Фридрих Незнанский.

Ошейники для волков

(страница 3 из 27)

скачать книгу бесплатно

– Куда мы? – пролепетала она.

– Куда скажешь. А пока – подальше от них, может, у пареньков приятели неподалеку.

– А кто ты? – спросила девушка.

Он представился: Никита Бодров – брокер Межбанковской валютной биржи. А сам подумал: ой, наверное, не похож я даже на дворника!..

Но девушка, кажется, поверила и тоже представилась:

– Меня Люда зовут. Работаю горничной в «Палас-отеле».

Теперь это так называется, подумал весело Бодров. Он был доволен – третья ночь принесла-таки результат.

2

Утром Меркулов пригласил Турецкого в свой кабинет. На столе дымились две чашки ароматного чая.

– Попьем чайку да поговорим, Саша, – сказал Меркулов, придвинув чашку ближе к следователю.

– Что за вопрос, Костя? – прямо спросил Турецкий.

– У нас с тобой сейчас один вопрос: дело Иванова, – улыбнулся Меркулов. – Ты пей чай-то, а то остынет.

– Скажи, Костя, генеральный никак не проболтался насчет того, что смутило его в гибели Иванова? – отхлебнув из чашки, спросил Турецкий.

– Я так и знал, что ты мне задашь этот вопрос, и, разумеется, уже подготовил ответ. Ты же знаешь, генеральный впрямую ничего не говорит…

– А вкривую, – хмыкнул следователь, – намеками, недомолвками?

– Вот из этих недомолвок и намеков я составил примерно такую картинку: возглавляемый Ивановым «Спектр» здорово помог Президенту на последних выборах. Хотел этого Президент или нет, но факт есть факт. Странно другое: Президент совсем не интересовался этой телекомпанией, что совершенно нелогично.

– А как же разговоры о том, что «Спектр» более-менее раскрутился только после выборов? – перебил Турецкий.

– Думаю, чиновники таким образом просто подстраховывались, – задумчиво произнес Меркулов.

– Вам наверху виднее, – пожал плечами Турецкий.

– Не ерничай! В ту пору, когда начали поговаривать об операции Президента, он сам очень интересовался, что это за новая телекомпания такая, да кто им денежки дал, да какие у них творческие планы. Вот какие моменты, Саша, проскользнули в моей приватной беседе с генеральным, – хлопнул ладонью по столу Меркулов.

– Но, извини, Костя, это все, как говорится, дела давно минувших дней, – заметил Турецкий.

– Такими фигурами, как Иванов, интересуются лишь тогда, когда ждут от них либо пакости, либо помощи. Все-таки четвертая власть! Мне совершенно ясно, что наверху трагическим случаем с Ивановым весьма озабочены. Но генеральный прокурор не знает, какого результата там ждут от расследования этого, как ты говоришь, гнилого дела. Не знает и волнуется, – сделал вывод Меркулов.

– А хоть какой-нибудь захудаленькой версии он от волнения нам не подкинул? – вновь взял ироничный тон Турецкий.

– Он предполагает, что все дело в деньгах, Саша.

– Генеральный не оригинален. Вдова Ангелина выдала мне такую же беспроигрышную версию и даже кое на кого настучала: подсказала объект для пристального внимания следователей.

– А сам-то ты, Саша, как думаешь, подставляет она своих врагов или в самом деле кого-то подозревает?

– Я склонен думать, что подставляет… Есть факты.

– Ого, как безапелляционно! Поделишься этими фактами? – заинтересовался генерал.

– Отчего же не поделиться? Одно дело делаем.

Ангелина подозревает, что ее муж мог пасть жертвой противоречий, возникших у телевизионной компании «Спектр» с концерном «Кононг» и его дочерним предприятием фирмой «Каскад».

– А это еще что за зверь? – насторожился Меркулов.

– Это, Костя, солидные фирмы. Чем только они не занимаются. Хлеб правда, не сеют, не жнут, но торгуют, грузы разные сопровождают, инвестиции вкладывают, лом цветных металлов за границу продают. И все с прибылью, и никакие солнцевские к ним не лезут.

– Отчего же у них так хорошо дела идут? – хмыкнул генерал. – Сейчас у всех море проблем…

– Оттого, Костя, что учредитель этих, скажем так, предприятий – Союз ветеранов ЗГВ. Правительство, естественно, дает им всякие льготы и так далее. Короче говоря, их трудно кому-либо свалить.

– Что они могли не поделить с этой телекомпанией? Хоть что-нибудь тебе об этом известно? – спросил Меркулов.

– К сожалению, пока нет.

– Тогда почему ты думаешь, что вдова Иванова не врет и действительно сводит счеты с этими фирмами? – засомневался Меркулов.

– То, что она сводит счеты, я просто не отрицаю. Утверждать пока рано.

– Кстати, Саша, кем работал этот парень, Олег Колобов, в «Каскаде»? – спросил Меркулов.

– Всего лишь охранником. Экспедировал грузы.

– С грузом пропал? – оживился Меркулов.

– Нет. Просто с выходного не вышел на службу. В общем, сейчас получу досье на Юрия Иванова и начну раскапывать эти фирмы.

– Нужна ли тебе следственная бригада? – осведомился Меркулов.

– Да помощников, Костя, у меня хоть отбавляй. Считай, что уже задействованы Грязнов с Яковлевым. Так что поработаем вместе с муровцами.

Турецкий вернулся в свой кабинет. Из факса торчал лист бумаги – досье на Юрия Иванова. Вначале перечислялись основные вехи пути провинциального таланта. Дальнейшая информация заинтересовала Турецкого. Он узнал, что после выборов инвесторы начали активно сотрудничать со «Спектром». Наиболее крупным кредитором стал концерн «Кононг», возглавляемый Ильясом Тураевым. Незадолго до своей гибели Иванов совместно с мэрией прорабатывал проект перерегистрации телеканала «Спектр» в официальный канал правительства Москвы.

Прочитав документ и отложив его в сторону, Турецкий подумал, что стоит покопаться в провинциальном прошлом погибшего продюсера. Возможно, он поддерживал нормальные отношения со своей первой женой и мог ей рассказать что-нибудь такое, о чем никогда не поведал бы своей столичной супруге Ангелине. Вспомнив впечатление от встречи с Ивановой, Турецкий подумал, что, скорее всего, Ангелина вышла замуж за преуспевающего карьериста, а не за Иванова-человека.

Он позвонил в Наро-Фоминск и попросил узнать адрес матери и первой жены Иванова. Потом решил попить чайку, но не успел. Резко и требовательно зазвонил телефон.

– Привет, старший советник юстиции! Правда, вам пора уже ходить в государственных советниках! – услышал он в трубке знакомый голос Грязнова.

– Здравствуй, дорогой полковник милиции, которому давно пора ходить в генералах, – искренне обрадовался Турецкий звонку друга.

– Как у вас со временем, господин следователь? – спросил Грязнов.

– Смотря что ты можешь предложить, шеф департамента угро, – в том же шутливом тоне ответил следователь.

– Пока могу предложить только одно: подъехал бы ты ко мне, Саня. У нас тут такое происходит, просто мистика и кошмар на улице Вязов.

– Не надо, ради Бога, никакой мистики, Слава. Говори, в чем дело? – отрезал Турецкий.

– К нам пожаловала вдова Иванова. Так как дело ведешь ты, считаю своим долгом доложить обстановку и жду твоих указаний на этот счет.

– Сообщи Ивановой, что по просьбе генерального прокурора я возбудил уголовное дело. С этого момента Ангелина является свидетельницей по делу гибели продюсера Юрия Иванова. Допроси ее сам или поручи это сделать Володе. О результатах сообщи немедленно.

– Слушаюсь, господин «важняк». Рад был слышать твой голос, Саня!

– Взаимно, Слава, – ответил Турецкий и положил трубку.

3

Переговорив с Турецким, начальник МУРа позвонил Яковлеву и сказал:

– Володя, сейчас к тебе придет Ангелина Иванова. Я только что разговаривал с Турецким. Он возбудил уголовное дело. Так что Ангелина теперь – свидетель по делу гибели своего мужа. Проведи официальный допрос свидетельницы по поручению следователя Турецкого. Все понял?

– Так точно, товарищ полковник! – отрапортовал Яковлев.

С первых минут общения Яковлев понял, что перед ним еще та штучка. Ангелина сразу же попыталась очаровать подполковника. Но, поняв, что муровца не проймешь, посерьезнела и уставилась на Яковлева изучающим взглядом. Сыскарь сообщил ей, что возбуждено уголовное дело и она теперь является свидетельницей. Ангелина совершенно спокойно выслушала эту информацию.

– Вы не любите носить военную форму? – еще стараясь сохранить доверительный тон, спросила она.

– Дело не в любви, – отрезал Яковлев и приступил к допросу: – Почему вы явились к нам без повестки? Что побудило вас к этому визиту?

Ангелина кивнула и, помедлив, заговорила:

– Сейчас я все расскажу, – начала она чуть нервным голосом. – Вам сейчас станет понятно, почему я здесь… извините, мне трудно сегодня даются слова… Так вот, три недели назад я своего мужа похоронила. Мне, конечно, помогли, все-таки не простой человек был. А сегодня… я поехала на кладбище цветы поставить и… – Вдова замолчала, вздохнула и поднесла платок к глазам.

Яковлев насмотрелся на всякие проявления эмоций, в том числе и на фальшивые. Но сейчас ему показалось, что вдова искренне расстроена.

– Что случилось? – как можно мягче спросил он.

– Сегодня ночью, по-видимому, его украли, – всхлипнула Ангелина.

– Что? Кого украли? – не понял сыскарь.

– Гроб с телом моего мужа украли! – пояснила вдова.

– С Ваганьковского кладбища украли гроб с покойным?! – еще более удивился Яковлев.

– А какая разница, с какого? – вскинула брови Ангелина.

– Разницы никакой нет, но на престижных кладбищах беспорядка все же поменьше, – уточнил Яковлев, набирая номер телефона Турецкого. Он сообщил следователю о новых обстоятельствах дела. Турецкий принял решение немедленно вместе с Ангелиной съездить на кладбище. Договорились, что Яковлев с Ангелиной заедут за ним в прокуратуру.

– Я на машине. Могу подбросить вас туда и обратно, – предложила Ангелина.

– «Новые русские» в последнее время почему-то думают, что МУР плохо укомплектован техникой, – хмыкнул подполковник. – Но раз предлагает женщина…

Турецкий, Яковлев и Ангелина долго шли мимо рядов могил с дорогими надгробиями. Правда, встречались и совершенно убогие могилки.

– Вы сообщили администрации кладбища о случившемся? – поинтересовался Турецкий, с прищуром взглянув на Ангелину. – Меня просто удивляет, что после такого случая все вокруг так спокойно…

– Нет, я никому об этом не сообщала, кроме вас… – после довольно длинной паузы ответила вдова.

– А что, у вас на это есть особые причины? – продолжал следователь.

– Не хочу всяких сплетен вокруг имени мужа, да и своего. Это, впрочем, несущественная причина, но все же…

– В таком случае незачем было вообще к нам обращаться. Я имею в виду Генпрокуратуру и МУР. Тем более что вы уже после этого происшествия узнали о том, что по делу гибели вашего мужа возбуждено уголовное дело, – заметил Яковлев.

– Удивительно, Ангелина! – чуть ли не вспылил Турецкий. – Неужели вы могли предположить, что МУР, который является подразделением Министерства внутренних дел, станет проводить расследование методами американских частных сыщиков? Словом, вам придется сегодня же написать заявление в Генпрокуратуру на мое имя. Я по нему возбуждаю уголовное дело, и машина заработает. Так что делитесь своими сомнениями и будем вместе думать, как лучше провести расследование.

– Видите ли, за время работы на телевидении муж завел много связей и знакомств. Как всегда бывает, во всяком бизнесе кто-то из знакомых переходит в друзья и надежные партнеры, другие – в стан недоброжелателей. Его при жизни уже публично клеймили, называли и жополизом, и политической проституткой. Многим не давала покоя растущая популярность нашей телекомпании. Если только кто-то из них узнает, что произошло, они же от нас камня на камне не оставят! Они резвее всех будут искать пропавший гроб, чтобы показать его по всем своим каналам. Такая реклама нам не нужна!

– Вас понял, – тоном согласившегося с ее доводами человека сказал Турецкий.

За очередным поворотом неширокой боковой тропинки открылся укромный уголок с четырьмя относительно свежими могилами, одна из которых действительно оказалась разрытой. Земля была разбросана во все стороны.

– Н-да, копали ночью, швыряли куда ни попадя, – заметил Яковлев и спросил: – Гражданка Иванова, а вы когда сюда приехали в первый раз? Сколько было времени?

– Да часов около десяти. А что?

– Что ж, все правильно, работали ночью… – кивнул подполковник.

Он огляделся по сторонам, потрогал толстую ветку березы, дотянувшуюся почти до самой разоренной могилы, и заметил:

– Здесь кора содрана. Скорей всего, фонарь висел.

Он заметил еще одну особенность, о которой пока не стал распространяться. Когда на свежую могилу нападают обычные мародеры, им совершенно наплевать на атрибуты похоронного обряда: крест, венки, цветы – все выдирается и разбрасывается без всякого почтения. В данном случае некто перед тем, как приступить к земляным работам в столь мрачном месте, снял могильные украшения и аккуратно прислонил их к ограде соседней могилы.

– Судя по кресту, вашего мужа хоронили по христианскому обряду? – полюбопытствовал Турецкий.

– Да, конечно.

– А не было ли, извините за бестактность, при теле каких-нибудь ценностей, дорогих предметов? Были ли на покойном драгоценности?

– Вы хотите сказать, что это грабеж? – ужаснулась Ангелина.

– Как одно из объяснений происшедшего вполне может быть, – кивнул следователь.

– Мне трудно в это поверить, – покачала головой Иванова.

– Ну что вы! При нашей-то жизни. Даже если костюм более-менее пристойный – и то бомжи его могут прибрать к рукам, – заметил Яковлев.

– Вы говорите невозможные вещи! Не думаю, что кто-то обрадовался этой добыче. Все куплено в специализированном магазине, понимаете? Вещи не предназначены для живых!

– Вот еще что хотелось бы у вас спросить, – вмешался в разговор Турецкий. – Имелись ли у покойного золотые коронки?

– Коронки были. Но давно. Потом он фарфор поставил.

– А гроб какой был? Дорогой или попроще? – снова спросил Турецкий.

– Знаете, по большому счету, ему-то все равно, в каком гробу лежать. Правда? Но на похороны пришел такой бомонд, даже вице-мэр присутствовал… мы не могли ударить в грязь лицом! Гроб был высшего качества.

– Ясно. Вы по-прежнему против огласки происшедшего, госпожа Иванова? – спросил Турецкий.

– Да. Я бы не хотела шумихи, – отрезала Ангелина.

– Огласка оглаской, но против официального расследования вы уже возражать не можете, – заметил Турецкий. – Вы должны знать, что за дачу ложных показаний свидетель несет ответственность, предусмотренную уголовным кодексом.

– Все ясно, – буркнула Ангелина. – Поехали отсюда, господа.

4

Водитель «мерседеса», на котором Турецкий, Яковлев и Ангелина приехали на кладбище, завидев подходящих, буквально чуть ли не бросился навстречу своему начальнику.

– Ангелина, Толик уже пятый раз звонил! – воскликнул он.

– Чего ему надо?

– Вроде кто наехал, но мне он ничего не сказал, – искоса взглянув на Яковлева с Турецким, полушепотом сообщил водитель. – По голосу я почувствовал, что очко у него играет…

– Извините, господа, – сказала Ангелина и, достав сотовик, набрала номер. Выслушав Толика, Ангелина раздраженно бросила: –Какая еще баба? Кто ее вообще пропустил в телецентр! Ты что, разучился всякую шваль с порога выпроваживать? Она еще там? Сейчас буду…

Ангелина отключила связь и, повернувшись к Турецкому, сказала:

– Прошу извинить меня, господа. Срочно надо ехать на студию. Могу подбросить к метро…

– Не беспокойтесь, – улыбнулся Турецкий. – Нам не к спеху. Доберемся сами. Завтра созвонимся.

– Конечно! – уже садясь в машину, бросила Иванова.

Когда «мерседес» тронулся с места, Турецкий взял Яковлева под руку и, кивнув на стоящий рядом «опель-аксана», спросил:

– Володя, дорогой, мы во что бы то ни стало должны прибыть вовремя на свидание Ангелины с этой «бабой»!

– Понял! – уже дергая дверцу «опеля» со стороны водителя, ответил Яковлев. Дверца оказалась открытой. Через секунду они уже сидели в салоне, и Яковлев, достав маленькую, как булавка, отмычку, стал включать зажигание. В это время из строения, примыкающего к ограде кладбища, вышел мужик в армейском камуфлированном бушлате и заорал:

– Э, блин, вам чего надо от моей тачки?!

– Ключи! – крикнул ему через открытое окно Яковлев.

– Ну, блин! – взвизгнул мужик и скрылся в помещении.

Двигатель завелся, когда трое охранников уже бежали к машине. Коробка переключения передач оказалась незаблокированной, и Яковлев резко тронулся с места, на большой скорости вписываясь в поток мчащихся по улице автомобилей.

– Только не просите меня, Александр Борисович, чтобы я ни при каких обстоятельствах не передавал опыт, которым иногда приходится пользоваться нашему брату в экстремальных обстоятельствах, – улыбнулся подполковник Турецкому.

– Успеем, Володя? – вместо ответа коротко спросил следователь.

– Смотря к чему… Взрыв посмотреть успеем обязательно…

Яковлев выруливал такими закоулками, что оставалось лишь два варианта: либо безнадежно заблудиться, либо опередить самого черта.

– Дедушка бабушку опередил! – заметил Яковлев, подруливая к «мерседесу» Ангелины. Предъявив удостоверения, они быстро договорились на центральном входе с охранниками, прихватив с собой одного из них, чтобы показал дорогу в огромном шоу-лабиринте.

Коридор, по которому вел их охранник, вскоре уперся в широкую дверь с табличкой «ТК «Спектр». Посторонним вход воспрещен!»

Между коридором и входом в студию оказался небольшой холл. В нем расположились пара кресел и журнальный столик с пепельницами. В одном из кресел сидела женщина и сосредоточенно смотрела на закрытую дверь.

Если бы Турецкий и Яковлев остались в холле, встреча, возможно, не состоялась бы. А войди они в недра офиса – неизвестно какой еще сюрприз бы их ожидал. Яковлев нашел выход. Кроме офисной в холле имелось еще две двери, ведущих в закуток уборщицы и на лоджию. Дверь на длинную лоджию, к счастью, была не заперта. Туда и повлек Яковлев следователя. Ждать пришлось недолго. В холле появилась энергично шагающая Иванова. Сидящая в кресле женщина резко встала ей навстречу.

Яковлев приоткрыл дверь, чтобы лучше было слышно разговор.

– Ты кого похоронила, сука?! – взвизгнула незнакомка. Не дожидаясь ответа, она вцепилась растерявшейся Ангелине в волосы. Иванова безуспешно пыталась вырваться. – Ты кого похоронила?! – пуще прежнего завопила незнакомка.

Яковлев с Турецким выскочили в холл.

– Нехилый очняк получился! – громко сказал Яковлев, пытаясь влезть между женщинами. Турецкий, в свою очередь, схватил незнакомку за плечи и попытался оттащить ее от Ангелины. На шум из офиса выбежали двое парней и тоже стали разнимать женщин. Вчетвером кое-как удалось растащить дерущихся.

– Гражданочки! – сказал, отдуваясь, Яковлев. – Пройдемте в какой-нибудь кабинетик и там спокойно доспорим.

– Давайте лучше на завтра перенесем разбирательство, – тяжело дыша и поправляя волосы, попросила Ангелина. – Видите, она не в себе!..

– Я тебе сейчас покажу, кто не в себе! – незнакомка вновь приняла угрожающую позу.

Иванова была крайне раздосадована – и не только тем, что эта незнакомка задала ей трепку. Более огорчило ее появление здесь настырных ищеек.

Однако ей пришлось впустить незваных гостей в офис. Все четверо расположились в кабинете, который занимал в свое время Юрий Иванов. Женщин рассадили по разным углам. Яковлев сел между ними, а Турецкий занял директорское место, представился и строго спросил у незнакомки:

– Фамилия? Имя? Отчество?

– Иванова Валентина Сергеевна, – с готовностью ответила та.

– Так вы родственники?

– Чем таких родственников иметь, лучше на необитаемом острове жить! Я первая Юркина жена.

– Ясно, – кивнул Турецкий, многозначительно взглянув на Яковлева. – Наверное, вы до сих пор за что-то обижены на своего бывшего супруга. Вот даже траур не носите…

– По живому человеку траур носить – грех, – отрезала бывшая жена и вновь злобно взглянула на свою соперницу.

– Что значит – по живому человеку? – спросил Турецкий. – Прошу объяснить, что вы имеете в виду?

– А чего здесь непонятного. Я эту стерву по-хорошему просила похоронить Юрку у нас. Ведь мать его в Москву не наездится. И свекровь сама ее об этом же просила. Стара она уже. Куда ей до столицы ехать… Но эта дрянь не согласилась! А я ее предупреждала!..

– То есть вы хотите сказать, что покойного из могилы вырыли вы или кто-то другой, но по вашей просьбе?

– Да, а что? – насторожилась Валентина Иванова.

– А то, что есть статья 244 Уголовного кодекса: надругательство над телами умерших и местами их захоронения преследуются законом, – сухо уточнил Турецкий.

– Да не занимались мы никаким осквернением. Просто аккуратно выкопали и увезли, – несколько растерянно пробормотала Валентина Иванова.

– Как вам это удалось осуществить? – продолжал Турецкий.

– Коммерческая тайна! Однако в копеечку это нам влетело, – вновь задиристо выпалила похитительница.

– Значит, вы признаете, что похищение гроба с покойным Юрием Ивановым – это ваших рук дело? – строго перебил ее следователь, сурово взглянув на нее при этом.

– А что же, признаю! Она, сучка, на похороны не позвала.

– Неправда! Я посылала телеграмму! – вспыхнула Ангелина.

– Ага! Послала, когда уже Юрку закопали! Я поначалу не поняла, думала, что ты с горя очумела… А вообще-то я собиралась заявление в милицию подать, – продолжала Валентина Иванова. – Не знаю, кого ты, дрянь эдакая, похоронила, но в гробу-то не Юрка! Его мать чуть с ума от горя не сошла, а сегодня и не знает, отчего с ума сходить! В гробу-то не Юрка! Чужой человек в гробу оказался!

– Да что вы там увидеть могли?! – с визгом, по-деревенски, выкрикнула Ангелина. – Он же обгорелый весь!

– Не надо! Я, может, и дура по сравнению с тобой, только материнское сердце не обманешь! – не унималась Валентина.

– Где сейчас гроб с покойным? – спросил Турецкий.

– Так в нашем морге, под охраной. Дело темное, – всхлипнула Валентина.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное