Фридрих Незнанский.

Криминальные прогулки

(страница 2 из 21)

скачать книгу бесплатно

– Вот овца! – брызгал слюной из окна «Москвича» парень-таксист. – Купила права, села в иномарку – и думает, что все можно! – И, подумав, присоединился к мнению дядьки на «Волге»: – Проститутка!

За Ингу тут же мстил Игорь, от которого всем приходилось уворачиваться еще резче. В него летела очередная порция ругательств, хотя Ингу все равно поносили больше – за то, что баба.

Так они и ехали, пока впереди не показался пост ГИБДД. Удивительно, но Ингу краснолицый дежурный инспектор прошляпил, – дожевывая бутерброд, наклонился к стоящему на полу термосу, в котором булькал налитый заботливой женой кисель. А когда снова поднял голову, то тут же и увидел, что на такого удачливого ловца, как он, бежит неумный зверь.

Из свистка инспектора раздалась трель, когда, подтягивая на ходу ослабленную портупею, он выбежал из своей будки.

– Стоять! – И его рука с зажатым в ней полосатым жезлом вытянулась в сторону «мерседеса».

– Вот черт... – буркнул Игорь и остановил машину.


Николай Степанович Кудряшов безуспешно пытался разыскать деревню Кусковку, где, по имеющейся у него информации, можно было купить отменное козье молоко. Дело в том, что Николай Степанович был легочником и козье молоко требовалось ему для лечения.

Но решительно никто не мог помочь ему в его поисках.

– А хрен его знает, где эта Кусковка! – отвечали люди на расспросы Кудряшова.

А один гусь так и вообще гнидой обозвал.

И мотался Николай Степанович на своем «жигуленке» по окрестностям Симферопольского шоссе взад-вперед и все никак не мог разыскать нужную ему деревеньку.

– Да где ж она?.. – бормотал он, в который уж раз проезжая по одним и тем же местам. – Ни тебе указателей... ни схем...

Наконец он совсем отчаялся и решил повернуть домой, в Москву. Проезжая мимо притулившейся на противоположной стороне придорожной кафешки «Двадцать пятый километр», Николай Степанович снова увидел возле нее того самого красно-черного парня, который некоторое время назад так грубо повел себя с ним.

«Даже смотреть в его сторону не хочется...» – подумал Кудряшов. Он прибавил газку, чтобы поскорей миновать неприятное для себя место, и вдруг двигатель его видавшего виды автомобильчика не выдержал этой последней перегрузки и заглох.

– Ну что ты будешь делать! – расстроился Николай Степанович и вырулил «жигуль» к обочине.


Инспектор покрутил права Игоря и просто сказал:

– Пятьдесят.

В другое время Игорь бы притворился, что не понял, переспросил бы: «Что – пятьдесят?» – или просто возмутился бы, сказал: «Вы чего, вообще уже обнаглели?» – но сейчас он просто достал бумажник, вытащил банкноту и протянул ее гибэдэдэшнику:

– Возьмите!

– Это что? – Тот сделал круглые глаза.

– Пятьдесят долларов, естественно! – раздраженно сказал Игорь. – Не видите, что ли?

– Да вот именно, что вижу! – нахмурился милиционер. – Зачем вы мне их суете?

Игорь окончательно разозлился. Он все еще надеялся на то, что сумеет догнать Ингу, а этот баклан начинает тут дурака валять и из-за него приходится терять драгоценные минуты.

– Вы же сами сказали! – почти выкрикнул Игорь.

– Я? – совершенно искренне удивился гибэдэдэшник.

«Может, он пьяный?» – мелькнуло у Игоря.

И вдруг до милиционера доперло.

– Ах вот вы о чем! – воскликнул он и расхохотался. – Так я ж не про то! Когда я сказал «пятьдесят», то имел в виду, что у вас превышение скорости на пятьдесят километров! Там же ограничительный знак! – И он махнул рукой в сторону, откуда приехал «мерседес».

Игорь даже не обернулся.

– Так что теперь? – нетерпеливо спросил он.

Милиционер посерьезнел:

– Сейчас составим протокол...

– А может, так договоримся? – перебил его Игорь. – Возьмите эти пятьдесят долларов, и я поеду.

А? Согласны?

– Я человек честный! – оскорбился инспектор. – Взяток не беру! Так что пройдемте в дежурку, где я и оформлю все как полагается! – Он развернулся и, помахивая правами Игоря, зашагал в свою будку.

Игорь с тоской посмотрел в сторону, куда скрылась Инга, вздохнул и поплелся за ним.


Николай Степанович открыл капот и склонился над двигателем. Потом неопределенно хмыкнул, поковырялся отверткой в каких-то узлах, что-то отвинтил, что-то привинтил, снова сел за баранку и повернул ключ.

Никакого эффекта.

Он опять вышел, почесал бороду, дернулся было со своей отверткой к карбюратору, потом передумал и занялся бензонасосом. Пропыхтел над ним какое-то время, возвратился в салон и еще раз попытался завести «жигуль».

Куда там! Бесполезно.

Пенсионер плюнул и вдруг, почувствовав что-то неприятное, покосился в сторону сидевшего через дорогу красно-черного. Тот смотрел на Кудряшова недобрыми глазами, и только проносившиеся между ними машины сбивали флюиды ненависти, вылетавшие из зрачков красно-черного в сторону Николая Степановича, не давая им разнести пенсионера в пух и прах.

– Странный какой-то... – буркнул Кудряшов и снова пошел ковыряться в двигателе.


...Лоха Инга увидела издалека. Он блестел своей красной рубашкой и слегка покачивался на корточках, как морской буй в спокойную погоду.

«Сейчас я его ошеломлю!» – решила Инга.

Дело в том, что лох сидел на обочине противоположной стороны шоссе, и, для того чтобы подъехать к нему, нужно было развернуться на светофоре, который находился метрах в пятистах впереди. Но Инге было невтерпеж. Она притормозила у двух сплошных линий, быстро поймала момент, когда встречный поток ослаб, и лихо крутанула руль влево.

«Пусть просечет, что я типа крутая!» – неожиданно для себя подумала она «новыми русскими» словами, которые часто слышала от разных наркодилеров.

Джип быстро и плавно перекатился через полосы встречного движения и встал правым боком к лоху, как будто был не тяжеленной, большущей машиной, а каким-нибудь вертким офисным креслом на колесиках, привычно передвигаемым от стола к столу.

– Это вы – Витя? – крикнула из глубины автомобиля Инга.

Лох медленно поднялся с корточек и кивнул.


Игорь все еще не терял надежды догнать Ингу.

– Вы скоро? – торопил он заполнявшего за столом протокол инспектора.

Тот сурово смотрел на обнаглевшего нарушителя и наставительно поднимал палец вверх.

– Наличие дорогой машины не дает вам права на особое отношение, гражданин... – тут гибэдэдэшник быстро возвращался к началу протокола и читал указанную там фамилию, – гражданин Липатов!

Гражданин Липатов вздыхал и смирялся.

Наконец все было готово.

– Распишитесь вот тут, тут и тут! – скомандовал инспектор.

Игорь молниеносно перехватил протянутую ему ручку и так рьяно принялся ставить свои закорюки, что неосторожно смахнул бланк протокола со стола, и тот спланировал на бившей из окна в дверь струе сквозняка к ногам инспектора.

– Ох ты... – вздохнул тот и наклонился, чтобы поднять бланк.

Но Игорь и тут проявил резвость и тоже ринулся к листку. Где-то на полуметровой высоте их лбы стукнулись друг о друга с неожиданным для этой ситуации звоном. Очевидно, у обоих так сильно зазвенело внутри, что это стало слышно и снаружи.

– Вот блин! – воскликнул инспектор и топнул от злости ногой. От сотрясения пола стоящий рядом с ним открытый термос упал, и из него на бланк протокола тягучей массой полился темный сливовый кисель.

– Ай! – крикнул Игорь и быстро схватил листок, но было уже поздно. Прямо на середине его красовалось громадное неровное пятно, похожее на карту Московской области.

– Доигрались? – спросил инспектор с очевидной досадой. Двумя пальцами он поднимал почти пустой теперь термос, и было непонятно, чем в большей степени вызвано его сожаление – испорченным протоколом или загубленным обедом. – Теперь все по новой заполнять надо! – сказал наконец он, но при этом, однако, так и не оторвал глаз от термоса.

– Вот блин! – повторил его недавние слова Игорь и снова в отчаянье взглянул в сторону Москвы.


Инга вылезла наружу, подошла к Корневу и вопросительно на него посмотрела. Она никогда еще не продавала машин и не знала, что при этом следует говорить.

– Хороший джипешник! – одобрительно закивал Корнев, быстро, как будто из вынужденной вежливости, взглянув на хозяйку и тут же снова переведя взгляд на сверкающий синий красавец, интересовавший его гораздо больше, чем она.

«Хочет купить!» – обрадовалась Инга.

– Какого года? – поинтересовался Корнев.

– Девяносто девятого! – ответила Инга.

– О-о! – восхищенно протянул Корнев и прошелся вдоль автомобиля.

Инга подумала, что еще такого эффектного можно сказать, и выдала:

– Тачка – зверь!

– Да я уж вижу! Сколько хотите?

Инга набрала воздуха и, стараясь не продешевить и в то же время не отпугнуть лоха, сказала:

– Сорок... – Она зыркнула на него, стараясь уловить первую реакцию на названную цену и, не обнаружив никаких тревожных для себя признаков, добавила: – Пять! Сорок пять!

Корнев в это время деловито осматривал колеса. Цена его явно не смутила.

– Угу... – благостно промычал он, то ли удовлетворившись состоянием резины, то ли давая понять, что сорок пять – это столько, сколько он и предполагал.

Вообще, по всему было видно, что машина красно-черному нравится и из покупателя потенциального он вполне может превратиться в реального. И он не замедлил это подтвердить:

– Ну что же, меня устраивает!

«Ура!» – в душе возликовала Инга.

– Правда, есть одно «но»... – замялся Корнев.

– Что такое? – обеспокоилась девушка.

– Надо бы осмотреть ее в техцентре... При помощи аппаратуры... Понимаете, снаружи она, конечно – ого-го, а внутри – кто ее знает... У меня ведь должна быть полная уверенность!

Такой поворот событий несколько сбил радость Инги, хотя она тем не менее понимала, что «этот лох» в общем-то прав, и больше того – он, похоже, вовсе никакой и не лох.

– Хорошо, – сказала она. – А где тут техцентр?

Корнев снова замялся и наконец сказал:

– Я бы не хотел ехать в какой попало. Деньги сдерут, а толком ничего не осмотрят. Так только, для вида поковыряются... – Он лениво покрутил в воздухе ладонью, словно давая понять, как именно небрежный слесарь будет что-то там такое трогать в Ингиной машине.

– Так куда же ехать-то? – растерялась Инга.

Корнев внимательно посмотрел на нее и, стараясь придать своему голосу максимально возможную мягкость, но одновременно желая и деловитость не утерять, сказал:

– В Тулу.

– Куда?.. – вытаращила глаза Инга.

– Да это же рядом! – поспешно заверил Корнев. – Всего полтора часа езды!

Но Ингу упоминание города пряников и оружейников привело в заметно раздраженное состояние.

– Ой, нет! – сказала она. – В Тулу – нет!

– Но поймите... – ткнул себя в грудь Корнев. – У меня там свой техцентр. Личный!

– Нет! —упорствовала Инга. – Это далеко!

Человек в красной рубашке и черных штанах вдруг показался ей каким-то подозрительным.

– А где ваша машина? – спросила она.

– Меня подвезли, – ответил Корнев.

– А своей у вас нет, что ли? – Инга запоздало удивилась тому, что человек, способный заплатить сорок пять тысяч долларов, не имеет собственного транспортного средства.

– Свою я продал, – сказал Корнев. – И вот теперь хочу купить вашу. – Тут он словно бы спохватился и быстро вытащил из кармана шорт красное удостоверение. – Да вы не беспокойтесь, – раскрыл он его перед лицом девушки, – я в ГИБДД работаю.

На все предыдущие жертвы Корнева этот довод действовал безотказно.

Но сегодня был иной случай.

Чем ближе подступала ломка, тем неуправляемее становилась Инга.

– Нет! – взвизгнула она. – Нет, нет и нет!

«Ну и хрен с тобой!» – подумал Корнев. Он и сам не очень-то горел желанием связываться с этой девицей – из-за деда, который, как назло, застрял напротив на своей развалюхе и время от времени косился в их сторону. Зачем нужны эти лишние глаза... «Хрен с тобой! – еще раз подумал Корнев. – Живи...»


Склонившийся над капотом Николай Степанович никак не мог нащупать в глубине двигателя нужный ему проводок. По его убеждению, именно в обрыве последнего крылась причина внезапной остановки двигателя – искра там, что ли, какая-то теперь не шла или еще чего, этого Кудряшов и сам точно не знал, но был уверен – виноват проводок. Но как же до него добраться-то? Вдруг Николая Степановича осенило. Он залез в салон, вытащил из аптечки небольшое зеркальце и вернулся к капоту. «Огляжу движок снизу...» – подумал он, после чего дохнул на зеркальце и протер его рукавом.


Корнев уже хотел было послать Ингу куда подальше, как она вдруг резко изогнулась в пояснице и, потеряв равновесие, зашаталась. Он инстинктивно попытался подхватить ее, но Ингу внезапно бросило вперед, и с размаху она налетела виском на костяшки несущейся к ней кисти жилистой руки Корнева. Удар был сильным.

– Ох... – выдохнула она и, схваченная под мышки несостоявшимся покупателем, повисла на его руках.

– Эй, эй! – встряхнул ее Корнев. – Ты что?

Но Инга была без сознания. Висок – дело серьезное.

«Только этого мне не хватало! – лихорадочно пронеслось в голове Корнева. – Как же теперь быть-то?! Бросить ее здесь? А если она коньки откинет? Или даже просто проваляется тут какое-то время, прежде чем очухаться? Кругом же люди! Этот дед вон на своем тарантасе! Вызовут ментуру, начнут разбираться, что да как... На хрен мне это нужно?!»

Корнев быстро посмотрел на деда, больше всего сейчас опасаясь столкнуться с ним взглядом. Но дед в это время склонился над своим движком, выпятив в сторону джипа костлявый зад с торчащей из заднего кармана брюк отверткой.

«Значит, он ничего не видел! – обрадовался Корнев. – Не видел! Так, может, я тогда...»

Решение пришло молниеносно. Он осмотрелся по сторонам и понял, что свидетелей только что случившейся между ним и Ингой сцены не было, да и не могло быть: кафешка не работала, окна ее были закрыты металлическими ставнями, а из проносящихся мимо машин вряд ли что можно было заметить. Уж, по крайней мере, его внешность и номер джипа точно бы никто не запомнил...

Корнев подхватил Ингу правой рукой, а левой открыл дверцу автомобиля. Довольно небрежно (зато быстро) положил девушку на заднее сиденье, так что она чуть не свалилась с него, и только ее безжизненно свесившаяся рука, уперевшись в пол локтем, помешала ей провалиться в щель между диванчиком, на котором она лежала, и спинками передних кресел.

– Где у тебя ключи-то?.. – бормотал Корнев, обшаривая ее карманы.

Наконец он нашел их, быстро сел за руль, завел машину и помчался в направлении Тулы.


Николай Степанович видел все. И удар виском, и вороватые оглядывания красно-черного мужика, и то, как он поспешно бросил девушку в машину, и то, как рыскал по ее карманам. Склонившись над капотом, Кудряшов наблюдал все это в зеркальце.

– Ишь ты... – проговорил он, отложив его, и незаметно, из-под руки, проводил взглядом уезжающий «гранд-чероки». – Только бы номер не забыть...

Чувство гражданского долга вмиг переполнило дисциплинированного пенсионера, и, ни секунды не мешкая, он решил заявить о случившемся в милицию. Подстегиваемый этой необходимостью, Николай Степанович как-то неожиданно быстро и даже без зеркальца напал на нужный проводок, куда-то там на ощупь воткнул его и быстро сел за руль.

– А ну... – повернул он ключ. И этим «а ну» не то спросил у машины: заведешься, мол, а? – не то приказал ей: а ну, мол, заводись!

«Жигуль» завелся.

– Вот так-то! – победно воскликнул Кудряшов. – Вот сейчас я крутанусь!

Он имел в виду, что доедет до светофора, развернется там и рванет в обратную сторону на ближайший пост, где и расскажет милиционерам о том, что видел.

«И еще скажу, что он меня гнидой обозвал!» – подумал было пенсионер, но тут же решил, что это лишнее. Он выжал сцепление, переключил скорость и... и двигатель снова заглох.

– Ну что ты будешь делать! – расстроился Николай Степанович, вылез наружу и снова открыл капот.


А на том самом посту, куда собирался подъехать пенсионер, Игорь подписывал протокол.

– Осторожнее! – сказал на всякий случай инспектор, когда «гражданин Липатов» склонился над листком.

Впрочем, на этот раз все прошло удачно. Игорь отдал полагающийся за превышение скорости штраф, получил квитанцию и быстро выбежал из будки.

«Хотя куда торопиться? – подумал он. – Все равно Ингу уже не догнать...»

Он дошел до своего «мерседеса», пискнул центральным замком, открыл дверцу, чуть пригнулся, чтобы сесть, да в таком неудобном положении и замер.

По встречной полосе ехала машина Инги.

«Передумала! – перехватило у Игоря дыхание. – Возвращается!»

И он вгляделся в чуть зеленоватое лобовое стекло приближающегося «гранд-чероки».

– Ой... – Лицо Игоря вытянулось.

За рулем сидел мужчина в красной рубашке.

Странно. Игорь мог бы поклясться, что это автомобиль Инги. Для этого ему даже не нужно было смотреть на номер. Он слишком хорошо знал ее внедорожник, не раз сам ездил на нем, и ему всегда страшно мешала вон та большущая мягкая игрушка под зеркалом заднего вида...

«Неужели просто похожа?» – подумал Игорь и, спохватившись, глянул вслед удаляющемуся уже джипу, стараясь все-таки разглядеть его номер. Но тут откуда ни возьмись вылез длиннющий рефрижератор с оранжевой, бьющей в глаза надписью по борту: «Скажи сосискам – да! Это лучшая еда!» – и закрыл Игорю обзор. Когда «лучшая еда» скрылась, джипа уже совсем не было видно.

«Бывают же такие совпадения...» – пожал плечами Игорь, после чего сел в машину и поехал домой.


Николай Степанович промучился со своим «жигуленком» часа полтора. По прошествии этого времени он все-таки приехал на пост и рассказал о том, что видел у придорожной кафешки. Инспектор, вытряхивающий из термоса в стакан последние капли киселя, попросил пенсионера написать заявление, а сам передал информацию о синем джипе «гранд-чероки» с номерным знаком «А 123 ОС 77» на все посты, расположенные по трассе. Но, увы, задержать машину не удалось. Было уже слишком поздно...

2

– Саша, но это же просто смешно! – сказал Меркулов, но смеяться и не подумал.

– Смешно... – вздохнул Турецкий.

А дело было вот в чем. Старший следователь Управления по раскрытию особо важных дел Генеральной прокуратуры Российской Федерации, государственный советник юстиции третьего класса Александр Борисович Турецкий опоздал с утра на важное совещание. То есть смешно было, конечно, не это. А то, какую причину указал Александр Борисович в качестве оправдания. Причина эта, прямо скажем, была недостойна даже ограниченной фантазии какого-нибудь двоечника-прогульщика, вызванного в учительскую после очередного пропуска контрольной.

– Я бабушку через дорогу переводил! – вот что сказал Турецкий своему непосредственному начальнику и старинному другу, после того как зашел в его кабинет и закрыл за собой дверь с позолоченной табличкой, отбросившей солнечный лучик на сидящую в приемной секретаршу. На табличке значилось: «Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации по следствию Меркулов К. Д.». – Но это же правда... – развел руками Турецкий и сел в кресло напротив Константина Дмитриевича.

– Да знаю...

Широта души и отзывчивость натуры друга были хорошо известны Меркулову, поэтому он не стал устраивать разносов, а только махнул рукой:

– Ладно...

– А почему так быстро закончилось-то? – позволил себе удивиться Турецкий. – Я думал, успею...

Меркулов поднялся из-за своего рабочего стола, потянулся, посмотрел в окно и сказал:

– Да всего один вопрос и обсуждался...

«Наверное, что-то очень важное...» – предположил Александр. Он знал привычку генерального устраивать многочасовые заседания из-за всякой ерунды, а в случаях действительно серьезных поднимать всех на уши одной-единственной фразой: «Раскрытие данного преступления – дело нашей чести! Учтите, я строго спрошу с каждого! А теперь вперед – работать, работать и работать!»

– А что за вопрос-то? – Турецкий приготовился услышать что-то о террористах, готовящих взрывы жилых домов, или о торговцах человеческими органами, или о чем-нибудь другом, не менее жутком.

– У вице-премьера Дроздова дочка пропала... – сказал Меркулов.

– И все? – Александр сделал круглые глаза.

– Угу.

Несколько секунд в кабинете висела тишина. Меркулов все смотрел в окно, как будто гадал, где это там Турецкий переводил через дорогу бабушку, а сам Александр недоуменно переваривал услышанное.

– И только поэтому генеральный совещание собирал? – спросил он наконец.

– Да какое совещание! – усмехнулся Меркулов. – Он присутствовал да я. Да ты вот еще должен был подойти...

Турецкий хотел что-то спросить, но Константин Дмитриевич широким жестом остановил его и сел за стол.

– Сейчас все расскажу, – сказал он.


Случилось следующее. В течение нескольких дней после того, как Инга уехала, Игорь вынужден был отвечать на звонки каких-то людей, просивших позвать ее к телефону и вешавших трубку, как только Игорь начинал выяснять, зачем, собственно, она им потребовалась. Телефон особняка тестя, где, по его мнению, должна была находиться Инга, он никому не давал, так как считал, что досаждают ему какие-нибудь наркоторговцы или кто-то вроде них. Это продолжалось до тех пор, пока один из звонивших не проговорился, что интересуется синим «гранд-чероки» с кожаным салоном и автоматической коробкой. В объявлении было сказано, что обращаться следует строго к Инге, но у него совсем нет времени, он куда-то там улетает, поэтому не может ли молодой человек, если он в курсе и если ему не трудно, показать машину в любом удобном для него месте, но лучше утром, потому что самолет... и т. д. Тут только Игорь насторожился. Он вытянул из звонившего информацию относительно того, в какой газете и когда именно было напечатано такое объявление, потом сгонял в ларек, купил эту газету, торопясь и путая страницы, развернул ее, порыскал взглядом по колонкам, чертыхнулся, быстро и криво надел очки, снова уткнулся в газету и, наконец, увидел: вот оно, в левом углу. Все верно: и джип и телефон – их.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное