Фридрих Незнанский.

Операция «Кристалл»

(страница 4 из 28)

скачать книгу бесплатно

– Эй, приятель, ты что делаешь в моей тачке?…

Наконец сверло прошило раму насквозь, выпустив внутрь тоненькую струйку мелкой древесной пыли. Марго выдернула его и прижалась к железу, напряженно вслушиваясь.

Кажется, тихо.

Сунув дрель в сумку, она медленно вынула из нее небольшой металлический баллон, к клапану которого была прикреплена длинная тонкая пластиковая трубка.

– Ох, ребята, как я вам завидую, – прошептала она, осторожно проталкивая трубку в маленькое отверстие, – столько кайфа, да еще бесплатно…

– Сколько там? – Георгий, продолжая шарить прицелом по КП и площади за ним, толкнул Марио в плечо.

– Пять с половиной, – тихо ответил тот, глянув на часы. – Джек и Коля уже, наверное, внутри. Ну что там?

– Все тихо. – Георгий держал в перекрестье прицела голову караульного. – Какой-то журнал смотрит. Десятку ставлю, что какая-нибудь порнушка…

…– Э-э, а ты кто? – Водитель резко схватил Виктора за шею, но тот вывернулся и так двинул ему по сонной артерии, что водитель сразу затих, мотнув головой.

– Первый прокол… – прошептал парень, поморщившись, и снял грузовик с ручного тормоза. Машина медленно покатилась под уклон. Когда проехала метра три, он остановил ее и, выскочив из кабины, бросился к канализационному люку.

Люк был закрыт на три висячих замка. На каждый по десять секунд, не больше. Через полминуты все три валялись рядом. Оглядевшись по сторонам, он тихо поднял крышку и сдвинул ее в сторону.

– Вылезайте, быстро. Три с половиной минуты осталось.

Из люка вынырнули два парня с сумками и быстро побежали к клумбе с розовыми кустами. А Виктор прикрыл люк крышкой и защелкнул замки.

Газ с тихим шипением вытекал из баллона, заполняя кабинет сладковатым запахом трав. Марго приложила к лицу респиратор и внимательно наблюдала через окно за происходящим внизу. А там офицеры продолжали трещать клавиатурой компьютеров. Правда, с каждой секундой треск становился все тише и тише. Мужчины клевали носом, как школьники на скучном уроке, и скоро руки их безвольно упали со столов. Как только они затихли, за спиной Марго раздался шорох. Она инстинктивно глянула на часы.

– Это мы, Маша. Минута, правильно?

Вместо ответа девушка достала из кармана отвертку и начала быстро свинчивать раму.

– Ну где она? – нервно бормотал Марио, с трудом заталкивая в ствол пневматического ружья металлическую стрелу, похожую на гарпун. – Точно ведь подведет, ну точно. Тогда все пропало, все пропало, Санта Мария дель фиоре.

– Заткнись. – Георгий пытался унять дрожь в руках. – Еще ничего не пропало. Сейчас она будет, сейчас будет.

И, словно повинуясь его словам, где-то вдали послышался рев мотора спортивного автомобиля.

– Приготовились… – Георгий снял винтовку с предохранителя.

– Зачем она так гонит? Ведь разобьется.

Постовой, казалось, не слышал никакого рева, так он был увлечен голыми девицами на глянцевых страницах журнала. Очнулся только тогда, когда из-за поворота выскочил красный «феррари» с открытым верхом, обдав его снопом света.

Постовой отложил журнал, нехотя встал и не спеша направился к воротам. Автомобиль с огромной скоростью несся прямо на него.

– Разобьется, точно разобьется, – бормотал Марио, то и дело поглядывая на почти летящий над дорогой автомобиль.

– Внимание. – Георгий сделал глубокий вдох и застыл, стараясь не думать ни о чем, кроме той мистической связи, которая всегда существует между прицелом и мишенью. – На раз-два-три. Раз.

Марио вскинул ружье. Машина была уже в двух сотнях метров от КП, но и не думала сбавлять скорость. Постовой занервничал.

– Два.

Марио подумал, что нужно было бы вытереть пот со лба, но уже поздно. Постовой попятился, схватившись за свисток, висевший на груди.

В самый последний момент машина вдруг резко затормозила, вильнула передом и, потеряв равновесие, перевернулась на бок.

– Три!

Два тихих хлопка потонули в ужасном грохоте корежащегося железа. Гарпун со струнным звоном вонзился в бетонную стену ангара за забором, а пуля улетела в темное ночное небо, по пути перерубив пополам телефонный провод на столбе.

Перевернувшись несколько раз, машина замерла на дороге в каком-то метре от солдата. Только колеса по инерции продолжали вращаться.

Последний шуруп был уже почти вывернут, когда Виктор вдруг схватил Марго за руку и зло прошептал:

– Дура, она же вниз свалится!

– Ой! – Девушка побледнела и начала быстро рыться в сумке. – А я и забыла.

Быстро выудила оттуда вакуумную присоску и прикрепила к стеклу. Через три поворота шуруп выпал, и рама повисла на веревке. Сладковатый запах газа ударил в нос. Все быстро надели респираторы.

– Опускай. – Виктор нажал на таймер, и на часах возникла новая позиция – пятнадцать минут. Секунды быстро начали отматывать обратный счет.

– Джек, потом Коля, потом я. Маша прикрывает.

– Меня зовут Марго, – в который раз обиженно поправила девушка.

Но ее никто не слушал. Парни один за другим быстро спускались в кабинет.

– Пошел, пошел, быстрее! – бормотал Георгий, держа на прицеле постового, который в нерешительности застыл перед разбитым автомобилем.

Марио лихорадочно натягивал тонкий стальной трос, одним концом прикрепленный к гарпуну, а вторым – к дереву. Когда трос натянулся струной, парень тихо щелкнул карабином и, быстро перебирая руками, поплыл по воздуху в метре от забора.

Постовой наконец решился подойти к машине. Нагнулся, заглянул в салон и испуганно спросил:

– Эй, приятель, ты жив?

Из машины раздался женский стон.

– Все нормально, – облегченно вздохнул Георгий и опустил винтовку.

Постовой никак не мог вытащить молоденькую чернокожую девушку из автомобиля, который вот-вот взорвется. Он и не заметил, как над его головой проплыли два черных силуэта.

Негритянка тихо постанывала. Лицо ее было в крови.

– Что же вы, мэм, – кряхтел солдат. – Не следовало вам садиться за руль, так нагрузившись. Хорошо, хоть живы остались. Но ничего. Сейчас я позвоню, и наш врач посмотрит, что с вами стряслось.

Он даже не заметил, как что-то легонько кольнуло его в плечо. Через пару шагов он споткнулся, упал, а подняться уже не смог.

– Ну что там? – Марго то и дело заглядывала в окошко. – Долго еще?

Ей никто не отвечал, потому что каждый занимался своим делом. Джек Фрэнки, красивый брюнет с фигурой гладиатора, достал из сумки ноутбук и быстро коммутировал его с компьютером. Виктор оттащил офицеров от столов и теперь снимал копии с удостоверений их личности, а Николай нашпиговывал телефоны и розетки записывающими устройствами.

– Есть! – радостно воскликнул Джек, когда на экране ноутбука появилось мерцающее изображение эмблемы американских вооруженных сил. – Врубился. Только бы Гоша с Марио успели. Время?

– Одиннадцать минут, – машинально ответил Виктор, перезаряжая кассету с пленкой.

Вынув из кармана дискету, Джек сунул ее в дисковод и стал ждать, напряженно барабаня пальцами по столу. Потом схватился за пуговицу и начал ее вертеть.

Крышка слетела с пакетника, и Марио швырнул ее на траву.

– Так, где это у нас? – пробормотал он, светя маленьким фонариком на схему. – Третий регистр, потом красный провод.

Георгий глазел по сторонам, прижавшись к стене. Когда из дальней казармы вышли трое и направились в их сторону, он тихонько щелкнул языком и вскинул винтовку. Марио метнулся в кусты.

Три хлопка последовали один за другим. Все трое упали. Один попытался встать, но Георгий нажал на курок, и солдат остался лежать.

– Прокол, – вздохнул Марио и опять принялся копаться в сплетении проводов и схем. Наконец аккуратно вытащил из гнезда нужный регистр и достал кусачки.

Георгий тем временем оттащил всех троих в кусты.

– Ну, надеюсь, что не ошибся. – Марио перекусил провод…

Экран ноутбука на секунду погас и загорелся снова.

– Есть, от сети отделили. – Джек начал щелкать клавиатурой. – Так, тут у нас ловушечка, сюда мы не полезем, – тихо бормотал он, бегая курсором по файлам и директориям. – Что же они, хорошего программиста прикупить не могли… Этот глупый тупичок мы легко обойдем… Вот!

– Ну что там? – Виктор заглянул через его плечо. – Долго еще?

– Минут восемь, не больше.

– А быстрее?

– Это ты ему скажи. – Марио кивнул на компьютер. – Он быстрее информацию не скидывает.

– Они же через восемь минут уже проснутся, – кивнул Виктор на офицеров.

– Успеем.

Через шесть минут офицеры начали шевелиться. Парни быстро подкатили их к столам, а сами удалились. В кабинете остался только Джек. Впившись глазами в экран, он прикрепил карабин на поясе к тросу и схватился за провода. Как только последний файл перетек из одного компьютера в другой, выдернул все шнуры.

И в это время один из офицеров открыл глаза. Сладко потянулся и зевнул, даже не обратив внимания на то, как перед носом его мелькнули два черных ботинка на мягкой подошве.

– Боб, а я, кажется, заснул, – пробормотал офицер и принялся щелкать клавиатурой.

– Оно и неудивительно. Сидим тут неподвижно по восемь часов в день, прямо крысы подвальные.

Марго быстро завинтила раму, и все двинулись по крыше к дальнему углу здания.

– Я думал, он нас заметит, – шептал Джек, глубоко дыша, – думал, что все, конец.

– Вот выберемся, тогда радуйся, – перебил его Виктор. – Все равно первый вариант не получился. Одного я грохнул, так что к утру вычислят, что кто-то на базу пролез.

– Если не раньше, – раздался вдруг голос снизу, и все дружно схватились за пистолеты.

Но на краю крыши показалась голова Георгия.

– Ты почему здесь?! – раздраженно спросил Виктор. – Ты где должен быть?

– У люка.

– А Марио где?

– Тут, внизу. Я троих грохнул, когда мы пакетник с ним работали. Так что часа через два точно вычислят.

– Что?… Быстро всем на выход! – рявкнул он и спрыгнул с крыши.

Они бежали к люку. К тому самому канализационному люку, через который проникли на территорию базы Джек и Николай.

– Быстро, быстро! – то и дело понукал Виктор, озираясь.

– Стой, кто идет!

Это крикнули откуда-то сзади. Марго отреагировала первой. Выхватила пистолет с глушителем и выстрелила, почти не целясь. Пуля попала офицеру прямо в голову. Голова просто взорвалась, как спелый арбуз.

– Готов… – машинально среагировал Георгий, полными ужаса глазами глядя на обезображенный труп, рухнувший на землю.

– Нет! – закричала вдруг Марго. – Нет, я не хотела! Что я наделала?!

Ей попытались закрыть рот, но девушка вырвалась и быстро побежала по дорожке, захлебываясь от слез и громко крича:

– Это не я! Это не я!

Ее поймали, попытались успокоить, но у Марго продолжалась истерика. Никто не обратил внимания, как загудела сирена и через несколько секунд их окружили солдаты. Только когда защелкали затворы винтовок, они очнулись и схватились за оружие. Но тут всю площадь залило ярким светом прожекторов и строгий мужской голос по динамику сказал:

– Вы убиты! Все, учение закончено, отбой.

Солдаты опустили винтовки и стали расходиться по казармам, перекидываясь шуточками.


Германия, Гармиш-Партенкирхен, закрытая база ООН

– Говорил я, что нужно было сделать наоборот – Кати взять на окно, а Марго посадить в машину! – Виктор даже вскочил со своего места, так разнервничался.

– А это абсолютно не важно, – вздохнул Питер Реддвей, мужчина двухметрового роста, с грудой мышц и необъятным животом, что придавало ему сходство с шекспировским Фальстафом, но при этом в строгом костюме и в очках в аккуратной металлической оправе. – Ошибки допустили вы все. И каждый на ее месте впал бы в панику.

Вся компания, орудовавшая на военной базе, теперь сидела за партами в просторной светлой аудитории. И можно было рассмотреть их лица и фигуры, потому что унифицированную камуфляжную форму они сменили на цивильные костюмы.

Сторонний наблюдатель никогда бы не сказал, что перед ним группа обученных до автоматизма, ловких, смышленых, с мгновенной реакцией спецагентов. Он решил бы, что здесь занимаются милые студенты какого-нибудь колледжа искусств или будущие юристы. Он, конечно, обратил бы внимание на броскую красоту Маргарет Ляффон. Длинные волнистые волосы спадали на угловатые по-девчоночьи плечи, фигурка у нее была что надо. Ляффон прищуривала огромные глаза, когда слушала внимательно. От этого лицо ее становилось загадочным и даже манящим.

Другой женщиной была Кати Вильсон. Если Марго светлая и спокойная, то Кати – вся в движении. Ее голова с черной копной волос а-ля Анджела Девис то и дело вертелась из стороны в сторону. При этом она дарила ослепительные улыбки, порой, казалось, неуместные. Но Кати была такой – открытой, непосредственной и легкой. Правда, стоило ей резко встать и вступить в спор с кем-нибудь из однокашников или с преподавателем, оказывалось, что она бывает и жесткой, и холодно-расчетливой. Но такой контраст делал ее еще более обаятельной и таинственной.

Среди парней (в составе группы не было никого старше тридцати) выделялся своей основательностью и своеобразным покровительственным отношением к остальным Георгий Мамонтов. Он был американцем русского происхождения, а его почти отцовское отношение к коллегам объяснялось тем, что в семье он был старшим среди семерых детей. Рядом с ним всегда было уютно и надежно.

Марио Гарджулло, американец итальянского происхождения, был подвижен, как ртуть. Его хитроватые глаза всегда выискивали что-нибудь смешное. И всегда находили. Ему на язычок лучше не попадаться. Впрочем, шутки его были незлобивы. А сам парень в общем-то стеснительный и даже застенчивый. Очевидно, его насмешливость была своеобразной защитой.

Джек Фрэнки все время что-то писал на своем постоянном спутнике – ноутбуке. Однокашники подозревали, что втайне парень пишет роман. Фрэнк очень смущался, когда кто-нибудь пытался заглянуть через его плечо или просил показать написанное. Вообще, он оставлял впечатление этакого увальня, хотя был подтянутым и сухопарым. Казалось, что его руки-ноги стоят не совсем на месте. Впрочем, это впечатление улетучивалось, как только Джек принимался за дело. Оказывалось, что руки-ноги очень даже на месте. А писал Джек действительно роман. Только прочесть его никто бы не смог, потому что, помимо языков, которые учили здесь спецагенты, Джек выучил мертвый язык – арамейский. И специально изобрел программу с этим языком и ввел в свой компьютер. А роман был остросюжетный, фантастический.

Питер Реддвей, пятидесятилетний полковник американской армии, руководитель спецподразделения ООН, ходил по кафедре, вертя в своих огромных руках хрупкую, тонкую указку.

– Но вы ведь сказали, что это только учения, а у него голова… – Марго опустила глаза.

– В том-то и дело! – воскликнул Реддвей. – В том-то и дело. Вы были уверены, что будете стрелять в них, и они будут падать, как кегли в кегельбане. Вот и впали в истерику, как только увидели кровь. Она, к слову сказать, была не настоящая. Мы вам просто куклу подсунули. Я так и знал, что вы на ней проколетесь. – Реддвей наконец не выдержал, и указка, хрустнув в его руках и переломившись пополам, полетела в угол, где валялось уже штук десять таких же.

– Но я думала…

– Вы не думали! – взорвался полковник. – Вы были уверены, что можете спокойно проделывать все эти кульбиты и вам ничего не грозит. Но одно дело, когда в тебя стреляют краской, и совсем другое, когда боевыми… Не говоря уже о других. Гарджулло!

– А? – Марио вздрогнул.

– Вы проверили, как закрутили крышку пакетника?

– А как? – переспросил Марио, краснея.

– Да вы ее вверх ногами присобачили.

Все дружно засмеялись, но полковнику достаточно было одного взгляда, чтобы в аудитории воцарилась мертвая тишина.

– А Георгий? – обернулся полковник к Мамонтову. – Не мог с одного выстрела уничтожить мишень. Это же курам на смех. А еще хотите называться сверхсекретными агентами-исполнителями. Да вас в любом балаганном тире догола разденут.

Полковник, конечно, преувеличивал. Он вообще имел такую склонность, когда волновался. В глубине души он прекрасно понимал, что каждый из сидящих перед ним учеников, самому старшему из которых, Джеку, было двадцать девять, стоит десяти, если не больше, секретных агентов со стажем. Но ему этого было мало. Он хотел еще большего, почти чуда. Это неправда, что чуда нельзя добиться, что оно может произойти только само. Если очень захотеть и упорно добиваться, то удачу можно обуздать и она будет служить тебе, как послушная лошадка. Только вот этих сосунков нужно гонять и гонять. Гонять до седьмого пота, до обморока. Каждый должен быть наравне со всеми, не должно быть специалистов в какой-то одной области.

Эти учения готовились очень тщательно. Заранее проводились переговоры с командованием НАТО, долго подыскивалась база, дотошно прорабатывался план засад и ловушек. И ребята серьезно прокололись на последней. Он бы и сам прокололся лет десять назад, но им этого простить не мог. Если он им простит сейчас, то они ему не простят потом. И начальство не простит, и сослуживцы, да и совесть тоже в покое не оставит.

– Солонин, вы можете назвать мне порядок, к котором лежали документы?

Виктор попытался вспомнить и, к своему стыду, не смог. Там, в кабинете, ночью это казалось совсем не важным. Но теперь…

– А порядок, в котором вы их сунули обратно, когда пересняли? Неужели не помните?… Джек, а теперь скажи мне, где ты потерял футляр от дискеты? Случайно не забыл его прямо на столе?

Джек не нашелся что ответить. Опустил глаза и начал теребить пуговицу на куртке.

– Вот-вот. И избавляйся от привычки крутить пуговицы. – Полковник бросил футляр на стол. – Оставишь где-нибудь, и все. Ведете себя, как слоны в посудной лавке – это вас всех касается… кроме Кати. Она-то на этот раз не подвела, чисто сработала. Ладно, все свободны. – Реддвей махнул рукой. – С вами говорить – только слова зря тратить… Через два часа занятия по фальсификации документов и гриму. Вечером на лингвистике быть всем. Можете идти.

Ребята тут же вскочили и бросились вон из аудитории. Не хотелось терять ни минуты такого редкого здесь свободного времени.

Полковник начал собирать со стола бумаги и вдруг заметил, что один не ушел, а сидит и молча ждет, что-то напряженно обдумывая.

– Солонин, чего тебе?

Виктор встал и почесал затылок.

– Да я вот все думаю над тем, как мы прокололись. Хотел поговорить по этому поводу.

– Ну давай, говори. – Реддвей присел на край парты, от чего деревянная доска затрещала.

– Это ведь на самом деле очень серьезно, – начал он, стараясь подобрать нужные слова. – Я тут подумал немного, и…

– Уже хорошо. – Полковник засмеялся и хлопнул его по плечу. – Думать никогда не вредно. Только почему немного? Ты много думай, не стесняйся.

– Нет, подождите… – Солонин покраснел. – Просто у нас какая-то игра получается.

– В каком смысле? – не понял Питер.

– Ну как же… Я, например, наперед знал, что тот парень в машине ничего мне не сделает. И Марио знал, и Гоша, и все остальные. Совсем не страшно было. Поэтому и действовали весело и не прокололись нигде, пока до крови не дошло.

– Ну и? – Полковник внимательно слушал.

– А если бы в самом начале кровь была? Если бы все по-настоящему? Мне бы тот водила нож между лопаток затолкал, и все бы на этом кончилось. Я вот, например, не знаю, как повел бы себя в боевых условиях, когда в обойме не маркеры, а боевые. Наверняка бы всех нас уложили в первую минуту.

– Ну хорошо, хорошо. – Полковник встал. – Это ведь всего-навсего учения. Как это кто-то из ваших полководцев сказал?… Тяжело в учении – легко в бою.

– Это Суворов был. – Виктор улыбнулся. – Но так мы сколько хочешь можем в войнушки играть, а толку не будет. Вернее, будет, но мало пригодится. Там ведь совсем другое.

– Да, там совсем другое. Совсем… – Полковник вздохнул. – И что же ты предлагаешь? Напасть на настоящую базу?

– Нет.

– А что тогда?

Виктор посмотрел на учителя и тихо сказал:

– Я предлагаю, если это, конечно, возможно, отправить нас куда-нибудь в горячую точку. Не одних, а с какой-нибудь группой. Мы и в реальных условиях побываем, и будет кому нас корректировать, если потребуется. Просто подключить нас к какой-нибудь операции.

– Это общее решение или…

– Нет, это я сам. – Виктор пожал плечами.

– Ну ладно, подумаем, – сказал полковник и вышел.

А Виктор еще долго сидел в аудитории и задумчиво смотрел на поломанные указки.

Он попал в отряд «Пятый уровень» после окончания академии МВД в Москве, и его сразу вызвал к себе генерал, начальник академии, и спросил:

– Ну что, Солонин, куда хочешь попасть по распределению? Только не надо слов «куда Родина прикажет». Наверняка ведь поближе к дому хочешь, а?… Или куда поинтереснее?

Виктор сразу понял, что разговор этот неспроста. Поэтому просто ответил:

– Как раз туда, куда вы мне хотите предложить.

– Сообразительный, засранец! – засмеялся генерал, взял со стола личное дело Виктора и вдруг баскетбольным броском кинул его в мусорную корзину.

Виктор открыл рот от удивления. Ведь в этом деле все: четыре года успешной учебы в академии, до этого два года в спецназе, отличные характеристики, все мечты, все надежды – вся жизнь.

– Что вы делаете? – выдавил он наконец.

– Как – что? – Начальник улыбнулся, в последний раз. Больше его улыбки Виктор не видел никогда. – Это дело не нужно ни тебе, ни мне, оно пойдет в спецархив. – Генерал достал из урны папку и спрятал в черный чемодан. – Это – сюда, а тебя я отправляю туда, где поинтереснее.

– Вы же… Вы же меня… – Солонин был так растерян, что все слова вылетели у него из головы.

– Тебя? – вполне серьезно спросил генерал. – А кто ты такой?

– Я… Я Виктор Солонин, – ответил он, окончательно смутившись.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное