Фридрих Незнанский.

Непотопляемый

(страница 3 из 19)

скачать книгу бесплатно

– Светочка, что ты скажешь? – Александр Борисович окликнул Перову, продолжавшую делать пометки в своем блокнотике.

Девушка подняла голову и, серьезно поглядев на Турецкого, сказала:

– Я думаю, что Аркадий Ильич прав… Мне заниматься именно этой версией?

– Ну что ж… Как говорится, «ты сказала». Теперь, что касается оперативников… Галочка, работать будешь в основном с Померанцевым, по его версии, вам, как говорится, не впервой сотрудничать… С Перовой, если вы не против, Олег Васильевич…

Гнедич поспешно кивнул, довольный тем, что с высокомерным красавчиком Померанцевым ему, судя по всему, сталкиваться придется не часто.

– Теперь далее…

– Александр Борисович, извините… – смущенно перебил его Лайнер. – У меня вообще-то есть еще одна версия… По делу Костина…

– Костина?! – Вячеслав Иванович Грязнов, до этого внимательно слушавший Аркадия, едва не подпрыгнул на стуле. – Так ведь Костиным наша собственная безопасность занималась!..

Он вновь живо развернулся к Турецкому:

– Ты, Сань, скорее всего, не знаешь, по-моему, я тебе не рассказывал… Это так называемое вы-хинское дело, во главе стоял некий Костин, майор милиции… Их почти четыре года не могли вычислить, «мочили», гады, одиноких стариков, проживавших в отдельных квартирах, квартиры, естественно, захватывали… Все участники шайки, увы, офицеры милиции… Ну, и плюс участковые продажные…

– До того, как выяснилось, что они все офицеры милиции, – вежливо возразил Лайнер, – делом занимались мы… То есть Николай… И Костина с поличными взял не кто иной, как присутствующий здесь Олег Гнедич… Не один, конечно.

Александр Борисович одобрительно посмотрел – так же, как и остальные – на Олега, которому немедленно захотелось спрятаться в самый дальний угол. Конечно, ту операцию он отлично помнил, но воспоминания остались далеко не самые приятные: Костин тогда ранил его самого лучшего друга, Ваську Петрашевского, которому в итоге из-за ранения пришлось вовсе уйти с оперативной работы.

– Ну а потом, – продолжил Аркадий, – кто-то в Бутырке дал маху, и Костин заявился на допрос, вооруженный лезвием…

– Точно! – кивнул Слава Грязнов. – Значит, это он на Познеева вашего с бритвой кинулся?..

Лайнер кивнул:

– Николай был крепким мужиком, владел восточными единоборствами… Скрутил его в два счета, медико-психологическую экспертизу тоже он после этого ему назначил. Что было дальше – я не в курсе, на этом у нас дело забрали в соответствующий департамент МВД. Но я слышал, что Костин и по сей момент находится в институте Сербского…

– Все верно, – подал голос Слава Грязнов. – У остальных уже и суд давно позади, так что я не совсем понимаю, почему вы считаете, что дело Костина может быть как-то связано с убийством Познеева.

– Ходили слухи, что у Костина остались на воле сообщники, я помню, был у нас с Николаем разговор об этом… Коля говорил тогда вполне уверенно, что кто-то, причем облеченный высокой должностью, остался «за кадром»… Он собирался заняться расследованием, и тут дело ушло к вам.

Вячеслав Иванович задумчиво посмотрел на Лайнера:

– Пожалуй, я готов с вами согласиться… Уж больно долго пребывает этот тип в условиях больничной палаты, все никак не могут решить – вменяем или нет… Ощущение такое, что кто-то действительно этому способствует… Ну что, Саня, ты-то что молчишь?

– А я думаю, – усмехнулся Турецкий.

– И что надумал?

– Что проверить и эту версию тоже надо… Займусь сам, с твоей помощью!

– Тем более, – добавил Лайнер, – что на Николая не напали, например, с ножом, возможно, зная, что он владеет единоборствами и справиться с Колей даже в компании с кем-то сложно…

– Если так рассуждать, – вмешался Померанцев, – то ни одна версия с киллерами и вовсе не подходит!

– Почему? – поинтересовался Лайнер.

– Да потому, что профессиональный киллер взрывать не станет, а воспользуется любимым способом – огнестрельным оружием.

– Познеева хотели уничтожить наверняка, – возразил Аркадий. – На работе или на выездах его неудобно подлавливать.

Единственный подходящий момент – возвращение с работы домой… А где там найдешь пристрельную позицию?.. Сквер – слишком хорошо просматривается, новостройки и заброшенные здания отсутствуют…

Померанцев слегка пожал плечами, но ввязываться в дискуссию не стал. Доставшаяся ему версия подобными аргументами, с точки зрения Валерия, вполне даже подкреплялась. А вот насчет Вени-Моряка, фактически второго по своему страшному мастерству киллера в России, он уверен не был. Точнее, был уверен в обратном: задумай тот убить следователя – нашел бы способ, а главное, время и место пристрелить своего врага… Такие, как он, способ убийства не меняют!..

Померанцев невольно бросил сочувственный взгляд на молча слушавшую их с Лайнером Светлану Перову: наверняка ей предстоит «тянуть пустышку»… Ну, да ладно, сама напросилась!

– В любом случае, проверять придется все, – примирительно произнес Турецкий. – По крайней мере, если иметь в виду версию с милиционерами-убийцами, тут аргументы Лайнера тоже срабатывали: устранение Познеева с помощью взрывного устройства ей не противоречило…

– Володя, – Александр Борисович повернулся к Яковлеву. – Как ты уже, видимо, понял, работать будешь в основном со мной и с собственным шефом, а посему все втроем встретимся завтра часиков в двенадцать… Слава, надеюсь, к тому времени ты нам раздобудешь как минимум копию дела этих квартирных убийств… Аркадий Ильич, вы, вероятно, понимаете, что и упомянутые вами дела, лежащие в основе первых двух версий, должны быть у нас не позднее завтрашнего утра…

Лайнер кивнул.

– А это значит, господа сыщики, – повернулся к остальным Турецкий, – что к послезавтрашнему утру, скажем, часам к десяти, я вправе ждать вас на том же месте, то бишь тут, с хотя бы в первом приближении сделанными планами расследования, как минимум включающими тактические рекомендации.

Он по очереди прищурился вначале на Померанцева, затем на Перову и усмехнулся:

– Возражений не последовало – уже радует!

– Вам, пожалуй, возразишь, – все-таки не удержался Валерий, но Турецкий сделал вид, что не слышит, и продолжил:

– Со своими оперативниками о времени и месте встречи сговаривайтесь сами, работаем дружно и, желательно, быстро… На данный момент, если ни у кого не возникло дополнительных вопросов, я вас больше не задерживаю!..

Олег Гнедич к Перовой подошел сам и с удовольствием убедился, что вблизи она еще симпатичнее. К тому же у Светланы оказалась удивительно изящная фигурка и, если верить ее первой реакции на Олега, приветливый характер.

Светлана искренне улыбнулась оперативнику, заявив, что, поскольку их уже представили друг другу, будет лучше, если они сразу в интересах сотрудничества перейдут, во-первых, на «ты», во-вторых, обойдутся без отчеств…

– Вот уж не думал, – усмехнулся Олег, – что в Генпрокуратуре процветает такая демократия!

– И правильно не думал, – подтвердила она. – Нигде она не процветает, кроме как у Александра Борисовича… Я просто душой отдыхаю, когда посчастливится с ним работать!.. Заходи, вот мой кабинет. – Выйдя из приемной Турецкого, они повернули направо по коридору и теперь стояли возле одной из дверей, на которой красовался ромбик с номером 14.

– Вообще-то, – Светлана вставила ключ в замочную скважину, – я его делю с одним коллегой, но он сейчас в командировке. Да входи же, наконец!..

Кабинет оказался небольшим, но уютным, здесь как-то сразу ощущалось присутствие женщины – благодаря не только довольно большому, почти в пол, зеркалу, но и множеству цветов на подоконнике, на тумбочке и даже на сейфе старого образца, очевидно, оставшегося здесь с прежних незапамятных времен.

Перова напоила Гнедича замечательным чаем и, договорившись, что именно он возьмет на себя труд доставить в Генпрокуратуру дело Вени-Моряка, тут же не слишком тактично глянула на часы:

– Вот и отлично! Давай, жду… До четырех успеешь?

– До четырех?.. – Олег покосился на смешной, какой-то детский розовый будильник тикающий на старомодном сейфе рядом с геранью. – Так времени-то уже почти два…

– А ты постарайся, – сдерживая улыбку, сказала Перова. – Постановление я тебе за пять минут напишу, допивай чай и – вперед! Нам еще над планом думать, учти!..

…Уже оказавшись на улице и оглядываясь по сторонам в поисках свободного такси, Гнедич внезапно рассмеялся – над самим собой: вот тебе и очаровательная блондинка! Не успел оглянуться, как моментально впрягла его, причем озаботив поручением, в общем-то не входящим в его компетенцию… Ну и ну!..

4

Последняя страница папки с надписью «Башкир» была перевернута, и Валерий Померанцев, вздохнув, кисло глянул на притихшую рядом с ним Галю Романову.

– Ну что, товарищ капитан? – поинтересовался он. – Сдается мне, и вам вся собранная здесь бумаженция оптимизма не внушает?.. Во всяком случае, к повествованию Лайнера не добавляет ни черта… Или почти ни черта.

– Погоди, Валера. – Галя аккуратно вынула из рук Валерия объемистую папку с делом и вновь открыла ее на первой странице. – Мне показалось… Точно, вот он!

На внутренней стороне пластиковой корочки, как обычно и бывает в папках такого образца, имелось что-то вроде еще одного отделения, своеобразный карман, показавшийся Померанцеву пустым. Однако пустым он на самом деле не был. Ловко запустив в него палец, Романова выудила из кармашка сложенный вчетверо листочек.

– Ну ты, опер, даешь!.. – восхищенно посмотрел на нее Валерий. – Как углядела-то?..

Он взял у Гали бумагу, развернул ее и увидел, что весь листок с внутренней стороны исписан мелким убористым почерком Познеева.

Романова, ничего не ответив, склонилась над записями одновременно с Померанцевым.

Судя по всему, покойный Николай Петрович делал на этом листочке пометки лично для себя, естественно, не заботясь о том, чтобы посторонний человек мог, если понадобится, понять, о чем именно идет речь… Неоконченные обрывки фраз: «Узнать насчет заказа, число, время…», «Она или?..» и прочее в том же духе. И еще раз: «Она?..» Дважды, через несколько строчек, повторялись чьи-то инициалы – «Л. Ю.», во второй раз, уже в самом конце записей, жирно подчеркнутые красным фломастером…

Галя разочарованно откинулась на спинку дивана, сидя на котором они с Померанцевым читали дело Башкира.

– Ничего не понятно, – тихо произнесла она, – разобраться в этом, по-моему, просто невозможно! Он для самого себя писал. Так что…

– Погоди-ка! – Валерий на мгновение уставился на Галю, как ей показалось, абсолютно бессмысленным взглядом, а затем схватил папку с делом, лежавшую рядом с ним тут же на диване, и принялся ее поспешно листать.

– Слушай, неужели ты… – начала было Романова, но Померанцев на нее шикнул.

– Молчи, Киса, молчи… – пробормотал он. – Молчи, грусть…

Галя невольно прикусила язык, а Валерий, найдя нужную страницу, буквально впился в нее глазами и через секунду хлопнул по папке рукой.

– Вот кто такая эта «Л. Ю.»!.. Смотри!..

Девушка с интересом глянула на страницу, в которую он ткнул пальцем: перед ней был протокол дознания из раздела свидетельских показаний, снятых на месте происшествия выездной бригадой отделения, на территории которого находился ресторан «Золотой орел». Показания одной из девиц, составлявших в роковой вечер компанию погибшим болгарам.

– Лидия Юркова, студентка… А?..

– Ну и что? – Галочка недоуменно посмотрела на следователя.

Показания девушки они только что прочли вместе, Романова их отлично помнила и не видела ничего, за что в ее словах можно было бы зацепиться. Самая что ни на есть заурядная история, изложенная двумя явно насмерть перепуганными девчонками, случайно ставшими свидетельницами убийства.

С болгарами, по их словам, подружки познакомились случайно – точнее, с одной из них, этой самой Лидией, студенткой третьего курса юрфака, платного отделения. Приняв приглашение в «Золотой орел», подружку она привела «для комплекта», чтобы второму гостю столицы не было скучно…

По словам Юрковой, знакомство с болгарами состоялось на Тверской, возле витрины бутика, у которой она стояла, разглядывая какие-то понравившиеся ей туфельки. А вечером того же дня Лидия уже оказалась с ними за столиком ресторана, не устояв перед возможностью побывать в одном из самых дорогих мест столицы… Когда еще такое выпадет?!

– Не понимаю, что тут такого, чтобы зацепиться? – снова повторила Галя, наблюдая за тем, как внимательно Валерий вчитывается в протокол дознания. – Банальнейшая ситуация… Смотри, она постоянно просит «не говорить папе»… Явно из «домашних девочек», причем из состоятельной семьи… Знаешь, сколько стоит один семестр по нынешним временам на нашем родном юрфаке?..

Валерий ничего не ответил, снова поглядев на Романову отсутствующим взором, закрыл папку с делом и опять уткнулся в листочек с заметками покойного Познеева.

Некоторое время в кабинете царила тишина. Галочка смиренно сидела на кончике дивана, отодвинувшись от Померанцева, усиленно работавшего мозгами в каком-то загадочном направлении.

– Слушай… – Он наконец отстранил от себя листок и повернулся к ней. – Как думаешь, почему у него слово «заказ» оба раза рядом с инициалами этой девицы?

– Случайно, наверное, – пожала плечами Галочка. – Он же все время размышлял над тем, что убийство заказное, вот и…

– Ни хрена! – довольно-таки грубо оборвал ее Валерий. – Я думаю, дело совсем не в этом!

– А в чем?..

– Слушай, ты этот ресторан «Золотой орел» хорошо знаешь?

– Совсем не знаю, – пожала плечами Романова. – Ну, в том смысле, что ни разу там не была и уж точно не буду… Мне зарплату раз в месяц дают, а не дважды в день!

– Во, в самую точку, – удовлетворенно кивнул Валерий. – Но побывать там тебе все-таки придется, причем прямо сегодня… Я, кажется, понял, что имел в виду Познеев. Видишь ли, несмотря на поднебесные цены, «Золотой орел» весьма популярное у богатеньких Буратин местечко, особенно по вечерам, поскольку после полуночи там еще и стриптиз кажут… Кстати, как я слышал, весьма профессиональный, и даже без порнухи…

– Ну уж… – Галя передернула плечами и слегка порозовела.

По ее мнению, столь вульгарное развлечение, как стриптиз, само по себе было «порнухой», как его ни подай… Валерий усмехнулся и продолжил:

– Дело не в этом, а в том, что попасть в данное заведение – дело непростое, столики заказывают заранее, чуть ли не за неделю…

– Откуда знаешь? – не выдержала Романова, с неодобрением покосившись на Померанцева.

– Сталкивался с «Золотым орлом» по одному делу в прошлом году, – невозмутимо произнес он.

– И что же, ты думаешь, что слово «заказ» Познеев употребил как раз в смысле – «заказ столика»?!

– Во всяком случае, из материалов дела, как ты сама могла убедиться, следует, что данная сторона следствием не отработана, кто именно, а главное, когда заказывал роковой столик, никому в голову не пришло проверить… Так же, как и разузнать побольше об этих девицах, точнее, о Юрковой… Тебе все ясно?..

– Сдаюсь, – улыбнулась Галя. – У тебя, Валера, и впрямь мозги что надо!

– Ладно-ладно. – Померанцев неожиданно смутился, что было для него делом, прямо скажем, не обычным. – Возможно, я ошибаюсь… Но проверить все-таки надо.

– Все, я поехала! – Романова поднялась с дивана и достала из сумочки блокнот. – Диктуй адрес этого «Орла», номер столика и число… На юрфак тоже мне ехать?

– Если ты, радость моя, не против, я бы сам туда прогулялся, тем более что и идти-то недалеко…

– Разве она не в МГУ? – удивилась Галя. – Я думала там, только на платном…

– Какое там МГУ, – махнул рукой Померанцев. – Очередной якобы институт, якобы юридический… И когда эти шарашкины конторы прикроют? Всю Москву уставили такими «институтами», «академиями» и прочими «универами»! Вообрази, братец моего приятеля, с позволения сказать, студент такого вот «вуза», вместо того чтобы сдавать зачеты, берет у своего папашки денежку и платит преподу… Тьфу!..

– И что? – приоткрыла рот Галочка.

– Эх, наивная твоя душа! – вздохнул Померанцев. – Как «что»? В зачетке очередная запись…

– Так ведь потом же все равно и экзамены сдавать, и диплом защищать! Неужели…

– Полный наивняк! – Померанцев покачал головой и улыбнулся. – Я с тобой, Романова, знаешь, почему люблю работать?.. Потому что возле тебя просто душой иногда отдыхаешь… Все, дорогая, пошли: девочки налево – мальчики направо!..


Институт, в котором училась интересующая Валерия Лидия Константиновна Юркова, располагался в мрачноватой на вид «сталинке», занимая в ней, судя по окнам, три нижних этажа. Четыре верхних были явно обыкновенными жилыми.

Прежде чем войти в нужный ему подъезд, Валерий внимательно прочел украшавшую его табличку. Табличка утверждала, что за тяжелой, украшенной выкрашенными рыжей краской завитушками дверью находится не просто институт, а «Правовая Академия», в частности, юридический и экономический факультеты… Предъявлять свое удостоверение охраннику он пока не стал.

Состроив смущенную физиономию, Померанцев нерешительно обратился к охраннику, восседавшему за довольно длинным столом с телефоном и какими-то толстыми большими тетрадями. К столу вели с десяток мраморных ступеней широкой лестницы. За спиной затянутого в традиционный пятнистый камуфляж парня находилась широкая площадка, расходившаяся в разные стороны сразу тремя коридорами: похоже, и в прежние времена, по крайней мере на первом этаже здания, располагалось какое-то учреждение.

– Извини, мужик… – Валерий для убедительности помялся. – Мне бы из начальства с кем-нибудь поговорить… Ну, с ректором там или с деканом юридического…

– А по какому вопросу? – парень с явным неудовольствием оторвался от книжки, которую читал в момент появления Померанцева, и неодобрительно оглядел его с ног до головы.

– По личному, – поспешно ответил тот. – Сестренка у меня тут учится, двоюродная… Ее папаша, значит, попросил кое-что узнать…

– Какая еще сестренка?

– Лида… Лидия Юркова – может, знаешь?..

Во взгляде парня мелькнуло что-то вроде интереса, он отложил, наконец, свою книжонку и еле заметно усмехнулся:

– Это которая на «мицубиси» цвета «металлик», что ли, ездит?.. Что-то ты не похож на ее братца, даже двоюродного!..

И он с откровенным пренебрежением оглядел померанцевское черное пальто, с точки зрения Валерия – весьма элегантное, хотя и слегка поношенное.

– Правда, что ли, не похож?! – Валерий легко, в одно мгновение взлетел по ступеням, быстро наклонился к столу охранника, и в ту же секунду перед носом обалдевшего от его неожиданного броска, побледневшего парня оказалось удостоверение.

– А ты, как я погляжу, – ласково произнес Померанцев, – наблюдательный мужик! Ведь и точно – не похож!..

Выпрямившись перед онемевшим охранником, Валерий спокойно сел на стул, стоявший по другую сторону его стола, удовлетворенно отметив страх, заметавшийся во взгляде этого субъекта.

– Итак, Генпрокуратура, – насмешливо произнес он. – Поговорим?..

– П-поговорим. А… о чем?..

– Например, о том, как тебя зовут, дружок, – для начала. Ну, и?..

– М-миша… То есть Михаил Кошкин я.

– Вот и познакомились, Миша Кошкин, – усмехнулся Валерий. – Теперь можно и к делу переходить… Надеюсь, ты уже понял, что разговор наш, который еще предстоит, – сугубо личный и разглашению не подлежит?..

– Понял, не дурак, – буркнул несколько оклемавшийся от померанцевской эскапады охранник. – Спрашивайте, что ли, пока эти… ну, студенты-то на занятиях… А то в перерыве целая куча вывалится с сигаретами…

– А я уже спросил, – напомнил Померанцев.

– Насчет Лидки, что ли?.. А чего она натворила?

– Пока – ничего особенного, если не считать визита в одно увеселительное заведение…

Кошкин фыркнул и наконец расслабился окончательно:

– Эка невидаль! Да они здесь почти все на лекциях реже бывают, чем по этим самым заведениям шляются, а Лидка – и вовсе первая по этой части… Так чего она натворила-то? Или это ее старый хрыч откроил?..

Померанцев отметил, что на лице Кошкина мелькнуло злорадное выражение: судя по всему, к неведомому хрычу у Миши были дополнительные претензии.

– «Хрыч» – это, надо полагать, папаша? – поинтересовался он.

– Да какой там папаша!.. Хотя в папаши он ей как раз точно годится… Любовь она с ним крутит… Бабок у него, говорят, куча, вот и крутит.

– Имя у хмыря есть?

Охранник пожал плечами.

– Она его «Бобом» называет, сам слышал, а фамилией, извините, не интересовался… – Кошкин неожиданно вздохнул и добавил с куда более человеческой, почти горькой интонацией: – Нынче девушки таких и ищут, хотя зачем Лидке этот денежный мешок сдался при богатом папаше – сам черт не разберет… А такие, как мы, им и на хрен не нужны…

Померанцев невольно посмотрел на Кошкина сочувственно и собрался задать следующий вопрос, но в этот момент раздался пронзительный звонок, знаменующий собой конец очередной пары, и он быстро произнес:

– Юркова сегодня здесь? – Кошкин кивнул. – Покажешь мне ее незаметно, если объявится тут!

– Объявится, – перешел на шепот Михаил, – она курит много…

Оба они замолчали, поскольку первые стайки студентов и впрямь впорхнули на площадку. Валерий только сейчас приметил стоявшие на полу возле входов в коридоры урны, а над ними таблички «Место для курения».

С каждой секундой прибывавшая, громко галдящая толпа производила впечатление пестрой птичьей стаи – и из-за щебета девушек, которых тут было явное большинство, и из-за разнообразия ярких молодежных одежек… Судя по всему, контингент здесь действительно был не бедный…

Валерий покосился на Кошкина, который, сидя вполоборота, напряженно и старательно вглядывался в толпу, постепенно разбивавшуюся на небольшие компании. Наконец охранник слегка толкнул Валерия под столом ногой и, наклонившись к нему, пробормотал: «Справа, у самой урны, в зеленых сапогах…»



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Поделиться ссылкой на выделенное