Фридрих Незнанский.

Интервью под прицелом

(страница 3 из 21)

скачать книгу бесплатно

Он в отроческие годы профессионально занимался спортом – в школе олимпийского резерва, не что-нибудь! Его готовили к спортивной карьере, он и сам только об этом мечтал: даже когда спать ложился, клал перчатки рядом. А то мало ли – во сне придется с кем-нибудь побоксировать, а перчатки еще искать надо. Но судьба решила, что не надо Василию идти в профессиональный спорт. Однажды, гуляя с нетрезвой подростковой компанией по району, Васька на спор залез на березу и крикнул почти с самой верхушки: «Жопа!» И жопа не заставила себя долго ждать: небрежно спускаясь вниз, предвкушая похвалы и одобрительное похлопывание по плечу со стороны старших парней, Вася сорвался и полетел вниз. Правда, ему еще повезло: перевернувшись в воздухе, он приземлился на ноги. Но силой инерции его повело в сторону, он упал сначала на так не к месту упомянутую задницу, а потом и на спину. Из-за сильной боли в пояснице парень подняться не смог, хотя руки-ноги шевелились. Испуганные подростки вызвали «скорую помощь». Снимок, сделанный в больнице, показал наличие многооскольчатого перелома тела позвонка с патологической деформацией позвоночника. Было принято решение провести операцию, так как без нее пациент был обречен на инвалидность.

В больнице парень провалялся две недели, пока его к операции готовили. А саму операцию, когда в позвоночник вставляли металлический штифт, он под общим наркозом успешно проспал. Наутро из операционного отделения его перевели в палату. На второй день Василий начал потихонечку поворачиваться, приспособился самостоятельно есть. На третий-четвертый день начал делать гимнастику. Через неделю в протезно-ортопедическом предприятии для пациента сделали корсет, и подросток начал вставать с кровати. Первые шаги давались с трудом, кружилась голова, но постепенно он освоился и начал ходить.

И все-таки на спортивной карьере можно было поставить жирный крест. Ну бокс боксом, а как-то встряхивать себя надо, решил Василий и, встав на ноги, начал качать мускулатуру. С тех пор он просто не мог жить без физических нагрузок. Стоило пропустить тренировку – начинала болеть спина.

– Ребята, вы новые весы видели? – спросил Игорь – он уже успел переодеться и пробежаться до спортзала и обратно.

– И что за весы такие? – поинтересовался Славик. – Ты на них встаешь, а они тебе минет делают?

Митька захохотал.

– Благодарю вас, – раскланялся Славик. – Ну так что за весы-то?

– Ребята говорят – чудо немецкой мысли. Весы, которые определяют мышечную массу жира и воды в процентах от общего веса. Чтобы своими глазами увидеть собственный прогресс! – восхищенно сказал Игорь.

– Да барахло какое-то небось, дурилово, – буркнул Василий.

– Ой, ну все, жизнь кончилась, Костя Цзю из большого спорта ушел! – передразнил его Митька. – Давайте теперь все в трауре ходить!

– Да пошел ты, – отмахнулся Василий. – Эти весы – то же самое, что ваши БАДы. Только бы деньги из людей тянуть.

– Нету денег – оторви от стенки батарею и качайся, – посоветовал ему Игорь. – Пойдемте, мальчики, к нашему железу!

Почти все ребята ходили в спортзал для того, чтобы как следует накачаться, стать мускулистым и мощным, поэтому многие из них употребляли БАДы – биологически активные добавки, протеиновые, коктейли и прочие разрекламированные средства.

Тренер не поощрял, но и не запрещал это: у всех свои цели и у всех свои средства.

В первый раз, когда Митька принес протеиновый коктейль, его подняли на смех:

– Зачем тебе-то увеличивать мышечную массу? – закричал Игорь. – Тебе ее уменьшать надо!

– Да уж, дружок, ты как-то погорячился, зачем тебе это? Ты что, собираешься в телевизор? – поддержал его Слава.

– Помалкивали бы лучше, умные очень, да? – огрызнулся Митька. – Я уже все рассчитал. Буду на завтрак жрать мюсли. Никакого пива, понятно? Мясо вареное начну с собой на работу носить в контейнере. Овощи свежие покупать. И, конечно, коктейли эти. И через полгода стану получше вас!

– Ага, попробуй, а мы поглядим, – насмешливо сказал Игорь.

Но Митька, видимо, решил всем доказать, что он еще ого-го какой спортсмен и что сила воли у него имеется! Даже Василий должен был признать, что через месяц результаты замеров и взвешиваний «отстающего» превзошли его собственные, а Василий тренировался на славу!

– Ладно, давай попробуем твои волшебные пилюльки, – сказал Славик. Не очень-то ему хотелось быть хуже этого увальня Митьки!

Следующим сдался Игорь. Через пару недель, после того как Славик перешел на усиленное протеиновое питание, юный бармен пришел на тренировку унылый, как в самый дождливый осенний день.

– Черт, у меня такой роман сорвался! – воскликнул он, швыряя сумку в угол. – Я всю жизнь о нем мечтал, можно сказать! А теперь все!

– Какие твои годы, – успокоил его Славик. – Я в девятнадцать лет и не думал еще о постоянных подружках!

– Мне еще нет девятнадцати! – возмутился Игорь.

– Ну тогда тем более! – улыбнулся Славик. – Вот лучше бы кто-нибудь сказал мне, почему сенсации появляются ровно за час до сдачи номера? Я вчера чуть с ума не сошел, когда объявили о кадровых перестановках в СПС!

– Ой, мне бы твои проблемы! – поджал губы Митька. – А моя дура необразованная постирала желтенькую мексовскую футболку с синим полотенцем! Такую вещь испортила. Придется мне с ней опять «развестись», для острастки!

– Ну и сволочь же ты! Она же так тебя любит, все капризы выполняет, а главное – терпит твой гнусный характер! Ты думаешь, найдешь еще такую бабу? – возмутился Игорь. – А вот я вчера, кажется, всю свою жизнь просрал! А ведь какая блондинка была! Лопотала не по-нашему – итальянка, похоже. И отвязная! И богатая! Кутила и деньгами сорила: угощала всех шампанским, тратила деньги на коктейли случайным мальчикам, щедрые чаевые оставила. Я думал, она на меня запала, и так и сяк ей, как дурак, улыбался! А потом она пошла к сцене, достала кошелек и сто долларов стриптизеру в трусы засунула! Мишелю этому занюханному! Но мускулатурка у него что надо, это правда.

– Ну так качайся – и будет у тебя мускулатурка, – сплюнул Василий. Приятели впервые столь откровенно разговорились при нем о своих мечтах, видимо, решили, что он окончательно «свой».

– Вася, мы тебя не шокируем? – улыбнулся ему Славик. – Мы такие порочные, да?

– Да ну вас в задницу, – махнул рукой Василий и пошел разминаться.

– Какой строгий! Ему, поди, высокую любовь подавай, – скорчил гримасу Митька. – А тебе, Игорек, надо бы протеинчика попить! Тогда эта итальянская принцесса точно будет твоей! А теперь пошли тягать железо!

После истории с проигрышем Кости Цзю Василий совсем приуныл: ему не хотелось бросать занятия спортом, дарившие ему уверенность и незамутненное счастье, но товарищи по клубу все чаще и чаще вызывали в нем раздражение.

…Василий работал охранником в агентстве недвижимости «Нуминар»: сидел себе на стульчике около ресепшн в надежде, что какой-нибудь клиент возьмет да устроит скандал и его можно будет выставить вон, а то и по шее съездить. Но клиенты попадались какие-то занудные, тихие, без заскоков. Так что Василий только и делал, что смотрел портативный телевизор да болтал с секретаршей.

– Где бы денег раздобыть? – вздохнул он вот уже в который раз, ни к кому не обращаясь и в то же время обращаясь ко всем.

– А ты же вроде в «качалку» ходишь? – спросила его секретарша Катенька.

– И какая связь? Предлагаешь ему грабить по ночам прохожих? – усмехнулся менеджер Денис. – Я сейчас поеду смотреть один загородный дом, если мне будут звонить – говори всем, что буду ближе к вечеру, о’кей?

– Грабить прохожих? – повторил Василий. Это предложение показалось ему забавным.

– Ну вот, научил на свою голову! – засмеялся Денис.

– Не слушай его, Васютка, он дурак и пьяница, – сказала Катенька. – Раз ты ходишь в «качалку» – ты вполне можешь покупать где-нибудь на стороне биологически активные добавки и продавать вашим парням втридорога. Я вот, например, снабжаю косметикой всех наших женщин. Чтобы им лишний раз по магазинам не таскаться. Хочешь, я узнаю, где все эти протеины продаются?

– Узнай, если тебе не лень. Но как я буду торговать? Я же никогда этого не делал. Да и вообще, стыдно как-то.

– А тут и делать ничего не надо. Взял оптовую партию, притащил в свой спортзал, сказал, что достал по случаю, а уж остальное за тебя покупатели сделают. Ну сам подумай: чем мотаться по аптекам, выбирать, мозги напрягать – они просто возьмут у тебя эти самые средства, быстро и без проблем. Еще спасибо скажут!

– Не знаю, Кать. Не по мне это, – поморщился Василий.

Однако когда Катенька где-то разузнала, что протеиновые коктейли фирмы «Параллакс» – совсем такие же, как импортные, а стоят чуть ли не вполовину меньше тех, которыми пользуются товарищи Василия по спортзалу, в нем проснулся здоровый азарт.

– Ну давай адрес и телефон своих протеиновых королей. Попробуем поиграть в большой бизнес.

Офис «протеиновых королей» находился в Тушине и больше был похож на обыкновенную квартиру, по случаю переделанную в приемную, но Василий постарался не зацикливаться на подобных мелочах. Может, в этом бизнесе так принято. Да и вообще – какая разница, где находится этот чертов офис? Ввязался в аферу, так не жалуйся теперь – большой уже мальчик.

Когда Василий принес и разложил свои товары в раздевалке, приятели, против его ожидания, посмотрели на него с уважением.

– Вот здорово, что кто-то догадался покупать протеинчики сразу на всех! – обрадовался Игорь. – Ну и почем у нас это счастье?


После того как Василий стал «поставщиком королевского двора», ребята перестали относиться к нему как к «своему» – не то чтобы сторонились, но не слишком-то с ним общались и почти не обсуждали при нем свои личные проблемы – а ему только того и надо было! Словом, куда ни глянь – одни сплошные плюсы.

Сначала все шло хорошо. Денег, заработанных на перепродаже протеинов, хватало на оплату спортзала, так что Василий сперва приободрился и даже сам вроде бы стал принимать коктейли, достававшиеся ему по оптовым ценам. Никаких положительных изменений он за собой не заметил, но и хуже вроде не стало. Зато парни почувствовали разницу довольно скоро. После очередного взвешивания на чудо-весах и обмеров выяснилось, что Славик сильно уменьшился в объемах, Игорь перестал наращивать мышечную массу – а ведь еще месяц назад он шел на рекорд, ну а Митька – тот, конечно, потяжелел, кто бы спорил! Но почему-то у него выросли не бицепсы, а живот!

– Что, жить не можешь без своего пива? Опять по баночке-другой каждый вечер? – поддел его Славик.

– Да ни за что! Парни, что вы обо мне думаете? Ну, может быть, в выходные – с мегерой своей – за примирение, но не каждый же день!

– Да, странно. Как-то мы одновременно все сдали, – почесал в затылке Славик. – Наверное, нам пора переходить на усиленные нагрузки. Где-то я читал, что нагрузки следует увеличивать по мере занятий.

Парни так расстроились, что не заметили, как к ним подошел тренер.

– Молодец, Вася! Растешь! Бедра только отстают. Базовым упражнениям больше внимания уделяй – приседаниям, становой тяге и выпадам. – Потом повернулся ко всей компании. – Что, парни, решили отказаться от этой своей химии? Правильный подход. Настоящие мышцы можно накачать только упорным трудом, и никакие чудо-добавки тут не помогут.

И не успели ребята очухаться, как тренер уже перешел к следующим спортсменам:

– Браво, Сергей, отличные результаты. Коля, тебе надо больше внимания уделять скручиваниям. Валентин, у тебя тонкие кости, я же говорил, крупнее ты уже не станешь…

– Почему он решил, что мы перестали принимать протеины? – удивился Игорь. – Мы же…

– Василий, тебе не кажется странным, что наши результаты ухудшились именно после того, как ты стал поставлять нам БАДы? – холодно поинтересовался Славик.

– Вы уверены, что это как-то связано? – напрягся Василий. – Вы что, думаете, что я вас обманываю?

– Паршивый ублюдок! – воскликнул Митька. – Ты, значит, решил, что если мы хотим жить за счет девок, то нас нужно проучить? Тоже мне Робин Гуд нашелся!

– Робин Гуд обворовывал богатых, – напомнил Славик.

– Робин Гуд брал у богатых и давал бедным! – подсказал Игорь.

– Да наплевать, что там было с Робин Гудом! Ну что скажешь, комсомолец ты наш непорочный? – наступал на Василия Митька.

– Ты мне не хами! Сам насосался пива, разжирел, а теперь на меня бычишь? – возмутился Василий. – Я что, по-вашему, подбирал на помойке коробочки, насыпал в них сухое молоко, а потом запечатывал их промышленным способом – и все, только чтобы вам насолить?

– Ух ты, какие мы знаем слова! – обрадовался Игорь. – Давайте в сторону отойдем и там уже подеремся, а?..

Из зала Василий возвращался потрепанным и глубоко несчастным: мало того что о перепродаже протеинов этим парням больше не могло быть и речи, так еще и новый спортзал нужно было подыскивать. В любом случае здесь ему было делать нечего.

– Еще раз сунешься сюда – мы тебя по-настоящему отмутузим! – посулил Игорь. – А свои фальшивые протеины можешь знаешь куда засунуть?..

– Вам, наверное, виднее, – ответил Василий, скрываясь в темноте.

Его не слишком удивило то, что лекарства, которые он покупал в офисе «Параллакса», оказались фальшивыми. Василий вообще с самого начала был убежден в том, что все эти средства – сплошное надувательство.


– Слушай, Кать, а где ты нашла эту фирму, ну «Параллакс», которая производит БАДы? Помнишь, ты мне посоветовала? – спросил он секретаршу на следующий день.

– А, фирму-то? Подожди, дай-ка вспомнить. Ну да, в рекламной газете. Знаешь, пока сидишь тут – можно от скуки помереть. Люди то звонят целыми пачками, то нет никого, ну я газетки и почитываю. Все хорошо, да?

– Ага. Практически, – кивнул Василий.

На этом его карьера спекулянта закончилась.


– Квартирная хозяйка опять взвинчивает цену! Придется искать новую комнату! А мой-то уже и плинтуса подправил, и стекло выбитое заменил, так всегда у нас выходит. Въезжаем в заброшенную квартиру, только-только обживем ее, как хозяева – бац, повышают цену! Вы же, говорят, платили нам те деньги за нежилое помещение! А теперь, говорят, оно вполне жилое и мы можем за него взять с других жильцов больше денег, – жаловалась Анна Ивановна своей подруге Зухре. Обе женщины были нелегальными эмигрантками, жили в подмосковном городе Чехове и работали на производстве лекарств в одном из заброшенных ангаров близ города Серпухова. Обе когда-то работали фармацевтами, но после развала СССР были вынуждены покинуть обнищавшие родные города и искать счастья в Москве. Перебиваясь случайными заработками, они вышли на Ибрагима, набиравшего фармацевтов-гастарбайтеров для фирмы «Параллакс».

– А меня вчера в маршрутке шахидкой обозвали! – отвечала Зухра. – Передай, говорят, деньги, шахидка! И ребенку в садике дети говорят, что его мама – террористка. Но я же не виновата, что мне дома было не заработать!

– Да, у нас, когда встал шарикоподшипниковый завод, весь город дружно стал сосать лапу, – завела Анна Ивановна старую песню. Собственно, они с Зухрой целыми днями могли вспоминать прошлые беды и нынешние обиды, так было легче отвлекаться от царившей вокруг разрухи и антисанитарии. – У нас же все мужики и многие женщины на производстве работали. А когда завод приватизировали – ну бывший директор то есть купил его, – сначала вроде было хорошо. Зарплату всем подняли. Мы-то, не из заводских которые, завидовали им! А моя соседка – царство ей небесное – тетка Фрося еще сказала тогда, что добром это не кончится. Старая женщина, мудрая, войну пережила, всю семью схоронила. И точно, добром не кончилось. Через полгода того директора застрелили. И завод купили воры. – Анна Ивановна произносила это слово с ударением на «ы». Воры сначала сделали вид, что все будет как при прежнем директоре, а в один прекрасный день, аккурат перед выплатой зарплаты, – фьють! – и только их и видели, улетели с деньгами и с техникой, все, что было ценного, подчистую выгребли! Пока государственная комиссия приехала, пока начали разбирательство, наши уже кто послабже спиваться начали, а мы вот с мужем решили тикать, пока живы. Мой-то сейчас на стройке работает, тоже все-таки деньги, да и я вроде неплохо устроилась, не буду гневить Бога, по специальности даже работаю!

– Да мы уже Бога прогневили – дальше некуда! – крикнул ей из-за соседнего стола молдаванин Игорь. – Нам за наши порошки на том свете еще устроят!

– Ну а что ж ты до сих пор здесь сидишь, праведник такой? – возмутилась Анна Ивановна. – И шел бы туда, где нет этих порошков! Побирался бы в метро!

– А я неверующий, у меня того света не будет, все что причитается на этом получу! А вот вы попали! – нахально ухмыльнулся Игорь. Игорь вообще мало разбирался в фармакологии, поэтому ему доверили самое простое дело – лепить наклейки на бутылочки с детской присыпкой, которые его соотечественники, два хмурых молдаванина, наполняли тальком, перемешанным с цинком. Себестоимость каждой такой бутылочки – включая работу и исходный материал – не больше пятидесяти копеек, а продают их в розничной сети за двадцать рублей. С этой присыпки все и начиналось: практически безвредная статья дохода! Только каждый двухсотый ребенок – аллергик с букетом других заболеваний – почувствует, что его присыпают неправильным порошком, раскапризничается и покроется красными пятнами, остальные даже ничего и не заметят. А раз так – то можно совершенно не опасаться санкций. Мало ли от чего аллергики капризничают и покрываются пятнами? Пока в бесплатных детских поликлиниках им будут анализы делать, мамаша уже и забудет о присыпке какой-то! Конвейер по производству присыпки не останавливался даже на ночь: приходили другие мрачные молдаване и в огромном чане, выкраденном или, может быть, даже купленном на одном из молокозаводов, смешивали бесполезные и бессмысленные ингредиенты, которые днем надлежало расфасовать и отправить на склад.

Анна Ивановна и Зухра занимались более тонкой, если так можно выразиться, работой – изготавливали биологически активные добавки, так называемые БАДы, которые очень любят принимать молодые люди, решившие нарастить мускулатуру. Протеиновые коктейли производства фирмы «Параллакс» стоили в розничной сети чуть ли не вполовину дешевле аналогичных товаров импортного производства, а их себестоимость вообще была за гранью возможного – в сотни раз дешевле, чем она должна была быть. Чтобы получить фальшивый протеиновый коктейль, надо было в равных пропорциях смешать костную муку и сухое молоко, добавить краситель, измельчить и расфасовать по капсулам, герметической укупоркой которых занимались здесь же.

Ангар в районе Серпухова, заброшенный военными, достался фирме «Параллакс» абсолютно даром. Ибрагим говорил, что все это благодаря русской бесхозяйственности. Дескать, бросили хорошее место, удаленное от жилья настолько, что случайные прохожие не лезли не в свое дело – чем, дескать, тут у вас пахнет?

В ангаре с обшарпанными стенами и протекающей крышей круглый год было душно и смрадно, под потолком летали мухи. Эти же мухи с интересом исследовали костную муку и сухое молоко, детскую присыпку и поливитаминную смесь, которую изготавливали из мела пополам с аскорбиновой кислотой. Пахло тут и в самом деле довольно неприятно. Игорь как-то терпел, а вот женщины работали в респираторах. Помимо производства здесь же находился склад лекарственных отходов, хотя сотрудники подшучивали, что производство-то у них как раз безотходное: в дело шло все, лекарства из просроченных ампул переливались в большие колбы, а потом запечатывались в новые ампулы с новенькой маркировкой, гарантирующей еще долгую жизнь лекарствам. Таблетки перетирались в порошок и формировались заново.

– Что-то у тебя сегодня смесь больно рассыпчатая, – пихнула Зухру Анна Ивановна, – наверное, мука отсырела? Я говорила Ибрагиму – заделай ты крышу, ну не можешь сам – давай моего мужа позовем, так нет!

– Тихо! – зло прошипела Зухра. – Тут вместо молока – мел!

– Как – мел? – тоже перешла на шепот Анна Ивановна. – По технологии ведь молоко надо!

– По технологии сама знаешь, что надо. Какая разница, чем людей травить, а у меня хоть ребенок будет чай с молоком пить! Он уже прозрачный весь за зиму стал!

Таким образом, не только разработчики «добавок», но и сами производители вносили коррективы в технологию производства.

В дальнем от работников углу, у самого выхода из ангара, стояли баки с отходами. Рядом с ними курили сотрудники подпольного цеха: на улицу до окончания рабочего дня выходить было нельзя. Мало ли какому шальному военному приспичит мимо проходить – вопросами замучает. Да и вообще – береженого Бог бережет. Обедали за теми же столами, за которыми работали. По сигналу Ибрагима «фармацевты» доставали из сумок завернутые в промасленную бумагу бутерброды или стеклянные банки с каким-то месивом и без удовольствия, только чтобы поддержать силы, поглощали эту немудреную снедь. Биотуалет, который чистили раз в несколько дней, располагался рядом с отходами.

– Вы у меня еще и курить бросите, еще спасибо скажете! – похвалялся Ибрагим. В самом деле, невозможно было долго находиться рядом со зловонными баками. Молдаванин Игорь, куривший скорее не потому, что ему очень хотелось, а чтобы сделать себе очередной перерыв, старался незаметно отойти от баков поглубже в помещение. Иногда у него это получалось, а однажды он даже стряхнул пепел в открытую коробку с костной мукой.

– Что ж ты делаешь! – закричала на него Зухра.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное