Фридрих Незнанский.

Хочу увидеть океан

(страница 2 из 27)

скачать книгу бесплатно

– Ма, о чем задумалась? Ты же про Сашу начала рассказывать, – прервал ее воспоминания сын.

– Да что о ней говорить? Звонила, интересовалась, в Москве ли ты. Поговорить с тобой хотела. Оставила новый номер мобильного.

– Доем – позвоню, поболтаем. Давно ее не слышал.

Юра отставил пустую чашку, аккуратно промокнул губы салфеткой и так же акуратно сложил ее на стол.

– Спасибо, мамуля. Было очень вкусно.

С этой фразой он всегда вставал из-за стола, что бы она ему ни подала, хоть покупные пельмени. Как-то он заикнулся, не завести ли им повариху, пусть бы приходила через день готовить. Но мать как представила, что в ее доме будет какая-то тетка толочься, а потом после нее серебряные ложки пересчитывай, наотрез отказалась.

Юра отправился в свой кабинет, набрал номер телефона Саши. Сонный недовольный голос ответил не сразу.

– Алло, слушаю… О, Юрик, – сразу проснулась она, услышав его голос.

– Ну где пропадала, я тебя уже сто лет не слышал, красавица!

– Ой, Юрик, рассказать – не поверишь. Ездила тут с одним челом в Германию, чуть замуж не вышла. Слава богу, вовремя опомнилась.

– Давай встретимся, расскажешь. Люблю тебя послушать, сказительница ты моя.

– Давай, только не у тебя дома. Ты уж извини, но твоя маман вечно подслушивает. А потом смотрит на меня, как на падшую женщину. Что-то некомфортно мне под ее взглядом.

– Ну не обижайся, мало ли какие привычки у человека к старости появляются. Это еще не худший вариант. У моей приятельницы мать ходит по району и всем встречным-поперечным жалуется, что дочь ее голодом морит. А сама поперек себя шире… Я за тобой заеду в семь вечера, повезу в новый китайский ресторанчик «Золотой павлин».

– Хорошо, что не «Краснозадый павиан», – захихикала Саша, которая славилась в кругу своих друзей сомнительными шуточками и хулиганскими выходками. Но внешность ее была так хороша, что ей многое прощалось.

День прошел в обычных хлопотах и колготне. С самого утра пришлось колесить по Москве. У дяди Васи настроение было отвратительное, и к концу дня он разве что не плевался ядом. Доставалось всем, тем более что никто не слышал сквозь толстое автомобильное стекло его злобные реплики. Юра считал, что его водителю крупно повезло. Иначе ему могли в течение дня не раз набить морду. Последний заезд был на Садово-Кудринскую в банк, где Юру поджидали три весомые суммы в отделении «Вестерн юнион». Как ни старалась черноглазая красотка склонить выгодного клиента обменять доллары на рубли в их банке, как ни улыбалась голливудской улыбкой, тертый калач Юра не поддался на ее предупреждение, что соседний обменный пункт закрылся, а остальные неблизко. Он знал местечко, где курс повыше. И дядя Вася, сцепив зубы, чтобы не облаять своего хозяина, поехал по кольцу, протискиваясь в самые немыслимые щели между плотно стоящими урчащими машинами. Час пик был в разгаре. Обменяв деньги, Юра дал последнюю на этот день команду – прямым курсом в «Золотой павлин».

Высадив хозяина у какой-то кривобокой хижины с загнутой кверху крышей и углядев за причудливым заборчиком красавца павлина с распушенным хвостом, дядя Вася в очередной раз выругался уже в адрес павлина. Надо же, вокруг загазованность превышает норму раз в сто, а этот разгуливает себе с важным видом, как министр финансов, и никак не сдохнет. Юра только усмехнулся на ядовитое замечание водителя. Отпущенный на все четыре стороны, дядя Вася бросился в самую гущу автомобильного потока, зорко высматривая потенциального клиента. Он нагло перся по диагонали из полосы в полосу, пока не вклинился в самый нужный второй ряд, поближе к тротуару. Время – конец рабочего дня, клиент сейчас косяком попрет.

Саша уже поджидала Юрика, заняв столик в самом углу. В ресторанчике было темноватно, но уютно. «Павлин» открылся недавно, поэтому народу здесь было немного.

– Ты уже что-нибудь заказала? – спросил Юра, обняв Сашу и расцеловав ее в обе щеки, от которых шел тонкий аромат каких-то незнакомых ему духов.

– Без тебя не стала, вдруг у тебя за это время изменился вкус и ты захочешь не пекинскую утку, а суп с икрой каракатицы.

– Ты угадала, пекинскую утку я не хочу, душа моя истосковалась по супу с плавниками акулы, а тебе чего хочется?

К ним подошла официантка в длинном китайском платье с золотыми павлинами на ярко-красном фоне и подала меню в толстом кожаном переплете с вытисненным золотом изображением павлина.

– Крутой ресторанчик… – заметила Саша, погладив изящным пальчиком павлина. – Интересно, кто его раскручивает?

– Наверное, тот, кто знает толк в китайской кухне. Я тут был уже несколько раз. Они шеф-повара из Китая выписали. Я его как-то вызывал, когда со своими партнерами обедал, благодарил его. Представляешь, прикол – этот узкоглазый взял себе русское имя Боря. По-русски вполне сносно чешет. Ему здесь нравится. Говорит, Москва – город больших возможностей. Все его друзья за короткий срок здесь капитал сколотили.

– О больших возможностях мы и сами знаем, – улыбнулась Саша и поманила пальчиком официантку. Та с сосредоточенным видом приняла заказ и скрылась за бамбуковой занавеской, отделяющей зал от кухни. Оттуда слышались голоса, шкварчанье, доносились аппетитные запахи.

– Ну, пока аперитив принесут, рассказывай, – поторопил Юра девушку, – мы с тобой уже с полгода не виделись. Новостей небось куча.

– Фи, как ты выражаешься – куча… Сказал бы уж лучше вагон и маленькая тележка, это ближе к истине.

– Фу-ты ну-ты – какие мы культурные стали! – съехидничал Юра, зная, какие иной раз словечки срываются с Сашиного язычка.

– А ты не язви, я с культурными людьми общаюсь, нельзя мне расслабляться.

– Ну-ну, – подзадорил ее Юрий, видя, как не терпится ей поделиться последними новостями.

– Тут, Юрочка, такие дела пошли, я даже не ожидала. Помнишь, с полгода назад ты меня на презентации в «Рэдисоне» представил Зильберштейну Евгению Борисовичу?

– А то как же, помню нашего пузанчика, он меня давно просил с какой-нибудь молоденькой красавицей познакомить для длительных отношений. Вот я о тебе и вспомнил. Ты же у нас девочка из культурной семьи, ему абы какая не нужна. А мы тогда с ним как раз совместный проект собирались обсудить. Знаешь ведь, как на презентациях бывает – народ на халяву нажрется, напьется, потом начинают своими делами заниматься. И что же Евгений Борисович? Клюнул?

– А то! – вскинула головку Саша. – Мы с ним вместе поехали после презентации кататься по Москве – такая ему фантазия в голову пришла. По пути он завез меня в бутик и купил обалденные сапожки, а к ним джинсики фирменные. Так сидели на мне, класс! Он чуть не облизывался, глядя на меня в новом прикиде. Но я девушка высоконравственная, сказала, что папа-мама строгие. Домой позже двенадцати лучше не заявляться – убьют на месте. Отвез, руку целовал. Мы с ним потом с месяц на свидания в кино ходили, театры, на концерты. Цветы дарил в корзинах. Его водитель мне привозил утром. Родители мои балдели. Мама чуть не плакала, растрогавшись. Говорит, даже в ее время цветы корзинами не преподносили. А он меня в порядке поощрения по бутикам возил, приручал, одним словом. Ну мне что, жалко? Пусть дарит, если ему нравится. Так дальше – больше, к родителям заявился знакомиться! Ну я родителей предупредила, что он меня лет на двадцать старше. Попереживали, потом смирились. Даже вместе в Турцию отпустили на неделю. Я слово им дала – вести себя прилично.

– Сдержала? – Юра насмешливо взглянул на Сашу.

– Пошляк ты, Юрка! – расхохоталась Саша. – Разве можно мужика так долго к телу не подпускать? Слюнями изойдет! Влюбился он в меня по уши. Пока в Турции были, столько всего надарил, что мне новый чемодан пришлось покупать. В Москву вернулись, а тут его партнер по бизнесу приехал, Франк Кохр. Ничего такой парниша, лет ему немного – тридцать пять. Здорово он все-таки выигрывал на фоне Женечки. Тому ведь под полтинник. А Франк подтянутый, высокий, в моем вкусе. Правда, по бутикам не возил. У него другая специализация – музеи.

– Ну, для общего образования и по музеям походить не грех…

– Смотря по каким. А он то в Музей бронетанкового вооружения тащит, я даже не знала, что у нас такой есть, то в Бункер Сталина, потом бац – в Музей русских валенок! Я совсем офигела…

– Да ты что? У нас и такой есть? – расхохотался Юра.

– Ой, Юрочка, чего у нас только нет, – тяжело вздохнула Саша. – У меня от этих музеев столько впечатлений – могу обзорные лекции в школах читать.

– Что-то я не понял, а куда же наш пузанчик подевался?

– Да бросила я его. Устроила сцену ревности, дескать, не могла весь вечер дозвониться, а у него свет в квартире горел. Якобы я проверяла. Божился, что и дома-то его не было, и телефон не отключал. Но надоел он мне со своими слюнями и букетами. Как говорит мой знакомый татарин – слишком хорошо тоже нехорошо. Уж очень положительный он был. Прямо как папочка.

– И что же новый поклонник Франк?

– Cерьезный оказался товарищ. Повез в Германию знакомить со своей муттер. Но она мне активно не понравилась. Придирки какие-то бесконечные, не туда положила, без спросу взяла, воду долго лью, холодильник часто открываю. Совсем задолбала. Чуть что – «может, у вас, у русских, так принято», как будто русские – люди второго сорта. Я не выдержала, говорю ей как-то: «Может, вы что-то не понимаете, меня тоже не на помойке нашли, мой отец подполковник, а мать научный работник». А она мне так высокомерно: «То-то они так рады отдать тебя в Германию замуж. Мой сын не научный работник, а твоих родителей вместе с их институтом купить может». Вот же гад, этот Франк, богатей оказался, а мне фигу что покупал, по музеям таскал, да и там все пытался экономить на моих билетах, каждый раз сообщал кассирам, что я русская, дескать, мне билет дешевле полагается. У нас же для иностранцев билеты дороже. В общем, поругалась я с его мамашей, уела ее под конец. Говорю ей: я немецкий язык в университете учила затем, чтобы с культурными людьми разговаривать. А некультурных я и по-русски могу матом покрыть. Даже не стала Франка дожидаться, он где-то на переговорах заседал, поехала в аэропорт. А у меня билет с открытой датой был – через пару часов и улетела. Так что не состоялся мой брак по-немецки, слава богу.

– А сейчас чем занимаешься? Как говорят на Украине – чем на хлеб зарабатываете?

– Экскурсоводом устроилась в одну приличную турфирму. Работа классная – экскурсии вожу индивидуальные, так что необременительно и времени полно свободного.

– Со временем ясно, а с деньгами?

– И с деньгами очень даже неплохо. Друзей надо иметь хороших. Желательно иностранцев.

– Да, наслышан я о твоих похождениях. И где ты их только находишь?

– Ну не на вокзалах же! Я девушка культурная, интересы у меня широкие – люблю живопись, хорошую музыку. Картинные галереи посещаю, концертные залы. А туда, кстати, иностранцы тоже захаживают. Приходится, правда, билеты дорогие покупать, чтобы попасть в их поле зрения, но зато потом это сторицей окупается. Есть у меня и постоянные друзья. Один из них, кстати, нашего Женечки партнер. Такой старпер из Штатов. Вот уж счастлив, когда я как бы нехотя плетусь с ним в бутик на Тверской и лениво подставляю ножку продавщице, чтобы она мне туфельки за четыреста баксов примеряла. А уж как он рад, когда я с ним в «Метрополь» заявляюсь в новом платье, которое он сам мне и выбирал. Признаюсь тебе, Юрочка, замуж только за иностранца пойду. Русские не умеют так ухаживать. И пахнет от них хреновато, а я люблю дорогой запах. Из всех моих русских знакомых только ты да Женечка знают толк в хорошем пар-фюме. Но – увы, ты человек ненадежный, легкомысленный, а Женечка старый, да еще папаша у него слепой. А как всякий еврей, Женечка очень привязан к своему предку и никогда от него не съедет. Семейные ценности у их народа на первом месте. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. В смысле выноса дерьма.

– Сашенька, деточка, что за выражения? – Юра укоризненно покачал головой. На столе стояли тарелки с различными китайскими блюдами, все выглядело очень аппетитно, и замечание Саши на неприятную тему покоробило Юру.

– Ой, прости, дорогой, – cпохватилась виновато Саша. – Все, буду как культурная! – И, ловко управляясь с палочками, приступила к мясу с грибами по-шанхайски. – Кстати, делюсь с тобой как с другом, – не выдержав и полминуты паузы, заговорила она с набитым ртом. – Все эти иностранцы, конечно, неплохие ребята, хотя и среди них такие типчики встречаются – офигеешь. Одна только незадача – фактически только Франк и собирался на мне жениться. А остальные гулять-то гуляют, а как жениться – то гуд-бай, май диа, встретимся на будущий год. Вот что во мне не так? Посмотри на меня внимательно и скажи мне как друг: чего мне не хватает? Ведь реально мужики на улице взглядом меня провожают, поговорить могу на любую тему, четыре языка знаю, даже несколько китайских иероглифов могу прочитать. Одеваюсь – девок аж корежит от зависти. За собой слежу – всякие там фитнес, сауна, маникюр. К парикмахеру по два раза в неделю хожу. Какого им рожна еще надо?

– Cашенька, все при тебе, ты права. Но… вид у тебя немножко хищный, – осторожно попытался объяснить проблему девушки Юра, отложив палочки на тарелку.

– Ни фига себе! Что значит хищный? – изумилась Саша.

– Ну видно по тебе, что охотница ты по натуре. Взгляд у тебя жесткий. Как будто ты оцениваешь, сколько стоит мужик и надо ли на него тратить время. Мужиков это отпугивает. Действительно, отчего же не погулять с такой прелестницей? А до серьезных отношений… Да я и сам еще лет сто не женюсь! Ну непохожа ты на девушку, которая встретила принца своей мечты и готова его осчастливить на веки вечные.

– Наверное, ты прав, – не обиделась Саша. – Я этого американца Роберта сколько окучивала, так он только на шмотки да рестораны был щедрым. Да и то потому, что ему нравилось со мной появляться на людях. А как только я завела разговоры о том, что не мешало бы мне уютное гнездышко купить, хотя бы однокомнатное, сразу на попятную пошел. Сидел считал весь вечер, а потом говорит: «Дорогая, где гарантия, что, получив от меня сей щедрый дар, ты не станешь принимать там других поклонников?»

– И он прав, гулена ты моя. Твой Роберт, насколько я понимаю, бывает в Москве наездами, ему дешевле тебя в своем номере принимать, чем тратиться на квартиру без гарантии твоей верности.

– Ну и хрен с ним, – бесшабашно махнула рукой Саша. – Я девушка молодая, красивая, у меня еще вся жизнь впереди. С паршивой овцы хоть шерсти клок. Смотри, какие туфельки он мне купил в свой прошлый визит! – И Саша выставила в проход изящную ножку в лакированной туфельке на высоченном каблуке.

– Вау! – восхитился Юра. – Какая ножка!

– А туфельки? – не отставала неугомонная Саша.

– Тоже вау! – рассмеялся Юра. – Ты само совершенство, так что жди принца, и он непременно появится.

– Знаешь, Юрик, что-то надоело мне сидеть и ждать у моря погоды. Остается процесс вечного поиска. Лучше бы они сами меня искали!

– В чем проблема? Cейчас это технически осуществимо. В Интернете куча сайтов знакомств. Говорят, кому-то даже удается найти свою пару. А уж впечатлений – море. Я сам иногда балуюсь, выкладываю в сайт какую-нибудь фотографию и пишу что в голову взбредет. Или начинаю общаться с какой-нибудь девицей, желательно смазливенькой. Но фотографию сначала не демонстрирую. А когда она уже считает, что дело на мази, я ей бац – фотку бомжа, которого сфотографировал на Казанском вокзале. Тоже потеха. Ты не представляешь, какой богатый лексикон у разъяренной и обманутой девушки! И чем она красивее, тем ярче выражения. Я некоторые даже беру на вооружение, дарю их своему приятелю журналисту Ирику. Он их коллекционирует.

– Кто такой Ирик? – cразу оживилась Саша.

– Он не в твоем вкусе. Благоухает не дорогим парфюмом, а обычной туалетной водой среднего класса. Ходит в джинсах и свитерах. В ресторанах платит только за себя. Россию любит какой-то странной любовью. На родину вернуться не торопится. Так что тут тебе не обломится – ни денег, ни путешествий. Он тебя скорее в Магадан свозит на экскурсию, чем на Лазурный Берег. И то при условии, что свой билет ты оплатишь сама.

– А-а, действительно, такой вариант мне не подходит. А за идею с Интернетом спасибо, я попробую. Ну ладно, еда была вкусной, спасибо, дорогой, а теперь ко мне или к тебе махнем? Как там твоя муттер? Допускает девушек на ночь в спальню сыночка?

– Я ее вышколил, молчит, только губы поджимает.

– Поджатые губы я тоже не люблю. Любой негатив противен моей природе. Тогда лучше поедем ко мне. Правда, мой диван не то что твой сексодром. Скрипит, собака. На съемную квартиру неохота новую мебель покупать. Вдруг съезжать придется, не таскать же ее за собой. Но по старой дружбе ты уж потерпи одну ночку. Впрочем, я не навязываюсь.

– Да ты что, Cашенька? Могу ли я устоять перед тобой, неописуемой красавицей? Тем более что ты, как мне кажется, сегодня нуждаешься в нежном утешении. Кто тебя поймет так, как я? Не америкашка же заезжий…

Юра ласково приобнял Сашу и, вложив деньги в узенькую книжечку для счетов с очередным изображением золотого павлина, немного помявшись, добавил законных десять процентов официантке на чай. Саша заметила его нерешительность и насмешливо улыбнулась:

– Жаба душит?

– Душит, – признался Юра. – Все-таки раздавать деньги незнамо за что я еще не привык. Она за это зарплату получает.

– Я месяц назад с одним швейцарцем в Париж летала на уик-энд. А напротив нашего отеля находился ресторанчик корейский. Повел он меня туда ужинать, я обмолвилась, что корейская кухня мне совсем незнакома. Ресторанчик небольшой, семейный, а обслуживающего персонала до фигищи. На кухне шум, гам, будто их там целая деревня тусуется. Мы от жадности позаказывали все, что они нам предложили. Они нам тарелки стали носить, и все время разные девицы приходили. Я их по одежде отличала. Наелись до отвала. Принесла нам очередная тетка счет – наверное, хозяйка ресторана. Немолодая уже. А мой Ив заглянул в счет и обалдел – копейки насчитали. Он ей чаевых сорок евро отвалил. Я думала, ее сейчас разорвет от счастья. Улыбка – от уха до уха. Побежала она на кухню хвастаться. Там такой визг поднялся, такой крик, все друг друга поздравляют, наверное… А Ив, такой довольный, говорит: «Наверное, я им самые большие чаевые дал, иначе чего бы это они так ликовали. Пусть у людей праздник будет». А я думаю: «Вот блин, лучше бы мне дал!»

– Да и я бы не отказался от таких чаевых, – завистливо протянул Юрик.

– Кстати, Юрочка, а как твои дела? Меня ты все равно не переслушаешь, у меня этих историй – тысячи и одной ночи не хватит. Я девушка активная, общительная, жизнь моя наполненная и разнообразная. Но и ты ведь не из скромников. Чем на кусок хлеба зарабатываешь, как говорят твои украинцы?

Они уже садились в машину, белый «рено», и Юра удивленно воскликнул:

– Новая? Когда успела? В прошлый раз на «шкоде» была….

– Накопила, – довольно улыбнулась Саша. – Но ты не ответил на мой вопрос. Не отвлекайся на чужие машины. Сам небось тоже не пешком прикандехал. К тому же у тебя личный водитель, а я сама баранку кручу, – заскромничала она.

– У меня бизнес свой, вроде бы и раскрученный, я тебе когда-то уже рассказывал. Но вот в последнее время непруха, поступления не те, что прежде. Я ведь несколько лет этим занимаюсь – девиц на работу устраиваю в ночные клубы за бугор. Готовлю их здесь, педагогов им нанимаю, чтобы двигаться по сцене умели мало-мальски, а там программу местные готовят. С моей стороны требуется подбор контингента, чтобы личико у девочки приятное было, фигурка изящная, пластичность присутствовала и походка легкая. Документы им готовлю, билеты покупаю, подъемные выдаю. А там их встречают, жильем обеспечивают. От клубов уже заранее заявки поступают, так что проблем с трудоустройством нет. Девочки приступают к работе и с первой же зарплаты перечисляют мне проценты.

– И сколько же ты с них берешь, процентщик ты мой?

– А это уж мое дело, юная леди. Я о своих доходах никому не докладываю. О них даже налоговая полиция не знает, – отшутился Юра. – Но в последнее время проблемы возникли – девчонки замуж выскакивают одна за другой, следовательно, бизнес покидают, и доходы мои сокращаются. Конечно, посылая их за границу, я не исключал такого варианта, каждая норовит устроиться пошикарнее, а замужество для них – лучший способ. Но я не ожидал такого массового исхода…

Машина тронулась с места и мягко покатила по шоссе.

– Вот что значит ласковые руки девушки, – не удержался от похвалы Юра. – Машину ведешь классно, ни толчка, ни рывка. А то мой дядя Вася как инструктор по экстремальной езде на выживание: доедем – слава богу, не доедем – дело житейское.

– А что ж ты его держишь? Гнал бы в шею.

– Лень другого искать. Привык к нему. Да и кто за гроши пахать согласится? У него же рабочий день ненормированный, а за сверхурочные я не доплачиваю.

– Он что, дурак?

– Да нет, хитрее нас с тобой. Он потом бомбит на моей машине. А я разрешаю. Потому что весь ремонт и бензин за его счет. А за машину я не беспокоюсь, он за ней следит и ее прямо вылизывает, чистенькая всегда, аж блестит. Я бы так не смог за ней ухаживать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное