Фридрих Незнанский.

Дорогие девушки

(страница 3 из 20)

скачать книгу бесплатно

– Звучит аппетитно. А вы далеко живете?

– Да нет, не очень. В Марьиной Роще. У нас там хорошо, тихо. Вам понравится. Правда, из-за нашей пешеходной прогулки я сегодня не на колесах. Но это не страшно, тут легко поймать попутку. Так как, поехали?

Марина немного помедлила, подумала, прикинула и кивнула:

– Давайте.

* * *

Ужинали они уже в спальне. Марина сидела в постели, закутавшись в простыню, с бокалом красного вина в руке. Родион расположился рядом. Он был отлично сложен и почти не волосат – как раз во вкусе Марины.

Последние полтора часа здорово их измотали. Родион оказался хорошим любовником, а Марина всегда была жадной до мужских ласк. Все эти полтора часа они почти не размыкали объятий и отвлекались от ласк только тогда, когда Марине нужно было перекурить.

– А ты хорош, – с улыбкой сказала Марина, глядя на сильное смуглое плечо Родиона. – Я даже не ожидала.

– Это все потому, что я не курю, – пошутил он. – У меня крепкие легкие, и я никогда не устаю.

– У тебя не только легкие крепкие, – заметила Марина и отхлебнула вина.

– Правда? – Родион пожал плечами и насмешливо добавил: – Спасибо за комплимент. Но если ты думаешь, что мы закончили, ты очень сильно ошибаешься.

– Ты еще можешь? – удивленно спросила Марина, отрываясь от бокала.

– Но ведь ночь только началась!

– Ты со всеми женщинами такой? Или это я так на тебя действую?

Родион наклонился к Марине и поцеловал ее в ключицу. Потом провел губами по шее, легонько коснулся мочки уха и прошептал:

– С другими я простой похотливый щен, а с тобой я просто дьявол.

Марина улыбнулась и поежилась.

– Щекотно. Слушай, а у тебя телек здесь работает?

– Зачем тебе телек?

– Люблю поваляться в постели и посмотреть кино.

– Правда? Я тоже обожаю валяться в постели и глазеть на экран телевизора. Это мое любимое занятие. После секса и поэзии, конечно.

Он снова поцеловал ее в ключицу, взял с тумбочки пульт и включил телевизор. На экране замелькали какие-то яркие, бессмысленные картинки, сопровождающиеся ни к чему не обязывающей музыкой.

– Ну вот, сразу нарвались на рекламу, – недовольно проговорил Родион.

– Это не реклама, это видеоклипы.

– Правда? – Родион почесал затылок. – А разве это не одно и то же?

– Темный ты, дикий ты человек! – со смехом сказала Марина.

– Сегодня днем ты то же самое говорила о себе, – напомнил Родион. – Помнишь, когда я водил тебя по московским бульварам, а ты удивлялась каждому дереву и голубю так, будто первый раз в жизни их увидела.

– Это другое, – возразила Марина. – Не все ходят по Москве пешком, но все смотрят телевизор.

– Вовсе нет. Я, например, включаю его только по утрам. Пока пью кофе.

– Тогда почему у тебя телевизор в спальне? – подозрительно спросила Марина. – Ты пьешь кофе в спальне?

– Я пью кофе везде, – ответил Родион. – Кроме ванны и туалета. Ты ведь там уже была и видела – никаких телевизоров там нет.

– С этим не поспоришь, – улыбнулась Марина. – Уж что-что, а болтать ты умеешь, черт языкатый.

– Это мое главное оружие в борьбе с неприятностями! – весело сказал Родион и полез к Марине целоваться.

Марина со смехом увернулась.

– Подожди, – сказала она. – Я хочу еще вина.

Налей мне!

– Девушка, вы испытываете мое терпение, – насмешливо сказал Родион, но послушно потянулся за бутылкой.

Марина взяла пульт и стала прыгать по каналам. На одном из них она задержалась. Показывали криминальные новости. Моложавый ведущий сосредоточенно бубнил:


– Уже полтора года оперативники тщетно пытаются выследить маньяка, орудующего в Москве. Маньяк меняет места преступлений и умело запутывает следы. Но почерк преступлений остается постоянным. Он заманивает жертву домой, убивает ее и уродует ей лицо, затем расчленяет тело и развозит его по мусорным бакам. Последней жертвой маньяка стала двадцатипятилетняя женщина из Люблино. Маньяк разделался с ней всего две недели назад. Известно, что маньяк выбирает свои жертвы среди обеспеченных, красивых, одиноких женщин. Чаще всего это, так называемые, бизнес-леди. Хотя не брезгует он и элитными проститутками.

Мы обратились за комментариями в пресс-службу МУРа.

На экране появилась молодая девушка в деловом костюме.

– Анна, – обратился к ней корреспондент, – откуда такая уверенность, что в городе действует один маньяк, а не два или три? Ведь все тела найдены в разных местах города. А маньяки предпочитают охотиться в одном районе.

– Наши аналитики пришли к выводу, что это один человек, – ответила девушка в деловом костюме. – Мы имеем дело не просто с маньяком. Этот человек очень умен, хладнокровен и коварен. И, судя по всему, он очень обаятелен, так как все женщины сами приходили к нему домой. Конечно, все это лишь наши предположения, но мы провели большую работу, прежде чем сделать такие выводы.

– У вас уже есть подозреваемые?

– Подозреваемые есть, и мы с ними работаем. Но опасность еще остается. Я хочу обратиться ко всем женщинам, которые меня сейчас видят. Если вы познакомились с мужчиной, прежде всего обратите внимания на его…


Родион выключил у телевизора звук и протянул Марине бокал.

– Может, ты оторвешься от телевизора и пообщаешься со мной? – с напускной обидой произнес он. – Я уже пять минут пытаюсь привлечь твое внимание.

– Подожди. Дай я дослушаю!

Марина потянулась за пультом, но Родион отвел руку.

– Перестань дурачиться! – сердито воскликнула Марина. – Включи звук!

– А что мне за это будет? – игриво поинтересовался Родион.

– Все, что захочешь, но включи звук!

– Будет исполнено, моя госпожа. – Родион нажал на кнопку пульта, и телевизор снова забормотал.


– А теперь к другими криминальным новостям. Банда сатанистов, устраивающая шабаши на кладбищах…


– Ну, вот, – с досадой проговорила Марина. – Из-за тебя все прослушала. Теперь встречусь с маньяком и даже его не узнаю.

– Не бойся, милая. Я не подпущу к тебе маньяка. А если он все-таки приблизится, хорошенько надаю ему по шее.

Марина посмотрела на Родиона, подозрительно прищурив глаза.

– А что, если маньяк – это ты? – спросила она вдруг. – Ты обаятелен, и я сама к тебе пришла. Ты очень сильный и у тебя есть машина.

– А еще у меня есть огромный нож, – поддакнул Родион. – В основном, я режу им хлеб, но если мне попадаются аппетитные пухленькие девушки, то…

– Фу! – поморщилась Марина. – Никакой ты не маньяк. Среди его жертв не было пухленьких девушек. Все жертвы стройные.

– Правда? У него хороший вкус. Прости за каламбур.

Марина снова поморщилась.

– Не говорит так. Мне не нравится.

– Прости, милая, – необычайно серьезно проговорил Родион и нежно поцеловал Марину в плечо. – Допивай вино и продолжим. Я сгораю от нетерпения.

– У тебя просто звериный темперамент!

– Конечно! Я ведь художник.

– Художник? Кажется, раньше ты говорил, что ты инженер-конструктор.

– С девяти утра до шести вечера я инженер, – подтвердил Родион. – А после этого – художник.

– Так это твое хобби?

– Нет, милая, это моя жизнь. Вот погоди, я еще напишу твой портрет. Ты будешь Венерой Московской!

– Звучит неплохо. Кстати, я допила вино… Только, пожалуйста, будь со мной нежнее.

7

Утро было солнечным и теплым. Марина вышла из душа, кутаясь в махровый халат Родиона. Он как раз разливал кофе по чашкам.

– А есть что-нибудь к кофе? – поинтересовалась Марина.

– Увы, кроме пиццы, ничего.

Марина поцеловала Родиона и жалобно проговорила:

– Я умираю с голоду. Давай зайдем куда-нибудь и перекусим.

– Хочешь, сходим в «Макдоналдс»?

Ресницы Марины дрогнули.

– А он еще работает? – восторженно спросила она. – И в нем до сих пор продают гамбургеры?

– Ты удивишься, но да.

– Так что же мы стоим? Пошли скорее!


В «Макдоналдсе» на Пушкинской царила обычная предвечерняя толчея. За кассами стояли девушки и парни и периодически вздергивали руки со словами: «Свободная касса!» За столами сидели почтенные семейства – мамы, папы, дети, пили кофе с чизбургерами командированные, жевали пирожки с вишневым джемом туристы, глотали литрами кока-колу подростки.

Пока Марина дожидалась Родиона, она с любопытством разглядывала всю эту публику. А Родион, стоя в маленькой очереди у кассы, все время поглядывал на нее. В его глазах застыло удивление, на губах играла смутная улыбка. Ему все больше нравилась эта девушка – странная, как инопланетянка, и непосредственная, как ребенок.

Наконец, Родион подошел к столику и поставил перед Мариной поднос с покупками.

– Гамбургер, – с придыханием проговорила Марина, вдыхая запах гамбургера. Затем схватила его двумя руками и откусила кусок. Прикрыла от наслаждения глаза и улыбнулась. – М-м… Вкус из юности. Боже, как я обожала гамбургеры!

– Что тебе мешает обожать его сейчас?

Марина посмотрела на него с укором.

– Ты с ума сошел! Они ведь жутко калорийные! Я уже не говорю о том, из какого мусора их делают.

– Но тебе нравится, – напомнил Родион.

– Ну и что? Знаешь, как сказала одна умная женщина? «Все, что мне нравится, либо вредно для здоровья, либо от этого полнеют».

– Точно подмечено! – засмеялся Родион.

Марина покачала пальцем на сверток:

– А это что?

– Пирожок.

– А вот это?

– Мороженое.

Марина посмотрела на яства с сожалением и вздохнула.

– Если я все это съем, я поправлюсь килограмм на пять. Или просто лопну от обжорства.

– Но перед этим ты вволю наешься, – сказал Родион. – Возможно, это того стоит!

– Ты прав. Один раз можно, – сказала Марина и в последующие десять минут лихо расправилась и с гамбургером, и с пирожком, и с мороженым.

– Марина, я отлучусь минут на десять, – сказал вдруг Родион. – Ты меня дождешься?

– А куда ж я денусь, – усмехнулась Марина. – Тем более что у меня еще есть молочный коктейль.

Родион поднялся из-за стола и быстрым шагом направился к выходу. Марина проследила за ним взглядом и удивленно хмыкнула. «Куда это он, интересно, направился? Явно не в туалет. Может, ему сделалось дурно от моего обжорства и он решил глотнуть свежего воздуха?»

Но у Марины еще был молочный коктейль, и она решила не забивать себе голову загадками. «Ровно через десять минут я отсюда уйду, – решила она. – Не успеет – сам виноват».

Однако Родион успел.

Он прошел через зал и сел за стол.

– Вижу, с молочным коктейлем уже покончено, – с улыбкой сказал Родион.

– Давно уже. Сижу тут только из-за тебя.

Родион как-то странно посмотрел на Марину, потом полез в карман, достал что-то и положил на стол. Это была небольшая коробочка, обтянутая красным бархатом.

Марина вопросительно посмотрела на Родиона. Он, словно спохватившись, взял коробочку, раскрыл ее и протянул Марине.

– Это тебе, – мягко проговорил он.

Марина опустила взгляд на коробочку и ресницы ее дрогнули.

– Но ведь это… кольцо?

– Угадала. Золото семьсот пятидесятой пробы, бриллиант – треть карата.

– Что-то я не понимаю.

– Что же тут непонятного? Я предлагаю тебе выйти за меня замуж.

– У тебя тепловой удар? Или тебе ударила в голову кока-кола?

– Ничего мне никуда не ударило. Я хочу, чтобы ты всегда была рядом со мной.

– И давно ты это понял?

Родион кивнул:

– Да. Сегодня ночью. Когда ты спала, я смотрел на тебя и размышлял. Ты удивительно красива, когда спишь. А когда не спишь – еще красивее.

– Бред какой-то, – тихо проговорила Марина. – Мы знакомы всего несколько дней. Я даже фамилии твоей не знаю. И отчества, кстати, тоже.

– Борисович.

Марина усмехнулась.

– Очень приятно. Но это ничего не меняет. Ты хоть понимаешь, что поступаешь как сумасшедший?

– Почему? Я делаю предложение женщине, в которую влюблен и с которой хочу прожить свою жизнь. По-моему, все логично.

– А по-моему, все это бред! – рассердилась Марина.

Родион улыбнулся.

– Извини, я не успел объяснить. Я вовсе не настаиваю, чтобы ты дала ответ прямо сейчас. Ты можешь думать, сколько тебе заблагорассудится. По крайней мере, дня три-четыре точно. Но я не хочу, чтобы ты с ходу отказывалась. Возьми кольцо, походи с ним, представь себя в роли моей жены. Если тебе понравится – мы поженимся.

– А если нет?

– Тогда ты пойдешь по жизни своей дорогой, а я стану самым несчастным человеком на земле. Только и всего. Видишь – ничего страшного в этом нет. Итак, ты берешь кольцо?

– Нет!

– А если подумать?

Марина хмыкнула.

– Ну, хорошо. Если тебе так хочется, я поношу его пару дней. Но это ничего не изменит и ни к чему меня не обязывает, ты понял?

– Разумеется.

– И нечего так ухмыляться!

ГЛАВА ВТОРАЯ
ИСЧЕЗНОВЕНИЕ

1

Александр Борисович толкнул тяжелую дверь и вошел в кабинет Плетнева.

– А вот и наш главный специалист, Александр Борисович Турецкий! – крутанулся в кресле Плетнев. – Входи, Александр Борисыч.

Турецкий пожал руку Плетневу, перевел взгляд на девушку, сидящую напротив него.

– Доброе утро, – поприветствовал он ее.

Девушка прищурила черные глаза и кивнула. В движении этом было больше вальяжности и высокомерия, чем приветливости.

– Это Людмила Шилова, – представил девушку Плетнев. – Я говорил тебе про нее по телефону.

– Да, я помню.

Турецкий уселся в кресло и сунул в рот сигарету. Потом вынул ее и вопросительно посмотрел на девушку.

– Не возражаете?

– Нисколько. Я сама курю.

Голос у Людмилы был хрипловатый, и такой же неприязненно-высокомерный, как и ее манеры.

– Людмила, расскажите, пожалуйста, Александру Борисовичу все, что рассказали мне.

– Что, с самого начала? – без всякого энтузиазма отозвалась девушка.

Плетнев кивнул:

– С самого начала.

Турецкий смотрел на Шилову внимательно, но словно бы вскользь и старался не встречаться с девушкой взглядом, чтобы не смущать ее. Впрочем, судя по всему, эту барышню трудно было чем-нибудь смутить.

Людмила была довольно привлекательна. Тонкое, бледное лицо, черные, коротко стриженные волосы с изящной челкой, падающей на глаза. Сами глаза, кстати говоря, тоже недурные – чуть раскосые, темные, выразительные. При этом в лице девушки было что-то порочное, распущенное, словно ей пришлось пройти через такие горнила похоти и страсти, которые Турецкому даже и не снились.

«По виду – стопроцентная московская б…» – подумал Турецкий, скептически щуря глаза. Он уже давно привык называть вещи своими именами, без «экивоков» и эвфемизмов.

– Мне обязательно это делать? – с вызовом поинтересовалась Людмила, неприязненно глядя на Александра Борисовича. Видимо, она сумела прочесть в его взгляде сухой скептицизм, привычно и холодно расставляющий все точки над «и», и поняла, какое определение дал ей про себя Турецкий.

– Обязательно, – сказал Плетнев. – И желательно со всеми деталями.

– Ладно, слушайте, – пожала Людмила плечами. Она приступила к рассказу лениво, нехотя, но чем дальше продвигалась, тем эмоциональнее делался ее рассказ.

«Похоже, она и в самом деле любила… то есть, любит свою подругу», – с удивлением подумал Александр Борисович.

– Я еще тогда, перед первой встречей, пыталась ее отговорить, – рассказывала Людмила, нервно теребя в пальцах ручку сумочки. – Но разве она послушает! Вдолбила себе в голову, что хочет экзотических отношений. Я ей говорю: хоть имя его спроси! А она в ответ: не хочу, так интересней!

– Прямо «Последнее танго в Париже», – тихо проговорил Александр Борисович.

– Что? – не поняла Людмила.

– Был такой фильм, – ответил Турецкий. – Не обращайте внимания. Продолжайте.

– Ну вот. В общем, пыталась я ее отговорить, но у меня ничего не получилось. А во вторую встречу они…

Турецкий слушал Людмилу с видимым интересом, но мыслями он был далеко отсюда. Если честно, ему было глубоко плевать на судьбу очередной московской дамочки, ощипавшей парочку мужей-бизнесменов, и теперь – от безделья и пресыщенности – выдумывавшей себе все новые и новые развлечения.

Бессмысленная жизнь со страшным и таким же бессмысленным концом.

– Вы меня не слушаете, – сказала вдруг Людмила.

– Напротив, я внимательно вас слушаю, – возразил Александр Борисович. – Значит, этот Родион предложил вашей подруге выйти за него замуж. Как вы думаете, это было серьезное предложение?

– Он подарил ей кольцо! – сказала Людмила.

Турецкий кивнул и уточнил:

– Дорогое?

– Да нет, простая безделушка – не дороже тысячи баксов. А то и меньше.

«Хорошо живем», – насмешливо подумал Александр Борисович, вспомнив, что сам он пять лет назад подарил жене кольцо, стоимостью пятьсот баксов, и ужасно этим гордился. А оказывается, это был даже и не подарок, а так, ничего не стоящая безделушка.

– И согласилась? – спросил он вслух.

– Нет, но готова была согласиться. Этот Родион… или кто он там на самом деле… дал ей три дня на размышление. Сначала она подумала, что это дикость, но потом… Потом стала убеждать и себя, и меня, что это неплохая идея.

– Скажите, Людмила, а этот Родион… он что, в самом деле, представлял собой хорошую партию для такой девушки, как Марина?

– Что вы! – округлила глаза Людмила. – Голодранец из подворотни. Ездил на убитой «мазде» девятьсот лохматого года. Квартирка в панельной девятиэтажке! И на ужин ее пригласил в какой-то заштатный ресторанчик, где даже не умеют готовить лангустов.

– Н-да, – проговорил Турецкий, обменявшись с Плетневым выразительными взглядами. – Действительно, голодранец.

Внезапно зрачки девушки сузились.

– Мне показалось или вы надсмехаетесь? – с вызовом спросила она.

Александр Борисович лениво пожал плечами:

– А какая разница? Вам главное, чтобы мы нашли вашу подругу, верно? При этом мы может надсмехаться сколько хотим. Даже колесом можем ходить вокруг вас, если это понадобится нам для работы.

Александру Борисовичу не нравилось дерзкое выражение лица девушки и он был не прочь чуть-чуть сбить с нее спесь. Однако Турецкий не думал, что его пустая, в общем-то, тирада произведет на девушку такое впечатление. Плечи ее вдруг ссутулились, по лицу пробежало что-то вроде тени, она отвела взгляд и грустно вздохнула.

– Вы правы, – проговорила она тихим, несчастным голосом. – Главное, чтобы вы ее нашли. Я бы все за это отдала.

Турецкого тронули слова женщины.

– Вы были очень близки? – мягко спросил он.

– Она мне была ближе, чем сестра. Если вы ее не найдете, я никогда себе не прощу.

– Но вы ни в чем не виноваты. Вы пытались остановить ее.

– Значит, плохо пыталась, – со вздохом ответила Людмила.

Турецкий с Плетневым вновь переглянулись.

– Людмила, – снова заговорил Александр Борисович, – попытайтесь вспомнить, Марина не упоминала при вас о чем-нибудь, что помогло бы разыскать этого Родиона?

Женщина покачала головой:

– Нет.

– Фамилия, отчество, улица, на которой он живет, номер машины…

– Есть! – сказала вдруг Люда. – Номер машины! Она посылала мне его по смс! Как я могла забыть? – Людмила полезла в сумочку за телефоном, приговаривая: – Господи, лишь бы сообщение все еще было в памяти.

Пока она доставала телефон и щелкала пальцем по кнопкам, Турецкий молча курил. А Плетнев следил за ее суетливыми движениями спокойным, даже чуть рассеянным взглядом.

– Вот! – сказала Людмила, поднимая кверху телефон. – Есть номер! Первое в списке сохраненных. Завтра оно бы уже было стерто. Тут марка машины – «мазда» и номер. Правда, не весь, – добавила она вдруг и снова приуныла. – Черт, первой цифры не хватает. Видимо, она осталась в предыдущем сообщении.

– Вы уверены, что оно стерто? – уточнил Александр Борисович.

– Да, – уныло ответила Людмила.

– Продиктуйте, пожалуйста, те цифры, что сохранились.

Людмила поднесла телефон к глазам и четко, чуть ли не по слогам, продиктовала номер.

Турецкий быстро записал их в блокнот.

– Как думаете, можно будет разыскать эту машину? – взволнованно спросила Людмила.

– Попробуем, – ответил Александр Борисович. – У вас есть фотография Марины Соловьевой?

– Конечно! Я уже отдала ее вашему начальнику.

При слове «начальник» уголки губ Турецкого слегка дрогнули, а Плетнев едва заметно покраснел. Он поспешно достал из ящика стола снимок и протянул его Александру Борисовичу.

– Благодарю вас, господин начальник, – с улыбкой сказал Турецкий.

– Не стоит благодарности, товарищ подчиненный, – в тон ему ответил Плетнев.

Турецкий, прищурившись, взглянул на снимок, некоторое время изучал его, затем перевел взгляд на Людмилу и спросил:

– Это вы в тренажерном зале?

– Да, – кивнула Людмила. – Мы вместе занимались фитнесом. Там и познакомились.

– Давно?

– Месяца три назад.

Лица Турецкого и Плетнева вытянулись от удивления.

– То есть, вы с Мариной знакомы всего три месяца? – уточнил Александр Борисович.

– Ну да. А что? Вам кажется, что это мало?

– Для такой крепкой дружбы, как у вас, маловато, – заметил Турецкий. – Я думал, вы дружите с детства. В крайнем случае, с юных лет.

– Иногда люди дружат всю жизнь, а потом с легкостью предают друг друга, – сухо сказала Людмила. – А иногда людям хватает и одного дня, чтобы почувствовать необыкновенное душевное родство.

– Да-да, конечно, – кивнул Александр Борисович, не желая обижать девушку.

– В жизни всякое бывает, – поспешно поддакнул и Плетнев. – Мы вот с Александром Борисовичем тоже дружим не с детства и не с юности, а случись что – встанем друг за друга горой. Так ведь, Александр Борисович?

– Безусловно, – усмехнулся Турецкий. – Людмила, – снова обратился он к девушке, – скажите, а вы знакомы с родственниками Марины?

Шилова покачала головой:

– Нет. Я никогда не видела никого из ее родственников.

– А вы знаете, как с ними связаться?

Девушка снова покачала головой:

– Нет. Она вроде говорила, что родителей у нее нет. Я не стала уточнять, потому что видела, что это для нее неприятная тема.

– Так. Ясно. Ну а… где она работает, эта Марина Соловьева?

– Работает? – удивленно переспросила Людмила. – Она нигде не работает. Муж при разводе оставил ей неплохое наследство, поэтому Марине незачем работать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное