Фридрих Незнанский.

Неделя длинных ножей

(страница 3 из 28)

скачать книгу бесплатно

– Может, он пошутил? – предположил Денис, будто не слыша. – Игорек, расслабься, наконец!

– Тебе бы посмеяться... – сказал Игорь. – Да не разыгрываю я никого! Если бы ты был на моем месте, ты бы понял: это все на полном серьезе.

– А почему вы-то ему поверили? – спросил Турецкий. – Почему вы думаете, что это не мистификация?

– Он хорошо знает этого вашего Доронина. Он вообще много чего знает. О том, что Доронина собирались арестовать за убийство его конкурента Тенгиза...

– ...Чугаева, – кивнул Турецкий, переглянувшись с Денисом. – Его действительно нашли в собственном гараже со свернутой шеей. И нужно обладать огромной физической силой, чтобы такое сделать. Я запрашивал УВД Восточного округа по поводу постановления об аресте Доронина, и там сказали, что действительно было возбуждено дело по факту гибели Чугаева.

– Если это так, то получается, что наша милиция решила продемонстрировать общественности, как она мгновенно раскрывает убийства и тут же вяжет киллера по горячим следам... – предположил Денис.

– Многовато он знает для простого-то киллера... – задумчиво сказал Турецкий. – Откуда только? И не желает ли навести нас на ложный след?

– Намекал, что заказчики пасут его, а он подслушивает их. А еще он знает, что Денис теперь работает здесь, у вас.

– Что еще он сказал о Доронине? – насторожился Турецкий.

– Говорит, мол, того не может быть, мол, тот в полной завязке и занят легальным бизнесом. Просил передать, что это дело нечисто. Доронина подставили, все было специально инсценировано и подстроено. А Чугаева он не убивал.

Денис и Турецкий снова переглянулись.

– Допустим... – сказал после паузы Турецкий. – Но это о том, что уже произошло. А что теперь должно произойти?

– Этот киллер должен совершить заказное убийство, за которое ему уже выплатили задаток в двадцать пять тысяч баксов.

– И он не знает, что с ним делать? Советовался с тобой, на что его потратить? – хмыкнул Денис.

– Да нет... – досадливо поморщился Игорь. – Кстати, я спросил его о том же самом. Он подозревает, что после акции его самого убьют.

– Ах, вот оно что! Значит, решил подстраховаться с вашей помощью... – кивнул Турецкий.

– Ну да... Мы сидели в машине, он мне рассказывал, а нас в это время подслушивали его заказчики, и он это знал. Но делал вид, будто этого не знает, мол говорил со мной для них, и если с ним что-то случится...

– ...то компромат на заказчиков из некоего банковского сейфа или вокзальной камеры хранения свалится на тебя? – сказал Денис.

– Вроде того... – кивнул Игорь, испытав некоторое облегчение.

– А это он, душегуб, ничего придумал, – сказал Денис. – Подложил соломки, так сказать. И теперь ты опасаешься?..

– Только за свою семью, – ответил Игорь.

– Невезучие у вас с Галей эти два дня, – покачал головой Денис. – Преступники будто сговорились.

– И что мне теперь делать?

– Пока ничего. Теперь вы представляете для них потенциальную опасность, – серьезно сказал Турецкий. – В том случае, если они, или кто-то другой, убьют исполнителя.

В любом случае они должны сесть вам на хвост.

– Уже сели, – вздохнул Игорь. – Павел, отпуская меня, предупредил, что за мной последует красный «фиат». И сказал его номер. Но при этом добавил, что сейчас он им позвонит, и они отстанут. И, действительно, они отстали. Но в дальнейшем, сказал он, они все равно будут за мной следить. Я запомнил только три цифры из этого номера – три, четыре и два.

– А раз уж они сели, – подхватил Денис, – то не могут не знать, куда ты приехал и с кем сейчас разговариваешь. И не могут не догадываться, о чем именно. А значит, им тоже лучше тебя пока не трогать.

– Слабое утешение, – ответил Турецкий за Игоря. – Конечно, мы не можем возбуждать дело по факту, который еще не случился. Они же понимают, что нас эта история с киллером насторожит. И если мы что-то своевременно нароем...

– То заказное убийство сорвется? – Денис пожал плечами. – Можно, конечно, помечтать. Но виноват перед заказчиками будешь ты, – Денис упер свой палец в грудь Игоря.

– Да уж. Попал как кур в ощип... – сокрушенно покачал тот головой. – Ну, так я пойду?

– Иди, – отпустил его Денис, будто это он был хозяином кабинета. – А я выйду следом и посмотрю, какая машина увяжется за тобой. И если удастся, запишу ее номер.

Когда Денис вернулся, Турецкий вопросительно посмотрел на него.

– Ну что?

– Красный «фиат», – сказал Денис и протянул бумажку, на которой был записан номер. – Я проехал за ним немного и все увидел. Это хвост, дядь Сань, тот самый. И цифры – 3427.

– Да, похоже, это серьезно, – сказал Александр Борисович, прохаживаясь по кабинету. – И надо подключать твоего дядю с его операми. Это ж ведь их дело искать киллера, а не наше.

– Да уж!.. Но мы ведь аналитики, – сказал Денис. – Сидеть в засаде, надевать наручники мы не можем. Но попытаться вычислить, чтоб направить оперов в правильном направлении? Ну так что, уважаемый шеф? Уж больно интересная шахматная задача попалась, как раз для наших аналитических мозгов... Может, рискнем? Я бы с удовольствием походил в роли доктора Ватсона при вас, господин Шерлок Холмс.

– Беллетристику отставим, – ответил Турецкий. – Ты действительно можешь быть иногда полезен со своими заполошными мозгами, в которых, хотя бы из чувства противоречия, иногда что-то сверкает. А кстати, как там без тебя твои архаровцы из «Глории» и блудные мужья с их женами?

– Обойдутся... – отмахнулся Денис. – За меня временно командует Сева Голованов. Мы его достаточно хорошо знаем, он никому спуску не даст. Ну так как? Не бросим Игоря?

– Сначала вернемся к нашим баранам, – Турецкий снова прошелся по кабинету. – То есть к гибели капитана милиции Анисимова и розыску сбежавшего Доронина. Вот этим ты со следственной бригадой, где кроме тебя будет известный тебе Витя Шаравин, и должен заниматься. У меня есть еще один практикант, точнее, практикантка Зоя, она пока займется технической работой... А сейчас давай составим план мероприятий. Записывай. Первое. Провести судмедэкспертизу, вскрытие тела капитана Анисимова, чтобы установить нанесенные повреждения и причину смерти. Второе. Запросить в ГУВД: на каком основании капитан Анисимов задерживал Доронина. Тот обвиняется в убийстве Чугаева. Значит, следует истребовать постановление о задержании и приобщить к делу об убийстве Анисимова. Третье. Допросить тележурналистку Галину Володину по данному факту. Четвертое. Составить письменное требование для МВД о розыске Доронина. И объявить его в федеральный розыск. Записал?

– Да... Дядь Сань, а как насчет розыска этого самого Павла как подозреваемого и одновременно свидетеля по делу об убийстве Анисимова? Он ведь что-то о Доронине знает. И потом, как я понял из рассказа Игоря Володина, каждый день, каждый час может произойти нечто очень серьезное, и если бы удалось упредить?.. Зачем ждать, когда дело будет возбуждено уже по факту громкого заказного убийства, которое для Генпрокуратуры превратится в очередной тухлый «висяк»? Можно, конечно, уже что-то зная, ждать указания свыше. А может, это преступление века, которое мы сорвем? Так стоит ли терять время в ожидании, пока начальство раскачается?

– Еще не начал работать, а уже охота прославиться?.. – поморщился Турецкий. – Я беру тебя в следственную бригаду по делу об убийстве капитана милиции Анисимова! А насчет истории с этим киллером, который много чего знает, договоримся так. Только после окончания рабочего дня. Тогда ты можешь заниматься чем угодно, хоть сбором информации об этом Павле, тем более он что-то знает о Доронине... А я, если найду время, охотно выслушаю. И даже буду обсуждать.

– Вот это я и хотел услышать! – воскликнул Денис. – И постараюсь в свое свободное время вычислить, кого в ближайшее время наша бессмертная мафия собирается шлепнуть. Даже если потенциальная жертва такова, что я бы не прочь ее сам, своей рукой...

– Я этого не слышал... – сомкнул брови над переносьем Турецкий. – Что ж, попробуй. Это предполагаемое убийство, если, повторяю, это не мистификация, обещает быть громким. А таких деятелей, чье убийство сегодня вызовет сильный резонанс, не так уж много. Можно пересчитать их по пальцам.

– Уж не политическое ли? – спросил Денис.

– Черт его знает... – качнул головой Турецкий. – А кому мешают наши нынешние политики? Только сами себе... Сделаем так. Будет время, посмотри свежую прессу, кто с кем скандалит, кто на кого наезжает... Попытка не пытка, предупредить, может, и не успеем, но попытаться стоит.

– Так как быть с Игорем? – поднял взгляд на него Денис. – Можно его телефон поставить на прослушку? Ведь этот Павел обещал ему звонить. Согласия Игоря будет достаточно? Ну, предупредим, чтобы не заводил лишних разговоров.

– Если только даст нам свое письменное согласие, – кивнул Турецкий. – Я сейчас о другом. Судя по всему, заказчики уже знают, что Володин предупредил прокуратуру. Но станут ли шантажировать сейчас известного журналиста? Не знаю. Огласка им ни к чему. Вряд ли они на это пойдут.

– Осталось узнать, кто они? – спросил Денис. – И, кстати, как, по-твоему, эти две истории, в которые попали супруги Володины, чем-то связаны между собой?

– Это ты сам и обдумаешь на досуге. Ну все, не теряй времени и ознакомься с делом об убийстве капитана милиции Анисимова. Займись им вплотную. А я позвоню твоему дяде: вот пусть МУР и организовывает оперативные мероприятия по установлению личности этого Павла. Профилактика преступлений, вообще говоря, их дело, а не наше.

4

Дон проснулся, почувствовав чей-то взгляд, машинально сунул руку под подушку, вскочил, наконец разглядел прояснившееся лицо Любаши. Затем услышал отдаленный телефонный звонок.

– Все утро звонят, – сказала она негромко.

Он перевел взгляд на окно, за которым мутнел зимний рассвет.

– А один раз позвонили в дверь... Я в глазок посмотрела.

– Ну и дура же ты! – он привлек ее к себе, так что она тихо охнула от боли.

– Пусти. Ребра переломаешь. Ночи тебе было мало.

– Не, в натуре... Чего смотреть в глазок, если тебя нет дома. Сиди тихо и не высовывайся. А может, это опять Форд к тебе с утра пораньше?

– Нет, – замотала она головой. – Форд сразу отвязался, как про тебя узнал.

Дон поднялся с постели, подошел к окну, выглянул в щель между старыми, выцветшими гардинами.

Там, внизу, как в любом московском дворе, среди грязи стояли старые разномастные машины. Двор заполонили «ракушки»... Но водителей не было заметно. И что тут увидишь, подумал он. И уже хотел было отойти, как вдруг увидел, как из синей «девятки» на секунду, не больше, высунулась чья-то рука, чтобы стряхнуть сигаретный пепел.

– Похоже, пасет кто-то... – он оглянулся на Любашу. – Или это тебя?

Она пожала голыми плечами.

– Соседи про меня не спрашивали?

– Да зачем им это надо?.. – отмахнулась она. – Хоть мужик ты и заметный...

– Ну да, мало ли кто к тебе ходил или ходит? – криво усмехнулся Дон, не сводя взгляда с машины.

– Слав, мы с тобой вроде договорились... – тихо сказала она. – Сам знаешь: давно никто, кроме тебя...

– Ладно. Подойди, – поманил он ее к себе. – Смотри. Вон ту синюю тачку знаешь? Видела ее когда-нибудь?

Она пожала плечами, потом положила голову ему на плечо.

– Слав, ты кого-то убил? – спросила она.

– Пришлось, – усмехнулся он. – Хотя и не собирался. Случайно получилось.

Она искоса взглянула на него.

– Не веришь? Дело твое... говорю же тебе: с этим завязал. Напрочь. А менты все равно ко мне цепляются... Ну, погорячился... Я ж хотел с Анисимом потолковать только... А он мне сразу браслеты цеплять.

– Ты убил мента? – она отодвинулась от него. – Анисимова?

– Говорю же, не собирался! – он повысил голос. Потом махнул рукой. – Ладно, ты не прокурор, я не подследственный. Выйди пока на лестницу, посмотри, нет ли кого, а я черным ходом спущусь...

Накинув куртку, она направилась было к выходу, но в это время послышалась трель его сотового телефона.

– Подожди... – он предостерегающе выставил руку, остановив ее в дверях, и включил аппарат.

Это был мясник Колян, подвозивший его вчера.

– Слав, ты?

– Ну. Что слышно?

– Всю ночь в отделении просидел.

– Били?

– Там следов не оставляют...

– С меня причитается.

– Все выпытывали, где я тебя высадил. Возил их в Гольяново, как договорились, показал... Собаку пустили, она заскулила, хвостом завиляла.

– Сейчас ты где? – перебил Дон, поглядывая из окна.

– Возле прокуратуры на Большой Дмитровке. Утром отпустили, потом принесли повестку. Через полчаса назначено.

Слышно было, как он зевнул, вполне объяснимо, впрочем, после бессонной ночи в гостях у ментов.

Ясно, подумал Дон. Скандал, показанный по ящику на всю страну, – скандал вдвойне. А тут мента убили в прямом эфире во время показательного задержания преступника. И натурально, общественность отпала. Что, мол, за дела в правоохранительных органах? И потому отдали сразу в Генеральную прокуратуру. Там и должны разбираться. А сам преступник исчез с концами. Кому теперь докажешь, что Анисим сам напросился?

– Ты погоди зевать. Что хоть там будешь показывать, помнишь? – спросил Дон. – У них, кстати, ментовский протокол на руках. Они сверят.

– Не учи ученого. Так что, позвонить потом?

– А ты как думаешь? Только поаккуратнее, могут засечь, – сказал Дон. – Звони лучше из автоматов.

– Ты сейчас где? – спросил, помолчав, Колян.

– Там же, где и всегда, – туманно сказал Дон. – Заканчиваем, потом перезвонишь, расскажешь.

Колян отключил сотовый, вопросительно взглянул на Кощея.

Они сидели впятером в новеньком «форде-сиерра» неподалеку от Генпрокуратуры, здание которой было видно отсюда.

Кощей удовлетворенно кивнул, вытер рукавом подбородок. Он по обыкновению жевал. Остальные следовали его примеру. На сей раз это были любимые им гамбургеры из «Макдоналдса», что на Тверской. Если для Кощея, тощего и жилистого, они были, что называется, не в коня корм, то другие, более молодые «бойцовые псы» и даже один «референт», служившие в охранном агентстве «Аргус», уже распухли от этой совместной и беспрерывной, изо дня в день, трапезы в американских закусочных. И сегодня, с пыхтеньем и сопеньем забираясь в его автомобиль, они с тоской думали, как будут потом выбираться обратно.

Кощей некогда был известным на всю Марьину Рощу, включая Бескудниково и Дегунино, авторитетом. Потом его слегка опустили на бурной сходке за вольное обращение с общаком, и теперь, как говорили вполголоса, он работал водилой у самого Хозяина, не давшего его в обиду. И которого никто здесь не знал – даже кликухи, не говоря уже об имени, – да и знать не хотели, если по правде.

Ибо опасно иметь информацию на сильных мира сего, если они сами ее старательно скрывают. Кроме особо приближенных.

Такими приближенными особами к Хозяину были Кощей и Гена, владелец того самого «Аргуса». Но их тоже боялись расспрашивать на этот счет.

Здесь хорошо помнили про одного братка из новых, он было рискнул задать пару вопросов, и его сразу заподозрили в связи с ментурой. Больше его никто не видел.

Кощей запил гамбургер бутылкой любимой «Балтики», прямо из горла, и удовлетворенно кивнул.

– Так где ты его, говоришь, сбросил? В Лефортове?

Колян кивнул.

– Что и кто там у нас в Лефортове? – спросил Кощей у осоловевшего «референта» по кличке Толмач, бывшего студента.

Тот встрепенулся. Отличавшийся хорошей памятью, он слыл в агентстве мозговым центром.

– Кто там сидит? Или это не про тюрягу ФСБ, я правильно понял?

– До этой тюряги мы еще не доросли, – вздохнул Кощей как о чем-то несбыточном.

– Так, – сощурился Толмач. – Понял. Будем вспоминать. Уже дал указания своему серому веществу... Маруха там у него живет, вспомнил! Людка, что ли. Или Любка... Помнишь, как-то к ней ночью завалились с Доном? Ниче так. Я бы ей засадил... Бутылку нам поставила. Подруг, правда, не нашлось. Дон у нее тогда остался, а мы отвалили.

– Да их всех разве упомнишь... – махнул рукой Кощей. – Думаешь, он сейчас там?

– А что тут думать... Звони Демиду, как собирался...

Толмач смолк на полуслове, встретившись с его свирепым взглядом.

Колян тоже успел отметить эту недомолвку, хотя не понял ее смысла. Но вопросов задавать не стал.

– Ну, ты ладно, давай, двигай по холодку, – сказал Кощей Коляну после паузы. – Генеральный прокурор тебя заждался, опаздывать нехорошо.

– Не любят они этого, – подтвердил Толмач. – На сколько минут опоздаешь, столько лет и дадут.

И засмеялся по-бабьи визгливым смехом. Но Кощей его не поддержал. Только недобро промолчал, глядя на Коляна.

– Ну, ты понял, нет?

– Времени еще полно... – сказал Колян. – А что хоть там говорить?

Ему явно не хотелось выбираться из теплой машины в мокрый снег и ветер.

– Как что? – удивился Кощей. – Тебя в семье и школе чему учили? Говорить только правду, верно?

– Его воспитывала улица, – усмехнулся Толмач. – Потому спрашивает...

– Дон сказал, отвечать, как записано в протоколе...

– Ты кому шестеришь, мне или Дону? – еще больше насупился Кощей.

– Понял, – сокрушенно кивнул головой Колян.

– Давай, двигай... – подтолкнул его плечом Толмач.

Когда Колян выбрался из машины, Кощей сказал, не оборачиваясь:

– Еще тявкнешь насчет Демида...

– Все, все понял! – выставил руки, будто защищаясь, Толмач.

– Кто у нас сейчас в Лефортове?

– Алекс, Колун и Делон.

– Какой еще Делон, почему не знаю?

– Ну, тот самый, я ж рассказывал, – ответил Толмач на непонимающий взгляд Кощея под опустившимися бровями, что не предвещало ничего хорошего.

– Значит, еще раз расскажешь... – недовольно сказал Кощей.

– Толик Делягин, только что пятерик отмотал. Водяру видеть не может, а «Цветочный» или, там, «Аль Капоне» ему только подливай. И еще чифирит, не просыхая. Отвыкнуть от зоны не может.

– Связь какая?

– По сотовому, – пожал плечами Толмач и стал, не дожидаясь указаний, набирать номер. – Только Дон их всех один затопчет...

– Свяжись... – повторил Кощей и взглянул на часы. – Их дело его застукать... А самим не засветиться.

– Делон, ты? – спросил в трубку Толмач. – Как там?

– Вроде тихо... – сипло ответил Делон. – Пацану червонец отстегнул, чтоб он ему в дверь позвонил, только там никто не открывает. Телефон молчит, занавеска не колышется.

– Пусть продолжают наблюдение, – сказал Кощей. – И как только что увидят...

И снова взглянул на часы.

– Колян может сейчас звякнуть Дону, – сказал Толмач. – Доложить он должен или не должен? Куда ему деваться?

– Может, – кивнул, озаботившись, Кощей. – Прослушку придется наладить. Черт... Раньше надо было сообразить...

– А есть она у нас? – спросил Толмач.

– Найдем... – неопределенно сказал Кощей.


...Колян прошелся раз и другой мимо ограды у здания Генпрокуратуры, обратив на себя внимание дежурного милиционера. Черт-те что, подумал он. Кощей на Дона давно зуб имеет. Боится его, что ли?.. Ментам его сдаст – только так... И не почешется. Ему хорошо: говори, как есть. А Дон меня и на зоне достанет. И Кощей, если узнает, что прокурорам расскажу, живым уроет.

Он даже вспотел от таких мыслей. Тут надо правильно выбрать... Скажу прокурору все, согласно протоколу, отпустят как свидетеля, с подпиской о невыезде... Скажу, как было на самом деле, опять плохо. Самого еще привлекут. За дачу ложных показаний... А чего, спросят, сначала говорил так, потом иначе?

Он махнул рукой и вошел в проходную, предъявив милиционеру повестку и паспорт. Затем пересек двор и поднялся на второй этаж. Постучал в дверь с номером, указанным в повестке.

– Одну минуту! – сказал Турецкий и взглянул на часы. – Это, кажется, Николай Егоров, его время...

– Который подвозил Дона? – спросил Денис.

– Ну да... Работает мясником в продуктовом, там где и обнаружили тело капитана Анисимова с перерубленными наручниками.

– Его ж задержали...

– Допросили в качестве свидетеля, составили протокол и утром отпустили.

Турецкий вопросительно смотрел на Дениса, и тот отложил газеты.

– Намек понял, – кивнул тот. – И не смотри на меня так. Ладно, потом посмотрю, полистаю... Все думаю, а вдруг? Вдруг успею вычислить потенциальную жертву организованной преступности, которую заказали этому Павлу... Хотя это то же самое, что выловить в темной комнате черную кошку, которой там нет.

– Но надеешься?

– Попытка не пытка. Убийство обещает быть громким. И за кого бы это Павлу перепало двадцать пять штук аванса, и все зелеными? Столько ведь просто так не дают. А скандалов у них там, на Олимпе да в коридорах власти, – он показал на потолок, – как в сказке. Чем дальше, тем страшнее.

– Это все потом. А сейчас давай послушаем.

Когда Колян вошел в кабинет, Турецкий с хмурым видом, не отрываясь от папки, указал ему на стул.

– Присаживайтесь... Вы – Егоров Николай Григорьевич?

– До сих пор мне говорили: садитесь, гражданин Егоров! – хмыкнул Колян, протянув повестку, после чего присел на краешек стула, будто ожидая команды встать.

– За что привлекались? – спросил Турецкий, листая материалы в папке с делом Егорова. – Так, статью вижу, сто пятая часть первая, групповая... а вот за что конкретно?

– За драку.

– Ничего себе драка! Если тот, кого вы били, скончался на месте!..

И скептически оглядел тщедушную фигуру допрашиваемого.

– Да какая это драка?.. – неохотно повторил тот. – И не я один там был. Сема сам напросился, пьяный был. Полез к нашим девчонкам. Его мордой в грязь, мы ушли, а он и захлебнулся. Да там в деле есть...

– Мордой в грязь? Тут написано о множественных телесных повреждениях, которые нанесли потерпевшему... Значит, уже в колонии вы и познакомились с Дорониным по кличке Дон?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное