Фридрих Незнанский.

Смертельные акции

(страница 5 из 21)

скачать книгу бесплатно

Остановились они только минут через десять, когда, пройдя кривыми темными переулками, дошли до Москвы-реки. Там, под тусклым светом грязной лампочки, качающейся на ветру, хулиганы, поглядывая в ее сторону, поделили добычу, причем Серому досталась львиная доля.

– Разбегаемся, – сказал он, засовывая в карман импортные часы «штангиста», его кошелек и Ларисины сережки.

– Добавить бы надо… – осторожно, будто прощупывая почву, сказал один из хулиганов.

– Мертвого осла уши, – очевидно сам не понимая этого, процитировал Серый, – давайте-давайте, а то метро закроется. Счастливо.

Двое тут же скрылись в переулке. Серый же повернулся к Ларисе. Она внимательно разглядела его лицо. Узкое, бугристое, с выраженными скулами и подбородком. Крупный нос, романтическая небритость на щеках. Длинная цыплячья шея, частично замотанная шарфом.

– Значит, говоришь, не возьму сережки?

Лариса утвердительно кивнула.

– Почему?

– Потому что… – Она протянула руку и погладила его по жесткой щетине на щеке. А потом, опять же совершенно неожиданно для себя, быстро поцеловала прямо в губы. И сразу отстранилась с таким видом, будто ничего ровным счетом не произошло.

– Так, – голос его чуть дрогнул, она это очень хорошо почувствовала, – ну что же, это стоит того.

И Серый, хохотнув, достал из кармана золотые сережки, протянул их Ларисе.

Но та покачала головой:

– Думаешь, я из-за сережек с вами пошла?

Он опять очень внимательно посмотрел ей в глаза. И снова кривовато усмехнулся:

– Пошли, провожу тебя до дому.

И сунул сережки ей в руку.

Они шли молча. Лариса все ждала, когда он заговорит. И дождалась.

– А ты молодец, – наконец произнес бандит, – не испугалась.

– А я вообще непугливая.

– Да-а, – насмешливо протянул тот. – Ну а если я тебя приглашу… в кино, например?

Судя по всему, Серый был ненамного старше Ларисы. Ну от силы года на два-три.

– Приду.

– Правда?

– Правда.

– Ну смотри… Давай завтра в шесть у «Ударника».

– Завтра не могу. Никак. Занятия.

– Тогда послезавтра?

– Да, послезавтра смогу, пожалуй… А какой фильм?

– Не знаю… – совершенно искренне пожал плечами Серый. – А какая разница?

Лариса перехватила его озорной взгляд и улыбнулась в ответ:

– А и вправду никакой… Хорошо, послезавтра в шесть у «Ударника».

Тот кивнул:

– Договорились.

– А как тебя зовут?

– Сергеем… Но вообще-то меня все называют Серым.

– А я буду – Сергеем, – заявила Лариса.

– Ладно, – кивнул он. – А тебя как зовут?

– Лариса.

– Ну вот и познакомились…

Они дошли до дома на Пречистенке и расстались. Сквозь мутное стекло подъездной двери Лариса видела, что он стоит и смотрит ей вслед…

Целый день Лариса провела как на иголках. Она укладывала волосы так и сяк, боролась с некстати выскочившим на лбу прыщом, подбирала платье. Мать несколько раз обращала внимание на необычно оживленную дочку, даже поинтересовалась, в чем дело.

– Ничего особенного, – с показным равнодушием ответила Лариса, – скоро Лидка устраивает вечеринку…

«Интересно, как бы она отреагировала, если бы я ей сказала, что иду на свидание с бандитом, который едва не ограбил меня на улице, а его приятели всадили нож в парня, который меня провожал…»

Но мать не стала продолжать расспросы (она вообще этим не отличалась) и опять уткнулась в свои рукописи.

Иногда Ларисе хотелось, чтобы родители уделяли ей больше внимания.

Чтобы отец, как все нормальные отцы, учил бы ее, допустим, мастерить воздушных змеев и скворечники, а мать живо интересовалась бы ее личной жизнью… Чтобы спрашивала про знакомых, про мальчиков, про переживания. Чтобы можно было уткнуться ей в плечо и поплакать – просто так, без причины. Всего этого Лариса была лишена. Однако, достигнув более зрелого возраста, она поняла, что нет худа без добра. Взрослея почти без родительского внимания, она научилась сама принимать решения, сама отвечать за свои поступки. Затем, во взрослой жизни, это ей очень пригодилось…

Лариса подошла к кинотеатру «Ударник» ровно к шести. Она всегда считала, что опаздывать неприлично, даже женщине. Высокую фигуру Сергея она увидела издалека. Тот стоял в дорогой дубленке (Лариса догадывалась, что ее он купил не на заработанные деньги), несмотря на мороз, без головного убора, курил и посматривал в сторону Ленинки, со стороны которой и должна была появиться Лариса.

– А вот и я, – подошла Лариса к нему со спины.

Сергей обернулся и невольно залюбовался ею. Вчерашние хлопоты не прошли даром – Лариса выглядела отменно.

– Красивая… – одобрительно кивнул он.

– Называется, оценил, – рассмеялась Лариса, а вслед за ней и Сергей. Они смеялись так, будто были знакомы сто лет. Это ощущение не прошло и тогда, когда в зале потушили свет и стали показывать какой-то вялый отечественный боевик… Лариса сразу уткнулась в плечо Сергею и так просидела весь фильм. То есть не весь – в какой-то момент Сергей повернулся к ней и жадно припал к губам. Целовался он умело – решительно, дерзко и вместе с тем нежно. У Ларисы все поплыло перед глазами, и, даже когда Сергей снова повернулся к экрану, она долго не могла открыть глаз…

Они все не могли расстаться, стояли, смотрели друг на друга и молча держались за руки.

– Когда мы встретимся?

– Послезавтра, – подумав, ответила Лариса.

– А завтра как?

– Нет, завтра не получится…

– Ясно. Я у тебя удовольствие через день, – усмехнулся Сергей.

– Пока что… Пока… – прошептала она так, что он сразу не понял, обещает она или же прощается…

Через день все, чего она так ждала с нетерпением и страхом, произошло быстро и стремительно. Встретились у метро «Парк культуры».

– Привет!

– Привет. Куда пойдем?

– К тебе, – выпалила Лариса.

К счастью, Сергей и бровью не повел. Конечно, вряд ли он ожидал такое, но выдержки у него хватило… И за это Лариса была ему благодарна.

– Тогда стоит взять тачку.

Они перешли по подземному переходу на другую сторону Садового кольца, он быстро остановил желтый таксомотор.

– В Черкизово, – сказал Сергей, и они поехали.

Ехали молча. Машина плутала по странным улочкам среди глухих заводских заборов и одно-двухэтажных обшарпанных домиков. Наконец Сергей коротко бросил водителю:

– Здесь.

Они вышли у какого-то страшно запущенного строения. Вошли в темный подъезд, почти на ощупь поднялись на третий этаж. Оказались в длинном коридоре, где пахло вчерашним борщом, мокрым бельем и паленой резиной. Лариса и раньше бывала в коммуналках, но в центре они были как-то почище… Тут же из комнат выглядывали пропитые рожи в синяках, испуганные женские лица, по коридору прошел древний старичок в нечистой голубой майке…

В конце концов они дошли до обитой рваным дерматином двери. Сергей отпер ее:

– Заходи!

В комнате, неожиданно для Ларисы, было довольно уютно. Удобная широкая тахта, шикарная стереосистема, пушистый ковер на полу. Большой телевизор, два удобных кресла в углу… Ларисе не хотелось думать о том, что многие вещи здесь были крадеными. Она и не думала.

– Чай, кофе? Виски, коньяк, шампанское? – перечислял Сергей.

Вместо ответа она подошла к нему, поднялась на цыпочки и прошептала на ухо:

– Ты…

Дальше она не помнила. В голове остался круговорот из объятий, поцелуев, обрывков нежных слов…

А потом в дверь постучали. Сергей сразу напрягся, сел. Лариса машинально укрылась простыней…

– Серый, открывай. Милиция.

И снова застучали, теперь кулаком… Сергей повернул голову к Ларисе, негромко сказал:

– Одевайся.

Потом подумал, взял со стола сигарету, краем глаза наблюдая за одевающейся девушкой, добавил:

– Вот и все. Отгулял.

Затем был обыск, расспросы, допросы… Конечно, следователь быстро отпустил Ларису – ее непричастность к художествам Сергея не вызывала сомнений. Но нервы помотал изрядно. И хуже всего было, что история вышла наружу. Узнали не только родители, но и в школе. О золотой медали, которую прочили круглой отличнице Ларисе Владимирской, можно было забыть… Масла в огонь подлил еще и раненый «штангист», который вышел из больницы и конечно же рассказал всем историю об уличном ограблении…

Но Лариса не горевала. Она добилась своего. Хоть краешком, хоть чуть-чуть, но все же прикоснулась к настоящей жизни. За короткое время, которое прошло с той памятной встречи на темной улице, она повзрослела.

К тому же Сергей вышел из тюрьмы уже через год, по амнистии.

В ванной ее ждал еще один сюрприз. Обширная, кажется, из настоящего мрамора ванна была наполнена остывшей и грязной водой странного розоватого цвета. На поверхности воды плавала ярко-красная крышечка от губной помады, какая-то промокшая кружевная тряпочка и обрывки каких-то бумажек. На большом зеркале губной помадой было выведено: «М+М». Лицо Ларисы выразило отвращение, однако делать было нечего, и она принялась наводить порядок. Спустила воду в ванне (на дне обнаружилось еще несколько различных предметов), собрала мусор, стерла надпись на зеркале. Ополоснула ванну, потом наполнила ее водой с густой пеной, наконец разделась и погрузилась в ароматные белоснежные хлопья.

Лезвием по вене, думала она, – чик, и готово… Хотя нет, обязательно найдет Витя. Спасет. Он же у меня супермен, на все способен. Может на руках отнести в Склифосовского. Хм, усмехнулась про себя Лариса, почему это «у меня». Он молодой, совсем молодой. Влюбился в хозяйку, ну и что? Сегодня влюбился, завтра разлюбил. А я… Я так и буду возвращаться в пустую квартиру со следами вчерашнего разгула. Волшебной сказки, как в кино с Кевином Костнером, не получится… Сказки вообще в жизни не случаются…

Она расслабилась и лежала в теплой ванне. Даже, кажется, немного задремала.

Прошло примерно полчаса. Лариса приняла душ, накинула мохнатый халат и вышла из ванной. В спальне уже не наблюдалось следов разгула. Постель была аккуратно застелена, а ковер вычищен.

Молодец Виктор, думала Лариса, вытирая полотенцем волосы, все у него так споро получается, быстро, хорошо. И в работе, и в чем угодно. В постели он нежный, хоть и немного торопливый. Но что поделаешь – возраст. Двадцать два года. Только из армии. Совсем еще зеленый. А ведь, если задуматься, я всего на одиннадцать лет старше. Всего лишь на одиннадцать. А такая пропасть. И в возрасте, и в социальном положении. Хотя, наверное, положение тут главное. Недаром он все время норовит назвать меня по имени-отчеству. Вначале это меня как-то обижало, теперь привыкла… В конце концов, это ведь я плачу ему зарплату. И делать мне даже самые незначительные подарки смешно… Хотя почему плачу я? Зарплату ему платит Миша. Миша Машкин… Даже смешно иногда становится, что я его называю так запросто – Миша…

Она встряхнула чуть влажными волосами, переоделась в легкое домашнее платье и вышла из спальни. В гостиной теперь тоже царил порядок. Только розу Витя не стал выбрасывать, просто поставил вазочку в центре столика. Кстати, где он?

Лариса прошла по комнатам, заглянула в кухню. Телохранителя не было нигде.

Может, вышел куда-нибудь, за сигаретами например? Хотя какие сигареты, он же не курит. Он же спортсмен. Лариса вспомнила загорелое и мускулистое тело своего телохранителя, и у нее по коже уже почти привычно пробежали мурашки. Красивый, черт. Сильный, красивый и надежный. Уж я-то знаю. Я научилась разбираться в людях.

Она снова зашла на кухню, сделала себе пару бутербродов, достала из холодильника ананасовый сок. Внезапно ей показалось, что тут, на кухне, что-то не так. Что-то было иначе, чем всегда. Каким-то седьмым или восьмым чувством она уловила некоторое беспокойство. Это несколько озадачило Ларису. Она снова внимательно оглядела кухню. Потом еще раз. И только с третьего раза она поняла, в чем дело.

Дверца кладовки была чуть приоткрыта. Совсем немного. Но этого было достаточно, чтобы разглядеть нечто, что находилось за этой дверцей. Черный уголок ткани. Не надо обладать дедуктивными способностями, чтобы догадаться – это край брюк.

Интересно, подумала Лариса, откуда брюки в кладовке. Там обычно хранятся разные хозяйственные принадлежности – швабра, тряпки, стиральные порошки, всякие чистящие средства.

Она додумывала уже по пути к кладовке. Протянув руку, Лариса широко раскрыла дверь. И тут в глазах ее помутилось.

За дверью, в неестественной позе с вывернутыми назад руками, лежал Михаил Машкин. Тот самый, которого в газетах любили называть «серым кардиналом российского бизнеса». Тот самый, благодаря браку с которым Лариса получила новую фамилию…

Из конференц-зала, где делал доклад, я сразу спустился в свой номер. Здесь меня ждал сюрприз…

Дверь в мой номер была не заперта. Это меня поначалу не удивило – открыть дверь могли горничные, уборщицы и так далее. Но я ошибся. Никаких гостиничных служителей здесь не обнаружилось.

Зато в одном из кресел у окна сидела женщина. Весьма эффектная блондинка с большими глазами и выразительными чертами лица. На вид ей было лет тридцать.

Везет мне здесь на блондинок, однако! Появляются неизвестно откуда… Хотя у меня было такое ощущение, что эту я уже где-то видел.

– Здравствуйте, – вежливо поздоровался я. Хоть незваный гость и хуже татарина, но это не отменяет правил приличий.

– Добрый день, – кивнула она, продолжая курить. Я машинально обратил внимание, что в пепельнице уже имелось четыре раздавленных окурка. Женщина докуривала пятую сигарету. Значит… Я отсутствовал примерно полтора часа. Сигарету выкуривают в среднем за десять минут. Значит, как минимум час назад она появилась здесь, в моем номере.

Я сел на диван и вопросительно уставился на нее. Однако женщина молчала.

– Простите, – решил я нарушить тишину, – чем обязан?

Она повернула голову:

– Где она?

– Кто? – поинтересовался я.

– Ваша подружка.

– Вы имеете в виду…

– Да-да! – нетерпеливо сказала она. – Я имею в виду именно ее. Как мне удалось выяснить, ее зовут Марина.

Нет, это пляжное знакомство мне дорого обойдется, вот увидите.

– Не знаю… – пожал я плечами. Как вы понимаете, это было чистейшей правдой – я действительно не знал, где в данный момент находится Марина.

Незнакомка внимательно посмотрела мне в глаза.

– Мне известно, что ночь она провела именно здесь! – Она взмахнула рукой с сигаретой, обводя мой номер.

– Позвольте, но почему я должен отчитываться перед вами в своей личной жизни? – возмутился я.

Она не ответила, только сделала несколько неторопливых затяжек, глядя в сторону. Потом снова подняла глаза на меня:

– Вы помните вчерашний инцидент?

– Вчерашний?

– Да, в парке.

– Помню.

Конечно же я помнил – ребра ныли до сих пор. А еще я вспомнил вот что – когда мы гуляли с Мариной по парку, перед нами маячили три фигуры – две мужские и одна женская. Конечно, я заметил их боковым зрением: все мое внимание было поглощено Мариной. Но теперь я вспомнил… Двое мужчин – это, конечно, те самые, что потом подошли ко мне. А женщина – вот эта самая блондинка, что сейчас сидит в моем кресле и задает странные и даже нескромные вопросы…

– Так вот, – продолжала она, – я бы не хотела, чтобы с вами повторилось нечто подобное.

– Вы мне угрожаете?

Она кивнула:

– Именно так.

– Но могу я в конце концов узнать, в чем дело? Почему вас и ваших головорезов интересует Марина? И при чем здесь я?

Она рассмеялась:

– При чем здесь вы? А кто еще должен знать, по-вашему, где находится эта… – Она словно бы хотела выругаться, но сдержалась, проглотила слово, которое вот-вот должно было сорваться с ее языка.

– Так, – рассердился я, – вы врываетесь ко мне в номер в мое отсутствие, курите тут и еще задаете странные вопросы, на которые я почему-то, по вашему мнению, должен отвечать. Могу я узнать, с кем имею честь разговаривать?

Она замялась, будто бы решая про себя какой-то вопрос. Понятно какой – сообщать мне свое имя или нет. В конце концов она пришла к решению:

– Это неважно. Достаточно того, что я знаю вас. Кроме того, я знаю, что вы познакомились с Мариной совсем недавно. Здесь, в Ялте. Это так?

– Ну допустим.

– А следовательно, не знаете, зачем она сюда прибыла, с какой целью.

– Почему это? Прекрасно знаю. Она мой коллега – адвокат. Приехала на симпозиум.

Женщина рассмеялась:

– Это неправда.

– И кто же она, по-вашему?

– Она не адвокат… – повторила блондинка.

– С какой стати я должен вам верить?

– Потому что… Потому что… Хорошо, я вам все расскажу. Но поймите, мне нужно только одно – знать, где в данный момент находится Марина. Я вам расскажу, но хотелось бы попросить, чтобы подробности этого разговора остались между нами. Обещаете?

Я отрицательно покачал головой:

– Не могу обещать. А вдруг вы мне собираетесь рассказать нечто такое, что я обязан буду предать огласке?

Она улыбнулась:

– Ничего не скажешь, настоящий адвокат. В отличие от вашей Марины… Ну ладно, я не собираюсь раскрывать вам государственных тайн. Все, что я расскажу, касается исключительно меня. Ну и… еще одного человека. Поэтому прошу вас сохранить все это в тайне.

Тут я обратил внимание, что та сумка, которую я обнаружил перед выходом из номера, теперь лежит на полу у ног женщины. Причем «молния» раскрыта, некоторые фотопринадлежности лежат рядом, прямо на полу.

– Это вы вытащили сумку из моего шкафа?

Она кивнула:

– Я. Вернее, мои телохранители. Когда я вам расскажу, в чем дело, вы обязательно простите это нахальство. Поверьте.

Ее голос был таким спокойным и уверенным, что я не стал обострять. Конечно, в девяноста девяти случаях из ста я бы просто вышвырнул из номера человека, который посмел мало того что войти без разрешения, но еще и обыскать мои шкафы. Однако тут, очевидно, произошел тот единственный случай, когда следовало сначала выслушать, а потом думать, как действовать дальше.

– Понимаете, – продолжала она, – ваша случайная знакомая прибыла сюда совсем не на симпозиум.

– А зачем?

– Она просто-напросто папарацци. Понимаете? Это слово в последнее время часто употребляют в связи со смертью принцессы Дианы, но фотографы, которые специализируются на съемке известных людей, существуют и у нас.

– Сомневаюсь, что здесь это приносит большие деньги, – вставил я, – но, допустим, что вы правы. Марина – папарацци. Ну и что?

– И она приехала сюда, чтобы снимать меня.

– Вас? Следовательно, вы актриса или известная певица? Но я, честно говоря, простите, не узнаю…

– Нет, я не певица. Я всего лишь жена известного бизнесмена Михаила Машкина.

Вот это новость. Жена самого Машкина. Президента корпорации «Росал», которая держала в руках весь экспорт алмазного сырья из России. Ходили слухи, что Михаил Машкин входит в десятку самых богатых людей в России. Я несколько раз видел его по телевизору. Он, кажется, старался не светиться. Когда видел камеру, прикрывал лицо рукой. Кроме того, некоторые политические обозреватели отмечали удивительную способность Машкина выпутываться из любых скандалов, связанных с его именем. Да, про Машкина вообще мало что было известно.

И вот передо мной сидела жена этого алмазного короля.

– Ну что ж, тогда давайте познакомимся. Меня зовут Юрий. Юрий Гордеев.

– Лариса, – протянула она руку.

Я пожал длинные прохладные пальцы.

– Итак, вы утверждаете, что Марина приехала сюда совсем не на симпозиум?

– Да. Она здесь исключительно для того, чтобы получить снимки, которые бы меня компрометировали.

– Вы хотите сказать, что она подсматривает за вами, когда вы принимаете ванну? Или готовитесь ко сну?

Лариса Машкина покачала головой:

– Понимаете, я здесь не одна…

– Ясно… Вы приехали в Ялту, чтобы провести время с любовником.

Она поморщилась:

– Ну зачем же так в лоб… Но в принципе вы правы.

– Простите, я привык называть вещи своими именами. Значит, Марина охотилась за вами, чтобы получить снимки. А интересно, куда бы потом пошли эти снимки? На страницы желтой прессы? Были бы показаны вашему мужу?

Лариса пожала плечами:

– Не знаю. Дело в том, что я только тут заметила слежку.

– И предприняли какие-то шаги, чтобы разузнать, кто за вами следит, где она живет, круг ее знакомств? В который вхожу и я.

– Да. А теперь скажите мне: вы знаете, где она находится? Или нет?

– Скажу вам со всей откровенностью. Я действительно не знаю, где сейчас Марина. Она вообще имеет некоторую особенность неожиданно исчезать. Как, например, вчера, в парке.

Лариса невесело улыбнулась. Я почему-то почувствовал доверие к этой женщине. Вся ее внешность к этому располагала. Конечно, внешность женщины в подавляющем большинстве случаев обманчива, но мне казалось, что ей можно верить.

– А эта сумка… – спросила Лариса, – она к вам пришла с ней вчера?

Я пожал плечами:

– Не помню. Очевидно, да. Иначе как бы она оказалась здесь?

– В фотоаппаратах не обнаружилось пленки. И кстати, в том кофре, что вчера забрали мои телохранители, тоже.

– Это неудивительно. Прежде всего папарацци должен, вероятно, позаботиться о сохранности пленки.

– Но то, что она бросает фотокамеры, которые стоят немалых денег, говорит о многом.

– О чем?

– О том, что за снимки ей платят очень много, – вздохнула Лариса, – а вот кто это делает, я не знаю. Хотя очень бы желала… Я знаю, вы абсолютно ни при чем в этой истории. Осуждать вас за то, что познакомились с красивой, сексапильной девицей, я не собираюсь. Но, мне кажется, она вас использовала в своих интересах. Вы уже пострадали вчера… Кстати, надеюсь, мои ребята вас не слишком сильно отделали?

– Нет, что вы… – мужественно произнес я. – Так, слегка…

Она кивнула и улыбнулась:

– А могло быть и хуже… Короче, думаю, что я вас убедила в том, что ваша знакомая занимается, мягко говоря, не слишком достойной деятельностью. И поэтому, попрошу вас, когда она появится, позвонить мне.

– Ну вы слишком многого требуете. Неужели нормальный мужчина станет доносить на женщину, которую… с которой…

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное