Фридрих Незнанский.

Жестокая схватка

(страница 3 из 21)

скачать книгу бесплатно

Девушка презрительно поджала губы и пошла прочь.

Если бы на месте Наташи оказалась любая другая девушка, Виталий не задумываясь плюнул бы ей вслед и еще выкрикнул что-нибудь обидное на тему «не такая уж ты фифа, чтобы задирать нос».

Но в этот раз все случилось иначе.

Постояв минуту в оцепенении, Виталий Королев – любимец юных швей-мотористок – бросился вслед за незнакомой девушкой.

Обогнав ее, он остановился как вкопанный и с ужасом понял, что не может произнести ни слова.

– Что вам надо? – строго спросила девушка.

Ее голос вывел Виталия из ступора.

– Прости… то есть простите. Я не знаю, как тебя… то есть вас зовут. Я просто хотел извиниться… ну вот за то, что там эта бутылка… вот.

Она молчала, и Виталий окончательно стушевался.

– Хорошо, я вас извиняю, – сказала наконец девушка. – Теперь можно идти?

– А может… мы сможем как-нибудь встретиться? В кино там сходим?

– Я не могу пойти в кино с пьяным, – сказала она.

– А я не буду больше, – пообещал Виталий. – Правда не буду. Можно я тебя провожу?

– Сегодня нет, – покачала головой она. – Меня отец встречать будет. Ты ему не понравишься.

– А когда можно?

Она задумалась:

– Можем встретиться в субботу, у кинотеатра.

– В половине пятого?

Она кивнула.

– Меня вообще-то Виталием зовут.

– А меня Наташей.

Петя и Василий встретили его недоуменными взглядами. Трудно было сказать, что их поразило сильнее – неожиданно сияющий вид друга или тот факт, что из-под куртки он достал только одну бутылку.

– Ты что, весь пузырь в одно рыло выдул? – обиженно спросил Кирьянов. – Не ожидал от тебя, Виталь.

– Да ладно, мужики, пейте. Я не буду.

– Ты чего, опух?

И пока Виталий рассказывал про Наташу, друзья слушали молча. Они перебрасывались многозначительными взглядами, но молчали.

– Ну вот и все, – закончил свой рассказ Виталий.

– Похоже, ты влюбился, – резюмировал Петя. – Это хреново.

– Почему же хреново?

– Потому что от баб одни неприятности. – Петя пожал плечами. – Мне отец всегда так говорил…

Всю оставшуюся неделю Виталий провел в мучительном ожидании. За это время он действительно ни разу не пил. Визиты в женское общежитие тоже прекратились.

Зато неожиданно для всех, и в первую очередь для самого себя, Виталик начал писать стихи. Это было тем более удивительно, что никаких стихов он сроду не читал, кроме тех, что задавали в школе. Впрочем, их он тоже не читал.

А здесь его словно прорвало.

За четыре дня он исписал четыре ученические тетради по восемнадцать листов. После чего купил еще четыре тетради и очень аккуратно переписал набело все свои произведения.

Все стихи были «про одну девчонку… которая встретилась ему абсолютно случайно… и которую он, простой пацан, полюбил всем своим сердцем горячо».

Лучшим друзьям Пете и Васе, которым Виталий Королев прочитал за один вечер все свои творения, стихи понравились.

Правда, они сочли, что будет лучше исполнять их под гитару.

– После таких стихов любая телка даст, – заржал Вася.

Неожиданно Виталий вскочил с кровати и сгреб Кирьянова за шиворот.

– Она тебе не телка! – заорал он. – Еще раз назовешь ее телкой – урою!


В субботу Виталий тщательно готовился к свиданию. Волосы были тщательно причесаны, рубашка и брюки постираны и отутюжены.

– Ну чего, мужики, я не как полный козел выгляжу?

– Тебе правду сказать или как? – предусмотрительно поинтересовался Кирьянов.

– Вась, не шути. Конечно, правду.

– Ну если правду, то как полный козел. – Кирьянов шмыгнул носом. – Но ты ведь с другой стороны, не к портнихам идешь, у тебя серьезное свидание. Так что все нормально. Смотри только, чтобы тебя местные пацаны за мажора не приняли.

– Меня за мажора? – возмутился Виталий.

– Да легко. Но тебе-то чего переживать? Отмахаешься, если что.

– Ну ладно, мужики, тогда я двинул. – Виталий взялся за ручку двери. – Пожелайте мне ни пуха.

Петя поднялся с кровати.

– Мы тебе пожелаем лучше… – Он достал из кармана пятирублевку. – На, мы с Васьком тут скинулись, ну и у ребят там поспрашивали. – Присядете нормально где-нибудь в кафе, не по улицам же шляться. Да и цветы нормальные купишь.

– Спасибо, ребят. – Виталик взял деньги и убрал их в задний карман брюк. – На кино у меня есть, а кроме этого только на эскимо.

– Ну вот и сводишь ее в кафе-мороженое.

…После ухода Виталия друзья молча курили, рассматривая убогое убранство общажной комнаты.

– Слушай, Кирьян, как ты думаешь, у него нормально там все пройдет? Чего-то у меня предчувствие какое-то хреновое. Я же понимаю, что ты про местных пацанов в шутку сказал, а теперь подумал: вдруг действительно они до него докопаются? Вот ты бы на их месте докопался?

– А при чем здесь я?

– Нет, ну ты просто представь. Приезжает вот, допустим, Лизка с Лесной улицы вечером к нам в Тучково, а с ней вот такой пацанчик в белой рубашке и с цветами. А ты сидишь и куришь и за всем этим наблюдаешь. Понимаешь, что она на свидание ездила, а он теперь ее провожает. Вот ты чего делать станешь?

– Пацанов соберу по-быстрому и объясню, как в чужие места в белых рубашках приезжать с цветами.

– Вот про это я и говорю.

Кирьянов помолчал, обдумывая услышанное. Природа не наделила Василия разумом Штирлица, поэтому даже на обдумывание самых простых вещей ему требовалось некоторое время.

– Думаешь, его встретят? – спросил он.

– Могут, – лаконично ответил Бойков.

– И чего делать будем?

– Следом двинем. Витале на глаза показываться не будем, а если что, все-таки три человека – это не один. Они в пять договорились, сейчас без десяти. Успеем?

– Двинули, – согласился Кирьянов. – Заодно и на телку посмотрим. А то любопытно.


Виталий с букетом цветов примчался к кинотеатру за двадцать девять минут до положенного срока. Наташи, разумеется, еще не было. Присев на скамейку, Королев достал из кармана пачку «Казбека» и закурил.

Висящие на столбе часы отсчитывали время ужасно медленно.

Без пяти минут пять Виталий почувствовал, что у него сильно вспотели ладони.

Он полез в карман за носовым платком и вспомнил, что забыл его взять. Перспектива оставить жирные отпечатки на тетрадках со стихами причинила Виталию новую порцию страданий.

Когда минутная стрелка перевала через отметку десять, Виталий понял, что ему чертовски хочется напиться. Напиться до бессознательного состояния, до такого, когда не думаешь ни о чем просто по той причине, что вообще не можешь думать.

Когда Виталий увидел приближающуюся Наташу, он почувствовал себя на седьмом небе. Все нелестные выражения в ее адрес, а также всех представительниц женского пола на свете мгновенно были забыты.

Вскочив со скамейки, Виталий чуть ли не побежал ей навстречу. Правда, в последнюю секунду он вспомнил, что мужчине все-таки необходимо сохранять достоинство, и поэтому пошел относительно неспешным шагом.

Но вот по-дурацки радостного выражения своего лица Виталий скрыть не смог.

– Извини, я опоздала. Мне пришлось посидеть с сестрой. Она маленькая, а мама ушла платить за квартиру, – затараторила Наташа. – А ты давно ждешь?

Виталий повел себя как настоящий мужчина.

– Не очень, – небрежно сказал он.

– Ой, какие красивые цветы!

– Это тебе. – Виталий слегка замялся. – Я… в общем, я очень рад, что ты пришла.

– Я тоже рада. Пойдем в кино?

– Пойдем.

В кинотеатре шла французская комедия «Большая прогулка».

Наташа хохотала вместе со всем залом. Виталий каждой клеточкой своего тела чувствовал ее присутствие в соседнем кресле, но никак не мог решиться положить руку Наташе на плечо. Его хватало только на то, чтобы время от времени поворачивать голову в ее сторону.

Наконец кино закончилось, и Виталий вздохнул с облегчением.

– Может быть, сейчас сходим в кафе-мороженое? – предложил он.

Наташа отрицательно покачала головой:

– Не могу. Обещала родителям, что буду дома в девять.

– Может быть, тогда возьмем по эскимо?

– Давай, – обрадовалась Наташа. – Только я больше люблю «Лакомку».

– Возьмем «Лакомку», – щедро предложил Виталий.

По дороге говорила преимущественно Наташа. О школьных учителях, о том, как она ненавидит Зинку из параллельного класса.

– Она считает, что она самая блатная!

– Эка невидаль, – презрительно бросил Виталий. – А ты зато самая красивая.

Наташа остановилась и внимательно посмотрела на него:

– Ты правда так считаешь?

– Еще бы!

– И я тебя нравлюсь?

Виталий сглотнул.

– Очень нравишься, – хрипло ответил он. – Очень, очень сильно. Правда.

– И ты хочешь со мной гулять?

Виталий понял, что он охрип окончательно, и просто кивнул. Кивок этот, правда, получился очень энергичным.

В воздухе повисла пауза.

– А ты согласишься со мной гулять?

Наташа минутку подумала:

– Только мне обязательно надо будет познакомить тебя с родителями. Знаешь что? Приходи к нам в гости. Завтра, на обед. Я предупрежу маму, и она испечет пирожки.

– Приду, – пообещал Виталий. – Только дай мне твой номер телефона. Чтобы я мог тебе позвонить.

– Давай тетрадку, я тебе запишу.

Наташа взяла у него из рук одну из тетрадей и открыла на последней странице.

Там было записано стихотворение под незамысловатым названием «Стихотворение, посвященное девчонке с прекрасными голубыми глазами».

– Ой, а это что такое? – удивилась Наташа. – Стихотворение? Ты пишешь стихи?

Виталий покраснел.

– Ну-у, в общем, я написал тут немного стихов. Хочешь, возьми почитай.

– А что это за девчонка? – улыбаясь, спросила Наташа.

– Ну-у, почитай, поймешь.

– Обязательно почитаю, спасибо. Я очень люблю стихи. – Она оторвала маленький кусок бумаги. – Давай я тебе телефон здесь напишу и адрес.

Она протянула листок Виталию и быстро поцеловала его в щеку.

– Ну ладно, я побежала. Спасибо, что проводил!

Виталик недоуменно посмотрел по сторонам.

– А ты разве здесь живешь?

– Нет, мне отсюда еще пятнадцать минут пешком.

– Так давай я провожу тебя до дома.

– Спасибо, я дойду. У нас там район опасный. Хулиганы.

«Да я сам хулиган», – хотел было сказать Виталик, но промолчал.

Вместо этого он сказал:

– Плевать я хотел на всех хулиганов!

Неподалеку от Наташиного дома, на детской площадке, расположилась группа подростков. Они бренчали на гитаре и что-то пили из бутылки.

Виталий машинально сосчитал возможных противников. Их оказалось девять человек.

«Нехило», – подумал он.

Они вошли в подъезд, поднялись на четвертый этаж.

– Ну вот теперь ты знаешь, где я живу, – сказала Наташа. – Нормально доберешься?

Вместо ответа Виталий взял ее за плечи и поцеловал в губы. Когда он оторвался, Наташа смотрела на него расширившимися глазами.

– Извини, – сказал Виталий. – Я не должен был этого делать. Просто…

– Что?

– Просто мне кажется, что я в тебя очень влюбился. Понимаешь, по-настоящему…

Наташины глаза засияли.

– Мне кажется, что я тоже… – Она открыла дверь и вошла в квартиру. – А теперь иди. И будь аккуратней.

Дверь давно закрылась, а Королев все еще стоял, ощущая на губах вкус поцелуя.

– Она тоже меня любит, – тихо произнес вслух Виталик. – Она тоже меня любит.

Повторяя эту фразу, он начал спускаться по лестнице. Но чем ниже он спускался, тем больше его мысли занимала расположившаяся на детской площадке компания. Там было темно, но фонарь на столбе освещал часть двора.

Меньше всего Виталию сейчас хотелось драться. Он ни капли не боялся, хотя прекрасно отдавал себе отчет в том, чем закончится эта схватка.

В своей жизни Виталий дрался много. И драться он умел. Бывало, что и его избивали несколько человек. Один раз в драке с пацанами из соседней деревни ему даже сломали руку.

Виталий улыбнулся, вспомнив, что после этого он два месяца ходил по деревне в гипсе, словно герой.

«Пробьемся, – подумал Виталий, выходя во двор. – Не на того напали».

Виталий закурил папиросу, сунул ее в уголок рта и, не торопясь, пошел по дороге. Когда до детской площадки оставалось метров тридцать, треньканье прекратилось.

«Хорошо, если у них цепи нет, – подумал Виталик. – Не должно быть, они же не готовились к драке. Просто сидят, культурно отдыхают».

Детская площадка находилась от него по левую руку, за ней был какой-то дощатый забор с большой дырой посредине.

«Главное, если кинутся, не попасть туда, – думал Виталий. – Они начнут меня оттеснять именно к этому забору. Если попаду внутрь, то точно крышка. Черт, почему я не взял с собою нож!»

Нож у него был классный, выкидной, с кнопкой на рукоятке. Его когда-то подарил Виталику двоюродный брат Генка, когда две недели гостил у них в Тучкове. Генка был старше Виталика на семь лет и жил далеко в Сибири, в Иркутской области.

– На, – сказал ему Генка перед отъездом. – Это тебе на память. На память и для самозащиты. Носи всегда при себе и от любых гадов сумеешь отбиться. Но только помни одно главное правило: если видишь, что можешь справиться без ножа, не доставай. А вот если достанешь, тогда бей. С ножом по-другому нельзя, иначе он против тебя обернется.

Почему же он сегодня не взял его?

На детской площадке началось какое-то движение.

Виталий увидел, как там поднялись четверо и вразвалочку двинулись ему наперерез. Еще четверо стали обходить его сзади.

«Значит, там остался один, – подумал Виталик. – Основной. Этот подойдет после того, как меня отрежут. Надо будет в первую очередь постараться вырубить его. Если вдруг получится, то считай, что полдела сделано».

Виталий остановился.

Четверка впереди тоже остановилась неподалеку от него. Сзади шаги тоже прекратились. Виталий равнодушно оглядел стоящих впереди, про себя отметив, что этих четверых он вполне мог бы вырубить и в одиночку. Обернулся. А с этими будет посложнее. Трое так себе, а вот четвертый здоровенный амбал.

«На Маяка похож, – подумал Виталик. – Сколько ни бей по роже, все по фигу».

Маяком звали его приятеля из Тучкова, дома у которого друзья постоянно зависали. Круглую ночь на втором этаже у него горел огонь, за что Маяк и получил свою кличку. Больше всего он был знаменит тем, что каждый раз, напиваясь самогона, предлагал любому с трех раз его вырубить. Насколько было известно Виталию, это не получилось ни у кого. А вот кончил Маяк плохо. Подсел на «винт», потом на героин. А потом умер.

«И было ему тогда семнадцать лет, – подумал Виталик. – Тогда казалось много, а мне самому скоро семнадцать будет».

Он снова посмотрел в сторону детской площадки. К нему приближалась еще одна фигура.

«Тоже здоровый, – подумал Виталий. – И наверняка при кастете».

«Основной» приблизился и остановился в двух метрах. Теперь, при свете фонаря, Виталий мог хорошо разглядеть его лицо.

Парень был выше его примерно на полголовы, на лице презрительная усмешка.

– Что же это с нами не здороваются? – поинтересовался он у своих. – Нам это обидно. – Он перевел взгляд на Виталия. – Здороваться полагается, когда в чужое место приходишь.

Отступать было некуда.

– Это тебя уркаганы так разговаривать научили, когда ты у них шестерил? – улыбаясь, спросил Виталий. – Или, может, подслушал где? Сам-то на блатного не тянешь.

– Сявка вякает? – делано удивился парень, по-прежнему обращаясь к своим. – Ты что же, сявка, вякаешь?

– А мы нагнем его раком, – заржал кто-то сзади, – и будет все пучком.

Остальные тоже заржали.

– Раком тебя нагибать будут, – не оборачиваясь, парировал Виталий. – Когда в камере парашу зубной щеткой драить будешь.

Смех прекратился.

– Слушай, Метис, чего мы с ним телимся? – снова прозвучал тот же голос.

И все заговорили одновременно:

– Отмудохать его надо.

– Дерьмо жрать заставим.

– Тихо! – прикрикнул Метис.

Гомон стих.

– Мы же не шпана какая-нибудь. Дадим человеку возможность извиниться. Мы уважаем смелых пацанов. И всегда рады гостям. – Он сделал паузу. – Мы только хамов не уважаем. Не уважаем и не любим.

Прекратив речь, он выжидающе посмотрел на Виталия.

Виталий выдержал его взгляд спокойно.

– Ну так как, мы желаем извиняться?

– А мы перед мудаками не извиняемся, – ответил Виталий. – И хамов тоже не уважаем и не любим.

Метис усмехнулся и медленно отвернулся.

«Сейчас кинется и ударит», – мелькнуло в голове Королева.

Он сам рванулся к Метису. И вовремя успел. В следующую секунду Метис повернулся и нанес резкий удар, метя Виталию в голову.

Но тот нырнул ему под руку и что было силы нанес сокрушительный удар снизу в челюсть.

Метис повалился назад.

Это длилось буквально считанные секунды, и все остальные как стояли на своих местах, так и остались. Никто из них не ожидал такого поворота.

Виталию была прекрасно известна система группового избиения. Вначале «основной» вырубает жертву, потом остальные ее добивают. Пока они стояли, тупо наблюдая за происходящим, у Виталия появился шанс добраться до трансформаторной кабины.

Бежать было недалеко, метров пятьдесят. Виталий бежал и слышал, что они наконец опомнились и рванули за ним. Единственным, что его радовало в этой ситуации, было то, что в общем гомоне он не слышал голоса Метиса.

«Хорошо попал, – думал Виталий. – Минут десять проваляется. А то и пятнадцать. Но не больше, он крепкий».

Королев бежал и пытался увидеть под ногами хоть что-нибудь, что можно было использовать для самообороны.

«Что-нибудь должно быть, – думал Виталий. – Что-нибудь всегда есть…»

До трансформатора оставалось каких-нибудь двадцать метров, когда Виталий увидел впечатанный в землю кусок арматурного прута.

Преследователи неслись следом.

Он схватил железный прут и, с ходу развернувшись, описал им резкую дугу. Прут со свистом рассек воздух, никого не задев. Они были еще слишком далеко.

Увидев в руке Виталика оружие, боевая мощь которого каждому из них была прекрасно известна по личному опыту, преследователи затормозили и выгнутой цепью начали обходить его.

Внимательно следя за каждым, Виталий отступал к стене. Почувствовав ее холодную поверхность, он перевел дыхание.

– Первому, кто приблизится, проломлю череп, – честно пообещал он. – Ну давайте, сосунки, кто хочет попробовать.

Он снова со свистом рассек прутом воздух.

Они отшатнулись. Но продолжали стоять. Восемь пар ожесточенных глаз смотрели на Королева, пытаясь выбрать момент для нападения.

Виталий еще пару раз махнул арматурой.

Он понимал, что без своего вожака они растерялись. Попасть под раздачу никому из них не хотелось. Но он также знал, что рано или поздно Метис очухается, а он уж наверняка сумеет заставить собственную шоблу броситься на него.

Несколько минут прошли в молчаливом противостоянии, а потом за их спинами Виталик увидел приближающуюся высокую фигуру. Это был Метис.

«А вот сейчас начнется самое интересное», – мелькнуло в голове у Виталия.

– Мочите суку! – крикнул Метис издали. – Чего телитесь?

Но они пока не двигались.

– Ну все, сука! – злобно прошипел Метис.

Его глаза сузились в щелочки, и Виталий понял, почему он получил такое прозвище.

Идеальным вариантом сейчас было бы попасть арматурой по Метису, но тот, предусмотрительно держался на недоступном расстоянии.

Поскольку никто не двигался, Метис усмехнулся.

– Ты теперь крутой! Но мы тебя все равно достанем. – Он обернулся к своим. – Гуня, Косой, бегите за цепями. А мы пока последим, чтобы он никуда не делся.

Все довольно заржали. Поняли, что теперь развязка – это всего лишь дело времени. Понял это и Виталий.

Несколько минут прошли в ожидании, а потом внезапно в той стороне, куда убежали Гуня и Косой, послышался шум борьбы и сочные звуки ударов…

И в следующую секунду Виталик понял, что он спасен.

– Виталь, держись! – донесся до него громкий крик Пети Бойкова. – Мы уже идем, сейчас наши пацаны подтянутся!

В ряду нападавших возникла паника, которой Виталик не преминул воспользоваться. С арматурой наперевес он ринулся прямо на Метиса, но на этот раз тому удалось увернуться…

Драка прекратилась только тогда, когда вдалеке послышались милицейские сирены. Менты были всеобщими врагами…


Все трое друзей сидели в своей комнате в общежитии и по очереди рассматривали в зеркале собственные физиономии со следами недавнего побоища.

– Могло быть и хуже, – констатировал Бойков.

Его лицо украшал внушительный синяк, в верхнем ряду не хватало одного зуба.

– Могло, – согласился Вася Кирьянов. – Только я, по ходу дела, палец сломал.

– А ты видел, как я врезал тому здоровому уроду?

– Классно! А ты сразу понял, что ему надо бить по яйцам?

– Какой сразу? Я ему вначале два раза по репе саданул, а ему все по барабану. Здоровый лось.

– А ты видел, как я…

Виталий Королев в разодранной рубашке сидел на кровати и недоуменно смотрел на своих друзей.

– Молодец, Виталь, что сумел до нас продержаться. – Петя хлопнул его по плечу.

Виталий поморщился от боли.

– Чего, болит? – сочувственно спросил Бойков. – Да ладно. – Он подмигнул Кирьянову. – До свадьбы заживет.

Наконец Виталий вышел из ступора.

– Мужики, а вы-то как там оказались?

Оба друга радостно засмеялись.

– Неожиданно, да?

– Неожиданно, – согласился Виталий.

– Зато вовремя.

– Вовремя, – не мог не согласиться Королев.

Лицо Бойкова сделалось серьезным.

– Слушай, Виталь, не думаешь же ты, что мы тебя отпустим хрен знает куда в одиночку? – Петя сделал паузу. – Ты же наш лучший друг.

– Вы что, пасли нас с Наташей с самого начала?

– Прямо от кинотеатра. – Кирьянов ухмыльнулся. – На всякий случай. Видишь, не зря старались. – Кирьянов помолчал. – А девчонка действительно классная. Что она тебе сказала?

Несмотря на боль во всем лице, Виталик сумел кое-как улыбнуться:

– Сказала, что тоже в меня влюбилась. Пригласила к ним на обед, чтобы познакомить с родителями.

Кирьянов скептически осмотрел лицо Королева.

– Ну и рожа у тебя, Шарапов! – сказал он голосом капитана Жеглова. – Ох, рожа. Родители будут в восторге.

– Да черт с ней, с рожей, – махнул рукой Виталик. – Позвоню, скажу, что не могу.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное