Фридрих Незнанский.

Мертвый сезон в агентстве «Глория»

(страница 5 из 29)

скачать книгу бесплатно

– Если предположить, что Левона Аракеляна прикончили граждане Арабских Эмиратов, которые нынче утром улетели в Париж, то дело об убийстве превращается в большого «глухаря», – сказал Меркулов.

– Но у тебя, кажется, иное мнение, Алексей Петрович?

– Я лишь напомню, о чем говорил: облапошен, по моим предположениям, один из шейхов – человек сказочно богатый, но при этом упрямый и жестокий. Типичный восточный деспот.

– Ну а что мы можем ему инкриминировать? Не пойман – не вор. А если убили Аракеляна наемники шейха, где мы их будем ловить? В Париже, Нью-Йорке или Эмиратах?

– В Нью-Йорке, – твердо сказал Кротов.

– Почему?

– Потому что пока еще жив Жорж Аракелян. И я не уверен, что месть данного деспота не распространится на всех Аракелянов, вплоть до седьмого колена.

– Ни фига себе! – даже присвистнул Турецкий и с улыбкой посмотрел на Меркулова. – Значит, остановить зарвавшегося шейха возможно только где-то в районе Бродвея? В смысле изловить его киллеров! Ну что ж, я, пожалуй бы, не возражал снова прошвырнуться в Штаты.

– Перебьешься, – с приличной долей сарказма остановил его Меркулов. – Тебе пока тут колупаться. На матушке-Родине. Алексей Петрович, – повернулся он к Кротову, – ты вот давеча Саймона Нэта, приятеля своего, упоминал. Как он, на твой взгляд? Станет нам помогать? На определенных условиях, разумеется.

– С Саймоном у меня лично достаточно доверительные, если можно так выразиться, отношения. Не исключаю, Константин Дмитриевич. Надо подумать, как это все проделать... оформить.

– Ты чего, Костя, хочешь привлечь еще и ФБР к розыску убийц? – удивился Турецкий.

– Да не гони ты! – поморщился Меркулов. – Выслушай сперва до конца! Что за манера перебивать старших!

Все заулыбались, пряча при этом улыбки. А Турецкий шутливо поднял руки: сдаюсь, мол!

– Так-то оно лучше, – буркнул Меркулов и заговорил серьезно: – Мы ведь сейчас, по сути, обсуждаем два дела. Одно – это убийство американского гражданина. А второе – вопрос о необходимости розыска и возвращения в Гохран вывезенных оттуда ценностей. Получается так, что оба дела тесно связаны между собой. Но они не однозначны. В одном случае речь идет об убийстве, пусть и необычном, а в другом – о международном престиже государства. Поскольку, как явствует из публикации, дело о драгоценностях получило огласку. Так вот, во втором случае – тут я хочу еще посоветоваться с компетентными товарищами – мы, думаю, могли бы рассчитывать на серьезную помощь со стороны наших финансовых органов, крайне заинтересованных в возвращении похищенных, по существу, национальных ценностей на родину. А что касается убийства, то...

– Позволь, Костя... – вмешался Вячеслав Грязнов.

– Прошу.

– Как вы уже изволили слышать, господа, – выспренне начал генерал Грязнов, – убийство Левона явилось шоком для его брата-близнеца. Хотя они не могли не знать или не догадываться, чем история с фальшивкой может для них закончиться. Волнения на этот счет Нелли Гаспарян, предчувствовавшей, по ее словам, беду, лично у меня не вызывают двоякого толкования.

Наш краткий телефонный разговор с Жоржем показал мне также, что за безопасность племянницы и свою собственную он будет готов заплатить. Человек он достаточно богатый, или, как заметила Нелли, по американским меркам – не бедный. Я имею в виду прежде всего нейтрализацию убийц. Разумеется, как человек ответственный, но и скупой, я имею и некоторые свои средства для проведения всякого рода спецопераций. Но их у меня немного, говорю честно. Хотя для начала может быть и достаточно. Я к чему? Если тебе, Костя, удастся вышибить какую-то толику да я переговорю с Нелли и ее дядей по поводу розыска за рубежом скрывшихся убийц Левона, на что нашему частному сыску потребуются определенные средства, – Грязнов-старший кивнул на Грязнова-младшего, – то, полагаю, они не будут стеснены в своих возможностях. А официальную сторону вопроса придется тебе, Костя, взвалить на свои плечи. Тут, как ни крути, уровень должен быть соблюден. Да и дипломатия по твоей части.

– Я думаю, что Вячеслав прав, – сказал Меркулов после минутного раздумья. – Надо использовать все необходимые каналы, чтобы развязать Денису и его сотрудникам руки. Да вот, кстати, а чем в данный момент занимаются твои «русские волки», Денис?

И снова все заулыбались. Дело в том, что Костя вспомнил уже порядочное время назад вышедшее из употребления прозвище оперативников агентства «Глория» – Голованова, Демидова, Щербака, Агеева, которое парни заслужили еще в годы афганской войны, а затем с ним же прошли и первую чеченскую.

Вообще-то, как известно, на Кавказе «волков» хватало, начиная с их изображений на дудаевских знаменах. Но «русские волки» были вне конкуренции. За голову любого из них чеченцы обещали до пятисот тысяч баксов. А ведь это и была-то всего лишь разведрота. Правда, специального назначения.

– Мужики в полном порядке, – ответил Денис, искоса поглядев на Кротова. – А сложности – они исключительно финансового порядка. Сейчас не сезон слежки за блудливыми женами по заказу ревнивых мужей, богатенькие буратины в отпусках – на теплых морях и океанах. Есть работка по мелочам, но она не отнимает много времени. Так что мы готовы соответствовать, дядя Костя, – совсем уже по-домашнему закончил Денис, вызвав ответные улыбки.

– Прекрасно! А спросил я про твоих сотрудников вот по какой причине. Сейчас объясню... Извини, Алексей Петрович, – снова повернулся Меркулов к Кротову, – ты предположил, что настоящая диадема, то есть подлинник, может оказаться в кармане господина Боярова. Я не ошибаюсь?

– Чтобы быть более точным, скажу так: она может лежать в кармане любого миллиардера, как здесь, так и за рубежом.

– А супруга господина Боярова, Елена Юрьевна, значит, по прямой от тех самых графьев Демидовых? Это достоверно?

– Абсолютно.

– Когда Саня, – Меркулов кивнул на Турецкого, – информировал меня о беседе с тобой, я попросил кое-кого навести некоторые справочки. И вот что выяснилось. Госпожа Боярова – особа весьма экстравагантная. Будучи прекрасным хирургом, она побывала и в Афгане, и в Чечне. А теперь, по непроверенным данным, вроде бы собирается в Таджикистан, в наши воинские соединения. Ты знаешь об этом, Алексей Петрович?

Кротов отрицательно помотал головой.

– В первый раз вижу, чтоб ты чего-то не знал! – рассмеялся Турецкий.

– Я действительно не знаю, едет ли она в Таджикистан.

– Ах, только это! – разочарованно протянул Турецкий, развеселив товарищей.

– Дама она и в самом деле экстравагантная, тут Константин Дмитриевич пользуется абсолютно проверенными источниками. А что касается «волков» – вы ведь это хотели уточнить, Константин Дмитриевич? – то она не только слышала о них еще в Афгане, но и видела. Она оперировала Всеволода Голованова. Правда, было это уже в Чечне.

– Значит, думаешь, не забыла?

– Не думаю, а уверен, что нет.

– Тогда, господа сыщики, принимаем такое решение: поиск диадемы, как ключа, который откроет нам тайну остальных похищенных сокровищ, начинаем со знакомства с потомственной дворянкой Еленой Юрьевной Бояровой, в девичестве Демидовой... А тебе, Саня, предоставляется шикарная возможность припомнить свои прежние журналистские связи и организовать в прессе утечку, касаемую драгоценностей Гохрана. Кое-что по господину Боярову тут у меня найдется. – Меркулов хлопнул ладонью по желтому пакету, в каком обычно держат фотографии. – Желательно, чтобы уже завтра заинтересованные лица прочитали суть того, что нам здесь переводил Денис.

– Открываем боевые действия? – ухмыльнулся Турецкий.

– Подталкиваем... Но источник информации не разглашаем.

– «Метрополь» задействуем?

– А как же! Но шейха пока оставляем тоже при себе. В общем, что я тебе объясняю? Ты же сам работал в газете, знаешь, что можно, а что пока не нужно говорить. Так у тебя найдется надежный человек?

– Можешь не сомневаться.

– А я и не сомневаюсь, – улыбнулся и Костя. – Мне важно уже завтра иметь газетный материал.

– Работа над утренними выпусками, Костя, – Турецкий постучал пальцем по своим наручным часам, – уже закончена. Завтрашние газеты развозятся по точкам.

– Вот я и говорю: очень хорошо. Значит, завтра, в это же время кое-кто сможет прочитать свежий материал. Езжай работай, у тебя целая ночь впереди! И возбуждай уголовное дело.

Турецкий лишь покачал головой и с наигранным отчаяньем махнул рукой, вызвав смех всех присутствующих...

5

В обществе Елену Юрьевну знали как женщину с твердым характером, способную на неординарные поступки, но несколько сумасбродную. Правда, некоторые дамы готовы были окрестить ее даже и сумасшедшей. А то что со сдвигами в голове, так это без всяких сомнений. Если в какой-то степени еще можно было понять ее поступок во время афганской войны, когда она, оставив на попечение матери десятилетнего сына и двухлетнюю дочь, ринулась вслед за мужем в Кабул, в военный госпиталь, то вояж в Чечню, несмотря на строжайший запрет мужа, не лез уж вообще ни в какие ворота. Конечно, только ненормальная способна без всякой нужды так рисковать собой, своей жизнью и нервами близких.

Одна из светских дам, жена крупного финансиста, высоко понимавшая о себе, однажды во время званого ужина попыталась было мягко эдак урезонить госпожу Боярову, но, видно, не учла особенностей характера Елены Юрьевны и в ответ на свое дружески-снисходительное порицание вдруг услышала такое громкое и четкое солдатское напутствие, по сравнению с которым известный посыл на три буквы показался присутствующим при сем жалким детским лепетом.

Оскорбленная до глубины души светская дама попробовала апеллировать к Николаю Андреевичу, но была окончательно шокирована его реакцией – громким и заразительным хохотом.

При том, что Елена Юрьевна была отличным доктором, хирургом, внешность ее поражала той яркой славянской красотой, которую обожали воспевать поэты и романисты теперь уже позапрошлого века. Роскошные светлые волосы, соболиные брови, большие серо-голубые глаза и царственная походка – великая княгиня, да и только!

Помимо собственной профессии, которая у нее занимала практически все основное время, госпожа Боярова имела и маленькое хобби – испытывала слабость к словотворчеству, прекрасно при этом понимая, что никакое издательство по собственной инициативе ее литературными упражнениями не заинтересуется. Скорее, это было нечто напоминающее дневник, зарисовки о тех людях, с которыми пересекались ее пути-дороги. Или, говоря словами старого князя Николая Болконского, напутствие потомкам: «Здесь мои ремарки, после меня читай для себя, найдешь пользу».

Немалое место в ее воспоминаниях занимала военная тематика – опять-таки люди, с которыми встречалась, кого оперировала, о ком слышала в Афгане и Чечне. Среди таковых, естественно, особое место занимали «русские волки», молва о которых дошла до ее ушей еще в Афгане, но встретиться с которыми довелось в Чечне.

Она в буквальном смысле вытащила с того света командира группы разведчиков майора Всеволода Голованова – у него было очень тяжелое ранение в живот. Вспоминая афганскую войну, Елена Юрьевна пробовала расспросить выздоравливающего под ее непрестанной опекой майора, но так и не сумела выдавить из него ни героических рассказов о рейдах в горах, про которые сочиняли легенды, ни вообще ничего стоящего внимания. Всеволод отнекивался, морщился, не желая вдаваться в ненужные, по его понятиям, россказни: мол, всякое случалось.

Столь же немногословными оказались и его друзья-разведчики, денно и нощно дежурившие у медсанчасти.

Позже, после Хасавюртовского соглашения, прошел слушок, что «русские волки», за головы которых были обещаны сумасшедшие деньги, собирались пришить генерала-миротворца. Но все это оказалось очередной легендой. Хотя было известно, что «волки» так и не явились получать боевые награды из рук того генерала. И этот случай еще больше пробудил интерес Елены Юрьевны.

Вернувшись в Москву, Боярова сделала попытку отыскать майора и его друзей, но ничего из этого не вышло: словно разведка залегла на дно – прочно и надолго.

И вот однажды зайдя с одним знакомым поэтом в Дом литераторов, она увидела Голованова и не поверила своим глазам.

Тут еще требуется короткое объяснение к некоторым поступкам Елены Юрьевны. Имея достаточно средств для широкой и вольготной жизни, она предпочитала оказывать некоторую посильную помощь людям творческого труда – писателям, поэтам, художникам. Говоря современным языком, часто спонсировала непризнанные таланты: у одного приобретала картину, другому помогала издать книжечку за свой счет, третьему устраивала хороший ужин в компании таких же голодных приятелей. Особо дорого это ей не стоило, но любое благодеяние, уверена была она, все равно зачтется – не в этой, так в грядущей жизни.

Так случилось, что и на этот раз она прихватила с собой одного подающего надежды поэта. Правда, подавал он их уже более двух десятков лет, но внешностью обладал вполне поэтической, а также практически всех знал и со всеми без всякой фамильярности был на «ты». Вполне типичное цедээловское явление – от первых букв Центрального Дома литераторов.

И вот тут-то, уже немного уставшая от похвальбы поэта, Елена Юрьевна увидела Севу, как звала его еще в Чечне. Он был с приятелями. Одного Боярова быстро вспомнила – невысокий, жилистый, белобрысый и синеглазый, он чаще других вертелся вокруг медсанчасти. Второй же, вальяжный и явно уверенный в себе, с красивой сединой на висках, был ей незнаком, хотя она могла бы поклясться, что где-то пересекалась с ним. Но где и при каких обстоятельствах – хоть убей, не вспомнить...

Троица присела за дальний столик, и к ним тут же подошел официант, видимо хорошо знавший кого-то из них. Разговор был почти приятельский, да и тема увлекательная – вероятно, обсуждали заказ.

Все трое были одеты у дорогого портного – уж это сразу определил наметанный глаз Бояровой. Значит, жизнь устроилась? Так надо понимать?

Елена Юрьевна задумалась и невольно пропустила момент, когда поэт ухитрился заложить лишнего.

– Шампанского! – вдруг рявкнул он, стукнув кулаком по столу.

Соседи стали оборачиваться, посмеиваться, а это совсем не входило в уже сложившиеся некоторые планы Елены Юрьевны. Она обернулась к соседнему столику, за которым лакомились фруктами два амбала, и кивнула им.

– В такси и бутылку на опохмелку, – сказала негромко.

Поэт хотел было уже привычно отключиться, но сильные руки охраны Бояровой ловко поставили его на ноги и быстро вывели из Дубового зала наружу. Никто и внимания на этот демарш не успел обратить.

Когда официант, приняв заказ, пошел на кухню, Елена Юрьевна знаком подозвала его. Тот был сама любезность:

– Слушаю, Елена Юрьевна.

– Сашенька, дружок, сообрази-ка по-быстрому три алюминиевые кружки, буханку черного хлеба, пару банок тушенки, пол-литра спирта и графин холодной воды.

– Извините, не понял? – смутился официант.

– Надо повторить? – улыбнулась Боярова.

– Нет, заказ я запомнил, память-то профессиональная. Но где мне взять алюминиевые кружки, вилки?..

– Молодец! Про вилки я как-то забыла. Ясно, Сашенька?

– Минимум полчаса, Елена Юрьевна, – снова заулыбался официант.

– Не больше десяти минут.

– Ну и ну! – вздохнул официант и рысью кинулся из зала.

В десять минут он, естественно, не уложился, но через пятнадцать минут принес поднос, накрытый белой салфеткой, и собрался с шиком представить заказ Елене Юрьевне. Она жестом остановила его.

За все время майор и его приятели даже мимолетного взгляда в ее сторону не кинули, сидели, склонив друг к другу головы, и о чем-то беседовали, не обращая вообще никакого внимания на посторонних.

Несколько обиженная их равнодушием к ее присутствию, она приподняла салфетку, посмотрела и кивнула.

– Жаль, конечно, что кружки новенькие, но... сойдет. А вот наклейки с банок и бутылки убери и вскрой их. И все это хозяйство поставь на столик вон к тем господам, которые уже сделали тебе свой заказ.

Официант оглянулся в угол зала, тоже кивнул:

– Понял. Инкогнито?

– Вот именно, Сашенька. Пусть сами догадаются от кого. А ты молчи.

Посетителей в ресторане было много, народ сидел деловой, не писательский, за богато сервированными столами. И потому на странный заказ немедленно обратили внимание.

– Вот и привет! – негромко произнес Кротов, самый вальяжный из троицы. – Чем ответим?

– От кого? – наивно спросил Голованов у официанта.

– Не приказано, – расцвел в улыбке официант Саша.

– Мужик? – предположил Филя Агеев, белобрысый и синеглазый.

– Женщина, – одними губами сказал Саша. – Но я этого не говорил.

– И не надо, – пожал плечами Кротов. – Но поскольку вы уже сделали одно доброе дело, дорогой мой Саша, сделайте и другое. Быстренько купите той женщине букет хороших роз, – и он протянул пятисотрублевую купюру. – А наш заказ, я думаю, мужики, – он засмеялся, – уже можно отменить. Но это, Саша, между нами, ты понял?

– Яснее ясного!

Через несколько минут перед Бояровой появилась ваза с семью пышными розами.

– А вот теперь ты можешь, Сева, обернуться к своей спасительнице, – негромко сказал Кротов.

Голованов не спеша повернулся вместе со стулом, широко улыбнулся и слегка поклонился.

– Мужики, – шепотом произнес Филя, нюхая бутылку без наклейки, – а ведь это спиртяга! Чистоган! Я наливаю?

– Валяй, – кивнул Голованов.

Мужчины встали, подняли кружки, приветствуя Елену Юрьевну, чокнулись и выпили. И снова сели, заговорив о своем. Боярова даже готова была возмутиться таким нахальным равнодушием к ее персоне. Она нервно постучала кончиками ногтей по бокалу, чем насторожила уже вернувшихся своих охранников.

– Это вообще уже ни в какие ворота! – проговорила она и, сделав знак амбалам: сидеть! – встала и гордо направилась к столу Голованова.

Кротов тут же предупредительно подвинул ей стул.

– Здравствуй, майор, – сердито сказала она, присаживаясь.

– Здравствуйте, Елена Юрьевна, – спокойно отозвался тот.

– А ты, смотрю, совсем забурел! Не подходишь... Забыл?

Голованов лишь пожал плечами, а ответил Филя:

– Да он просто сомлел, Елена Юрьевна! Кто он, а кто вы! Жена олигарха! Это вам не баран чихал.

– Верно говорит белобрысый? – Боярова требовательно посмотрела на Голованова.

– В общем, да, – пожал плечами Сева. – Нам в Чечне не было известно, чья вы жена. А тут любой популярно объяснит, даже и спрашивать не надо. Слава впереди бежит, Елена Юрьевна!

– Налейте мне! – велела она.

– Так кружки всего три, – заметил Филя.

– А я из фужера! – Боярова так взглянула на него, что он тут же поспешил налить – почти по кромку. – Себе тоже плесните.

Выпив чистый спирт, Елена Юрьевна подставила фужер, и Филя налил ей воды – запить. И хмыкнул с уважением.

– А ведь непохожи вы, парни, на тех, кто побывал в Чечне, – задумчиво сказала она. – Солидно выглядите. Значит, оперились. Хорошо. Где работаете?

– Так... есть одна фирма... – сказал Кротов.

– Чем занимаетесь?

– Да как вам объяснить? Строим... всякое.

– Строители, значит? Неплохо. А фирма ваша как называется?

– Вам название ничего не скажет, – улыбнулся Кротов. – Но если настаиваете – «Феникс», так прежний хозяин назвал, а мы менять не стали.

– Как вас зовут?

– Алексей Петрович Кротов.

– Я нигде не могла вас видеть? Что-то знакомое...

– Лично я вас вижу впервые. – Кротов с легким полупоклоном прижал ладонь к груди. – А где вы – меня? Ума не приложу.

– Может, вы знакомый моего мужа?

– Ну что вы! – засмеялся Кротов, и товарищи подхватили его смех. – Для Николая Андреевича я слишком ничтожная фигура...

Мимо столика проходил один из амбалов. Остановился, закурил сигарету и пошел дальше.

– Ваши охранники, Елена Юрьевна, – заметил Голованов, – работают очень непрофессионально. Где вы их нашли?

– Не я, муж приставил. Один из его знакомых, из президентской администрации, посоветовал, Игорь Маркин. А я легко обходилась без них...

– И вы не боялись посещать злачные места без охраны? – поинтересовался Кротов.

– Никаких злачных мест я не посещаю, – сухо ответила Боярова. – Кроме ЦДЛ.

– Простите, я и не думал вас обидеть.

– Трите к носу и – пройдет... А вообще без охраны я, к сожалению, не бываю. До этих остолопов у меня был Митя Рябов. Молчаливый и незаметный человек. Вот с ним я себя чувствовала всегда спокойно.

– Почему – был? – спросил Голованов. – Он что же, умер?

– Нет... – улыбнулась теперь и она. – Просто он однажды вежливо попрощался со мной и ушел. И очень жаль. Причины я не знаю...

– Вот Митя и был профессионалом, если вы его не замечали, но всегда чувствовали рядом.

– Знаете что, парни? – решилась Боярова. – Давайте поедем ко мне ужинать?

Голованов и Филя уставились на Кротова как на старшего.

– Если женщина просит... – развел руками Кротов. – Но как же нам быть с собственным заказом? Саша! – позвал он официанта, который в ожидании застыл невдалеке. – Понимаешь, какое дело...

– Я их забираю с собой! – решительно заявила Боярова.

– Но... расходы! – Кротов достал пятидесятидолларовую бумажку.

– Саша, считай, что за все заплачено! – Боярова сунула купюру Кротову обратно, в верхний карман пиджака.

– Ну что ж, – хмыкнул тот, – супруга олигарха может позволить себе все что угодно...

Увидев, что хозяйка с тремя мужчинами направилась к дверям, охранники быстро кинулись вперед. Один придержал дверь, пропуская, а второй, выскочив к белому «мерседесу», за рулем которого дремал водитель, стал осматриваться, нет ли где опасности.

– На сегодня вы оба свободны, – сказала им Боярова.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное