Фридрих Незнанский.

Ночной снайпер

(страница 3 из 25)

скачать книгу бесплатно

Она никак не могла успокоиться.

– Перестань… – Он открыл дверцу машины, помог ей выбраться.

– Мать говорила: ну куда тебе такие длинные ноги, уродина, – сказала она, выбравшись из кабины. – Кому ты будешь с ними нужна? По ее деревенским представлениям – это уродство, представляешь?

– Где она сейчас? – спросил Паша, когда она наконец открыла дверь дома.

– Кто? – Она остановилась на пороге, пропуская его в дом. – Ты о ком?

– О твоей матери, – напомнил он, проходя мимо, и она к нему невольно прижалась.

– А… не знаю. Пьет где-то. Я звонила, узнавала… – Она махнула рукой, села на ближайший диван, откинулась. – Соседи сказали, будто совсем спилась, квартиру продала, я ж ей однокомнатную купила, куда-то в Ногинск уехала, что ли… А искать ее нет никакого желания. Куда я ее привезу? Сюда? Говорят, стала законченной бомжихой… – Она выпрямилась. – Осуждаешь? Ты, я знаю, маменькин сынок, родителей почитаешь… А я вот такая, да, не могу забыть, как она у соседа деньги взяла за то, что он меня силой лишил невинности… Ну, иди ко мне.

Она потянула его на диван, стоявший возле камина, и он сел рядом. Она обвила его шею руками, стала исступленно целовать. Потом стала стаскивать с него куртку, срывать с себя свитер.

– Подожди… – хрипло сказал он, отстранившись. – Я сам…

– Скорей… – Она прикрыла глаза, опрокидывая его на себя. – Хочу всех забыть, хочу послать всех к черту!

Потом они оба замерли, услыхав скрип ступеней на лестнице. Похоже, кто-то медленно по ним спускался.

Тамара оттолкнула Пашу, села, прикрыла грудь руками, потом стала лихорадочно натягивать на себя юбку.

– Черт! Забыла совсем… – шепотом сказала она. – Его мать должна была приехать, понимаешь? И уже здесь. Ну, одевайся, что смотришь? Она почти не видит и плохо слышит… Здрасте, Павла Кузьминична! Вы уже приехали? – крикнула она.

Паша набросил на себя куртку и только потом обернулся. Он увидел согбенную старуху, спускавшуюся по лестнице.

– Сережа… Это ты? – Она простерла руку в направлении Паши. И спустилась еще на пару ступенек.

Они переглянулись. Тамара приложила палец к губам.

– Сережа, почему ты не отвечаешь? – встревоженно сказала старуха.

– Отзовись или помоги ей, только не стой… – вполголоса сказала Тамара. – Павла Кузьминична, вы меня слышите? – И сама подошла к лестнице. – Только осторожнее, ради бога… Подождите, я вам помогу.

– Томочка, ты здесь? А это разве не Сережа?

– Это его охранник, а Сережа уехал… Как вы сами сюда добрались?

Тамара помогла ей спуститься, усадила на тот же диван возле камина.

– Куда он уехал? – донесся женский голос сверху, и Тамара вздрогнула, увидев спускавшуюся молодую женщину, одетую в ее халат и с распущенными волосами. Она внимательно оглядела Тамару и Пашу, отметив про себя непорядок в их одежде и ее сбитую прическу.

– Фу, Ленка, напугала! – качнула головой Тамара. – А я думала, как Павла Кузьминична сюда попала?..

– Да я мать сама привезла, раз Сереженька отказался ее встречать.

Он у нас, видите ли, был очень занят… А маме без него не спится, все волнуется, где ее сыночек. И мне покоя не дает… А что, нельзя в ваш дом без спросу, хочешь сказать?

– Ну почему… – промямлила Тамара. – Я этого, во-первых, не говорила, я не знала, что ключ у вас есть… А тебе, как Сережиной сестре, и его маме… почему же нельзя?

Она постепенно приходила в себя, медленно бледнела, и губы ее сжимались. Паша отошел немного назад, оставив золовку и невестку друг против друга, и торопливо застегнул молнию на брюках. Что не ускользнуло от внимания Лены.

– А ты, милая, никак растерялась… – сощурилась она. – И даже ширинку клиенту не застегнула. С чего бы, а?

Она не спеша закурила и подошла к Паше вплотную. Еще раз вызывающе его оглядела.

– Так, может, познакомишь со своим кадром? Или для себя его держишь?

– Прекрати, – тихо сказала Тамара. – Ты не у себя в офисе. Что тебе здесь надо?

– Здесь? – удивилась Лена. – А что, мать и сестра уже не могут приехать к Сергею просто так, чтобы навестить?

– Что ты сказала? Это разве не Сережа? – спросила старуха.

Она подошла к Паше ближе, протянула к нему руку, будто собираясь его ощупать.

– Это не Сережа, мама, – хмыкнула Лена в ответ на ненавидящий взгляд невестки. – Это его заместитель по сексуальной части.

– Сережин заместитель? – сощурилась мать погибшего. – Очень приятный молодой человек! Как вас зовут?

– Видишь, маме он тоже приглянулся. – Тон Лены становился все более издевательским. – Вот я тоже хочу узнать, а нас никто не хочет познакомить… Может, вы сами, молодой человек, представитесь, раз хозяйка язык проглотила? Кто вы и что здесь делаете в шесть утра и как вас зовут?

– Это Лена, сестра Сергея, а это Паша, охранник Сергея, – сказала Тамара, глядя на нее исподлобья. – Недавно у него работает. Сергея дома нет, он оставил Пашу меня охранять, потому что одна я здесь боюсь.

– Так теперь это называется, – насмешливо протянула Лена. – Охранять! Одни для этого заводят собаку, другие мужика. Надо запомнить… А сам он где?

– Мне он сказал, что уехал в командировку! – с нажимом произнесла Тамара. – И ничего о вашем приезде не сказал. Может, закончишь наконец этот допрос?

– Еще возмущаешься?.. – покачала головой Лена. – Я бы на твоем месте… Даже не боишься, что расскажу Сергею?

– Я не расслышала, Сережа скоро придет? – спросила Павла Кузьминична.

– Скоро… – сказала Лена и пустила дым к потолку, снова села на диван. – Скоро придет твой любимый Сереженька. Дай бог, трезвый… Сделай нам кофе, что ли… Мы вечером приехали, мама никак не могла заснуть и мне не давала.

Она зевнула, откинулась на подушки, и ее грудь вызывающе выставилась из низкого декольте. Она скосила взгляд на Пашу.

– Прикройся, бесстыдница! – сказала мать, но та никак не отреагировала. И мать вздохнула, покачала головой и села в кресло.

– Я пойду? – спросил Паша у хозяйки.

– Посиди с нами, – сказала Лена, снова зевнув. – Куда идти в такую рань. Хозяина-то еще нет… Или тоже всю ночь не спал?

Она выпрямилась, села, закинула ногу на ногу, стала ею покачивать, по-прежнему не сводя сузившихся глаз с Паши, который не находил места ни себе, ни своим рукам. Лену, похоже, это только забавляло. Ее мать между тем тихо заснула в кресле, склонив голову набок.

– Прекрати! – сказала Тамара. – И потише. Мамочку разбудишь… Тебе с молоком или без?

– Как сделаешь, так и будет, – кивнула Лена. – Если мама заснет, ее пушкой не добудишься… Беда только, что засыпает не вовремя. – Она поднялась, подошла к матери, заботливо накинула ей на ноги плед, подложила ей под голову вышитую подушку. – А Пашенька пока разожжет нам камин и включит телевизор… – она кивнула в сторону огромного «Сони». – Сейчас как раз должны «Дорожный патруль» передавать по шестой… Я опять что-то не так сказала? – спросила она, увидев, как они переглянулись.

– Нет, ничего, – пожала плечами Тамара. Похоже, она все еще не решалась оставить их одних.

– Иди, – подтолкнула ее в сторону кухни Лена. – Не трону я твоего Пашеньку… Да никак не успеем мы трахнуться, пока ты нам кофий завариваешь!

Когда Тамара вернулась в холл с подносом, на котором стояли кофейник и чашечки, Лена в ужасе, приоткрыв рот, смотрела на экран телевизора. Там в луже крови возле своей машины, освещенный неоновым светом вывески казино, лежал ее брат.

Паша растерянно взглянул на вошедшую Тамару. Похоже, он не понимал, как вести себя в этой ситуации. Тамара незаметно ему кивнула и в ужасе вскрикнула, схватившись за голову, отчего поднос грохнулся на пол, а горячий кофе разлился по полу.

– Это кто… Это Сережа? – воскликнула она.

И подбежала к телевизору ближе. Мать вздрогнула, простонала, приоткрыла глаза, но тут же снова их закрыла, так и не увидев мертвого сына. Лена молчала, прикрыв рот рукой и с ужасом глядя на экран. Потом порывисто оглянулась на мать и бессильно села на пол.

– Это он? – повторила Тамара.

– Да… Фамилию только что называли, партнер по бизнесу и помощник депутата Кольчугина… – Потрясенная Лена не отрывала взгляда от экрана. – Но он же сам мне говорил… Что срочно уедет! И не может нас встретить, и ты говорила, что он уехал! – Теперь она смотрела на Тамару. – А сам…

– А сам в ночной клуб – к блядям! – зло сказала Тамара. – Вот ваш Сереженька, вот он, полюбуйтесь! Мне врет, вам врет, что куда-то уехал, а сам – по блядям!.. А ты еще меня обвиняешь!

И тоже заплакала.

– А я думаю, почему не звонит… – всхлипнула она. – А он, сволочь…

– Дура, Сережку убили, ты понимаешь, что говоришь? – не выдержала Лена.

Ее мать окончательно проснулась, непонимающе уставилась на присутствующих. Тамара схватила пульт и выключила телевизор. Один Паша по-прежнему не находил себе места.

– Что-то случилось? – спросила мать. – Сереженька звонил?

– Лучше сказать сразу, – вполголоса сказала Тамара Лене.

– Ну да, это же не твоя мать, – еще тише ответила та. – Сама скажу, когда будем дома и лекарства будут под рукой. А может, вообще не скажу… Спи, мама, отдыхай. – Она заботливо поправила одеяло. – Когда Сережа приедет или позвонит, я тебя обязательно разбужу.

И оглянулась на Пашу.

– Вот, Пашенька, оставил шефа без охраны, одного, и результат…

– Сергей один не ходит, – ответила за него Тамара. – У него полно охраны. Только против снайпера ничего не поможет…

– Откуда ты знаешь про снайпера? – удивилась Лена. – Ничего вроде не говорили.

– Ну как же, я сама слышала… – несколько растерялась Тамара, но Лена только махнула рукой. Мол, какая теперь разница?

Она села рядом с матерью, вытащила дрожащими пальцами сигарету, закурила и отмахнула дым от заснувшей матери, пересела от нее подальше.

– Выпить есть? – спросила она. – Виски или водка. Лучше виски.

Тамара и Паша снова переглянулись, он открыл бар, достал початую бутылку. Стал наливать в фужеры. Один из них протянул Лене, но Тамара его остановила.

– Сначала ключи, – сказала Тамара гостье и протянула руку.

– Что? – не поняла Лена, недоуменно глядя на нее. – Какие ключи?

– От моего дома, – холодно сказала Тамара. – Которыми ты дверь открывала.

– А ты не спеши, – усмехнувшись, покачала головой Лена. – Уже хозяйкой себя почувствовала? Не рано ли? Может, сначала похороним Сережу и почитаем вместе с адвокатом, что там в завещании сказано?

– А нет никакого завещания, – пожала плечами Тамара. – И быть не может. Дележ еще предстоит, а пока что ключи – на стол!

Помедлив, Лена выложила ключи от особняка ей в руку.

– Теперь пей, – сказала Тамара, сама подав ей фужер с виски. – Допьешь, и чтоб духу твоего здесь не было!

4

Петр Кольчугин еще несколько раз пытался связаться с Тамарой по сотовому, но безрезультатно.

– Вот сука, – пробормотал он, бродя по гостиничному номеру и кося взглядом в телевизор, где шла заставка последних известий. – Поди, решила, будто мне не терпится снова затащить ее в койку. Думает, что я больший кобель, чем она шлюха…

И перевел взгляд на Соломина, своего помощника по связям с общественностью. Тот учтиво улыбнулся.

– Может, лучше я ей позвоню? – предложил тот.

– Вот ты и позвони… – кивнул Кольчугин. – Скажи, нам нужно договориться, что врать в прокуратуре. Я-то приду туда поздно, а ее вызовут прямо сейчас… Звони, Андрей. Звони, не отставай! Буду в Думе, перезвони мне по мобильному… Объясни ей, что сейчас не до амуров с охранниками!

Он закурил сигарету и походил по номеру. Когда стали показывать сцену убийства Сергея Артемова, присел на краешек кресла, пару раз нетерпеливо взглянул на часы.

– Черт, пора ехать на Охотный… Кстати, из Нальчика еще не звонили? – спросил он Соломина.

– Пока нет, – пожал тот плечами.

– Ведь говорили, что позвонят утром! – воскликнул Кольчугин. – Может, ты выходил куда?

– Нет, никуда… И потом, вы забываете, у нас автоответчик.

– Такие вещи на автоответчик они не будут говорить… – махнул рукой депутат. – Мне родственники из Барнаула пару раз звонили, испугались, слышь? Мол, голос загробный им ответил или из космоса… До сих пор не привыкнут… Костя, я же просил тебя, ни на минуту не отходи, дождись звонка… – Он походил по номеру. – Вот почему до сих пор не позвонили, как ты считаешь?

– Трудно сказать. – Соломин пожал плечами. – Наверно, тоже видят сейчас, как угрохали Сережу… И раздумывают, а надо ли им в это ввязываться?

– Куда денутся… Уже ввязались… Значит, останешься здесь, будь на связи, ты понял? Но ни слова Рустаму о том, что в банке «Империал» заартачились! Пусть думает, что у нас все путем, и пусть поскорее выбивает правительственную гарантию на кредит… Это первое. Второе. Позвонят из прокуратуры, этот Турецкий, скажешь, что ничего я не забыл, просто очень занят, если не сегодня после вечернего заседания, то завтра обязательно там буду. Все понял, да? Тогда я пошел!

Когда он вышел из номера, Соломин через некоторое время выключил телевизор, подошел к окну, несколько минут постоял, глядя на Манежную площадь с ее декорациями, уличную суету. Решив, что времени прошло достаточно много и хозяин уже не вернется, если что-то забыл, он стал набирать номер на мобильном телефоне.

– Рустам Ибрагимович? – вполголоса спросил он. – Это я, Андрей.

– Привет, дорогой, что скажешь? – послышался рокочущий голос из далекого Нальчика.

– А что тут скажешь… Наверно, сами все видели по телевизору.

– Видел, да, бедный Сережа… – Он тяжко вздохнул. – Слушай, я ему завидовал, все ему завидовали, когда, помнишь, отдыхать к нам с супругой приезжал! Весь Нальчик сбежался на его Тамару посмотреть! Думали, сама Клавдия Шифер пожаловала! – цокнул языком Рустам Ибрагимович. – Такая женщина! И такое ей несчастье, ай-я-яй! Как она, бедная, сейчас переживает, а? Хоть есть там у вас, кому утешить бедную женщину?

– Хотите ей помочь? – хмыкнул Соломин.

– Нехороший разговор у нас, Андрей! – неодобрительно сказал, сменив тон, Рустам Ибрагимович. – Совсем нехороший! Человека убили, а мы о чем говорим?

– Вы сами спросили: есть кому ее утешить? – несколько растерялся Соломин.

– Я о родственниках спросил! – строго сказал абонент. – О Сережиных. Или о ее отце и матери… А ты что подумал? Родители у нее есть или нет?

– Н-не знаю, – тоскливо промямлил Соломин, посмотрев на часы. Он по опыту знал, что этого абонента лучше не прерывать напоминанием о делах.

– Вот видишь… Ей так тяжело сейчас! Можно ли ее в такую минуту оставить одну?

– Таким, как Тамара, не позволяют оставаться одной лет до пятидесяти, – терпеливо сказал Соломин, снова взглянув на часы. Подумал, что Петя потом будет орать: долго разговариваю и деньги налогоплательщиков перевожу на пустые разговоры…

– Эх, маладежь, – вздохнул Рустам Ибрагимович. – Не умеете красивую женщину уважить!

Старый козел. Сейчас скажет, что придется ему самому взять на себя опеку Тамары. И пригласит ее к себе отдохнуть… Еще один желающий на освободившуюся вакансию.

– Пусть как Сережу похоронит, сразу мне позвонит, – сказал Рустам Ибрагимович. – У тебя все?

– Нет, что вы, – испугался Соломин. – Я о другом. Петя меня спрашивает: готово ли письмо о правительственных гарантиях банковского кредита от «Империала»?

– Письмо-то в целом готово… – закряхтел абонент из Нальчика. – И визы есть, и за исходящим номером дело не станет… Но в свете последних событий стоит ли спешить, дорогой? Меня обязательно спросят, а кто курирует эту сделку, уж не тот ли самый народный депутат Кольчугин Петр Авдеевич, у которого уже троих партнеров, или помощников, убили одного за другим, а одного посадили?

– Но мы уже все раньше обговорили… – похолодел Соломин. (Такая сделка может сорваться!) – Неужели вы забыли?

– Я-то не забыл, дорогой! А вот начальству нехорошо напоминать о его склерозе. И что за банк такой «Империал», который готов нам дать кредит, и какая у него в этом свете репутация?

– Но это очень солидный, уважаемый банк! Они и сейчас, зная Кольчугина, готовы закрыть глаза…

– Не увлекайся, дорогой. Ты это мне говоришь или надиктовываешь на подслушивающее устройство?

– Это вы сказали!

– Вот именно… Боишься, да? Что Кольчугин узнает о нашей с тобой договоренности? Раз двойную игру затеял, так держи себя в руках! Ты не обижайся, дорогой, а стань на мое место. Мне сейчас придется напомнить своему начальству всю предысторию. Терпеливо и с фактами на руках. И столько раз напоминать, сколько раз начальники спросят. И что это за банк «Империал», и что за фирма «Импекс», и почему именно депутат Кольчугин это все курирует… Ему что, больше делать нечего? Ты все понял?

– Да… – тихо сказал Соломин.

– Говори! – требовательно сказал Рустам Ибрагимович. – Все как есть говори.

– Ну… Вы правы в своей догадке, банкиры тоже засомневались… – выдавил из себя Соломин.

Петя меня убьет, если узнает, подумал Соломин. И что до сих пор я не позвонил Тамаре. И за расходы на сотовую связь, и за оттяжку сделки, за которой может последовать ее срыв. Четвертует и колесует.

– Так и знал! – крякнул Рустам Ибрагимович. – Ну как в воду глядел.

– Но это была не наша инициатива, – сказал Соломин. – А ваше предложение. Вы же прекрасно знаете…

– Я же сказал, дорогой, – ласково сказал Рустам Ибрагимович. – Ничего не знаю, ничего уже не помню. Потренируйся, расскажи мне еще раз, напомни, с чего все началось!

– Но не по телефону же…

– Почему не по телефону? Он же цифровой, у него фирменная гарантия конфиденциальности переговоров, верно я говорю? Или там, где ты находишься, могут подслушать?

– Специалисты недавно проверяли, не знаю… – вздохнул Соломин. – Говорили, все в норме.

– И у меня проверяли, – подхватил Рустам Ибрагимович. – И у меня все чисто. Значит, можем спокойно поговорить.

– Ваш сахарный завод в Нальчике просит кредит у «Империала» для закупки ста тысяч тонн сырья, так? – спросил Соломин, чувствуя, как его лоб покрылся испариной.

– Не знаю, Андрюшенька, может, и так. А может, и по-другому, – уже в открытую издевался Рустам Ибрагимович, словно видя его страдания. – Все?

– Кредит большой, требуется гарантия вашего правительства, – пробормотал Соломин.

– Цифры можешь не называть, – вздохнул Рустам Ибрагимович. – Я их помню. Удивительное дело, почему на цифрах, если речь идет о долларах, склероз не сказывается, не знаешь?

– Не знаю, не изучал сей медицинский факт… – ответил Соломин. – Дальше. Банк «Империал» дает кредит, торгово-закупочная фирма «Импекс» осуществляет закупку сырья за границей…

– Спасибо дорогой, что напомнил… А вот о том, почему у уважаемого народного депутата Петра Авдеевича третьего партнера убивают снайперы, меня все равно спросят. И что я скажу? А не будет исчерпывающего ответа, сам понимаешь, могут отложить вопрос до выяснения.

– Тогда Кольчугин будет искать других клиентов, менее чувствительных… – не выдержал Соломин.

– Ай, какой же ты нервный, нетерпеливый… Лучше скажи, ты о себе и своих комиссионных побеспокоился?

– Боюсь, половина моих комиссионных уйдет на оплату наших с вами переговоров, – не удержался Соломин.

– Так мало? – сокрушился абонент. – Совсем выдержки у тебя нет, дорогой! Все торопишься, не умеешь поторговаться… Мы же договаривались: сам позвоню, когда будет сделано.

– Да это не я тороплюсь! Меня Петя уже затрахал на эту тему, – признался Соломин.

– Нехорошо о начальнике говоришь! – вздохнул Рустам Ибрагимович. – Ладно, никому не расскажу о ваших нетрадиционных половых отношениях… – тщательно выговорил Рустам Ибрагимович. – Откуда мне знать, дорогой, что вы там в Москве до сих пор живете на одну зарплату, как при развитом застое!

– Тогда, быть может, закруглимся? – нетерпеливо спросил Соломин и снова посмотрел на часы (убьет, непременно убьет, если не позвоню Тамаре!).

– Конечно, закруглимся, Андрюшенька! Сколько можно разговаривать, когда тема исчерпана, я правильно говорю?

– Ну тогда до свидания, Рустам Ибрагимович…

– Подожди… Что значит – до свидания? Во-первых, позвонишь мне и расскажешь все, что узнаешь о Петином визите в прокуратуру. Правильно?

– Само собой… – нетерпеливо сказал Соломин.

– И потом, я так и не понял, передашь ты Тамаре мои соболезнования или нет? Мне, сам понимаешь, неловко ей звонить, сам знаешь, поднимут трубку посторонние люди, услышат мой кавказский акцент, нехорошо будут думать о девушке… Вы, русские, от нас, лиц кавказской национальности, только нехорошие дела ждете… Я правильно говорю?

– Значит, заслужили, – буркнул Соломин. – Своим поведением.

– И мое предложение ей тоже передашь, да?

– Предложение руки и сердца? – хмыкнул Соломин, от нетерпения переступая с ноги на ногу. Черт, надо немедленно позвонить Тамаре, вдруг ее уже вызвали в прокуратуру…

– А это ты мне мысль подал, дорогой, – завел новую тему Рустам Ибрагимович. – Неудобно это делать, пока мужа не похоронила, понимаешь? Вот как только передашь…

– И бумага о правительственных гарантиях будет сразу подписана? – перебил Соломин.

– Ай, дорогой! Нехорошо говоришь… Мудрые люди давно сказали: не мешай водку с портвейном, а дело с любовью!

– Так сами у нее потом спросите! – выдохнул Соломин. – Когда дело сделаем! Все, извините, больше не могу говорить…

И отключил аппарат.

Фу, черт, он вытер пот и посмотрел на себя в зеркало через открытую дверь ванной. Прилип как банный лист. Ладно… Что у нас в сухом остатке? Гибель Сережи Артемова их там, в Нальчике, насторожила, мол, не все там у них, в Москве, чисто, этого следовало ожидать, и потому правительственной гарантии пока нет и не будет. Это раз. А что у нас есть? А у нас теперь появилась сексапильная вдовушка, своего рода наш рычаг давления и влияния… Да нет, надолго ее не хватит. Стервоза та еще. Поставит на уши весь Нальчик. Хотя Томка не дура, должна бы понимать, что можно и чего нельзя…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное