Фридрих Незнанский.

Смертельные акции

(страница 2 из 21)

скачать книгу бесплатно

– Вы решили меня преследовать?

– Нет! Как вы могли такое подумать?

– Тогда что? – На лице ее появилось недоумение.

– Я решил вас сопровождать. Согласитесь, это большая разница.

Девица фыркнула и спрятала книжку в непромокаемое отделение своего фотографического бокса. Кстати, вот о чем нужно было спрашивать! Как это я сразу не сообразил!

– Оставьте в покое мой матрас. И вообще, я не нуждаюсь ни в чьем сопровождении…

– А этот участок моря – ваша собственность?

– Да, – дерзко глядя мне в глаза, ответила она.

Я засмеялся.

– В чем дело? Что вас так насмешило?

– Ничего. Просто если именно вы владеете этим морем, то мне несказанно повезло.

– Почему?

Тут что-то вдалеке привлекло внимание девушки. Она нахмурилась, кинула взгляд на свой бокс и наклонилась ко мне:

– Хорошо. Я с вами встречусь, липучка. Вечером, в ресторане гостиницы. А теперь убирайтесь отсюда.

– Во сколько? – уточнил я.

– В восемь. Уходите. – Она волновалась – это было заметно по тому, как она хмурит лоб. Черт возьми, даже это она делала просто очаровательно.

– Скажите хотя бы, как вас зовут, прекрасная незнакомка.

– Марина, – чуть не выкрикнула она, – уходите, прошу вас.

– Почему? – недоуменно сказал я, – меня, например, зовут Юра. Давайте побеседуем, познакомимся побли…

Знаете, что она сделала в следующий момент? Неожиданно схватила меня за волосы и окунула в воду. Глотнув морской воды, отплевываясь, я только через пару минут очухался. Матрас был уже метрах в двадцати от меня. А между мной и красоткой проплывала довольно большая парусная яхта, которую я не заметил за разговорами. Теперь надо было отплыть подальше от нее, чтобы не удариться о борт. Когда яхта проплыла мимо, матрас куда-то подевался. Некоторое время я вглядывался в водную гладь, но моя «русалка» исчезла. Вот это номер! Даже если она утонула, матрас должен был остаться на поверхности. Ломая голову над этой загадкой, я вылез на берег, натянул шорты и отправился в гостиницу, чтобы хоть немного отдохнуть. Все-таки у меня оставалась призрачная надежда, что назначенное на восемь вечера рандеву состоится.

Но, разумеется, это были напрасные надежды. Никого я в ресторане не обнаружил. Вернувшись в свой номер, я завалился спать, чтобы с утра принять участие в симпозиуме, о котором, честно говоря, у меня до сих пор было очень смутное и неопределенное представление.

…Все получилось, как я и предвидел. С утра все «молодые адвокаты» собрались в большом конференц-зале, одетые совершенно не по сезону в строгие двойки. Конечно, в зале работали мощные кондиционеры, но это не спасало. Всем хотелось по полной программе использовать шанс в самый разгар курортного сезона оказаться здесь, да еще совершенно бесплатно. Поэтому и выступающие и слушатели были рассеянными. Говорили о каких-то сложных юридических проблемах, в которых я не слишком-то разбираюсь. Теория – это, знаете ли, не для меня. Я больше практик.

Поэтому доклад, который я должен был прочитать, немного беспокоил меня, несмотря на то что Розанов выдал мне все необходимые материалы.

Через час объявили перерыв и все вышли в просторный вестибюль. В углу имелся небольшой магазинчик крымских вин. Если уж я тут оказался, глупо не попробовать все блага, которые предоставляет этот благословенный край. Тем более знающие люди советовали покупать вина именно в магазинах при хороших гостиницах – так легче избежать подделок. Я направился в магазинчик. У стойки с коллекционными винами находилось несколько человек. Один силуэт показался мне знакомым. Я подошел поближе. Знаете, кого я увидел?

Давешнюю «русалку»!

Вот это встреча! Правда, теперь она выглядела очень строго – в темной юбке и дорогой блузке, волосы были собраны на затылке, нос украшали очки в изящной оправе. Однако я узнал ее сразу. И, разумеется, немедленно подошел.

Девушка, судя по всему, совершенно не разбиралась в винах. Она сосредоточенно изучала этикетки, ставила бутылки обратно, затем как-то растерянно осматривала другие…

– На вашем месте, я бы выбрал вот это… – подал я голос.

Она повернула голову и, увидев меня, улыбнулась. Честно говоря, я ожидал такого же отторжения, как и вчера…

– Да-да, именно это, – продолжал я, вынимая бутылку из деревянного гнезда. – «Черный доктор» урожая 1991 года. Я слышал, это был очень удачный урожай.

Разумеется, я не имел ни малейшего представления, каким был на самом деле урожай этого знаменательного года, но какая разница, когда тебе нужно произвести впечатление?

– Правда? – опять улыбнулась она.

Я кивнул с видом опытного дегустатора вин:

– Да. В том году наблюдалась сильная солнечная активность. Это придало урожаю винограда необычайно тонкий вкус. Что, разумеется, благотворно повлияло на букет вина… Кстати, здравствуйте.

– Добрый день, – сказала она, – мы с вами, кажется, вчера расстались не очень…

– Да, – подтвердил я, переводя взгляд с запыленной бутылки на нее, – и я не привык, чтобы меня неожиданно окунали головой в море. Даже такие симпатичные девушки, как ты!

Вчера я был не в лучшей форме. А сегодня должен взять реванш.

Она снова улыбнулась:

– Надеюсь, вы не будете мне мстить за вчерашнее?

– Как это – не буду? Разумеется, буду.

– И как вы собираетесь это делать?

– Очень просто. Я умыкну тебя из этого скучного места.

– Если честно, – доверительно наклонившись ко мне, сообщила она, – я сама об этом мечтаю.

– Но это лишь первая часть мщения… – загадочно подмигнул я.

– А-а, – протянула она, – а что же будет потом?

– А это ты сама увидишь, Марина. Кстати, ко мне тоже можно обращаться запросто, на «ты».

– Хорошо… Значит, вы… ты предлагаешь вот это вино?

– Именно это. Я тебя угощу этим вином. Это и будет второй частью моего мщения.

Тон у меня был уверенный и, главное, не оставляющий ни малейшего сомнения в том, что я совершу то, что вознамерился. Я взял бутылку и вынул из кармана бумажник. Сколько стоила бутылка этого вина, уточнять не стану. Просто потому что мне все равно не поверят. А если и поверят, то решат, что ваш покорный слуга сошел с ума. Но прошу поверить мне на слово – в данной ситуации игра стоила свеч.

– Ну что же, – сказала она, – я согласна. Но оставляю за собой право выбрать место, где мы будем его пить. Договорились?

– Договорились, – легкомысленно согласился я. Если б мне знать, какие события последуют за этим…

– Мы пойдем в парк.

Я кивнул.

– Только мне нужно переодеться. Я же не могу гулять по городу в таком виде.

– Мне тоже нужно сделать то же самое, – отозвался я.

Да, в строгом деловом костюме можно было находиться исключительно в кондиционированном помещении гостиницы.

– Тогда встречаемся тут через двадцать минут?

– Надеюсь, мне не придется бессмысленно ждать, как вчера, в ресторане?

Марина хихикнула:

– Честное слово, я не могла…

– Хорошо. Кто старое помянет, тому глаз вон… Через двадцать минут встречаемся тут, в холле…

На этот раз она не обманула. Переодевшись в легкое летнее платье, она уже ждала, когда я спустился в холл. Я взял с собой сумку-термос, чтобы вино не нагрелось, и два бокала. Марина же несла довольно объемистый прямоугольный кофр.

– А это что? – спросил я, указывая на кофр.

– Фотокамера. И принадлежности.

– А-а, я помню. Ты вчера тоже была с фотоаппаратом.

– Да… Я на досуге занимаюсь фотографией.

– Неужели у моего коллеги адвоката бывает досуг?

– Сколько угодно, – рассмеялась она.

Мы вышли из гостиницы и направились к морю.

– Мало клиентов?

– Я специализируюсь на защите авторского права. Ну и сам понимаешь, у нас в стране это понятие не очень развито. Вот и приходится подрабатывать.

– Значит, для тебя работа адвокатом нечто вроде хобби? Или же хобби все-таки фотография?

– Трудно сказать. Я вообще любую деятельность воспринимаю как хобби…

Вот так, болтая о разной ерунде, мы добрались до парка у моря, где расположились в тени на одной из свободных скамеек. Марина тут же вынула свой фотоаппарат, стала снимать морской пейзаж, расстилающийся внизу. Потом мы пили вино (оно действительно оказалось просто замечательным), потом зашли в какое-то кафе… День близился к концу, и я решил, что пора активизировать свои действия, тем более, кажется, Марина была совсем не прочь.

– Давай погуляем вон по той аллее? – сказала она, указывая в дальний угол парка.

Я, честно говоря, без особого энтузиазма отправился за ней. Тем более, как мне показалось, Марина была чем-то озабочена, хоть и пыталась это скрыть. Мы гуляли по аллее, с которой открывался вид на весь парк. Марина время от времени щелкала фотоаппаратом…

Аллея заканчивалась широкой тропой, которая поднималась по склону небольшого холма.

– А все-таки куда ты вчера скрылась, когда появилась яхта? – спросил я. Ответа не последовало. Я обернулся. Девушка исчезла…

Вот те раз! Интересно, куда она могла подеваться? Еще минуту назад она была здесь.

Я огляделся… Марина как сквозь землю провалилась. Зато по аллее в мою сторону двигались два здоровых мужика, лица которых выражали твердую решимость. Кроме того, они как-то странно глядели на меня. Интересно…

Они подошли ко мне и встали так, чтобы отрезать оба пути – вверх по аллее и вниз.

– Где она? – спросил один, явно главный.

– Кто? – недоуменно поинтересовался я.

– Не надо шлангом прикидываться. Это тебе мой совет. Где чувиха, я спрашиваю?

Что я мог ответить, если сам не знал, куда подевалась Марина. Однако я и не собирался отвечать на странные вопросы незнакомых, да еще и агрессивных мужиков.

– А вам какое дело? – ответил я довольно вызывающе.

– Значит, есть дело. Значит, она убежала и аппаратуру свою прихватила? Да? – допытывался он.

Честно говоря, самым правильным было согласиться. Марина действительно, судя по всему, убежала, прихватив свой кофр.

– …А тебя, значит, разбираться оставила. Что ж, тем лучше. Мы у тебя все и выясним, что да как.

– Мы с вами на брудершафт вроде не пили, – заметил я, – так что прошу на «вы».

Мужики переглянулись. Судя по всему, их разозлил не мой тон, а непонятное слово «брудершафт», которое я употребил. Старший криво улыбнулся и поднял руку. Ну остроты реакции мне не занимать, я сразу отошел чуть назад и сгруппировался…

– Витя, смотри, вот сумка какая-то, – подал голос второй, – может, это и есть ее аппараты?

Странно, что я с самого начала не заметил Маринин кофр, который лежал в траве. Я потянулся к нему, но второй мужик меня опередил.

– Да, – сказал он, открывая кофр, – вот аппарат.

– Тебе повезло, – произнес Витя, – мы тебя не тронем. А сумку возьмем.

– Ну нет, – твердо сказал я, – так не пойдет. Сумку я вам не отдам. Что вам надо?

Они как-то странно улыбнулись.

– Либо ты лопух, либо действительно не в курсе, – процедил сквозь зубы Витя, – чеши-ка отсюда подобру-поздорову…

В их поведении была какая-то странная уверенность. Я же почти ничего не понимал. Но, с другой стороны, отступить просто так не мог. Я шагнул ко второму мужику и схватил ремень сумки. В тот же миг в миллиметре от моего носа просвистел кулак. Я еле успел увернуться и снизу ударил в челюсть второго. Тот от неожиданности разжал руку. Кофр оказался у меня. Но в ту же секунду я ощутил страшный удар по шее. Очевидно, тот, кого звали Витя, бил ребром ладони. И бил, надо сказать, мастерски. Я согнулся в три погибели и получил пару сильнейших ударов в живот.

– Слушай, – сказал Витя, – этак мы тебя и убить можем. Может, не надо?

Я распрямился прямо как пружина и неожиданно нанес ему серию ударов в нос, челюсть и солнечное сплетение. Витя упал в траву, но тут же подоспела подмога в лице второго мужика. Он несколько раз ударил мне по ребрам, подставил подножку, и в конце концов я оказался на траве, прижатый сильными руками Вити, который к тому времени уже очухался.

– Ну все. Лежи. Отдыхай. Кости размял – и хватит. А мы пошли. И не вздумай бежать за нами… Хотя, думаю, быстро ты уже не побежишь.

Они хихикнули и двинулись прочь, унося с собой кофр Марины. Я попытался встать. Это получилось не слишком хорошо. Ребра ломило, почки ныли… И, что самое главное, я ничегошеньки не понимал. Только было какое-то смутное чувство, что правда в данном случае не на моей стороне…

Да, нечего сказать, хорошее начало летнего отдыха.

Когда я доковылял до гостиницы, почти совсем стемнело. После того как хулиганы (я совсем не был уверен, что это были именно хулиганы) удалились, я еще немного подождал Марину. Но безрезультатно. Девушка как сквозь землю провалилась.

Первым делом я ощупал тело. Вроде все цело. Конечно, на ребрах имелось несколько синяков, но в общем состояние можно признать удовлетворительным. Главное – никаких видимых повреждений. Судя по всему, мужички оказались профессионалами в этой области.

Совсем иначе можно было оценить мое моральное состояние. Сами посудите: девушка исчезла, кофр отняли, да еще и побили. И что самое главное, я совершенно не понимал, что к чему. Конечно, между исчезновением Марины и появлением хулиганов была какая-то связь. Да и повышенный интерес, который они испытывали к фотографической аппаратуре Марины, о чем-то говорил… Только вот о чем конкретно? Этого я не знал и не мог знать.

И, что самое главное, не хотел. В конце концов, я прибыл сюда, чтобы отдохнуть. И попадать в историю совершенно не входило в мои планы. Историй у меня и так хватает… Ну неужели я не могу просто расслабиться, забыть о преступлениях, наказаниях, судах и так далее?

Я принял душ, выкурил пару сигарет, стоя на балконе и глядя на море. Было уже довольно поздно, я решил, что на сегодня развлечений достаточно, и лег спать.

Едва моя голова коснулась подушки и я уже начал было проваливаться в мир сновидений, именно в этот момент раздался стук в дверь. Стучали не слишком настойчиво и громко, скорее осторожно.

Я, не зажигая свет, босиком протопал к двери, щелкнул ключом. На пороге стояла Марина. Не дожидаясь приглашения, она шагнула внутрь и закрыла за собой дверь.

– Привет, – пробормотал я, со сна не совсем ясно воспринимая происходящее.

– Тсс… – послышалось совсем рядом, буквально в нескольких сантиметрах от моего уха. Затем я почувствовал горячее дыхание и губы, чуть прикоснувшиеся к щеке. – Ничего не говори, – прошептала она.

Я нащупал ее руку и повел в комнату. Здесь, в скупых лучах уличных фонарей, отблески которых проникали в большое, почти во всю стену, окно, моя новая знакомая выглядела еще более обольстительно, чем днем. Она быстрым движением расстегнула свое легкое платье, которое соскользнуло на ковер.

Вы думаете, я стал у нее допытываться о непонятном конфликте на аллее приморского парка? Как бы не так. Ваш покорный слуга моментально забыл и о хулиганах, и о собственных телесных повреждениях.

В городе Сочи – темные ночи… В сущности, любой южный город может похвастаться абсолютно темными ночами, и тому факту, что в известной поговорке повезло именно городу Сочи, мы обязаны исключительно удачной рифме. Могу засвидетельствовать – в Ялте ночи ничуть не менее темные, чем в Сочи. А может быть, даже более.

Однако любая ночь, даже самая темная и бурная, имеет печальное свойство рано или поздно кончаться. Подсознательно, даже во время сна, я наблюдал этот процесс. Вначале было совсем темно. Затем сквозь тьму стал пробиваться красный свет. Темно-красный, потом посветлее, он превращался в ярко-алый, иногда розовел, потом даже стал отдавать желтизной. Глаза понемногу начало резать. Я чувствовал жару, которая постепенно становилась все более невыносимой.

Наконец я понял, что больше не вынесу, и открыл глаза.

Темная прохладная ночь давно закончилась, не оставив после себя и следа. Наступил яркий и жаркий южный день. Я лежал поперек кровати на матрасе (простыня жалким комком ютилась где-то в углу кровати), и солнце шпарило прямо мне в глаза. Я недовольно поморщился и с усилием откатился в тень.

В почках чуть заныло, и я сразу вспомнил вчерашние события. Я, как вы, наверное, сами понимаете, не успел расспросить Марину. Кажется, теперь самое время…

Я огляделся. Потом прислушался. Никаких признаков моей «русалки» я не обнаружил. В комнате ее не было. Из ванной не доносилось никаких звуков. На спинке стула не висела одежда, а на полу не было женской обуви. Я приподнялся на локте, но это не принесло никакой новой информации. Зато ребра уже, кажется, не болели. На мне все заживает быстрее, чем на ящерице.

Вскочив с кровати, я отправился в ванную. И здесь не обнаружилось ни малейших признаков Марины – ни забытой губной помады, ни расчески с облачком светлых волос. Осмотр туалета также не принес ничего нового. Вывод напрашивался сам собой: она снова бесследно исчезла. Кажется, я уже начал привыкать к этому…

Я принял душ, привел себя в порядок и вспомнил, что именно сегодня должен делать доклад на симпозиуме. Ничего не попишешь – за все в этой жизни приходится платить. Хотя этот доклад, кажется, был совсем небольшой платой за несколько дней замечательного отдыха в разгар летнего сезона.

Отдыха? Ну можно и так сказать. Но пока что меня окружали сплошные загадки. Постоянно пропадающая Марина, странный случай вчера… Я чувствовал, что принимаю участие в какой-то игре, правил которой мне не объяснили. Не успели или не захотели…

Взглянув на часы, я убедился, что мой доклад начинается ровно через двадцать минут. И к этому времени я должен чистым, бодрым и элегантно одетым оказаться в конференц-зале. Следовало поторопиться…

Когда я выходил из номера, взгляд мой упал на край сумки, выглядывающий из стенного шкафа. Сумка явно мне не принадлежала. Я отодвинул дверцу, открыл «молнию» сумки… там лежал фотоаппарат. Значит, скорее всего, сумка принадлежит Марине. Зачем она ее здесь оставила, думать было некогда. Я закрыл шкаф и вышел из номера.

Как ни странно, доклад прошел успешно. Мне даже аплодировали. И хотя народу в зале было мало, я остался доволен своим выступлением.

Конечно, речи других ораторов я слушать не стал, а пошел в свой номер. Здесь меня ждал сюрприз.

– Нет, нет, нет… Милочка, вы по-русски понимаете? – непрерывно затягиваясь длинной темно-коричневой сигаретой, говорила видная бизнес-вумен лет сорока с пышной копной волос цвета ржавчины. Женщина сидела за обширным офисным столом, заваленным большими черно-белыми и цветными фотоотпечатками.

– Ну может быть… – мямлила молоденькая симпатичная девица в такой короткой юбке, что ее бесконечные ноги, казалось, росли прямо из шеи, – все-таки…

– Никаких «может быть», – лениво отвечала женщина за столом, сортируя отпечатки на несколько стопок по одной ей известному принципу. – Никаких «все-таки». Вам ясно было сказано: вы не соответствуете. Было сказано?

Девушка разглядывала свои длинные ногти, покрытые свежим слоем бледно-розового лака.

– Было сказано? – чуть громче повторила женщина за столом.

– Да… – еле слышно отозвалась девушка. – Было…

– Ну вот! – пожала плечами бизнес-вумен. – Какие могут быть еще разговоры?

– А может, я похудею… Или поправлюсь… Ну или прическу сменю?.. – продолжала канючить девушка, теребя в руках микроскопическую сумочку с известной всему миру эмблемой «Шанели». Под мышкой у девушки находилась неестественно толстая папка. На белой этикетке, наклеенной на обложку, нетвердым, почти ученическим почерком было начертано: «Кузнецова Маша».

– Послушайте! – закипая, воскликнула женщина, яростно давя в пепельнице окурок. – У нас знаете сколько таких, как вы, приходит каждый день? Сотни! Тысячи! Еще раз говорю: мы в ваших услугах не нуждаемся. Вы не прошли кастинг. Какие еще могут быть вопросы?

Девушка несколько раз всхлипнула, ее лицо стало ярко-алым, как пионерский галстук, который, впрочем, судя по возрасту, ей носить уже не довелось. Она делала титанические усилия, чтобы не заплакать. Слезы для женщины влекут за собой множество мелких неприятностей – растекшаяся тушь, покрасневшие глаза, опухшие веки… А для фотомодели, коей она собиралась стать, эти мелочи вообще приобретали катастрофическое значение.

– А может быть, следующий кастинг? Может, я его пройду? – с безумной надеждой в голосе говорила девушка.

Женщина за столом внимательно посмотрела на просительницу и, чуть смягчившись, сказала:

– Послушайте, милочка. Следующий кастинг, возможно, будет через месяц. А возможно, и через два. Точная дата еще не назначена. Поезжайте домой, в родной… – она скосила глаза, заглянув в лежащую перед ней анкету, – …в свой родной Воронеж, живите себе спокойно. Звоните время от времени. Может быть, и появится надобность в вашем типаже. А сейчас, извините, ничего не могу сделать. Не я решаю…

– Тогда оставьте мое портфолио… – протянула девушка папку.

– Нет, – покачала головой женщина, твердо отстраняя папку ладонью, – вот когда приедете, тогда и привезете снова свое портфолио. А у нас их просто девать некуда.

Она показала на большой шкаф, который буквально ломился от папок, подобных той, что держала в руках девушка. Рядом со шкафом, прямо на полу, высились несколько грозящих обрушиться стопок, состоящих из все тех же портфолио… Из некоторых торчали углы фотографий – чьи-то руки, фрагменты ног, сегменты лиц, части причесок…

– Так что забирайте, оно вам еще понадобится, – изобразив на лице подобие улыбки, сказала женщина и снова принялась сортировать фотоотпечатки.

– А если, – не отставала девушка, – я обращусь прямо к… Борису Максимовичу…

Имя-отчество было произнесено почти шепотом, с благоговением и страхом.

Лицо женщины за столом мгновенно приобрело медальные очертания.

– А вот этого вам никто сделать не позволит! – выдохнула она. – Ишь чего захотела! Да вас тут каждый день по сто штук ходит. А Борис Максимович должен творить…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное