Фридрих Незнанский.

Кровавый песок

(страница 4 из 27)

скачать книгу бесплатно

Он купил у гида обзорную экскурсию по острову, рассудив, что настоящий турист должен же куда-то ездить и что-то смотреть.

Бугай Сеня вел светскую беседу на предмет аренды машины. Похоже, париться самому ему не хотелось. Пара зеленых купюр перекочевала в потную ладошку молодого человека, и гид согласно закивал.

– Как насчет шампанского? – раздался сзади чуть хрипловатый голос. Денис обернулся и обалдел. Марина протягивала ему полный бокал и иронично улыбалась.

– Мне кажется, вы неуютно себя чувствуете.

Денис осторожно взял у нее из рук бокал.

– Это так заметно? Или у вас сработал материнский инстинкт? – весело спросил Денис.

– Не-а. Просто вы так откровенно меня разглядывали… А потом отвернулись. А кроме меня, разглядывать в этом зале некого, разве что эту сладкую парочку, но, похоже, вы не в их вкусе.

– А вы самоуверенны, Марина! – Денис был слегка уязвлен.

Она пожала плечами, достала очередную тонкую сигарету, подождала, пока он щелкнет зажигалкой, затянулась:

– Я ведь даже не представилась, а вы знаете, как меня зовут.

– Логично.

– При чем тут логика? Один голый женский инстинкт, и больше ничего. Вы мне пытаетесь льстить. А, ладно. Спокойной ночи! – И вдруг пошла к своему приятелю, взяла его под руку и потащила на выход.

– Значит, договорились, братан! – крикнул НРБ-Сеня гиду. – Завтра в одиннадцать!

Филя Агеев

Домой я вернулся так поздно, что даже рано. Утром, короче. Сутки провел на ногах и устал как сволочь. То, что Демидыч, скорей всего чувствовал себя аналогично, не слишком радовало. Результаты наши пока что были нулевые.

Я открыл дверь своим ключом и, ступая на носки и не зажигая свет, прошел гостинную, механически забрел на кухню, глянул на плиту, в холодильник: что там жена приготовила. Ничего не приготовила. А! Тут только вспомнил, что на два дня, забрав ребенка укатила к матери, в Долгопрудный. Ну что ж и к лучшему. Я в три глотка выдул поллитровую пачку кефира и не раздеваясь, брякнулся на диван.

…Длинные и короткие автоматные очереди буравили гребень, секли кустики, поднимая настоящую песчаную бурю.

Я скатился вниз. Пробежав по небольшому каньону, попал в расщелину. Пальба за спиной не утихала, подсказывая, что догонять его еще не бросились. А стрельба вслепую – недопустима глупость, этому учат еще при прохождении курса молодого бойца. «Воины ислама» оказались самоучками.

Обогнув подряд несколько барханов, я взобрался на показавшийся более высоким. Обзор не принес положительных эмоций. Низко пригнувшись и озираясь по сторонам, преследователи сжимали полукольцо облавы. Они предусмотрительно растянулись довольно широко. Выстрелив в одного, я обнаруживал себя и сразу же подставлялся трем другим.

Но я все же выстрелил. Чернобородый гигант выронил «борз» и схватился за плечо. Воздух наполнился треском автоматов и вырываемым пулями песком. Только сейчас к этому шуму примешивался другой, нарастающий сзади и сверху.

Я поднял голову.

Хищно наклонив нос, прямо на него неслась боевая «вертушка». Рядом упала и закружилась на месте граната. И почти одновременно из торчащих штырей вертолета брызнули искры огня.

Оглушительный грохот накрыл как толстым одеялом. Вырвавшееся из его плена сознание отметило отсутствие любого шума, даже от вращающихся лопастей приземлившегося вертолета. Ко мне бежали и так же беззвучно кричали какие-то люди в пятнистой форме.

Я узнал Дениса Грязнова. От него немного отстали Щербак и Демидыч. И даже Макс в кои-то веки выбравшийся из своего подвала догонял всю компанию далеко сзади. Да откуда они здесь?!

Ватное одеяло опять накрыло меня, на этот раз еще плотнее, лишая возможности видеть, слышать и чувствовать.

Тенерифе. Денис Грязнов

Дальше пошло абсолютное безделье. Денис следовал программе, равномерно поджаривался на пляже, полоскался в море, символически пригубливал спиртное. Пару раз видел в отеле Марину. Естественно, она была не одна. Она никак не показала, что они знакомы, и Денис справедливо решил, что у Сени вряд ли бы улучшилось настроение, если бы он узнал об их знакомстве.

Утром он вышел рано, не было еще восьми. Хотелось побродить по городу, пока жара не загонит ближе к воде. Выходя из очередной лавки, он заметил синий новенький «порш»-кабриолет. «Неслабая машинка», – подумал Денис и тут только увидел рядом с машиной Марту. Она что-то быстро говорила водителю, тот кивал. Потом Марта бросила на заднее сиденье свою зеленую сумку, кстати, ту самую, с которой была в самолете, и как будто тоже собралась последовать за ней, но передумала, повернулась и зашла в здание супермаркета. «Порш» уехал.

«Похоже, у девчонок местные друзья».

Но сюрпризы на сегодня, только начинались. Когда он доплелся до любимого кафе на пляже, мечтая о чашке зеленого чая со льдом, его любимый столик с видом на море оказался занят. Марина, да еще одна!

– Прекрасная погода сегодня, – за неимением лучшего вступления начал было Денис, но она прервала его взмахом руки:

– Пить будете?

– Между прочим, это мой любимый столик! – деланно возмутился Денис.

– Заметила. – Она подождала, пока Денис сделает заказ, выяснив у официанта, что такое «кальсотс». Оказалось, луковички, жаренные на углях. От лука с раннего утра Денис благополучно отказался.

– Я смотрю, вы знаете испанский?

– Чего я только не знаю… – искренне вздохнул Денис. – А почему вы сегодня одна? Неужели ваш мужественный спутник оставил вас на растерзание горячим южным парням?

– У него дела. Кто ж ему даст просто отдыхать. Сеня Гвоздь – известное шило в…

– Кто?! – поперхнулся кофе Денис. – Какой Гвоздь?

– Сеня. Только не вздумайте назвать его Гвоздем. Для посторонних – Арсений Петрович.

Они разговорились. Оказалось, что Марина – хозяйка цветочного магазина. По всей видимости, куплен он был не на ее деньги. К великому сожалению Дениса, о Гвозде Марина отзывалась хоть и немного насмешливо, но с явной теплотой.

Они прекрасно провели время до обеда, катаясь на маленьком катамаранчике, купаясь и болтая. Потом Марина попрощалась.

– Развлечения – развлечениями, но обедать она будет с Гвоздем, – пробурчал расстроенный Денис.

В отеле он столкнулся с Кристиной и Мартой. В лифт вошли вместе.

– У ваших друзей отличная машина, – не удержался таки Денис.

Девушки переглянулись.

– Какая машина? – впервые за несколько дней открыла рот Марта.

– Синий «порш»-кабриолет. На таком, пожалуй, приятно прокатиться с ветерком! – Нет, все-таки с Мартой явно что-то не в порядке. Как говорится, человек с неадекватной реакцией.

– Спасибо, – процедила Кристина-«Кристина», и они вышли из лифта.

– Не за что, – вдогонку ответил Денис. Ну ничем не угодишь этим девчонкам.

Вечерняя программа прошла, как обычно, с пением под караоке, пивом и обсуждением футбола с компанией английских парней из Манчестера. Излишне говорить, что ребята оказались жуткими фанатами «Манчестер Юнайдет».

Ближе к часу ночи, изрядно уставший, Денис заполз к себе в номер. Сбросил обувь, включил свет…

– Ты всегда заставляешь женщин ждать?

– Где Сеня? – только и смог спросить Денис.

– Как обычно. Работа позвала в дорогу.. Так и будешь стоять столбом?


Утром, как и следовало ожидать, Марина исчезла. Когда Денис проснулся и посмотрел на часы, стало ясно, что на сегодня он остался не только без женщины, но и без завтрака.

Марину он увидел ближе к вечеру. Они с Сеней садились в серый «пежо». Она кивнула Денису, что-то сказала Гвоздю, и отвернулась.

С утра Денис уехал на экскурсию, и вернулся только к обеду. В холле отеля его ждала бледная Марина.

– Гвоздя задержали, – сказала она. – Ты должен мне помочь…

Со слов Марины получалось, что два часа назад явились какие-то люди, помахали какими-то бумажками и увезли Гвоздя, проигнорировав его вопли. Гида она найти не смогла, а в чем дело, ни она, ни Гвоздь понять не могут, потому как не говорят ни на испанском, ни даже на английском.

– Поехали, – твердила Марина, как заведенная.

– Тебе консула и адвоката надо искать, а я-то что могу сделать, – Он внимательно посмотрел на Марину. – Ладно, поехали.


В отель Денис вернулся под утро, падая с ног от усталости. Сначала пешеходно-автобусная разведка по острову, потом объяснения с испанскими блюстителями порядка, потом благодарный по гроб жизни Гвоздь, угощающий в кабаке – такое свалит с ног кого угодно.

– Брателло, я – твой должник по гроб жизни! Если б не ты, сидел бы сейчас Сеня Гвоздь в тухлой испанской кутузке… И самое обидное, за что, в натуре? Я за свой базар отвечу, но за чужой-то зачем?

Все оказалось просто как апельсин. Испанскому управлению по борьбе с наркотиками поступила информация из Интерпола, что к ним прилетает курьер с крупной партией кокаина. Точный рейс они не знали, правда, сначала подозревали рейсы KLM, делающие промежуточную посадку в Амстердаме. И еще: судя по всему, курьер будет не один, и прилетит под видом обычного туриста. Учитывая, что Гвоздь был персоной с небезупречным прошлым, его в первую очередь и пригласили побеседовать.

– И ведь ничего у этих лохов на меня не было! Но ведь им, волкам позорным, достаточно какой-то фиговины, и все, прощай виза, Испания делает Сене ручкой, – разглагольствовал Гвоздь, заказывая водки еще и еще. – А у меня тут дела, мне тут дом покупать. На Канарах я не потяну, но где-нибудь в Андалусии – вполне. А тут – прости-прощай! И чисто между нами, – он наклонился и пьяно задышал Денису в ухо, – я сам, в натуре, не без греха. Но в этом не замазан. И мне светиться в испанской полиции совсем не с руки..

В общем, Дениса допустили в качестве переводчика. Гвоздю показали фото человека, которого они задержали с грузом. И собственно, сам товар – знакомую Денису зеленую сумку, которую он грузил в самолете, а потом видел на заднем сиденье синего кабриолета, за рулем которого и сидел этот самый задержанный…

– Жалко девчонок, – подвел общий итог Сеня. – Но – дуры.

Марина иронично улыбалась и пощипывала ананас.


Утром следующего дня Денис с некоторым трудом разлепил веки. Несмотря на то, что Сеня вчера пил по преимуществу один, в голове прояснилось только после холодного душа. Денис подумал, что неплохо было бы позвонить в Москву, в «Глорию» Агееву, Демидычу или Щербаку, узнать, как дела. Но ни один телефон не отвечал. звякнуть что ли Гордееву? А, ладно. Раздосадованный Денис отправился завтракать.

Вернувшись через двадцать минут, и еще только подходя к своему номеру, Денис услышал писк своего сотового.

– Дэн, это Гордеев. Плохие новости.

– Что случилось?

– Агеев погиб.

– Что ты такое говоришь?! Когда?

– Вчера. Я не мог дозвониться, твой телефон был отключен…

Денис сел на кровать. Агеева нет. Убит. Почему именно убит? Связано ли это с той гордеевской клиенткой? Гордеев сказал – погиб. Может случайность? Какая теперь разница. Ладно, видно будет, какая разница.

– Юрка, я вылетаю. Все. Подробности – в Москве.

Москва. Денис Грязнов

– Юрка, я хочу знать все и немедленно! – с этими словами Денис ворвался в офис Гордеева – десятую юрконсультацию. – Он уже побывал в морге. Навестил вдову Агеева. Переговорил с совершенно потрясенным Демидычем. С дядей, который сообщил, что результаты расследования убийства Фили пока нулевые. Филя был застрелен ночью в собственной квартире; деньги, которые клиентка заплатила в качестве аванса, исчезли. И только до Щербака Денис еще не добрался – тот, по слухам, уехал в Калугу, там предложили выгодную халтуру.

– Расскажи мне все о твоей клиентке! Я должен понять, могу ли продолжать искать ее мужа или должен сосредоточиться на поисках убийцы Агеева.

– Всего я тебе рассказать не могу, я же все-таки адвокат, – сварливо напомнил Гордеев.

– Не забывай, что ты втравил нас в это дело! А теперь Филька – в морге.

– Не забывай, что ты удрал на море и свалил все на подчиненных, – огрызнулся Гордеев.

Но Денис понял, что он уже сдает позиции, и не ошибся.

– Ну, в общих чертах так. Ко мне она попала через свою кузину Жанну Соколову. Та когда-то была моей клиенткой и, кажется, осталась довольна. Зовут ее…

– Помню, – оборвал Денис, – Тамара Меньшова, дальше давай.

– Ты не гони, – возмутился адвокат. – Тоже мне, аллюр, три креста! Может, у вас в «Глории» и принято горячку пороть, но ты сам видишь, что из этого…

– Юрка, заткнись и продолжай, – зашипел Денис.

– Да ладно, успокойся ты! Сядь, перестань бегать, кофе вон выпей. Значит, Тамара сказал, что нее есть любовник, в плане чего она хочет развестись с законным мужем. Поскольку и так последние несколько лет они реально вместе не живут. Она все время в Москве, у нее тут актерское агентство, а муж – бизнесмен, гоняет по всему шарику как заведенный. Она мне даже предъявила график, сколько дней прошлом году его видела, не то двадцать, не то двадцать пять, сейчас найду блокнот…

– Да ладно, продолжай!

– Перестань меня понукать, наконец! В общем я все взвесил и сказал ей, что судиться с таким могущественным человеком как Седой в надежде при разводе оттяпать приличный кусок состояния – довольно рискованно и нужно хотя бы найти на него какой-то компромат. Она подумала и говорит: нет компромата. В смысле любовницы. Очень человек занят, деньги делает. Ну я говорю: так не бывает. А если нет женщины, то можно поискать что-то иное.

– Поискали?

– Поискали.

– Нашли?

– Нет.

– Понятно, – тяжело вздохнул Денис.

– Да ни черта тебе не понятно. Составил я кое-какое исковое заявление, показал ей, она вроде довольна, решили попробовать сперва договориться с Седым мирно, слегка его припугивая скандалом в прессе: он страсть как шумихи не любит, да и вообще светских сплетен на дух не переносит. Стала она ему звонить на спутниковый телефон – ответа нет. Может он себя в московском офисе? Тоже нет. Отвечают: сами не знаем, где Георгий Викентьевич, ему тут каждый день звонят, то из Минтопэнерго, то из американского посольства, то из аппарата вице-премьера. Нет, короче, Седого. Сел я на телефон конкретно и стал искать просто везде, где он мог оказаться по своему бизнесу. В Самаре? Нет. В Томске? Нет. В Юганске? Шиш с маслом. Короче, проверили мы с Тамарой все филиалы, все дочерние фирмы, по всему свету! Знаешь, сколько их оказалось? Шестьдесят четыре! Как шахматных клеток. Шаг за шагом все отзвонили, всюду факсы отбомбили, электронную почту отправили и сели ждать. Сутки, двое, неделю, десять дней. Пусто. Ничего. Сгинул мужик. А найти надо. Мне знаешь, тоже гонорар терять не хочется. А для истца, то есть для Тамары, важно узнать, жив или мертв ответчик по гражданскому делу. То есть как теперь ставить вопрос: о наследстве или о разделе имущества в результате гипотетического развода? А теперь скажи, что это значит, по-твоему, когда мультимиллионеры как одуванчики улетучиваются?


Через час он был в Глаголево, где в двухэтажном особняке на участке в хороший гектар заросшем сухим ельником, жила Тамара Федоровна Меньшова. Предупрежденная о приезде Дениса, она без промедления пригласила его к себе в кабинет.

Кабинет кабинетом можно было назвать с большой натяжкой. Первое, что бросалась в глаза – большая двуспальная кровать, покрытая свисающим на сверкающий паркет зеленым пледом с желтыми верблюдами.

Был тут, впрочем, и письменный стол. Он представлял собой… представлял собой… нет, Денис не мог до конца оформить свою мысль. Теннисный стол представлял собой письменный стол, вот так вернее. Добрую половину стола занимал компьютер с огромным жидкристалическим монитором, диагональю сантиметров в семьдесят никак не меньше. На другой половине стола размещался экран поменьше и позаурядней. А также принтер, сканнер, факс, из которого свешивалась на пол немаленькая «простыня» бумаги.

Заметив слегка ошарашенный вид Дениса, Тамара Меньшова довольно усмехнулась:

– У кабинета бизнес-леди или представительницы творческой профессии должен быть самый смелый и неожиданный вид.

– А вы кто, бизнес-леди или представительница? – Он вспомнил: Гордеев сказал, что Тамара владеет актерским агентством.

– Нечто среднее, я полагаю. – И она продолжила тоном экскурсовода: – Непредсказуемое сочетание коммерческих задач и иррациональных мотивов, то что еще называют «творческим беспорядком», придает рабочим пространствам яркую индивидуальность и шарм. Это уже не кабинет, тем более, не контора, не офис в домашнем помещении, а студия, салон…

– Будуар, – подсказал Денис.

– Удобство, плюс практичность, плюс изящество – вот формула современного кабинета для деловой женщины. Людям, живущим по принципу «время – деньги», в домашнем кабинете целесообразно повторить элементы офиса и…

– Спортзала, – подсказал Денис.

– Вот именно.

Эта черноволосая женщина, лет тридцати с хвостиком (значит, на самом деле, под сорок, сообразил опытный Денис) и с немного хищным, но необыкновенно привлекательным и почему-то знакомым лицом внимательно разглядывала Дениса. Он в ответ занялся тем же. Эта дама была явно экстравагантна и внутри, и снаружи, впрочем возможно, она просто играла, кто знает, – позднее Денис убедился в том, что она приличная актриса. Сильно декольтированное черное платье без рукавов. Руки тонкие, без капли жира, но цепкие и явно привычные к тренажерам. В ушах бриллианты, нефальшивые, надо полагать. Руки – в сверкающих кольцах и браслетах. И при всем этом – никакого дурного вкуса – это была довольно изящная демонстрация роскоши.

Наконец, она сказала:

– И это лучший сыщик всех времен и народов? – Фраза прозвучала без малейшей интонации.

– Кто вам такое сказал? – удивился Денис.

– Ваш приятель и мой адвокат. Гордеев.

– Полагаю, это была шутка.

– Да? А жаль. – И снова ни малейшей эмоции в голосе. – Еще мне жаль, что так случилось с вашим другом. Агеевым, кажется? Кстати, вы знаете, что ваши сотрудники успели взять у меня аванс?

Денис мрачно кивнул.

– Но не в этом дело. Не думайте, что вы, таким образом, повязаны, или как это будет на жаргоне. Я хотела сказать, что если бы знала, что так получится, то обратилась бы в органы… Ах нет, – с досадой она оборвала сама себя и стукнула изящным кулачком по столу. – Никуда бы я не обратилась, огласка в этом деле ни к чему. Вы же в курсе обстоятельств, Гордеев рассказал? И вы вольны, разумеется, поступить по своему усмотрению – продолжать расследование или нет. Я не собираюсь требовать деньги назад. Я могу себе это позволить.

И Денис согласился. Она ему определенно нравилась. И еще казалось, что он как будто уже где-то видел ее прежде. Это не могло быть изображение в газете или на телеэкране (Денис понимал, что, будучи супругой могущественнейшего человека, она, вероятно, имела отношение к светским тусовкам), нет, это была встреча иного рода, у него хорошая зрительная память, но теперь она отчего-то подводила.


Часа за три Денис успел домчаться до Калуги. На улице Фабричной он долго и упорно звонил в квартиру 15, но никто дверь так и не открыл. Было три часа дня. И тут на лестничной площадке появился мужчина средних лет. С мусорным ведром, в советских «трениках», с оттопыренными коленями. Денис дипломатично поздоровался, спросил о Щербаке. Щербак снимал здесь квартиру.

– Колькой интересуетесь? Он теперь самого Бочарова охраняет.

– И кто такой Бочаров?

– Большой человек. «Инвестсвязьбанк» возглавляет.

– Где банк находится?

– В центре. Напротив ЦУМа. У Бочарова машина приметная – шестисотый «Мерс», и номер легко запомнить: одна семерка, остальные нули. Колька, как привязанный, везде за этим Бочаровым ходит, даже в сортир его провожает. – Мужчина засмеялся. Смех его больше был похож на хрюканье.

– Спасибо за информацию, – бросил ему в спину Денис.

– Спасибо в стакан не нальешь, – ответил тот, не оборачиваясь, впрочем, без особой надежды.

Пришлось возвращаться в центр города, через который недавно уже проезжал. Картина была до смешного однообразной, повторяющейся во всех более-менее крупных городах новой России: размалеванные рекламой «ротмансов» и «кока-кол» пестрые коммерческие ларьки сменялись передвижными тележками с мороженым и горячими хот-догами. Затем тянулись огромные прозрачные витрины местных магазинов, выставлявших напоказ свои наинеобходимейшие населению товары, от аппетитных увесистых окороков до нижнего женского белья. И опять ларьки, а за ними хот-доги. И так без конца.

ЦУМ Калуги выпадал из общей панорамы новоиспеченного города. Мрачно нависал над площадью незыблемой памятью о временах энергичного строительства развитого социализма. Тогда могли возводить отдельные дома прочно, на века. Если прикажет партия. Но видно, и старикан-ЦУМ уже постепенно сдавал позиции, уподобляясь большинству своих собратьев. Кое-где выступали рекламные щиты, стекла витрин вместо привычных: парфюмерия, обувь, детская одежда – расписаны заморскими «орифлеймами», «лемонти», «найками». Ничего удивительного. Как везде. А взметнувшееся в небо новенькое здание напротив только лишний раз подчеркивало точность подобных выводов. На нем вскоре Денис увидел вывеску «Инвестсвязьбанк», успел даже притормозить и только тогда заметил выехавший из двора черный «Мерседес». Окна машины были затонированы.

«Не исключено, что Николай в тачке. Догоню», – решил Денис.

Минут через двадцать машины вырвались на простор загородной трассы. Денис прибавил скорость, сокращая расстояние, но «Мерседес» тоже держал марку. Началась гонка, которая всегда так веселила Дениса.

Восемьдесят. Девяносто. Сто.

«Форд» ястребом летел за черной жертвой, но ее неуклюжесть была обманчива. «Мерс» поднаддал, сделал попытку в сильном рывке уйти далеко вперед.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное