Фридрих Незнанский.

Хочу увидеть океан

(страница 4 из 27)

скачать книгу бесплатно

Надя засуетилась, побежала в ванную еще раз оглядеть себя с пристрастием. Следом за ней зашел Юра, поправил ей волосы, потом неожиданно привлек ее к себе и шепнул в ухо:

– А ты ничего, фигуристая, мне такие нравятся. – Он провел рукой по груди и неожиданно обнял ее.

Надя вспыхнула, напряглась, но не отстранилась, видимо, решила, что это цена за ее трудоустройство. Опытный ловелас, Юрий Васильевич что-то почувствовал и удивленно спросил:

– А ты у нас никак целочка?

– Да, – тихо ответила Надя и зашевелилась в его объятиях.

– Вот и умница, береги себя, – ласково напутствовал ее Юра и выпустил из объятий.

Когда они с Надей зашли в помещение клуба, народу там было еще мало, время ночных тусовок не наступило. Навстречу вышел Вадик – здоровый широкоплечий парень с белокурыми, коротко остриженными волосами. Его серые глаза весело смотрели на гостей, большие губы растянулись в улыбке, открывая крупные белые зубы.

– Какие люди, – приветливо похлопал он своей ручищей по плечу Юрия Васильевича, который был на голову ниже своего партнера и раза в три меньше массой. – Какая красавица! – восхитился он, окидывая бесстыжим взглядом заробевшую Надю и останавливая свой плотоядный взгляд на глубоком вырезе ее платья. Девушка совсем зарделась и не знала, куда девать глаза.

– Ты это, – отвел его в сторону Юра, – не очень-то на нее наседай. Она у нас еще девица.

– Да ты че? – изумился Вадик и прыснул: – До таких лет дожила и себя соблюсти смогла? Ну кому расскажешь – не поверят.

– А ты не рассказывай, – внушительным тоном посоветовал ему Юра, – не смущай девочку.

– Для себя, что ли, бережешь? – понимающе хмыкнул Вадик. – Да ладно, не бойся. Никто ее не тронет, пока сама не захочет, – загоготал он и подмигнул приятелю.

Юра вернулся к Наде, которая продолжала стоять столбом посреди зала, и вручил свою визитную карточку.

– Звони, если что. А я тебя найду, если агентство тобой заинтересуется. Ну, желаю успеха. Не трусь. – Он попрощался с Вадиком, а тот уже знакомил Надю с разбитными девочками, которые насмешливо на нее посматривали и тихо переговаривались, видимо обсуждая ее достоинства и недостатки. Скорее всего, недостатки. Юра прекрасно знал, какими завистливыми и злоязычными бывают девчонки, если видят в лице подруги конкурентку.

Юра был очень собой доволен. «Где-то убудет, а где-то прибудет, закон равновесия», – оптимистично думал он. Конечно, не те деньги, что из Швейцарии и Японии на его счет приходят, но курочка по зернышку клюет. А сейчас, когда он такое дело задумал, деньги поплывут рекой.

– Ну, дядя Вася, давай дуй в «Седьмой континент», мне затариться нужно, а потом к Саше. Времени уже девятый час. Отвезешь, часа три погуляешь, потом заедешь за мной. Сегодня дома буду ночевать.

– А может, у Саши останетесь? – c надеждой в голосе спросил дядя Вася.

– Нет, друг мой ненасытный, тебе и трех часов хватит на кусок хлеба с маслом заработать. Или ты теперь исключительно на икру переключился? Учти, это вредно для здоровья.

Ты ж икру небось на рынке берешь? А вдруг плохой засол? Икра какая-нибудь левая?

– Левая так левая, – мрачно отшутился дядя Вася. – Все равно вкусно, – не стал он отпираться от предположения хозяина.

– Темный ты человек, дядя Вася. От плохого засола глисты бывают. Представляешь, живешь и не знаешь, что кормишь в себе целый выводок глистов. Может, потому ты такой злой и худоватый, что они тебя изнутри жрут?

– Тьфу, – сплюнул с остервенением дядя Вася. – Шуточки у вас, Юрий Васильевич, какие-то неаппетитные. Мне что ж, теперь ее выкидывать? Вы, кстати, тоже не больно упитанный.

– У меня конституция такая! – c достоинством парировал хозяин. А дядя Вася подивился, но смолчал, подумав, что в этой стране все живут по одной Конституции, но одни гребут лопатой, а другие хапают, что плохо лежит. И есть такие, как дядя Вася, которые пашут до геморройной боли, и им одна радость – вкусно пожрать. Да и то их глистами пугают.


Саша открыла не сразу, и, когда наконец дверь распахнулась, Юра понял почему: она стояла с телефонной трубкой и весело щебетала на своем безукоризненном английском:

– О, Томми, не шути так, ты же знаешь, как я нежно к тебе отношусь. Ты такой милый, конечно, приезжай, дорогой. Нет, я совсем не изменилась, я все та же – нежная и пылкая. Я так мечтаю поскорее очутиться в твоих объятиях! Ну, жду тебя. – Она отключила телефон и раздраженно произнесла: – Псих какой-то. Десять раз говори ему, как я соскучилась без него. А он одно и то же: это правда? Ты искренне мне говоришь?

– А это правда? Ты искренне ему говорила? – решил подразнить ее Юра.

– Ну вот еще, надоел мне, глаза б на него не глядели. Слава богу, редко приезжает. И каждый раз является с такой помпой, будто мы с ним помолвлены.

– А кто он такой, этот Томми?

– В прошлом году познакомились на Арбате. Он приезжал по каким-то делам, связанным с Торговой палатой. Попросил меня у него гидом побыть. Не бедный мужик, но скупердяй. Его на бабки развести – легче родить.

– Ну так на кой он тебе сдался? Зачем на него время тратить?

– Наверное, не из спортивного интереса. Времени на него уйма уходит, но результат всегда ошеломляющий. То в «Макдоналдс» водит ужинать, а то в последний день в ювелирный на такси везет. Вот и терплю. За побрякушки-брюлики. Ты же мне такие не даришь.

– Тебе теперь мои подарки – тьфу. Ты у нас самая востребованная невеста на международном рынке. Во всяком случае, другой такой я не знаю, – отшутился Юра. – И зачем тебе так много брюликов? Все равно все сразу не наденешь. Я тебе кое-что посущественнее привез. Взгляни, любовь моя неверная. – И он протянул ей два больших пакета с желто-синим фирменным знаком супермаркета «Седьмой континент». – Давай отпразднуем наше с тобой предприятие, сулящее много приятных неожиданностей. Возможно, перед нами распахнутся такие горизонты, аж дух захватит!

Саша подозрительно посмотрела на друга:

– Юр, а чего это ты так соловьем разливаешься? Между прочим, горизонты раздвигать буду я, твоя только идея.

– Согласен, но идея-то сулит и мне кое-какие дивиденды. Я рассчитываю на твое благородство. Ты обещала – заметь, за язык тебя никто не тянул.

– А я от своих слов не отказываюсь. Только давай сразу оговорим материальную сторону. Чтоб по-честному. Какая тебе нравится цифра?

– Сашенька, ну кто сразу дела делает? Где ты такое видела? Сначала люди садятся за стол, пьют хорошее вино, вкусно едят, ведут приятные остроумные разговоры, а потом уже, на сытый, довольный желудок, когда почти каждый становится добрее, это не считая тех, кто обожрался и его только в сон клонит, приступают к делам. Так что давай красиво сервируем стол, украсим его свечами, поставим бутылку французского шампанского, я даже икорки купил и прочей всякой снеди.

– Ну ладно, – сдалась Саша. – Будем, как в кино, пировать и обмениваться милыми остротами.

Они зажгли свечу, которая сразу создала приятную романтическую атмосферу. Даже любимое Сашино шампанское Юра в этот раз пил с удовольствием. Обычно он отдавал предпочтение «Советскому». Всякие деликатесы они разложили на изящные тарелки из представительского сервиза, который нечасто покидал хозяйскую горку. Юра растягивал удовольствие приятного застолья, и оба не торопились завершить праздничный ужин десертом – деловым обсуждением неожиданно зародившейся идеи. Наконец ужин подошел к концу, со стола убирали вместе. Юра даже помог Саше вытирать тарелки и расставлять их опять в горку.

– Моя идея, Сашенька, так остроумна, что в твою хорошенькую головку даже не пришла. Ты можешь поточнее выразить словами свою цель?

– Легко. Найти в этом сайте богатого иностранца с целью удачного замужества. Я ясно выразила мою мысль?

– Да, я понял. Ты хочешь выйти за богатого чужеземца замуж и перейти на полное его обеспечение.

– Примерно так, – улыбнулась Саша.

– Ну начнем с мелких деталей, на которые ты не обратила внимания. Во-первых, ты сможешь обмениваться сообщениями со своими корреспондентами только две недели, после чего тебе придется оплачивать дальнейшую переписку. Это условие черным по белому указано в сайте, но ты, как девушка увлекающаяся, его не заметила.

– Ни фига себе, с какой такой стати? – возмутилась Саша. – А если я еще не успею составить представление об этом… корреспонденте? Начну платить, а потом выяснится, что он мне и на фиг не нужен. А допустим, я буду вести переписку с двадцатью пятью мужиками. Это ж никаких денег не хватит! Где это видано, чтобы девушка за мужиков платила? Вдруг из этих двадцати пяти мне никто не понравится? А денежки уже усвистели!

– Во-вторых, как ты правильно заметила, вести переписку накладно, если не уверен в результате. Я тут продумал эти нюансы и предлагаю следующее…

Юрин деловой тон произвел на Сашу должное впечатление, и она слушала его как зачарованная.

– Нужно устроить так, чтобы не ты платила, а они. Притом тебе лично. А для этого надо сильно их заинтересовать. Ты, Сашенька, обладаешь целым рядом – кроме одного – качеств, которые запросто привлекут к тебе интерес абсолютно всех корреспондентов.

– Это чего же у меня не хватает? – недоверчиво спросила Саша, уверенная в полном своем совершенстве.

– А того, что сразило бы наповал любого.

– Ну, – нетерпеливо стала подгонять его Саша, – не тяни бодягу, говори скорее.

– Увы, это качество утеряно тобой в бурных объятиях кого-то из моих предшественников.

– Да плевать на это, – беззаботно отмахнулась Саша. – Кто ж в наше время обращает на это внимание? Разве что старикашка какой-нибудь из прошлого века. Но такой мне ни за какие бабки не нужен. Я, кроме всего прочего, еще и любви хочу. В придачу к деньгам.

– Законное желание. Но ты же не обязана немедленно бежать в клинику. Это твоя легенда. Чтобы заинтересовать и зацепить. А там уж видно будет. Если дело на мази, не грех и в клинику сбегать. Для хорошего человека.

– А как их заставить деньги мне платить?

– Это уже совсем элементарно. В общем, завязываешь переписку, дня четыре хватит, чтобы его заинтересовать. А потом пишешь, что, к сожалению, вынуждена распрощаться, потому что у тебя закончились деньги на право пользования Интернетом. А у нас в стране это дорогое удовольствие. Думаю, мало кто откажется прислать деньги, чтобы получить удовольствие общаться с тобой и дальше. Главная фишка-то в том, что ты в свои годы еще девственница. А дальше их фантазия уже наделит тебя такими достоинствами, что и нам с тобой не придумать.

– Все это мне очень нравится. А технически как осуществлять пересылку денег?

– Как весь мир это делает – через систему электронных платежей отделений банка «Вестерн юнион». Я так же получаю проценты от своих подопечных из Швейцарии и Японии.

– Отлично, сэр, у вас на все есть ответ. Вы прекрасно подготовились и владеете вопросом, – шутливо заговорила Саша. – Но есть еще один вопрос, который касается только нас с тобой. Сколько ты хочешь за идею? Тебе аккордно или поэтапно?

– Юная леди, я придумал гениальный план, который сначала обогатит тебя, а потом и изменит всю твою жизнь. Начнем с малого – с небольшого процента от каждой полученной тобой суммы.

– И в чем выражается этот небольшой процент?

– Я человек со скромными запросами. Моя цифра – пятьдесят процентов.

Саша задумалась. Она не могла решить, много это или мало. Если ей удастся быстро найти жениха и выйти замуж, Юра уже не сможет посягать на ее доходы. Руки не дотянутся. А если процесс затянется…

– Жаба душит? – вспомнил Юра вчерашний Сашин насмешливый вопрос.

– Да вот не могу понять, выгодно ли мне такие бабки тебе отстегивать? – призналась Саша.

– Окстись, подруга, это просто копейки. Подумай лучше о том, что без меня у тебя вообще ничего бы не было. А для затравки давай сейчас же приступим к делу. Где там наши женихи? Вели всем фотографии свои выкладывать. Чтобы подтвердить серьезность твоих намерений. Дескать, одноглазых и кривоносых прошу не беспокоить. Но и без фотографий отвечать будем. У долларов есть одно хорошее свойство – на них уже напечатаны фотографии. Американских президентов.

Они уселись у компьютера, Саша нашла нужный сайт и взвизгнула от радости:

– Смотри, за день еще шестнадцать сообщений пришло! Ой, я не могу, у них что, cвоих девушек нет?

– Чужие интереснее, – хмыкнул Юра. – А насчет своих у них есть особое мнение. Меня как-то Ирик пригласил в свою компанию – журналистов-международников. И я разговорился с одним итальянцем, Клаудио. Представляешь имечко? – отвлекся Юра. – Мамаша называет его Клава. Она, правда, русская, а отец итальянец. Что-то я опять отвлекся. Так вот, этот Клаудио жаловался на итальянских девушек. Говорит, они очень заносчивые, выпендрежные, к ним не знаешь, как подступиться. Вот русские – совсем другое дело, приветливые, улыбчивые.

– А где он сейчас? – встрепенулась Саша.

– В Москве. Женился на русской. Такая девчонка красивая, и характер ничего. Не стервозная, какими бывают обычно красавицы, – многозначительно добавил он, искоса взглянув на Сашу. Она никак не отреагировала на его намек, внимательно читая сообщения от своих корреспондентов.

– Юра, этого итальянца Карло смело можно отправлять в черный список. Он ненормальный.

– С чего ты взяла? – удивился Юра, бегло прочитав сообщение и не найдя там никаких странностей.

– Пишет, что ему пятьдесят два года, а фотографию прислал лет двадцати пяти.

– Ну и что? Может, у него другой нет. Или он хочет тебе очень понравиться, а это его лучшая фотография.

– Нет, – твердо возразила Саша. – Неужели я поверю, что он так выглядит на самом деле?

– Слушай, Сашка, не придирайся. У них народ действительно выглядит моложе своих лет, потому что экология лучше и питание здоровое. Кстати, чем он занимается? Вот видишь, фермер. Всю жизнь на свежем воздухе. Смотри, а на фотографии, как модель. Действительно, какой-то подозрительный. Голубой, наверное. Пишет, приключения любит. Мужики надоели, на девушек решил переключиться, искатель приключений. Водительских прав у него нет. Какой-то он ущербный. В женихи не годится. Ладно, пусть пишет, может, бабло пришлет. Давай дальше читай.

– А вот помоложе, всего сорок девять. Любит путешествия, музыку, теннис. Наверное, романтичный. Спорт любит – молодец! Только маленький какой-то. Всего сто семьдесят два сантиметра. К тому же у него двое детей. Значит, все наследство им оставит. Или делиться придется. Зато у него нет животных, меньше убирать. Хочет жену заботливую. Все равно убирать придется, – вздохнула Саша. – Нет, он мне тоже не подходит. Ко всем его недостаткам, он еще и служащий. С таким не разбогатеешь. Будем просто просить бабки. Ты там отмечаешь? – повернулась она к Юре.

– Отмечаю, отмечаю, – рассеянно ответил он и ткнул пальцем в экран. – А вот вариант получше. Реставратор Леонардо. Они обычно богатые, эти реставраторы. В Риме живет. Это тебе не деревня. Правда, тоже пятьдесят два года. Опомнился, жениться надумал. Смотри, детей нет. Наверное, никогда женат не был, подозрительно. Опять же любит путешествия, экскурсии – это по твоей части, – с серьезным видом стал комментировать информацию об очередной кандидатуре в женихи Юра. – Лошадей любит. Интересно, может, у него и конюшня своя или вообще конезавод, но он пока не раскрывает карты. Пишет, честный. Так мы и поверили. Пожрать любит. Ну это даже неплохо. Наверное, добрый.

– А сколько он весит? Может, он толстый, мне толстяки не нравятся, – капризным голосом заметила Саша.

– Да всего ничего, семьдесят килограммов при росте сто шестьдесят восемь… Да, жаль, росточком-то он не вышел. Зато честно написал. Действительно, честный. А усы какие классные, закачаешься. Саш, а Саш, может, мы его за усы полюбим?

– Мне его рост не нравится. Что я буду, как каланча, над ним возвышаться?

– Ну так и я тебя пониже. Но ведь это нам не мешает?

– Так ты ведь свой, а это совсем чужой мужик. Еще и готовь ему с утра до ночи. Кстати о лошадях. Может, он меня заставит их пасти, а сам укатит путешествовать. А вообще-то он симпатичный. Ладно, пока оставим. Давай дальше, кто там у нас?

– А у нас теперь Паоло. Симпатичный мужик, тоже из Рима. Слушай, прямо засилье итальянцев среди женихов! Теперь я верю Клаудио, когда он рассказывал, что среди итальянцев очень много неженатых. Представляешь, боятся жениться. Потому что при разводе они половину имущества должны отдать жене, даже если она за него бесприданницей выходила. Это если он от большой любви брачный контракт с ней не заключил, что при разделе имущества каждому свое остается. А потом всю жизнь ее содержать придется. Если она не работает. А знаешь, сколько их не работает, потому что гораздо выгоднее из мужа деньги тянуть, не утруждая себя ничем. А если работает, ей квартира остается. Тоже мало радости. Клаудио мне рассказал, как его знакомый развелся, а у него зарплата девятьсот евро. Жена, естественно, не работает, воспитывает ребенка. Он ей, бедняга, квартиру оставил, половину зарплаты каждый месяц выплачивает. А на четыреста пятьдесят евро в Италии ни за что не проживешь. Вынужден был вернуться в родительский дом, потому что снимать квартиру уже не на что. И даже не может помочь родителям в оплате коммунальных услуг. Вот влип парень! Жена, кстати, завела себя хахаля, но замуж за него не выходит. Ей и так хорошо – никаких обязательств, муж содержит. А если на русской женится, она под этот закон не попадает, потому что он сразу в брачном контракте оговаривает – с чем пришла, с тем и ушла.

– Ну и зачем мы тогда этих итальянцев изучаем? Все равно при разводе я ни фига не получу.

– А ты уже разводиться надумала? Ты уж определись, Сашуня, замуж хочешь или совсем наоборот. Кстати, этот Паоло альтруист, добрый, отзывчивый. Но опять же – упрямый и импульсивный. Неплохой наборчик. Пишет, землемер. Интересно, где он там в Риме земли измеряет?

– Как – где? В Риме и измеряет. И частные, и государственные земли, мало ли зачем нужно – для строительства, для продажи, – проявила неожиданную осведомленность Саша.

– Саша, он умную хочет. Это про тебя, – польстил Юра подруге. – А еще веселую, милую, которая хочет создать семью. Прямо все-все про тебя. Берем?

– Берем, но только на бабки. Хоть он и одного со мной роста, но староват – пятьдесят шесть лет. Видишь, читать любит и в кино ходить. Что еще в таком возрасте можно любить?

– Но у него и достоинства есть – не толстый, всего семьдесят килограммов весит. И животных не держит. Не надо шерсть выгребать из комнат.

– И двое детей в придачу. Мои ровесники небось. Будут все время шляться с ревизией, пересчитывать свои столовые приборы. Не, только на бабки! – решила судьбу очередного претендента на ее руку Саша.

– Ну что ж, – подвел предварительные итоги Юра. – Всего полчаса сидим в Интернете, а уже четверых на бабки застолбили. Сколько просить будем? Я думаю, для начала по сто зеленых, чтобы не спугнуть. И то ты с ними пообщайся с недельку, выложи еще несколько своих фотографий, поэффектнее, но не в голом виде, а то за проститутку примут. А они, похоже, люди серьезные. Давай дальше, может, к нашему берегу другой косяк прибился, не только из Италии. О, точно, смотри, австралиец. Ух ты, классная страна. Благополучная, давно войн не было, красивая, вокруг плещутся волны океана, – размечтался Юра. – Выйдешь за него – представь меня как сводного брата по матери, чтобы я иногда наведывался к вам, за его счет, естественно. Иначе зачем тогда родственники нужны?

– Ладно, договорились, – пообещала Саша. – А пока давай знакомиться. Имя у него красивое, Джереми, лет совсем немного – тридцать два. Врач, там они очень неплохо зарабатывают. Любит путешествовать. Это ж надо, все они любят путешествовать. Животных нет, детей тоже, не курит. Рост сто семьдесят восемь. Не бог весть что, но сойдет. Вес семьдесят два. Стройненький, такие мне нравятся. Рожа ничего, очочки как у Чехова. Очень даже интеллигентный на вид. Так, чего он хочет. Ну обычный набор – милую, приветливую, добрую, красивую, умную, хорошую хозяйку. Ишь размечтался! Еще ему и хозяйку при всех моих замечательных качествах! А не слишком ли жирно будет? – вдруг возмутилась она.

– Так, и этого на бабки! – поспешил со своими выводами Юра.

– Нет, подожди, может, он прислугу в состоянии нанять. Сначала хочет на халяву домохозяйку заиметь, а увидит меня воочию и поймет, что нельзя такую красоту на каторжных работах использовать. Ну а бабки само собой попросим. Ой, Юрик, чувствую, далеко мы с тобой пойдем. Час работы – и пятьсот зеленых! Поехали дальше, – вошла во вкус Саша.

В час ночи зазвонил мобильный у Юры. Новоиспеченные партнеры с азартом сочиняли ответные послания Сашиным кандидатам в женихи и настолько увлеклись оживленной перепиской, что забыли о дяде Васе. А он уже минут тридцать маялся в машине, исходя желчью, подсчитывая свои убытки из-за праздно проведенного времени. Юра заботливо взглянул на Сашу и посоветовал:

– Ты все-таки прекращай это дело, ложись спать. Всех денег не заработаешь, а времени у нас полно. Завтра продолжишь без меня, а я вечером заеду. Только не спеши делить шкуру неубитого медведя. Не стоит заранее рассчитывать по максимуму. Обычно бывает меньше, и тогда такое разочарование наступает. Из опыта знаю. А ты жди этих денег, как нечаянную радость. Как будто они на тебя с неба свалились. Тогда по кайфу будет.

Саша согласно кивнула, а сама вошла в такой раж, что, как только за Юрой закрылась дверь, опять засела за компьютер и просидела за ним чуть ли не до утра. Часть ее сообщений оставалась без ответов, корреспонденты, наверное, завалились спать перед новым трудовым днем. Зато сильно активизировались антиподы-австралийцы. В свое рабочее время они завалили Сашу коротенькими сообщениями, и она по крупицам собирала сведения о них, выделяя особенно важные красным цветом. Горизонты будущей шикарной жизни раздвигались все шире и шире.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное