Фридрих Незнанский.

Неделя длинных ножей

(страница 5 из 28)

скачать книгу бесплатно

– Так его и сейчас нет... – сказал Игорь.

– А вы все-таки выслушайте. Очень советую. И вам, и тем, кто уже поставил ваш телефон на прослушку. Вы ведь за этим бегали сегодня к друзьям в прокуратуру?

Игорь оторопело молчал.

– Так что выслушайте. А уж потом сами решайте, вести нам дальнейший разговор, или нет.

– Ну так говорите по делу наконец... – сказал Игорь.

– Вы сегодня стали обладателем информации, которая предназначена не для ваших ушей.

– И что?

– Так вот мой вам совет, раз уж вы влезли...

– Вы прекрасно знаете, как было дело... – перебил Игорь.

– Вы уже влезли! – повторил собеседник. – Кстати, один вопрос: с вами насчет Дона ничего не говорили? О нем спрашивали?

– Какого еще Дона? Не знаю я никакого Дона.

– Все вы знаете. Это тот самый Доронин, которого снимала ваша жена, когда менты хотели его взять.

– Говорю вам: ничего не знаю. И меня в это втянули помимо моей воли...

– Это перестало иметь значение, после того как вы побежали в прокуратуру. И зарубите себе на носу. Вам есть что терять в этой жизни, не так ли? Вот и не забывайте об этом ни на секунду! Даже во сне. Иначе вам не помогут ваши друзья из прокуратуры. Вы все поняли?

Игорь не успел ответить. В трубке послышались короткие гудки. Он положил трубку на место, снова сел за стол, стараясь не смотреть на жену.

– Может, теперь объяснишь? – спросила она. – Тебя шантажируют?

Он не успел ответить, как послышался новый звонок. Это был Денис.

– Игорь, я все слышал...

– И как мне теперь быть? – спросил Игорь, но Галя решительно отобрала у него трубку.

– Послушайте, что происходит? Игорь второй день ходит как в воду опущенный. Ничего не говорит... Если вы что-то знаете, можете объяснить? Кто и чем нам угрожает?

Из своей комнаты вышел, услышав ее голос, сонный Сережа.

– Спать, спать... – Игорь отвел сына назад.

– Игорь попал в нелепую и неприятную историю... – начал Денис.

– Это опасно? – перебила она.

– Да...

– Это как-то связано со вчерашним побегом бывшего уголовника? – спросила она после паузы. – Ну, которого мы позавчера должны были снимать?

– Ты имеешь в виду Доронина? Думаю, да. На самом деле, это очень серьезно. Мы уже установили, с письменного согласия Игоря, прослушивание вашего телефона. Поэтому записали его разговор с неким господином...

– Вы его номер засекли? Теперь знаете, кто он?

– Нет, к сожалению. Наш сканер недостаточно мощный... Извините, это все, что я могу сейчас сказать. А теперь передайте трубку Игорю.

Игорь внимательно взглянул на жену. Она, рассеянно глядя в сторону, машинально опустилась в кресло.


... Денис отключил телефон.

– Ну что? – осторожно спросил Турецкий, кивнув на трубку.

– Его уже начали шантажировать. И при этом спрашивали о Доронине. Сейчас перекручу запись...

Турецкий внимательно слушал голос, желваки на его скулах ходили ходуном.

– История с этим киллером Павлом серьезней, чем я думал.

И действительно, здесь есть какая-то связь с делом Доронина. Только какая? Ладно, уже поздно, давай отвлечемся. Ты нарыл что-нибудь в нашей прессе? Кто там кого собрался мочить? Или для тебя уже поздно, и голова перестала соображать?

– Да нет, нормально, – махнул Денис рукой. – А там все то же. Все те же персонажи, все так же наезжают друг на друга. Это у них что-то вроде экстремального спорта. А народ, как всегда, индифферентно безмолвствует.

– Извини, Денис, – сказал Турецкий, взглянув на часы и набирая номер Вячеслава Грязнова. – Я сейчас должен переговорить с твоим дядей. Мы с ним договорились созвониться в это время... Слава, опять я. Ну как там с розыском Доронина, продвигается, есть что-нибудь?

– Саня, ничем не могу обрадовать. Ищем. И сослуживцы покойного Анисимова тоже ищут. Они ж зарок дали, мол, землю рыть будем...

– Но ты их предупредил? Он живым нужен.

– Предупредил. Строго-настрого. Но все равно, ты же знаешь... Словом, пока ничего нового. Как в воду канул. Уже прошлись по его связям, каналам, знакомым женщинам... Везде пусто.

– А ваша хваленая агентура, платные осведомители?

– Тоже ничего. Говорят, новая женщина у него, которую никто не видел. Мои оперы опросили тех, кто работал в его ООО в последнее время, но те, как правило, вместе с ним сидели, они хоть и знают, а ничего не скажут. А у тебя что слышно?

– Есть результаты судмедэкспертизы, – Турецкий пролистал протокол. – Вот... Перелом основания черепа. И он же проломлен в нескольких местах.

– Выводы?

– Если предварительные, то совпадают с показаниями свидетелей. Никто из них не видел, чтобы Доронин бил Анисимова по голове. Все в один голос заявляют, что он тащил его за собой по бетонным ступенькам, а тот бился головой.

– Видеокадры изучал?

– В целом подтверждают, хотя камера ходила ходуном и многое плохо различимо... Озверел он, понимаешь?

– Как там мой племяш? – спросил Грязнов после молчания. – Не утомил еще?

– Нормально, – пожал плечами Турецкий, коротко глянув на Дениса.

– Ладно, Саня, передавай ему привет, будут новости, созвонимся.

Положив трубку, Турецкий снова взглянул на Дениса.

– Дядя тебе привет передал. Итак, что ты там в наших СМИ увидел? Банкиры, которые не возвращают долги или не дают кредиты, есть такие?

– Спасибо... Ну а как без них?.. – Денис подвинул к нему ворох газет. – Я тут пометил. Десятка полтора подобных историй. И наверняка этих банкиров уже разглядывают через прицел. Но чтоб сто тысяч баксов за выстрел?! Может, мы тут за текучкой что-то пропустили? Например, всемирную забастовку киллеров, потребовавших повышения гонораров и создавших профсоюз для защиты своих прав? И сейчас у них цены только такие?

– Если все так серьезно... – Турецкий отодвинул газеты. – Если действительно дают такой задаток, значит, под прицелом этого Павла должна быть очень крупная птица!

– Все-таки сомневаешься? – спросил Денис. – Думаешь, это туфта, вброс ложной информации, с помощью которой просто хотят перегрузить наши славные правоохранительные органы? Или отвлечь от чего-то более серьезного?.. От дела об убийстве капитана Анисимова, например.

– Это ты о чем? – потянулся и зевнул Турецкий, взглянув на часы. Было уже без четверти десять вечера.

– Расчет прост, – пожал плечами Денис. – Игорь, которому я когда-то оказал услугу, часто со мной контактирует, и потому именно ко мне прибежит с этой историей. А я, как племянник своего дяди, – к нему или к тебе. И все при деле. Начинаем соображать, что бы это значило. В результате другое важное дело растягивается, и кто-то выигрывает время, чтобы...

– «Он думал, что уснула я, и все во сне стерплю, – насмешливо пропел Турецкий. – Он думал, что я думала, что думал он – я сплю».

– Бернса я тоже люблю, – обиделся Денис. – И про этого чудака тоже время от времени вспоминаю, когда ум за разум заходит. Может, тогда оставим до утра? Я, наверно, родился в год медведя. Как зима начинается, сразу тянет в спячку.

И откровенно зевнул.

– Не ты один... Ладно... – Турецкий встал и потянулся, потом сделал пару резких движений руками. – Уже слишком поздно. А завтра ты мне понадобишься выспавшимся. Поэтому отложим. Только я сначала перешлю эту запись для идентификации в лабораторию МВД.

Он кивнул на аудиокассету, на которой только что был записан разговор Володина с незнакомцем.

– Я бы еще раз послушал, – сказал Денис. – Чем-то мне этот голос кажется знакомым... А тебе – нет?

– Кажется, – кивнул Турецкий, собирая бумаги со стола. – Что один из записанных голосов принадлежит Игорю Володину, известному журналисту и твоему знакомцу... Стоп. А что интересного у нас в столице, кстати говоря, предстоит через месяц, помнишь?

– Как всегда. Квартальную вам в прокуратуре должны дать, – пожал плечами Денис. – А у меня, в «Глории», между прочим, кварталка каждый месяц. И ни разу не задержали. Вот закончу практику, вернусь в «Глорию», так что переходи ко мне работать, Александр Борисыч! Не пожалеешь.

– Хочется и мной покомандовать?– сощурился Турецкий. – Но это случится не раньше, чем меня отправят на пенсию... если вообще случится. Так вот через месяц состоятся перевыборы в городскую Думу в сто шестнадцатом округе Москвы.

– Подумаешь, событие!..

– Такие рассуждения извинительны для твоих клиентов, Денис. Напомню: там вместо погибшего Николая Семенова будут избирать другого депутата. Вопрос навскидку: кто из наших общих знакомых собрался туда баллотироваться, не припомнишь?

– Никак Соломатин? – Денис присел на стул. – Этот бывший рубоповец, ставший авторитетом? Ты вел его дело и довел до суда, так ведь?

– Вот именно. Но мороки все равно полно. Суд тянется уже год, приходится ездить на заседания, то-се...

– Значит, ты тоже так считаешь: тебя хотят завалить грудой дел, чтобы...

– Я так не считаю, но не исключаю, – Турецкий зашагал по кабинету. – Как раз у него сменился адвокат. Он будет читать все сначала. А там больше сорока томов. И Соломатину, как никому другому из моих подследственных, нужна депутатская неприкосновенность. Не очень в это верится, но проверить стоит. Будет время, покопайся, и расскажешь мне о планах Соломатина, кто его выдвигает и поддерживает, а также о его криминальных связях...

– Кое-что могу доложить уже сейчас, – сказал Денис. – Он держит крышу на Тимирязевском вещевом рынке. И что?


... Утром Турецкий позвонил на технический узел МВД, где осуществлялось санкционированное прослушивание, а также идентификация телефонных номеров.

– Какие-то первые цифры вы успели определить? Или, как всегда, звонили из автомата? – спросил он.

– Сотовый, есть три первые цифры после кода.

– Можно установить, сколько там всего абонентов, имеющих такие же три цифры? – спросил он.

– Порядка трех-четырех тысяч...

– Без ножа режете...

– Более точно можно будет узнать, если снова позвонят вашему абоненту с этого же номера, – постарались его утешить. – Эти три цифры компьютер уже запомнил. Возможно, он успеет засечь еще две-три...

– Если с этого... А если с другого? Они тоже не дураки. Володину по этому поводу больше не звонили?

– С этого номера – нет. Звонки были обычные. Тематика – деловая, семейно-бытовая, для нас ничего интересного...

– Спасибо, – Турецкий положил трубку.

Как раз семейно-бытовое – это и есть самое интересное на свете, подумал он. Я вот от своей дражайшей супруги иногда часами звонка жду, не дождусь. И плевать мне тогда на все оперативные и розыскные данные, пока не услышу ее голос. Вот что делает с нами телефон... Сближает, говорят. А он иногда не сближает, а напротив, еще сильнее отдаляет. Особенно, когда подолгу не бываешь дома... Подумав, он машинально стал набирать свой домашний номер, но, спохватившись, набрал номер Игоря Володина.

– Извините, как там у вас?

– Это я вас должен спросить: никого из сильных мира сего еще не шлепнули? – нервно спросил Игорь.

– Пока нет, – спокойно сказал Турецкий. – Я о другом. У вас дома – нормально?

– Если не считать, что Галя ночь не спала и мне не давала заснуть своими расспросами. А как ночью машина к дому подъедет, сразу вскакивает, бежит к окну. Вы поймите правильно, я ведь не за себя, за своих боюсь... Теперь скажите... – он понизил голос. – Возможно, я ошибаюсь, но, по логике, прежде, чем убрать этого чертова киллера, им бы сначала того... ну, сделать это со мной, верно? Чтобы не было последствий...

– Не берите в голову...

– По их понятиям, я же должен знать информацию, которую он будто бы мне предоставил! А если меня не будет в живых, то кто ее обнародует в случае его устранения, верно?

– Поэтому вам следует почаще мелькать у нас и на Петровке, 38, – сказал Турецкий. – Пусть думают, что мы тоже владеем этой информацией. Я чувствую, вы тоже не выспались. Успокойтесь... Кстати, найдите завтра время, чтобы приехать в МУР. Их художник должен составить словесный портрет вашего Павла. Я им уже звонил. А супруга пусть приедет к нам. Она нам должна дать свидетельские показания по факту гибели капитана Анисимова. Повестку мы ей выпишем. Нельзя терять времени, и потому не ждите, когда вас вызовут.

– Этот Павел такой же мой, как и твой... – пробормотал Игорь. – Простите, но, может, нам действительно лучше перейти на ты? Не панибратства для, а пользы дела ради, ну, вы понимаете...

– Давайте попробуем.

– Тогда вопрос: ты о киллере меня почти не спрашивал. По горячим следам, так сказать...

– Так нет постановления о возбуждении уголовного дела по факту твоей с ним беседы... – иронично сказал Турецкий. – А раз такого дела нет у меня в производстве, какие могут быть вопросы?

– Наверное, я выглядел очень напуганным? – подозрительно спросил Игорь.

– Ладно, поговорим, когда приедешь... – закончил разговор Турецкий.

Игорь положил трубку, вскочил, чтобы начать собираться, потом заметил краем сознания, как напряглись сотрудники редакции, прислушивавшиеся к его разговору... Они ни о чем не спрашивали. Кажется, все и так были в курсе. Поэтому не обязательно что-то объяснять.

7

Володин уже надел куртку, когда его позвал к своему телефону начальник отдела Антон Заев, выглянув из кабинета.

– Игорь, тебя...

– Кто там, Галя? – спросил Игорь, прежде чем взять трубку порывисто закрыв за собой дверь кабинета.

– Какой-то мужик...

Антон протягивал трубку, сочувственно глядя в глаза подчиненному.

Наверно, выгляжу затравленным, подумал Игорь, прикладывая трубку к уху. И жалким. Он мельком взглянул на себя в зеркало.

– Слушаю...

– Это Павел. Говорить долго не могу, чтобы меня не запеленговали, поэтому скажите сразу: вам угрожали?

– Откуда вы звоните, мы можем сейчас встретиться? – быстро проговорил Игорь.

– Это исключено. Я сейчас далеко отсюда и повторяю: говорить долго не могу. Учтите, никто лучше меня вас и вашу семью не защитит. Вы это понимаете?

– Да, кажется, понимаю... – пробормотал Игорь.

– Поэтому отвечайте быстро и прямо. Вам угрожали?

– Да... утром звонил кто-то, предупреждал.

– Он, конечно, себя не назвал?

– Нет... Угрожал, напоминал о семье, – вздохнул Игорь, стараясь не смотреть на Антона.

– Понятно. Думаю, до акции они ничего вам не сделают, ибо я буду поддерживать с вами постоянную связь.

– Ну и втянули вы меня... И моих близких, – сказал Игорь с чувством.

– Ничего, зато узнаете на собственной шкуре, что такое смертельная опасность. Вам, писателям, это полезно узнать. Помните, была такая газетная рубрика: журналист меняет профессию? Вот и попробуйте себя в роли заложника. Всего хорошего.

– Вы еще позвоните? – спросил Игорь с надеждой.

– Да, я буду звонить вам по разным телефонам, которые я знаю, поскольку ваш домашний наверняка прослушивается. До свидания.


Павел отключил сотовый, прислушался. Кажется, никто не слышал. Во всяком случае, никто не отреагировал. Он вышел из своего номера небольшой гостиницы здешнего полигона, который военными давно забыт и заброшен.

Везли его сюда долго, в машине с зашторенными окнами, поэтому о своем месторасположении он не мог сказать ничего определенного. Только по некоторым признакам и по времени в пути мог сказать, что везли куда-то в сторону юга, по Симферопольскому шоссе, значит, это где-нибудь под или за Подольском.

Местные власти, как и везде, смотрят сквозь пальцы на то, за что им отстегивают. Сдали поди полигон и гостиницу местному отделению охотничьего общества, которое контролирует всем известная местная же группировка.

И хотя выстрелы здесь раздавались не всегда ружейные, большей частью пистолетные, винтовочные и автоматные, похоже, это никого не волновало.

К нему подошел здешний старшой – поджарый, среднего роста, где-то под метр семьдесят, восточного типа. Чувствовалось, что он был когда-то в прошлом кем-то в единоборствах. Павел обычно это видел по рукам, походке и осанке, хотя одет тот был в самое что ни на есть гражданское...

– Готов? – спросил он, точно так же оглядывая Павла.

Павел кивнул и сошел с крыльца.

– Теперь куда?

– Вон там ближайшая директриса... – старшой не сводил с него взгляда. – Предпочитаешь ТТ?

Павел снова кивнул:

– Верная информация. Сколько даешь патронов для пристрелки?

– Сколько скажешь. Обоймы достаточно?

Павел кивнул. Старшой чуть усмехнулся и протянул руку.

– Иван... – пожатие его узкой руки было, как прежде писали, стальным. Павел ответил тем же.

– Павел. Так куда идем?

Стрельбище находилось в продолговатой и покатой выемке, закрытой от посторонних глаз и ушей. Там были еще двое парней, один рыжеватый, другой лысоватый, в теплых спортивных куртках с надписью «адидас», и в двадцати пяти метрах от исходной позиции стояли щиты с продырявленными мишенями. Они молча раскрыли один из ящиков, где лежали пистолеты в заводской смазке. Здесь же, на огневом рубеже, стоял дальномер на треноге, и тоже почти новый. Все, как в лучших домах, подумал Павел.

– Смазанные, значит, не «замазанные», – не переставал улыбаться Иван. – Который на тебя смотрит?

– Любой... Вон третий слева.

– Вообще-то у нас положено мобильник сдавать сразу по прибытии, – сказал Иван, доставая из узкого ящика пистолет ТТ. – Или вам не сказали?

Он стал протирать его ветошью, ожидая ответа. Потом взглянул на Павла. Тот кивнул. Но сдавать не торопился.

– Отдадите сразу, или предпочитаете, чтобы силой изъяли?

Парни вроде занимались своим делом– приделывали новую мишень – и только на секунду замерли, покосившись в сторону Павла.

Понятно. Для того меня и оставили одного, чтобы отсюда позвонил... И теперь хотят знать, кому именно... А я сразу и не допер. Только не на того напали, я вам не фраер какой-нибудь.

Павел сунул руку во внутренний карман, нащупал сотовый, указательным пальцем провел по кнопкам, нащупал кнопку «OK», нажал, затем третью сверху – «CLR». Несколько раз нажал, чтобы стереть номер в памяти, и все это на протяжении пары-тройки секунд. Потом не спеша достал трубку и молча протянул ее Ивану. Какое-то время, улыбаясь, они смотрели друг другу в глаза... Кажется, Иван все понял. Тем не менее сотовый взял.

Павел вставил обойму, медленно поднял пистолет снизу вверх и выстрелил в мишень, выпустив всю обойму, так что парни попадали на землю, не успев отскочить.

– Э-эй! – прикрикнули они на него, прикрывая головы руками. – Ты че, мужик, совсем?

– Сегодня носит «адидас», а завтра Родину продаст, – громко сказал Павел, возвращая пистолет Ивану. – Трусливые они у тебя.

Тот по-прежнему улыбался. Казалось, ему понравилось это явное нарушение техники безопасности.

– Ну и как там, все живы? – усмехнулся Павел и приложился к дальномеру.

– Отсюда вижу, – сказал Иван. – Три десятки, две девятки... Смещение на два пальца влево. Еще одна где, не вижу.

– Четыре десятки, – поправил Павел. – Одна в одну вон там, пониже...

– Кучность классная, но пули ушли чуть влево, – подытожил Иван. После чего достал свой автоматический «глок» и выпустил всю обойму в соседнюю мишень, так что все пули легли одна в одну, образовав неровное отверстие, в которое можно было просунуть два пальца.

– Здорово, – кивнул Павел. – Вот у тебя, вижу, ствол пристрелян всерьез и надолго.

– Ну так... Может, попробуем другой? – спросил Иван, кивнув на ящик.

– Хорош, – сказал Павел. – Беру этот. – И протянул к нему руку. – А сейчас верни мобильник.

– Не все сразу, – помедлив, ответил Иван. – Хочу знать, кому ты отсюда звонил. На всякий случай. Мы тут всех проверяем. Доверяй, но проверяй, как сказал президент Рейган, я правильно говорю?

– Так я мог и потом позвонить, – усмехнулся Павел.

– Мог, – кивнул Иван. – А кто тебя знает, может, ты специально отсюда звонил? Чтобы засекли, где ты находишься. Ты ж не знаешь, куда тебя завезли, согласен?

– Понятия не имею, – подтвердил Павел. – Но кое о чем догадываюсь. За Подольск вроде куда-то. Ага?

И пытливо взглянул на Ивана.

– Вот именно, что вроде того, – сказал тот, не моргнув глазом. – А ты неплохо ориентируешься на местности и во времени... Полигон все-таки секретный, понимать должен... Может, ты звонил своей бабе. А может, еще куда, но главное, чтобы твой звонок запеленговали и узнали наши координаты. Может такое быть?

И взглянул на своих помощников.

Те, не торопясь, подходили ближе, все еще отряхивая свои куртки.

Павел пожал плечами:

– Может, кто спорит. Проверяйте, мне-то что...

Они прошли в небольшое помещение в гостинице, где на первом этаже Иван открыл небольшую комнату.

– Подожди здесь... – он придержал рукой Павла, успевшего заметить экран компьютера. – Гриня, развлеки гостя, а мы с Акимом пока посмотрим, что и как.

Рыжеватый остался с Павлом, лысоватый прошел с Иваном в комнату, где стоял компьютер. Павел сел в старое потертое кресло, закурил «Мальборо», протянул пачку Грине. Тот молча кивнул, взял. Так они курили, глядя в разные стороны, ожидая.

... Иван молча следил за манипуляциями Акима, который сначала присоединил тонкий кабель от системного блока к памяти телефона, потом включил на нем кнопку «ДОЗВОН», глядя на экран монитора.

– Сигнал точно был. Минут десять назад, не больше. Если никто из наших отсюда не звонил... – сказал он вполголоса.

– Это исключено, – заверил Иван. – Я всех строго предупредил.

– Значит, это он. И потом стер номер своего абонента. До этого его звонок был три часа назад.

– А здесь он торчит не больше сорока минут... – констатировал Иван. – И как раз десять минут назад был один. Значит, было что стирать. Когда только успел, сука? А что это за номер, по которому раньше звонил?

– Сейчас... – Аким несколько раз нажал на кнопки трубки Павла. – Вот...

На дисплее появились семь цифр московского номера. Они переглянулись. Аким вставил в системный блок компакт-диск телефонного справочника.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное