Фридрих Незнанский.

Свой против своих

(страница 1 из 22)

скачать книгу бесплатно

Пролог
Сентябрь, 2003

В течение вечера Тамара Афанасьевна с медленно нарастающим раздражением несколько раз набирала номер телефона Скворцовской, однако не заставала давнюю подругу дома. Как назло, и мобильник Людмилы отключен. Лишь в одиннадцатом часу та отозвалась, да и то без большого энтузиазма. Видимо, была не одна и вернулась под легким хмельком.

– Люда, скажи, у тебя еще сохранились какие-нибудь связи в финансовой академии? – с ходу перешла к делу Преснякова.

– Безусловно, милая. Я связана с нашей альма-матер прочными узами на веки вечные. А что тебе вдруг понадобилось в этой богадельне? Решила на старости лет получить второй диплом? – решила поерничать в своем недовольстве Людмила Витальевна.

Пропустив корявую шутку подруги мимо ушей, Тамара Афанасьевна ответила:

– Помнится, раньше у них имелась такая форма обмена: наши выпускники ехали на двухмесячную стажировку за границу, иностранцы же приезжали к нам.

– Ну-ну. Знаю прекрасно. Я же лично курировала эти большие маневры. Мороки с ними выше крыши.

– Вот я и хотела попросить по старой дружбе, чтобы ты поспособствовала моему Дмитрию попасть в такую обойму. Мальчик с отличием закончил наш финансово-статистический, хочет заниматься международным бизнесом. Он считает…

– Послушай, Томочка, можешь не объяснять мне причины его желания, – с едва заметным раздражением перебила ее собеседница. – Я же не у плетня родилась. У нас днем с огнем не сыскать такого человека, который не мечтал бы стажироваться или работать за границей. Естественно, это выгодно во многих отношениях. Поэтому все туда и рвутся как оголтелые.

– Короче говоря, ты сможешь помочь?

– Попробую. Завтра разнюхаю, какая нынче складывается конъюнктура, тогда и поговорим по душам. Сейчас мне трудно сказать что-либо определенное, я с ними по этой проблеме давно не общалась. Твой парень на чем специализировался?

На такой вопрос Тамара Афанасьевна внятно ответить не могла. Сын был обычным студентом и про сферу своих оригинальных интересов подробно не рассказывал.

– Тогда пусть он сначала зайдет ко мне, – предложила Людмила Витальевна. – Я поговорю с ним поподробней, чтобы потом не случилось накладок. А то или он будет недоволен, или работодатель. Я так часто попадала в дурацкое положение, что уже зареклась кого-либо рекомендовать. Обязательно одна из сторон потом окажется недовольной. Но, будь спокойна, твоего парня в беде не оставим. Разве мы своих сдаем?!

– Куда ему подойти? В банк?

– Нет, это слишком уж откровенно. Обычно мои визитеры на виду, а зачем сотрудникам знать, что я кому-то протежирую. Пусть заедет ко мне домой. Вдобавок на работе у меня такая свистопляска – и не поговоришь толком.

Назавтра, около восьми вечера, двадцатидвухлетний Дмитрий Саврасов с пышным букетом цветов в не менее пышной упаковке из целлофана и гофрированной бумаги входил в подъезд элитного дома, приютившегося в одном из замоскворецких переулков. Одет Дмитрий был в добротный светлый костюм, идеально облегавший его крупную, склонную к полноте фигуру.

Очки в модной оправе придавали курносому лицу благородное выражение, которое дополнялось безупречной – волосок к волоску – прической. Светлые волосы были расчесаны на пробор и зафиксированы пеной, имеющей запах дорогого парфюма.

– Ишь какой ты вымахал! – протянула Людмила Витальевна, распахивая перед ним дверь. – Давненько я тебя не видела.

Давненько – это означало почти четыре года, с тех пор как Тамара Афанасьевна перестала отмечать свои дни рождения. Она считала, что после сорока женщине уже нечем хвастаться, то есть, по ее словам, едем с ярмарки. Раньше направлялись на ярмарку, а теперь – возвращаемся с ярмарки. До сорока Преснякова регулярно отмечала свои дни рождения. Это были подлинные праздники, на которые собирался немногочисленный близкий круг друзей, в основном институтских, с которыми училась в одной группе. Людмила была тогда первейшей подругой, да и сейчас остается таковой. Сын Дима обычно присутствовал на подобных торжествах, там его Скворцовская регулярно и видела. Только прежде он был скромным мальчиком, школьником, сидел тише воды ниже травы, а теперь дипломированный специалист, представительный мужчина с голливудской улыбкой и зычным голосом, прямо-таки бычок-производитель.

После того как хозяйка поставила врученные цветы в вазу с водой, они прошли на кухню, размерам которой мог бы позавидовать иной ресторан. Людмила Витальевна на скорую руку сервировала стол: рыбная и мясная нарезки, икра, паштет, красное вино, к кофе упаковка бельгийского печенья.

Людмила Витальевна нынче председатель правления коммерческого банка «Орион-2002», а раньше много лет работала проректором финансово-статистического института, который в свое время заканчивали она и мать Дмитрия. Нынче этот вуз, как и много других прежних институтов, академия.

Хозяйка подробно стала расспрашивать гостя, насколько тот владеет английским, где был на практике, кто был его научным руководителем, на какую тему писал диплом, какую специальную литературу читает, следит ли за финансовой периодикой – нашей, зарубежной. Из его ответов складывался портрет молодого интеллигента с бойким английским, серьезно интересующегося теоретическими предпосылками успешного бизнеса, мечтающего применить свои первые, пусть даже робкие выводы на практике. Однако здесь, в России, он чувствует, оригинально мыслящему человеку развернуться сложно.

– К тому же опасно, – согласилась Людмила Витальевна. – Я сегодня справилась в академии. У них по-прежнему имеются целевые программы по международной тематике. Безусловно, конкурс астрономический, все места давно забиты, прорваться трудно. Однако у меня есть реальная возможность получить дополнительное место по индивидуальному запросу. Причем не где-нибудь, а в Штатах. Это нужно будет сделать через нашего с мамой однокашника по аспирантуре – Игоря Семеновича Коростылева. Ты ведь тоже его прекрасно знаешь.

– Дядю Игоря? – улыбнулся Дмитрий. – Знаю, конечно. Когда я был маленьким, он меня брал и на футбол, и на хоккей. Правда, мы с ним давно не виделись.

– Коростылев сейчас шишка на ровном месте – работает в комитете ООН, занимается бюджетными и административными вопросами. У них там постоянно меняющаяся структура, от него зависит довольно много. Поэтому в принципе проблема с твоим устройством ему будет вполне по силам. Во избежание кривотолков я не стану звонить по телефону, вдруг прослушиваются, у нас или у них. Буквально завтра все напишу ему по электронной почте. – Вдруг Людмила Витальевна всплеснула руками: – Что-то мы с тобой тут сидим за какой-то несерьезной едой. А мне вдруг горячего захотелось. От вина, что ли, аппетит разыгрался. Ты не против подкрепиться?

– Спасибо, я совсем не голоден, – замялся гость.

– Не скромничай. Растущий организм постоянно нуждается в подпитке витаминами. Посиди минуточку, я приготовлю.

Она выскользнула в комнату, где позвякала посудой. Потом громко крикнула:

– Дмитрий, помоги мне достать блюдо.

Будущий бизнесмен вошел в комнату. Людмила Витальевна сидела на корточках перед сервантом, пытаясь достать из стопки большое блюдо. Чтобы не помять юбку, она приподняла ее переднюю часть чуть выше расставленных колен. При этом ненароком бросалось в глаза, что на хозяйке не было нижнего белья.

– Подними, пожалуйста, стопку, а я достану.

Она смотрела на него откровенно похотливым взглядом. Тут уже забудешь про все на свете – и что женщина в два раза старше тебя, и что это мамина подруга, и что пришел по делу. Не ожидавший такого поворота Дмитрий, у которого от возбуждения перед глазами поплыли красные круги, подошел, нагнулся к ней и нежно-нежно провел ладонью между ног. Людмила Витальевна, ойкнув, откинулась на ковер…

Глава 1
Дама с собачкой

В 2005 году вторая половина лета и начало осени порадовали москвичей хорошей погодой. На смену жаркому августу пришел удивительно теплый сентябрь – без дождей и ветра. Днем яркая синева неба меньше всего напоминала осень, да и ночи были под стать: звездные, теплые, словно в июле. Идеальный образец бабьего лета, о каком можно только мечтать. Вот уже 17 сентября – и все это время держится отличная погода. Никого не удивило бы, если бы она вдруг испортилась. К такому повороту москвичи морально готовы. Не все коту масленица, побаловала природа – и хватит, пора и честь знать. Спасибо за доставленное удовольствие, теперь будет что вспомнить. Тем не менее один погожий день следовал за другим, поддерживая оптимистичное настроение. В листве деревьев лишь местами брызнула желтизна, в основном взгляд по-прежнему радовала сочная, мясистая зелень, что несказанно украшает город. Да и многое в Москве сейчас кажется благодушным – и улицы, и дома, и мосты. Кажется, людям сейчас впору только и заниматься тем, что сочинять лирические стихи, играть на флейте или, примостившись в укромном уголке с этюдником, делать акварельные пейзажные зарисовки.

Но это все в свободное от работы время. Когда же находишься на посту, тут тебе не до акварелей.

Сержант милиции Михаил Сыромятников без особого энтузиазма воспринял известие о своем переводе на Кутузовский проспект. Возможно, для коренных москвичей пост там и считается престижным. Для него же, недавнего архангелогородца, все столичные районы одинаковы. Больше того, Михаил прекрасно знал, что Кутузовский проспект – это правительственная трасса, здесь ответственности у милиционеров гораздо больше, чем, скажем, в отдаленных спальных районах. Он с удовольствием дежурил бы там, где попроще. Ребята говорят, что во всяких выпендрежных местах попахивает терактами. Правда, судя по газетам, более или менее заметные эксцессы со взрывами происходили где угодно, только не на Кутузовском. Что же касается профилактики, то прав был их подполковник, который однажды высказался о ее объективной трудности. Виной всему, как он выразился, является «быстро растущая миниатюризация взрывчатых веществ». Вышел человек из магазина, бросил в урну возле входа пустую коробку из-под сигарет, ну и все – потом полмагазина разнесет в клочья. Не станешь же проверять всякий выброшенный мусор.

На деле дежурство на Кутузовском проспекте оказалось не таким уж сложным. Район, конечно, многолюдный, суматошный, тут полным-полно магазинов. Зато под боком нет ни вокзалов, ни крупных предприятий, да и мелких тоже. Публика, видать, живет тут особая – ни одной драки не пришлось разнимать. Если и попадались пьяные, то пришлые: где-то выпили лишку, а до своих Черемушек не доехали. Происходит это, как правило, после каких-либо многолюдных мероприятий на Поклонной горе, по ту сторону Триумфальной арки. В целом же на удивление спокойно. Взять хотя бы нынешний субботний вечер. Где еще в это время увидишь так мало народа? И это при работающих магазинах, которых тут что собак нерезаных. Разумеется, днем тоже не все магазины ломятся от покупателей. Большинство из них так называемые бутики, рассчитанные на супербогатую клиентуру, простому человеку туда и зайти-то боязно. Ну а где находится вся крутизна в теплый сентябрьский вечер? Конечно же оттягивается в загородных особняках. Они туда еще в пятницу вечером рванули. Поэтому сейчас здесь уже и машин мало, да и людей тоже. По ту сторону проспекта вдалеке стоит возле обочины серебристый «мерседес» Е-240, сидят в нем какие-то люди. Давно стоит. Может, пассажиры пошли в магазин, Сыромятников этого не заметил. Там близко магазин модной одежды. Если произошла поломка, необходимо включить аварийные огни. Правда, тогда водитель уже вертелся бы снаружи, поднял бы капот. Хотя вряд ли такие классные тачки ломаются на полпути.

Время от времени Сыромятников поглядывал на странную машину. Чем дольше стоял «мерседес», тем чаще смотрел на него сержант. Уже подошел бы к нему, да слишком далеко. Наконец он увидел, что открылись обе дверцы с правой стороны и из машины вышли два человека: женщина и мужчина. Женщина покинула заднее сиденье, мужчина сидел рядом с водителем – вышел через переднюю дверь. Пара пересекла газон и остановилась на тротуаре. Между ними произошел коротенький разговор, после чего мужчина вернулся к машине. Открыв дверь, он нагнулся, скрылся наполовину в салоне, после чего снова вынырнул и, сильно хлопнув дверью, возвратился к поджидавшей его на тротуаре спутнице.

Они быстро направились в сторону Триумфальной арки. Вскоре стоявший на противоположной стороне широкого проспекта Сыромятников более или менее смог рассмотреть их. Женщина была в темных брючках, в пестрой хламиде, что-то среднее между кофтой и пальто, и в туфлях на высоких каблуках. На руках она держала маленькую собачку. Сержант видел таких смешных собачонок с приплюснутой мордой только по телевизору, кажется, эта порода называется пекинес. Сами маленькие, а шерсть длинная, сразу трудно разобрать, где глаза.

Здоровяк мужчина одет был попроще: обычный костюм, под пиджаком серая майка с круглым воротом. Он был явно моложе своей спутницы. Даже издали от него исходило ощущение физической силы, энергии. На первый взгляд его можно было принять за телохранителя той модной дамочки. Однако они идут так, будто женщина охраняет его. Здоровяк мерно шагает впереди, дама с собачкой семенит за ним, иногда обращаясь к нему с какими-то словами, тот, не поворачивая головы, отрывисто отвечает. Вдобавок женщина время от времени оглядывается по сторонам, как будто наблюдает, не грозит ли ее суровому спутнику опасность.

Серебристый «мерседес» остался на месте, по-прежнему без габаритных огней, что весьма опасно для него и проезжающих – ведь сумерки уже сменились темнотой. Непохоже, чтобы машина принадлежала этой странной паре – мужчина вышел-то с правой стороны, значит, за рулем находится кто-то другой. К тому же парочка ушла далеко от «мерседеса», почему бы им не доехать до нужного места. Все это очень странно.

Мужчина и женщина с лохматой собачкой на руках приблизились к подземному переходу. Сыромятников решил так: если они спустятся в переход, он их тут встретит и, возможно, проверит документы, спросит, почему так надолго машина без включенных габаритных огней стоит на проезжей части. Если же минуют его, сержант перейдет на ту сторону и последует за ними.

Миновав переход, парочка из «мерседеса» направилась в сторону Триумфальной арки. Сыромятников вприпрыжку спустился в переход, а когда поднялся на противоположной стороне проспекта, то не увидел тех, за кем следил издали. Сержант опешил: совершенно непонятно, куда они могли вдруг деться. Квартал магазинов уже закончился, между домами хорошо освещенный пробел, там их нет, да и свернули бы туда раньше, если бы понадобилось. Сыромятников посмотрел вдаль – ни автобуса, ни троллейбуса впереди не видно, значит, на общественном транспорте уехать не могли, маршруток тоже нет. Куда же они испарились?!

На остановке он заметил двух девчонок: малолетки пили из бутылок пиво и закусывали чипсами. В другое время сержант нашел бы, что сказать этим жизнерадостным соплюшкам, мигом приструнил бы, однако сейчас ему требовалась их помощь, поэтому разговор пошел другой. Сыромятников спросил, видели ли они проходивших только что женщину с собачкой и мужчину.

– Я без понятия, – с обезоруживающей улыбкой ответила та девушка, которая сидела спиной к тротуару.

– А я видела, – сказала вторая.

– Куда они пошли?

– По-моему, на машине уехали.

– На какой? Они проголосовали?

– Да вроде нет.

– Так что за машина?

– Кажется, иномарка.

– Как называется?

Этого девушка не знала. Без особой уверенности сказала, что машина была черного цвета, большего добиться от нее не удалось, однако и эти скудные сведения дали милиционеру пищу для подозрений. Люди долго сидели в одной машине, потом вдруг пешком пошли к другой. Почему первая их не подвезла? Тем более что та долго стоит в таком неудобном месте, откуда сам Бог велел побыстрей убраться.

Сыромятников решительно направился к серебристому «мерседесу». Он вышел на проезжую часть, ожидая, что при виде милиционера машина вот-вот тронется с места. Тогда он в случае чего хотя бы запишет ее номер. Во всей ситуации чувствовалась какая-то ненормальность, сержант даже начал нервничать. Возможно, в машине сидят вооруженные бандиты, которые сейчас начнут палить почем зря из автомата. На всякий случай Михаил снова перешел на тротуар.

Поравнявшись с застывшим «мерседесом», он увидел сильно тонированные стекла, мешавшие разглядеть находящихся в салоне. Только нагнувшись таким образом, чтобы фоном служили ярко освещенные на противоположной стороне проспекта витрины, ему удалось разглядеть силуэты двоих неподвижно сидящих в машине людей: мужчина за рулем и женщина на заднем сиденье. Складывалось полное впечатление, будто оба, опустив головы, спали. Однако Сыромятникову сразу стало ясно, что это за сон.

Приблизившись к «мерседесу», он открыл правую переднюю дверь.

И женщина и мужчина были убиты выстрелами в сердце. Преступник предусмотрел, чтобы пули не прошли навылет, иначе звон разбитого стекла или треск продырявленной обшивки сразу бы выдали его, привлекли внимание.

Сержант моментально позвонил в свое отделение.

Сообщение про «огнестрел» вызвало там знакомую даже недавнему архангелогородцу кутерьму. Дежурный капитан одновременно разговаривал с несколькими людьми: задавал уточняющие вопросы Сыромятникову, транслировал ответы с собственными комментариями подошедшему майору, кричал вслед советы лейтенанту из оперативно-следственного отдела, торопил водителя, доносились еще какие-то голоса…

Примерно через полчаса на место преступления прибыла дежурная оперативно-следственная бригада.

Осмотром руководил старший следователь прокуратуры Центрального округа Москвы младший советник юстиции Алексей Михайлович Курточкин, довольно опытный юрист с десятилетним стажем службы в прокурорских органах. Когда тот подходил к машине, в салоне запиликал мобильный телефон. Курточкин, словно коршун за цыпленком, ринулся на звук, однако, пока доставал мобильник – тот находился в застегнутой на «молнию» женской сумке, – мелодия прекратилась. Прекратилась буквально в тот самый момент, когда он взял аппарат в руку и был готов нажать кнопку связи.

– Черт, не успел, – хмыкнул следователь.

– Может, еще кто позвонит, – сказал другой оперативник.

– Будем надеяться.

У обоих убитых мобильники были включены. Алексей Михайлович не мешкая положил их себе в карман: пусть будут под рукой.

Сначала нашли документы убитого водителя, Максима Николаевича Сурманинова. Машину он водил по доверенности, принадлежал этот «мерседес» Тамаре Афанасьевне Пресняковой. Долго хозяйку разыскивать не пришлось – именно она была застрелена на заднем сиденье собственного автомобиля. Когда Курточкин достал из сумочки ее служебное удостоверение, ярко-красные ламинированные корочки большого формата, он даже присвистнул от удивления – погибшая оказалась первым заместителем председателя правления банка «Сердце России». Должность не из последних.

Раньше Алексею Михайловичу неоднократно приходилось слышать такое название, это был один из самых старых и крупных отечественных банков. Судя по частоте его упоминаний в прессе, очень популярный. В вагонах метро глаза мозолили рекламные постеры этого финансового заведения: картинка приятного бирюзового цвета, на ней изображен уверенный молодой человек в отличном костюме. Сверху крупным шрифтом написано: «Мы любим работать». Надо полагать, первый заместитель председателя правления «Сердца России» персона весьма знаменитая и авторитетная в банковской среде страны. Такой фигуре известно немало финансовых секретов, и заранее можно с огромной долей уверенности сказать, что убийство связано с ее профессиональной деятельностью. Однако вероятность того, что расправились с водителем, а банкиршу убрали как нежелательную свидетельницу, тоже существует. Неизвестно еще, что за птица этот Сурманинов. Окружение банковских руководителей значительно отличается по своему менталитету, скажем, от школьных преподавателей математики или музейных экскурсоводов.

Теперь необходимо взять показания, да только не у кого. Сержант Сыромятников уже рассказал все, что видел, и Алексей Михайлович похвалил его за интуицию, позволившую быстро обнаружить погибших. Посланные по следам преступников оперативники обошли все магазины – никто из охранников или продавцов не обратил внимания на даму с собачкой и ее спутника. Девчонок на остановке, с которыми разговаривал сержант, естественно, и след простыл, да и вряд ли бы они смогли добавить что-либо к сказанному. Курточкин распорядился, чтобы оперативники поспрашивали у жильцов ближайшего дома насчет машины, на которой уехали преступники. О госномере автомобиля мечтать нечего, их случайные свидетели запоминают только в детективных книгах. Может, кто-нибудь назовет хотя бы марку. Нет, никто не видел.

С незадачливым видом следователь Курточкин почесывал затылок, как это машинально делают люди, столкнувшиеся с трудноразрешимой задачей.

Внешне он меньше всего походил на супермена, в образе которого сплошь и рядом показывают следователей в кино или описывают в тех же дешевых детективах. Тридцатипятилетний Алексей Михайлович скорее напоминал циркового клоуна. Только слепая любовь жены позволяла ей утверждать, что ее Лешенька напоминает коротышку Наполеона – низенького роста, небогат волосами и полненький, что является следствием совершенно неуемной любви к пиву. Он готов был простить все огрехи перестройке только за то, что теперь люди стали избалованы многочисленными, в том числе самыми изысканными, даже импортными, сортами пива. И купить этот замечательный напиток можно в любое время дня и ночи.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное