вспомнить, кто мог быть недоволен какими-либо действиями Пресняковой.

– Другими словами, назвать, кого я подозреваю?

– Можно сказать и так, – согласился Курточкин. – Следов осталось мало, а версий в подобных случаях возникает много. Вполне допускается и такая, что преступники охотились за Сурманиновым, Преснякову же убили как нежелательную свидетельницу. То есть все нужно будет проверять комплексно. Вы, кстати, этого охранника Сурманинова хорошо знали?

– Нет, я с ним практически не сталкивался. Охрану нам подбирает кадровое агентство.

– У вас тоже имеется личный телохранитель?

– Да, он же по совместительству водитель. Точнее, водитель и по совместительству охранник. Так же было и у Тамары Афанасьевны. Насколько я понял, все сотрудники охраны по большей части бывшие спецназовцы, некоторые служили в милиции.

– Ну вот, скажем, по выходным дням они тоже обязаны работать?

– По договоренности, за отдельную плату.

– То есть, если мы сегодня попросим вас приехать в банк или вызовем в прокуратуру, вы должны звонить своему охраннику. А если он занят?

– Всяко бывает. Я вот однажды своему позвонил во внеурочное время, так Виктор даже разговаривать не мог – ребенка купал. Поэтому предпочтительнее все делать заранее.

Курточкину стало неудобно, что он так долго расспрашивает незнакомого человека по телефону.

– Богдан Кириллович, наверное, нам нужно будет встретиться, возможно даже сегодня. Очевидно, дело поручат Генеральной прокуратуре – статус погибшей обязывает. Если что понадобится, то либо мы подъедем к вам, либо пришлем за вами машину. Во всяком случае, будем держать вас в курсе дела. Вы сегодня куда-нибудь собираетесь уезжать или будете дома?

– В принципе хотел расслабиться дома. Но бывают непредвиденные обстоятельства, поэтому вы оставьте мне свои телефоны. Если вдруг понадобится отлучиться, я предупрежу. Только у меня сейчас такое минорное настроение, что из дома носа казать не хочется.

– Понимаю, – сказал следователь.

Глава 3
Туда и обратно

Как говорил Гоголь, бисовы колядки. Раз в год по обещанию чета Турецких выбиралась в подмосковное Абрамцево, на дачу своего закадычного товарища, отмечавшего день рождения. В этот раз 18 сентября удачно выпало на воскресенье. Погода отличная – тепло, сухо. Специально поехали на электричке – не на машине, чтобы Александру Борисовичу не выглядеть за праздничным столом белой вороной, пусть уж выпьет за компанию. На такие жертвы пошла его жена Ирина. Как и следовало ожидать, народу в электричке было битком, почти всю дорогу Турецкие стояли. И надо же случиться такой напасти – только пришли на участок, еще не со всеми обитателями дома успели поздороваться, подарок «новорожденному» не вручили, как Турецкого вызвали в прокуратуру.

Случаются дни, когда подобный звонок он перенес бы не моргнув глазом. Например, вчера, в субботу, жена заставила его пылесосить квартиру. Александр Борисович эту процедуру терпеть не может, с большим бы удовольствием поехал на работу, на задержание вооруженного до зубов преступника, в погоню за террористами – куда угодно. Мечтал об этом. Так нет же, не вызвали. Ни одного звонка, будто все вымерли. Как назло, оставили в покое, наедине с коврами и мебелью, которую приходится отодвигать, потом возвращать на место. Сегодня же, когда находился, считай, в двух шагах от счастья, когда предвкушал встречу со старыми друзьями, с которыми давно не виделся, когда, заметив готовое мясо для шашлыков и много блюд с аппетитными закусками, уже с плотоядным выражением лица довольно потирал руки, вызвали. Позвонил Меркулов и сказал, что вчера вечером застрелена авторитетная банкирша, обладательница всех мыслимых и немыслимых финансовых секретов.

Александр Борисович еще немного поломался для приличия: мол, нельзя ли сегодня обойтись без меня, подключусь завтра утром, хочется в кои-то веки маленько расслабиться. Однако уже сам прекрасно сознавал, что ведет подобные разговоры для нищих по инерции, и сам в них не верит ни на грош, и звонивший Меркулов пропустит его нытье мимо ушей. Понимающая расстроенная Ирина уже попросила у хозяйки расписание электричек на Москву и с кислым лицом успокаивала мужа: «Что же делать, такова твоя планида – следак есть следак», и даже кофейку с дороги не успел хлебнуть – вот-вот придет электричка, а следующая будет только через полчаса, нужно мчаться на эту. Турецкий натужно отшутился:

– Можете мне позавидовать белой завистью: поеду с комфортом – сейчас мало дураков найдется ехать в Москву. Поеду, как на такси, с ветерком.

Такси не такси, однако народу в вагоне действительно негусто. Во всяком случае, можно было сесть у окна, без смущения вести по мобильному телефону деловые разговоры, и после беседы с Курточкиным из городской прокуратуры Александр Борисович уже более или менее был в курсе вчерашних трагических событий на Кутузовском проспекте.

Хорошо, что Алексей Михайлович уже держал председателя «Сердца России» на поводке и просил того предупредить о боевой готовности инспектора банка по кадрам. Очевидно, с ними придется встретиться в первую очередь. Хотя бы узнать такую простую вещь, почему ни у Пресняковой, ни у Сурманинова дома никто не отвечает. И у той и у другого нет ни семьи, ни детей? Так какие между ними отношения? Начальник-подчиненный или более близкие? Чего ради их носило вместе по городу в субботний вечер? Да еще в компании с парочкой опасных преступников, а у модно одетой женщины при себе к тому же имелась собачка. Получается, преступление совершено экспромтом. Не пойдет же нормальный человек на дело с собакой. Даже самое что ни на есть дрессированное животное способно повести себя в кульминационный момент неадекватно. Однако пусть даже собака поведет себя мирно, яркая примета остается – если по пути эту пару никто не видел, все же теперь известно, что у преступницы имеется пекинес. При определенных условиях такой факт может стать сильным козырем. Однако до того момента, когда такой козырь окажется в руках, еще дожить надо.

Заместитель генерального прокурора Меркулов привычно сидел за заваленным бумагами столом в своем кабинете, можно подумать, и не уходил отсюда с позавчерашнего дня. Бодро привстал со стула, чтобы поздороваться, толстячок Курточкин. Устал следователь, не мог не устать за ночь, правда, вида не показывает, доволен, что очутился в столь авторитетной компании «важняков», о которых в профессиональной среде ходили легенды. Судя по тому, что Алексей Михайлович успел разузнать к этому времени, такой башковитый сотрудник обедни не испортит.

– Генеральному уже обо всем доложили, – сообщил Константин Дмитриевич, – сегодня утром. Он попросил назначить тебя руководителем следственной бригады.

– Я вроде бы по банкам не большой специалист, – осторожно заметил Турецкий.

– Здрасте пожалуйста! А кто раскрыл убийство банкира Коробкина?

– Коробкина убили не из-за профессиональной деятельности, – напомнил Александр Борисович. – Из-за нестандартной сексуальной ориентации.

– Здесь тоже истинная причина неизвестна. Профессиональная деятельность, бытовые мотивы. Возможны варианты. Правда, генеральный уверен, что охотились за Пресняковой, охранник просто под руку подвернулся. Поэтому и просил тебе поручить. Сказал, чтобы ты сам решил, разрабатывать версию охранника или проигнорировать ее. Как тебе интуиция подскажет. – Константин Дмитриевич сделал мхатовскую паузу. – Что она тебе подсказывает?

– Пока ничего, – пожал плечами Турецкий. – А рассуждая логически, охранника тоже нужно проверять. Ведь человек работал не продавцом газетного киоска. Оружие у него при себе имелось?

– Табельный «макаров», – подсказал следователь.

– Имелось. Люди, связанные с оружием крепкими узами, вообще сильно отличаются от представителей миролюбивых кругов. Кому известно, какие дела были у Сурманинова помимо охраны высокопоставленной банкирши? Конечно, его тоже нужно хорошенько тряхануть.

– Ну давай тряханем, что нам мешает. Выделим дополнительного человека. Ты по пути сюда прикинул, сколько людей тебе на круг понадобится для такого дела?

– Надеюсь, Алексей Михайлович согласится работать в бригаде. – Курточкин сдержанно поблагодарил «важняка» коротким кивком. – Мы сегодня вместе выясним кой-какие детали, а завтра утром попрошу о привлечении других участников. Сейчас мне даже приблизительно трудно представить объем следствия.

– Все равно кому-то придется ехать по домашним адресам. Надо же предупредить родственников погибших.

– Ладно. Сейчас поговорим с председателем банка, с инспектором по кадрам, тогда фронт работ станет нагляднее. Понадобится, попрошу кого-нибудь из оперов подъехать по адресам. Кто к кому ближе живет. Будут вопросы, позвоним, – не удержался Турецкий от того, чтобы не съерничать.

– Хватит зубы скалить, – миролюбиво проворчал в ответ либеральный Константин Дмитриевич. – В любом случае позвоните мне вечерком. Интересно знать, насколько вы продвинетесь по горячим следам. Ступайте, и да будет легок ваш путь.

Оба следователя перешли в находившийся этажом выше кабинет Турецкого, где Алексей Михайлович сразу подсел к телефону, позвонил председателю «Сердца России» и, сказав, что с ним хочет поговорить следователь по особо важным делам, передал трубку Александру Борисовичу.

– Собственно говоря, я хотел условиться с вами о встрече. Телефонные разговоры не заменят непосредственных контактов. Думаю, лучше всего было встретиться в вашем банке. Наверняка понадобится просмотреть личные дела погибших, какие-то записи, документы. Чтобы уж все было под рукой.

– Да, я подъеду, когда скажете, – смиренным тоном ответил Богдан Кириллович.

– Хорошо, если инспектор по кадрам тоже приедет.

– Татьяна Васильевна предупреждена.

– Сегодня воскресенье, город пустой. Мы с Алексеем Михайловичем поедем на машине из главка, то есть с Петровки, по пути готовы заехать и за вами, и за кадровичкой.

Банк «Сердце России» находился в Черемушках, инспектор по кадрам жила близко от него, добиралась своим ходом, а Востриков обитал в высотном доме на Кудринской площади, которую по многолетней привычке называл площадью Восстания. Заезжая за ним, следователям даже крюк делать не пришлось.

– Знаете, почему я не рад нашей встрече? – задал странный вопрос Богдан Кириллович, когда появившиеся в квартире следователи показали ему свои удостоверения.

– При виде нас редко кто радуется, – философски заметил Александр Борисович.

– После звонка до вашего появления я надеялся, что таким образом меня хотят заманить в ловушку. На самом же деле с Пресняковой ничего не произошло.

– Вы, видимо, читаете много детективов, раз додумались до такого оригинального варианта.

– Я их вообще не читаю. Зато фильмы иногда смотрю. Они тоже подкидывают изощренные идеи.

– А если бы мы в самом деле оказались преступниками, как бы нам противостояли? – спросил Алексей Михайлович.

– В комнате были жена и сын, – простодушно объяснил Востриков.

В «Сердце России», в отделанном мрамором холле первого этажа, их уже поджидала инспектор банка по кадрам Татьяна Васильевна, миниатюрная женщина в строгом темном костюме. По ее лицу было понятно, что от всего происшедшего она находится в шоке. Для начала следователи попросили ее принести личные дела погибших: трудовые книжки, анкеты. Через минуту нужные бумаги оказались в председательском кабинете.

Преснякова была разведена с мужем, у нее был сын Дмитрий – ровно вдвое моложе ее, ему двадцать три. Он носил девичью фамилию матери – Саврасов.

– Получается, сыну до сих пор не сообщили о ее гибели? – обратился Александр Борисович к Курточкину.

– Его может не быть в Москве, – сказал Востриков. – У Дмитрия есть собственная фирма на Кипре, и он большую часть времени проводит там.

– Телефон-то его тамошний вы знаете?

– Я – нет. Может, кто из сотрудников знает или есть в ее записной книжке.

– Ладно, там видно будет. – Взяв следующую анкету, Турецкий пробежал ее глазами. – У Сурманинова жена Лидия, сыну Вадиму десять лет. Небось мальчик в школе учится.

– Могли на выходные куда-нибудь поехать, – сказал Курточкин, ненароком насыпав Александру Борисовичу соль на рану – напомнил о его сегодняшнем неудачном визите в Абрамцево. Там уже шашлык шкварчит вовсю.

– Только в анкете указан адрес Полярная улица, это в Медведкове, – продолжал Алексей Михайлович. – Мне же сказали, что он живет в Бескудникове, и телефон другой дали.

– Это где никто не подходит? Значит, нужно звякнуть по медведковскому, уточнить.

Курточкин набрал номер и, услышав в ответ женский голос, спросил:

– Простите, это квартира Сурманиновых?

– Да.

– С вами говорит старший следователь прокуратуры Центрального административного округа Курточкин. Вы кем приходитесь Максиму Николаевичу?

– Это мой бывший муж.

– Как вас зовут?

– Лидия.

– Вы слышали о том, что произошло с Максимом Николаевичем?

– Нет, ничего не знаю.

– У меня, Лидия, прискорбное известие. Вчера вечером ваш бывший муж погиб.

Собеседница громко ойкнула:

– Как же это случилось?

– Максим Николаевич работал охранником, должность по нынешним временам весьма опасная. Очевидно, погиб, как пишут журналисты, на боевом посту. Мы постараемся выяснить все подробности этого происшествия, прокуратурой заведено уголовное дело. Вместе с ним погибла и объект его охраны – Тамара Афанасьевна Преснякова. Вы слышали такое имя?

– Нет. Максим только сказал как-то вскользь, что охраняет банкиршу, только имя не называл. Зачем оно мне?

– Вы давно в разводе?

– Чуть больше года.

– Какие у вас отношения?

– Плохие. Иначе бы не разводились.

– Но вы же общались?

– У нас растет сын. Максим собирался вчера вечером заехать. А потом позвонил, жаловался, что неожиданно вызван на работу. Он чаще всего приезжал в субботу или в воскресенье. В будние дни допоздна занят.

– Лидия, я чувствую, нам будет необходимо встретиться, чтобы вы поподробней ответили на все наши вопросы, которые, кстати, полностью не готовы, следствие только начинается.

– А когда будут похороны?

– Тоже еще неизвестно. Вы запишите все наши телефоны, и мы будем созваниваться. – Алексей Михайлович продиктовал номера своих телефонов и, по безмолвному знаку Турецкого, его тоже. Потом спросил Лидию: – Кому еще из близких людей нам следует сообщить о гибели Максима Николаевича?

– Родителям.

– Они живут в Москве?

– В Москве, – сказала Сурманинова и с горечью добавила: – Это мы, считай, за городом, а они в Москве, на Таганке.

Записав телефон родителей, Курточкин скорчил плаксивое лицо:

– До того неохота сообщать им такую весть – хоть в петлю лезь.

– Надо было узнать про них поподробней, – сказал Александр Борисович. – Может, они такие старые и больные, что нужно предварительно «скорую помощь» подогнать, а потом говорить про гибель сына.

Еще раз позвонив бывшей жене погибшего, Алексей Михайлович узнал, что родители Сурманинова люди сравнительно нестарые, оба едва достигли пенсионного возраста, работают, а по выходным в хорошую погоду, как сегодня, часто ходят в однодневные походы. Следователь позвонил им, не застал, чем и остался доволен – лучше сообщить прискорбную весть попозже.

Трудовая книжка Сурманинова требовала специальной расшифровки – сплошные ООО и АОЗТ. Вот у Пресняковой все понятно, да и мест работы она сменила мало. Последние четырнадцать лет работает в «Сердце России». Видимо, похвальная усидчивость и привела к такому взлету карьеры. На четырех должностях сидела: консультант ипотечного отдела, заведующий там же, заместитель председателя правления, первый заместитель.

Следователи попросили Татьяну Васильевну сделать ксерокопии нужных бумаг, после чего ее отпустили и стали беседовать с Востриковым.

– С чего начать?

– Если можно, Богдан Кириллович, расскажите о том, чем занималась Тамара Афанасьевна последнее время.

– Тут последним временем, пожалуй, следует считать года полтора-два. Весь этот период Преснякова выполняла совершенно неподъемную работу. Без преувеличения это можно назвать событием, важнейшей стратегической вехой на пути дальнейшего упрочения банковского сектора России, революцией в области финансовой отчетности и оценки кредитных рисков, методов корпоративного управления кредитными организациями…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное