Фридрих Незнанский.

Комфорт гарантируется

(страница 1 из 19)

скачать книгу бесплатно

Пролог

г. Кунсан. Южная Корея

Он не любил все идеальное. Оно всегда казалось ему фальшивым. Сидящий в данный момент напротив него кореец тоже казался ему фальшивым.

Наверное, причиной этого были его зубы.

Безупречные, ослепительно белые и насквозь фальшивые.

Кореец постоянно улыбался, но в его глазах за толстенными стеклами очков нельзя было ничего прочесть.

«Наверное, я тоже кажусь ему фальшивым, – подумал он. – Я ведь тоже постоянно улыбаюсь, демонстрируя, как мне приятно его общество».

Кореец что-то говорил.

Он прислушался к сидящему справа от него переводчику.

– Мы очень рады, господин Непесов, – говорил кореец, – что в вашем лице мы обретаем такого надежного партнера. Мы восхищаемся вашим умением вести бизнес и очень рады тому факту, что вы наконец решили сконцентрировать свое внимание именно на нашей стране.

«Интересно, эта тактичная сволочь скажет что-нибудь о моих отношениях с японскими партнерами? Или ему не позволяют азиатские правила приличия? Ведь у него наверняка язык чешется сказать о япошках какую-нибудь гадость?»

– Мы счастливы, что теперь, с началом нашего сотрудничества, корейские рестораны смогут угощать своих посетителей теми чудесными дарами моря, которые добываете вы, господин Непесов. В последнее время к нам увеличился туристический поток из вашей страны. И хотя вы не связаны с туристическим бизнесом, вы по праву можете гордиться этим фактом. В этом и ваша заслуга.

«Либо он заговорился, либо переводчик что-то напутал».

Кореец замолчал.

«Похоже, настала моя очередь рассыпаться в любезностях. Ну что же, не ударим в грязь лицом перед корейскими партнерами».

– Уважаемый господин Чен. Позвольте мне в свою очередь поблагодарить вас за ваше огромное желание сотрудничать с моей компанией. Мне кажется, что в вашем лице я наконец-то обрел настоящего серьезного партнера. Прекрасно, что нашим странам есть чем обмениваться. И я думаю, что мы с вами тоже вносим хотя и маленькую, но очень важную лепту в развитие добрососедских отношений между нашими двумя странами.

За окном медленно-медленно прошел монах. В руках он держал небольшой медный колокольчик. При каждом шаге он звякал этим колокольчиком и бормотал свои мантры.

Встреча проходила в небольшом корейском ресторане, принадлежащем господину Чену. Ресторан был расположен совсем недалеко от известного дзен-буддистского монастыря.

Очевидно, монах направлялся именно туда.

«С такой скоростью он доберется до монастыря не раньше чем через неделю, – подумал Непесов. – А может быть, и вообще не доберется».

Тем временем господин Чен снова заговорил:

– Я слышал, что вас можно поздравить с новым приобретением, господин Непесов. Купленный вами корабль просто замечателен.

– Буду рад пригласить вас на борт, господин Чен. Чтобы вы, так сказать, своими глазами увидели, как мы ведем свой промысел.

– О, господин Непесов! Я был бы вам очень признателен за это.

Нам надо будет обязательно созвониться по этому поводу. Я всегда мечтал побывать на таком корабле. Ведь это целая плавучая фабрика!

«Как же! Мечтал ты побывать на таком корабле! Впрочем, это неважно. Главное, что ты платил столько, сколько мне надо».

В кармане Непесова зазвонил мобильный телефон.

– Извините, господин Чен. Я должен ответить на звонок.

Кореец понимающе улыбнулся.

«Наверное, с их точки зрения это нетактично. Ни разу не слышал, чтобы у японцев или корейцев во время встречи звонил мобильный телефон. Наверное, они их отключают. Ну и черт с ними! Пускай терпят».

– Я слушаю.

– Это я, – раздался в трубке голос Рашида. – Все в порядке. Я нашел нужного нам человека.

– Ты в нем уверен?

– Да. Это как раз то, что нам надо. Кое-кого ожидает большой сюрприз.

– Молодец. Контролируй обстановку. – Непесов широко улыбнулся корейцу. – Я позвоню тебе позже, а то у меня сейчас встреча с деловым партнером.

Отключившись, он убрал телефон в карман.

– Прошу еще раз простить меня, господин Чен.

– Ничего-ничего. Как это говорите вы русские: дела. – Он действительно произнес это слово по-русски.

В его устах оно прозвучало крайне нелепо, и Непесов не смог сдержать улыбки. Господин Чен также заулыбался, в очередной раз демонстрируя собственные зубы.

Его настроение после телефонного разговора заметно улучшилось, и сейчас кореец уже не казался Непесову таким уж неприятным.

«Кое-кого действительно ждет большой сюрприз, – подумал он. – И я очень надеюсь на то, что сюрприз понравится».

Часть первая
Пистолет Макарова

1

Тридцатипятилетний Марат Гусейнов поднялся утром с постели в благодушном настроении. К этому благодушию примешивалась разве что небольшая толика волнения. Но, учитывая события грядущего дня, это волнение было минимальным. Марат бросил взгляд на пошевелившуюся во сне Варвару и улыбнулся. Скоро они поженятся, и все у них будет хорошо. Наконец можно будет забыть о бесконечных долгах, о необходимости снимать квартиру, регулярно переезжая с места на место в тех случаях, когда квартирной хозяйке подвертывался более выгодный вариант, забыть о постоянной опасности, с которой был связан его полулегальный бизнес. Наконец можно будет хоть как-то утвердиться в этом мире.

Мичман обещал, что если все пройдет успешно, то его повысят. После повышения он сможет оставаться на берегу. Он перестанет быть челноком и станет вербовщиком. Сам станет подбирать людей для отправки в Японию. Разумеется, при этом он будет иметь процент с общей прибыли.

А сидеть в теплой конторе на берегу совсем не то же самое, что раз в два месяца пересекать море под видом обыкновенного матроса и постоянно трястись за зашитые в одежду чужие деньги. Такие деньги, за которые тебя не просто на счетчик поставят, а живьем скормят акулам. Да и то если сильно повезет.

Это будет третий раз, когда Марат поедет старшим челноком. То есть таким, который не просто везет самую крупную сумму денег, но и координирует работу всей группы. А параллельно осуществляет за своими коллегами негласный надзор.

Доверенное лицо хозяина.

Мало ли кому что взбредет в голову?

Вот, например, как в случае годичной давности, когда один из челноков, недолго думая, взял и махнул с деньгами в Китай. Проставил на границе визу, и поминай как звали.

До сих пор ходят слухи, что его так и не нашли.

Зато тогдашний старший челнок хорошо поплатился. Мало того что люди Мичмана заставили его продать все, что у того было, так еще и инвалидом сделали. До сих пор вынужден работать на долг.

Так что быть старшим челноком дело очень ответственное. В море никаких дружеских или панибратских отношений. Иначе кинут тебя за милую душу. И в этом виноват будешь только ты.


В этот день Гусейнову предстояли две важные встречи. Первая была, так сказать, официальная – они должны были встретиться с руководством компании «Владивосток-3», где всем им сообщат, что они благополучно приняты на борт. Чистая формальность.

Вторая встреча была по-настоящему важной. Он должен был встретиться лично с Мичманом. Это была большая честь. Там ему вручат деньги, проведут последний инструктаж. Именно эта встреча и вызывала у Марата волнение.

Хотя уже два раза он имел подобные встречи и прекрасно знал все, что Мичман ему скажет, но все-таки не волноваться не мог.

Мичман – вор в законе. Один из негласных хозяев Дальнего Востока. Как тут не поволноваться?

Гусейнов уже давно научился не говорить и не делать лишнего – слушать, кивать, улыбнуться, когда надо. Но только так, чтобы это не выглядело нарочито. И все-таки каждый раз ему приходилось тщательно следить за собой, чтобы случайно не вызвать негативную реакцию хозяина.

Одно неверное движение, и с мечтами о счастливом будущем в качестве вербовщика челноков можно будет распрощаться. Дополнительная осторожность еще никому не вредила.

На кровати зашевелилась Варвара, и Гусейнов отвлекся от собственных мыслей и посмотрел на ее лицо. Она только-только просыпалась.

Если все сложится удачно, можно будет подумать о том, чтобы завести ребенка.

Наконец Варвара открыла глаза и, потянувшись, посмотрела на Марата.

– Ты уже проснулся?

– Проснулся, Варя. Но ты можешь еще поспать.

– Нет, я хочу приготовить тебе завтрак. – Она протерла ладонями глаза и вылезла из постели. – Ты скоро уходишь?

Оторвавшись от созерцания ее обнаженного тела, Гусейнов бросил взгляд на висящие на стене часы. Когда он вновь обернулся, Варвара уже плотно запахнулась в халат.

– Через полтора часа.

– Я успею. Что тебе приготовить?

– Омлет.

Она потянулась в последний раз.

– Я приготовлю с колбасой и зеленым горошком.

– Отлично.

Стоя под обжигающими тело струями воды, Гусейнов думал о своей жизни. Ему уже тридцать пять лет, а у него до сих пор нет собственной квартиры для своей семьи. Да и семьи-то как таковой нет. Вернее, она есть, но как бы наполовину.

Хотя они с Варварой жили вместе уже целых два года, расписаны до сих пор еще не были. Они оба понимали, почему это так, поэтому редко разговаривали на эту тему. Какой смысл идти в загс, если не знаешь, где завтра будешь жить?

Когда он вернется, то сделает Варваре предложение.

Обязательно сделает.

– Завтрак готов, – донесся до Гусейнова с кухни голос Варвары. – Выходи, а то остынет.

Насухо растершись полотенцем, Марат влез в свой домашний спортивный костюм и, пригладив перед зеркалом волосы, вышел из ванной комнаты.


По квартире уже вовсю разносился аппетитный запах готового омлета. Варвара стояла у плиты и варила кофе.

– Во сколько ты вернешься, Марик? – не оборачиваясь, спросила она.

Гусейнов отломил вилкой кусок омлета и отправил его в рот. Вкус был восхитителен. Ему пришлось говорить с набитым ртом.

– Наверное, ближе к вечеру. Может быть, раньше. Мне надо встретиться с нужными людьми. Я не знаю, сколько это займет времени.

Кофе поднялся в третий раз, и Варвара, выключив газ, разлила его по чашкам.

– Вы отплываете завтра? – Она уселась напротив Гусейнова и принялась наблюдать, как он отправляет себе в рот очередной кусок.

– Да, завтра утром. Если не возникнет каких-то неожиданных обстоятельств. – Он сделал глоток кофе. – А почему ты не ешь?

– Мне пока не хочется. Я поем после твоего ухода. А что, могут возникнуть какие-то неожиданные обстоятельства?

– Все в руках Аллаха, – улыбнулся Гусейнов, – хотя я уверен, что все будет хорошо.

– Каждый раз, когда ты уходишь в плавание, я очень волнуюсь. Я знаю, что не должна тебе об этом говорить, но ничего не могу с собой поделать.

Гусейнов положил вилку и отодвинул от себя тарелку.

– Я очень люблю тебя, Варя, – серьезно сказал он. – Все, что делаю, я делаю только ради нашего будущего. Ты ведь это понимаешь?

Варвара грустно улыбнулась:

– Конечно, я это понимаю, Марик. Я тоже тебя очень люблю. Но… – Она сделала паузу. – Но только спокойней на душе мне от этого не становится.

– Все будет хорошо, – успокаивающим тоном повторил он. – Я тебе обещаю, что все будет хорошо.

2

Зал для проведения общих собраний постепенно наполнялся народом. Офис компании «Владивосток-3» был не слишком велик, однако общий зал был выстроен с таким расчетом, чтобы без проблем вместить в себя человек сто.

Гусейнов прошел в зал, по дороге здороваясь с другими челноками. Многих из них он знал уже не первый год, с некоторыми познакомился только перед этой поездкой, которая для них должна стать первой.

Особо не задерживаясь за разговорами, Гусейнов прошел к первому ряду, где для него уже было «забронировано» место, и уселся прямо напротив стола.

Начальство компании пока отсутствовало. Впрочем, оно появлялось только тогда, когда собирались все.

– Ну как, Марик, готов к новому покорению Мирового океана? – обратился к Гусейнову сидящий справа тощий мужчина средних лет с козлиной преподавательской бородкой.

– Всегда готов, – пошутил Гусейнов. – А у тебя как настроение, Володя?

– Боевое, – кивнул Володя. – Как обычно. Похмелье, но жить и работать готов.

– Ты со своим похмельем смотри не высовывайся, – предупредил Гусейнов. – Сам знаешь, они этого не любят. Снимут тебя с рейса, и все.

– Чересчур вы осторожны, гражданин Гусейнов. – Володя усмехнулся. – Куда они меня снимут, если завтра утром отправляемся. Или они за это время собираются найти кого-то другого?

– А ты думаешь – не найдут?

– Ну, по крайней мере, до сих пор все обходилось, – развел руками Володя. – А ты меня знаешь, я, пока на берегу, всегда такой. Поэтому, наверное, и не скопил себе ничего за все это время.


Володя говорил чистую правду. За те два года, которые он занимался ввозом подержанных автомобилей из Японии, он действительно не сумел скопить ничего. И причиной тому было чрезмерное пристрастие к алкоголю.

Алкоголь же в свое время явился и причиной того, что Володю (а на тот момент Владимира Семеновича Моршанских) с треском уволили из Владивостокского университета, где он преподавал философию и историю религий.

Впрочем, сам Володя относился к своему университетскому прошлому с большой долей презрения и, когда об этом заходил разговор, рассказывал своим собеседникам о том, что этот поступок явился его сознательным выбором.

– А как еще можно узнать настоящую жизнь? – спрашивал Володя у собеседника, если на лице у того застывало скептическое выражение.

– Наверное, никак, – разводил после этого руками собеседник. – Вероятно, ты прав.

Зал продолжал заполняться. Люди рассаживались на свободные места, обменивались шуточками.

Опытные челноки, такие, как Гусейнов или Володя, прекрасно знали, что сегодняшнее собрание чистая формальность. Новобранцы сидели молча, бросая украдкой взгляды на более опытных и «закаленных в морских баталиях» товарищей.

– Лариса Анатольевна еще не появлялась? – поинтересовался Гусейнов.

– Лариска-то? – ухмыльнулся Володя. – Почему же, появлялась. И даже со мной поздоровалась.

Володя имел привычку говорить абсолютно обо всех женщинах таким тоном, как если бы они были, есть или, по крайней мере, будут его любовницами. Да и сам он этого не отрицал.

Все женщины, независимо от возраста и внешности, были для него Ларисками, Наташками, Катьками или Анжелками. Об отношении к Володе женщин Гусейнову ничего известно не было. Его это особо и не интересовало.

– Сейчас, когда все соберутся, Лариска и вылезет, – продолжал разглагольствовать Володя. – Сегодня вся при параде: костюм, белая блузка и прическа. Сейчас полчаса будет воду в ступе толочь, а потом как обычно: «Дорогие друзья, комфорт вам гарантируется!» Тьфу! – Володя сплюнул. – Могла бы за все это время что-нибудь новенькое придумать. Тем более что комфорт, мягко скажем, весьма относительный.

Может быть, при других обстоятельствах Гусейнова очень раздражил бы подобный тон. Однако сейчас Володины разглагольствования как-то успокаивали Гусейнова, отвлекая его от мыслей о том, что, в сущности, они все занимаются крайне опасным бизнесом, что схема, по которой осуществляется ввоз иномарок, незаконна, что все это держится и исправно работает лишь по той причине, что одни люди (те, которым это нужно) заплатили очень большие деньги другим людям (тем, которые сидят у власти и способны выдать любое разрешение).

По тому, как в зале внезапно стали прекращаться смешки, Гусейнов, хотя он и сидел спиной к входу, понял, что начальство прибыло.

Лариса Анатольевна Соколова (в костюме, белой блузке и с прической) в сопровождении коренастого мужчины неопределенного возраста, одетого в белый костюм свободного кроя, прошла между рядами через весь зал и заняла свое место за столом.

Дождавшись полной тишины, она обвела взглядом сидящих, отдельно кивнула Гусейнову.

– Дорогие друзья, – торжественным тоном провозгласила она, – я счастлива вам сообщить, что ваши кандидатуры утверждены на завтрашний рейс.

– Большое спасибо, – прошептал Володя, не обращаясь ни к кому специально.

Не обратив на его высказывание абсолютно никакого внимания, Лариса Анатольевна продолжила:

– С большинством из вас мы хорошо знакомы. Вы не в первый раз работаете с нашей компанией, и мне это очень приятно. Наша компания заинтересована в постоянных и высокопрофессиональных, – Лариса Анатольевна сделала ударение на слове «профессиональных», – кадрах. Но не менее приятно видеть в наших рядах и новые лица. Наш бизнес расширяется, и новые люди нам очень нужны.

– Вот именно, что ваш бизнес, – прошептал Володя.

На этот раз его фраза не осталась без внимания. Мужчина в белом костюме, сидящий рядом с Ларисой Анатольевной, внимательно посмотрел на возмутителя общественного спокойствия.

– А теперь я хочу предоставить слово Эдуарду Николаевичу Сайкину. Для тех, кто не знает, Эдуард Николаевич один из совладельцев компании «Владивосток-3» и владелец сухогруза «Ист», на котором завтра вам предстоит отправиться в Японию. Эдуард Николаевич, прошу вас.

Сайкин поднялся со стула и обвел взглядом зал.

– Я не собираюсь говорить долго, – сообщил он собравшимся. – Все основное вам и так известно. Я хочу сказать лишь несколько слов о принадлежащем мне сухогрузе. Месяц назад корабль прошел технический контроль, он в полном порядке, так что на этот счет вы можете не беспокоиться. Как вы сами понимаете, для нас самих крайне важно, чтобы ваша поездка прошла без сучка без задоринки. А сейчас я готов ответить на любые интересующие вас вопросы, касающиеся сухогруза. – Сайкин еще раз осмотрел зал. – У кого-нибудь есть вопросы?

– Простите, Эдуард Николаевич, – справа от Гусейнова взметнулась вверх рука Володи, – у меня есть всего один вопрос.

– Пожалуйста. – По лицу Сайкина проползла легкая усмешка. – Я с удовольствием отвечу.

– Вот вы любезно сообщили нам о том, что месяц назад корабль прошел технический контроль. Но мы все здесь люди взрослые и прекрасно знаем, сколько стоит получить такую бумажку.

После этих слов в зале одобрительно зашумели.

– А вот не могли бы вы, – продолжил, приободрившись, Володя, – сообщить нам также, сколько месяцев назад ваш замечательный корабль сошел с конвейера? Мне кажется, что, когда дело касается безопасности, это более важно.

В зале зашумели громче, и Володя с торжествующим видом уселся на место.

– Граждане, попрошу спокойствия, – повысила голос Лариса Анатольевна. – Вы мешаете Эдуарду Николаевичу ответить на вами же заданный вопрос.

Зал слегка успокоился. Лариса Анатольевна посмотрела на ухмыляющегося Володю. В ее взгляде Гусейнов не увидел ничего хорошего.

– Сухогруз «Ист» сошел с конвейера в восемьдесят девятом году. Ни одной аварии не было. – Эдуард Николаевич посмотрел на Володю. – У вас есть еще какие-нибудь вопросы?

– Больше вопросов не имею. – Володя весело переглянулся с соседями. – Пока, по крайней мере.

Сайкин сел обратно за стол и что-то прошептал на ухо Ларисе Анатольевне. Та в ответ несколько раз молча кивнула.

Это заняло меньше минуты, но Гусейнов понял, что означают эти перешептывания. Скорее всего, Володя в этот раз останется на берегу. А может быть, и вообще потеряет работу.

«А ведь я его предупреждал, – подумал Гусейнов. – Идиот! Скорее всего, его вызовут в кабинет после общего собрания и там сообщат, что в его услугах больше не нуждаются. А дальше все зависит от того, как он станет себя вести. Если устроит скандал, то может начинать искать новую работу. Если раскается и как следует извинится, то у него будет шанс поехать в следующий раз. – Гусейнов скосил глаза на Володю, который совершенно не замечал своей оплошности. – Образованные – они все такие. Считают, что заменить их некем. А незаменимых людей не бывает».

– А теперь я хотела бы представить вам руководителя вашей группы Марата Таировича Гусейнова, – донесся до него голос Ларисы Анатольевны. – Марат Таирович, прошу вас показаться залу.

Тут же справа последовал толчок локтем в бок.

– Давай, начальник. Тебя вызывают.

Гусейнов поднялся со своего места и, неловко сутулясь, вышел к столу. Третий раз в жизни ему приходилось это делать, и все же он чувствовал неловкость. Точно такую же, какую он чувствовал в школе, когда его вызывали к доске читать наизусть стихотворение.

Эдуард Николаевич поздоровался с ним за руку, Лариса Анатольевна приветливо улыбнулась.

– Марат Таирович является нашим опытнейшим специалистом, – провозгласила Лариса Анатольевна. – По всем вопросам, пока вы будете в пути, обращайтесь непосредственно к нему. Марат Таирович, вы хотите что-нибудь сказать?

Из первого ряда ему активно подмигивал Володя.

– Я хотел бы пожелать нам всем счастливой поездки, – сказал Гусейнов. – И спокойного моря.

– Я хотела бы присоединиться к пожеланию Марата Таировича. Удачи вам, дорогие друзья, и помните, что в нашей компании комфорт вам гарантируется.

Торжественная часть была закончена. Праздничной части программа не предусматривала. Праздничная часть состоится, когда они, закупив необходимое количество автомобилей и беспрепятственно пройдя все таможни, вернутся обратно.

Гусейнов собирался уже идти к выходу, но его окликнула Лариса Анатольевна. Когда они были наедине, она обращалась к нему исключительно по имени. Отчество существовало для публики. Гусейнов каждый раз удивлялся, что Лариса Анатольевна вообще помнит его отчество. Для совладельца компании «Владивосток-3» он был точно таким же челноком, как и все остальные. Разве что работал дольше.

– Марат, попроси Моршанских зайти ко мне в кабинет.

– Хорошо, Лариса Анатольевна.

– И передай ему, чтобы он поторопился. У меня мало времени.

Лариса Анатольевна отвернулась и начала что-то объяснять Эдуарду Николаевичу. Аудиенция была окончена.

– Мне все равно, какой у него опыт, – услышал Гусейнов за спиной голос Сайкина. – Я считаю, что, чем меньше на корабле смутьянов, тем лучше.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Поделиться ссылкой на выделенное