Фридрих Незнанский.

Братва для полковника

(страница 3 из 23)

скачать книгу бесплатно

После оперативного повтора тоже все осталось на своих местах. Сыщики даже с некоторым удивлением посмотрели друг на друга, и Голованов спросил:

– Коля, ты что-нибудь чувствуешь?

– Нет, – честно сказал Коля и разлил по третьей.

Выпили. Поели рассыпчатой картошечки с селедочкой. Было вкусно, было хорошо. Но чего-то не хватало.

– Сева, тебе не кажется?.. – начал было Щербак.

Голованов решительно взял графин и разлил водку по пустым бокалам из-под пива.

– Ты прав, может, хоть так что-то почувствуем. Совсем, елки зеленые, отдыхать разучились. Ну что, давай за наш отпуск, гори он синим пламенем!

Некоторое время они пережевывали еду и прислушивались к своим ощущениям.

Минут пять спустя Голованов сказал:

– Ага…

– Начинается, – подтвердил и Щербак.

После этого беседа перетекла в более нормальное застольное русло. Снова обсуждались недавние события в «Глории», знакомые женщины, шансы «ЦСКА» в Лиге чемпионов, варианты продолжения банкета. В какой-то момент Щербак заметил:

– Сева, а не взять ли нам еще грамм по триста?

– Можно, конечно, только тебе не кажется, что от этой странной водяры эффект, как от текилы? Пьешь-пьешь, ничего-ничего, а потом вдруг башню как сносит!

– Вообще-то, в башке что-то не то, – признал Щербак. – Вот, например, мне кажется, что если я сейчас встану, то добром это не кончится. – Щербак оперся руками об стол и наглядно продемонстрировал свои намерения.

В глазах у его приятеля отразилось беспокойство, но Щербак все-таки поднялся на ноги, несколько секунд постоял, прислушиваясь к себе, затем сказал удивленно:

– Живот болит. – И рухнул на пол.

У Голованова все разом поплыло, упавший Щербак почему-то был уже не в двух шагах, а где-то в другом конце Галактики или еще немного дальше, и, кроме того, тоже засверлило в животе. Голованов понимал, что надо помочь Коле, но вместо этого почему-то закрыл глаза, а когда открыл их в следующий раз, увидел над собой обеспокоенное лицо врача в машине «скорой помощи», который говорил:

– … судя по тому, что сказал официант, они выпили всего ничего, бутылку на двоих… странно как-то…

Наш человек, подумал Голованов и отключился уже окончательно.


Дениса к друзьям не пустили. Сказали, что состояние их неважное, что оба под капельницей, но хоть уже из реанимации в обычную палату перевели, и то – слава богу. Доктор, пожилая усталая женщина, не глядя Денису в глаза, сказала:

– Знаете, с каждым, конечно, может случиться, но все же это как-то… К нам таких больных привозят: дети, старики, сердечники… А тут – взрослые здоровые мужики. Ну не стыдно ли?!

– Я пока не знаю, – сказал Денис. – Может быть, и будет стыдно, когда вы мне расскажете, что же с ними случилось.

– Пищевое отравление. Предположительно – водкой.

– Им промывание, наверно, делали? – быстро спросил Денис.

– И еще много чего.

– Содержимое желудка сохранилось? Можно взять на анализ?

– Молодой человек?! Здесь больница, а не криминалистическая лаборатория.

– Понятно.

А милицию вообще вызывали?

– Откуда мне знать? Их «скорая» забирала, привезли сюда. Не думаю, чтобы там была милиция, обычно в таких случаях их не вызывают.

– Доктор, мне очень нужно их увидеть. – Денис умоляюще сложил руки. – Буквально на одну минуту.

Докторша, немного подумав, сказала:

– Я засеку время.

Она провела его в палату. Увидев лица своих друзей, Денис понял, что дело и правда дрянь. Голованов был без сознания, а вот у Щербака глаза были открыты.

– Коля, – Денис поводил перед ним рукой, – ты меня узнаешь?

Щербак чуть пошевелил головой.

– Где вы были? Где это случилось? В «Кубышке»? – Так сыщики называли свое любимое питейное заведение.

Щербак махнул ресницами.

– Спасибо вам огромное, – Денис повернулся к докторше.

– Пятьдесят восемь секунд, – сказала она.

Через сорок минут Денис был в «Кубышке». Его там знали значительно хуже, чем остальных работников «Глории», но в лицо все же помнили, так что бармен, едва завидев Грязнова-младшего, испуганно метнулся куда-то в закрома. Денис, особо не думая над вопросом, что того так испугало, бросился следом. Но в общем, преследовать и ловить было особо некого. Бармен, официант и срочно вызванный хозяин «Кубышки» были и так насмерть перепуганы. На самом деле, появление Дениса Грязнова, который взял оперативное расследование на себя, было для них как манна небесная, потому как до того момента они не знали, что предпринять: звонить в милицию, не звонить в милицию, закрывать заведение, не закрывать заведение…

Денис связался с дядей, тот позвонил знакомым криминалистам, и через час в «Кубышку» приехал сам знаменитый Студень – пухленький старичок со шкиперской бородкой, между прочим, заместитель директора Центра судебно-медицинской экспертизы. Пока Студень брал пробы еды и питья, которые употребляли частные сыщики, и прямо на месте проводил некоторые анализы, Денис беседовал с хозяином, толстым грузином, в кармане рубашки которого торчал огрызок давно потухшей сигары. Около часа ушло на то, чтобы расслабить грузина и внушить ему несколько тривиальных мыслей: все живы, он лично ни в чем не виноват, а вот кто виноват, предстоит выяснить, и в этом он может помочь.

Итак, что же удалось выяснить?

1. Молодая картошка, селедка, сливочное масло, укроп. Поставщик ЗАО «Анаис». Старый, надежный, проверенный партнер.

2. Хлеб. Куплен в универсаме «Рамстор».

3. Пиво «Гессер». Поставщик – все то же ЗАО «Анаис».

4. Водка «Пшеничная», производства завода «Кристалл», поставщик неизвестен.

– То есть как это? – удивился Денис, когда выяснился этот последний момент.

Грузин развел руками. История действительно была нетипичной. Не первый год они покупали спиртное у своих постоянных партнеров. В сущности, большая часть ассортимента и по сей день состояла из их продукции. Но буквально две недели назад появился человек, предложивший взять продукцию кристалловского завода за символические деньги – по доллару за бутылку обычной водки вместо стандартных полутора. Грузин отнесся к этому предложению подозрительно, но пригласил эксперта, чтобы тот проверил водку – по бутылке из каждого наименования. Все оказалось в порядке.

– А та бутылка, из которой они пили, осталась?

– Они из графина пили.

– Но в графин-то откуда-то же наливали, верно?

– Из бутылки.

– Так она осталась или нет?!

Бутылку нашли, Студень упаковал ее в пластиковый пакет и забрал с собой. А также взял на пробу несколько других, еще не начатых, из той же партии – всех водок по одной бутылке.

– Как найти человека, с которым вы заключали договор? – спросил Денис у грузина. – Несите все документы, какие есть.

Тут хозяин заведения побелел как полотно. Оказалось, никаких документов не было. Товар передавался с рук на руки, деньги из кармана в карман. Вот чего грузин боялся на самом деле – налоговой полиции.

– Но должны же быть какие-то следы? – допытывался Денис. – Транспорт?

– Транспорт был мой, – сказал грузин. – Он объяснил, куда подъехать и где забрать. Таможенный терминал в Бусиново. Там какие-то люди перегрузили контейнеры с бутылками с железнодорожной платформы на мою машину, и все.

– А как вы с ним общались? Что это был за человек? Русский? Кавказец? Иностранец?

– Русский, русский, – закивал головой грузин, довольный, что хоть что-то может сказать наверняка.


От «Кубышки» Денис за несколько минут доехал до «Глории». Там он обнаружил хмурого Макса, который воткнулся в свой монитор и даже голову не поворачивал, а еще – стильную длинноволосую брюнетку в джинсовом костюме, которая развалилась в кресле, положив ноги на стол. Рядом валялся маленький рюкзачок, какими модная молодежь пользуется вместо сумок и портфелей. Его обладательница и была Алла Снегур. При первом, самом поверхностном, взгляде на нее Денис понял, что поторопился со словом «каракатица», при втором понял, что работать рядом с такой красоткой будет, пожалуй, нелегко, просто в силу физиологических причин.

– Макс, почта есть? – поинтересовался Денис.

– Нет.

Отвечая, компьютерщик нехотя повернулся, и Денис увидел у него под правым глазом весьма приличный синяк. И свежий, что было очевидно, поскольку они только вчера виделись. По легкой мимике госпожи Снегур и угрюмому молчанию самого Макса Денис сообразил, что у них тут состоялось неформальное знакомство, и приведшее к таким вот последствиям. Денис сразу же вспомнил, как утром по телефону Макс ему сказал: «Хороша каракатица». Все ясно, произвела, значит, девушка впечатление на компьютерного гения, а потом, когда он к ней подкатил, еще больше его усилила. Ай да Алла Снегур! Денис посмотрел на молодую женщину с еще большим интересом, тем более что делать было нечего – он ждал звонка от криминалиста.

– Так откуда вы знаете Вячеслава Ивановича Грязнова? – спросил он, всем своим видом демонстрируя, что понятия не имеет, кто она такая.

– Тусовались вместе, – сказала Алла. – На рэйв-дискотеке.

– Понятно, – кивнул Денис, – это он любит, известное дело… – Потом представил себе дядю генерал-майора, отплясывающего, как это сейчас говорят, на молодежном танцполе, не выдержал и засмеялся.

Студень вскоре позвонил и сообщил, что отрава в водке таки была, правда, спирт нормально очищен, скорей всего, бутылка была элементарно грязной.

– А в других бутылках что?

– В других бутылках – тоже дрянь, – сказал Студень, – хотя и значительно чище. И что симптоматично – водка везде одинаковая, что «Пшеничная», что «Посольская» и так далее – разницы никакой, только в этикетках. Из общей бочки, так сказать, разливали. Само по себе это уже говорит о многом. В общем, вашим ребятам, Денис Андреевич, просто сильно не повезло. Хотя, с другой стороны, то, что они выжили, как раз свидетельствует об обратном.

Денис поинтересовался, узнал ли Студень что-нибудь еще принципиальное об этой водке, и оказалось, что да. Водка – ни черта не кристалловская и даже не московская, потому что этикетка отпечатана на бумаге такого древнего советского производства, какую в Москве (и не только в Москве!) давно не используют, так что тут явно пахнет провинцией. А если быть точным, то в картотеке ЦСЭ значатся только два города, на продукции из которых иногда еще используется эта бумага – в виде упаковок и этикеток: Ульяновск и Придонск Ростовской области…

– Как вы сказали? – удивился Денис. – Придонск? Странно… Ну ладно. Водку могли разлить и здесь, а этикетки оттуда привезти.

– Могли, – согласился Студень. – Только вряд ли. Во-первых, вы мне сами сказали, что для Москвы она очень дешевая, но для провинции – в самый раз. А во-вторых, этикетка приклеена канцелярским клеем, выпущенным тоже в советские времена на Придонской химфабрике – это особый состав, нигде и никогда не повторявшийся. Хорошо, что в моем банке данных хранится, иначе бы вообще не идентифицировали.

– Значит, Придонск, – повторил Денис. – Ростов-на-Дону. Не люблю совпадения.

Он позвонил дяде и попросил проверить таможенный терминал в Бусиново.

Через два часа стало известно, что там никто о таинственном придонском поставщике спиртного понятия не имеет. То есть понятно, что с кем-то он в контакт вступал, кого-то подмазывал, но на таможенном терминале работает много людей, да еще в разные смены, выяснить это оперативно и в то же время неофициально весьма затруднительно.

– Дядя Слава, я уверен, что официальное следствие нам ни к чему. Я поговорю с Севой и Колей, когда они оклемаются. Уверен, что они со мной согласятся и никаких обвинений выдвигать не станут. Лучше мы сами разберемся, так вернее будет. А если вдруг нароем что-то серьезное, передадим все данные куда следует.

– Ну как знаешь, – сказал Грязнов-старший. – А как там моя Алла?

– Пока хорошо, – бодро отрапортовал Денис.

– Поконкретней нельзя? Чем занимается? Что ты о ней думаешь?

– Сидит. Молчит. Пьет чай. Мне нравится. Максу – тоже.

– У вас что, никаких дел нет, что ли? – удивился начальник МУРа.

– Теперь вот появилось, – со вздохом признался директор «Глории».

Итак, отдых впрок не пошел, как и предполагали старшие товарищи. Что ни говори, а опыт, также известный как сын ошибок трудных, – великая вещь.

– Алла, боюсь, у меня для вас все же будет работа, – сказал Денис новой сотруднице.

– А вы не бойтесь, – посоветовала Алла. – Как говорит одна моя знакомая проститутка, мы все еще будем олигархами. Так что не нужно бояться.

– Ну и знакомые у вас, – негромко сказал Макс, не рискуя, впрочем, поворачиваться от компьютера и уж тем более – приближаться.

Алла грациозно пожала плечами и достала из квадратной черной пачки коричневую сигарету. «Собрание», – успел прочитать Денис.

– Что будем делать?

– Полагаю, все равно придется ехать на этот Бусиновский терминал, других следов нет, – сказал Денис.

– А сам Придонск? – возразила Алла. – Не проще ли прямо там, на месте, выяснить, кто делает эту паленую водку?

– Не проще. У меня все сотрудники в отпуске. Уедем туда, кто же в лавке останется?

– Я, например, могла бы съездить в Придонск. А вы, Денис, сидите в своей лавке, пока не надоест.

– Спасибо, конечно, но пока не стоит… – Денис задумался. – Макс, кстати, а эта дамочка больше не объявлялась?

– Лариса Жолдак? Не-а.

– Что за дамочка? – поинтересовалась Алла, выпуская клубы сизого дыма.

Даже просто глядя на него, Денис почувствовал, насколько крепкие сигареты.

– Совпадение. К нам набивалась клиентка как раз из Придонска, считает, что ее отца не случайно сбила машина и что у них в городе правит хунта Пиночета.

– И где она сейчас?

– Понятия не имею.

– Так, может, стоит с ней связаться? Придонск – небольшой город, может, она знает, кто там водку делает?

– Это не очень удобно, после того как я ей отказал, – заметил Денис.

– Так возьмитесь за ее дело, – предложила новая сотрудница «Глории».

– Слушайте, Алла, – возмутился Денис, – не зарывайтесь а? Не хочу я за него браться! Я специально людей в отпуск отправил…

– А они отравились водкой из Придонска.

– Да помню я! Может, вы сами возьметесь за дело Ларисы Жолдак?!

– Давайте, – с легкостью согласилась Алла.

Денис немного оторопел. Потом взял себя в руки и сообщил:

– В этом нет необходимости. Подождем, пока появятся Филя с Демидычем, и поедем на терминал. Макс, ты наконец связался с ними?

– Телефоны молчат. Если Демидыч на рыбалке, то он, наверно, спит, Денис, наверняка вставал на зорьку.

– А Агеев?

– Последний раз он звонил утром, говорил, что находится где-то в районе Курска, машину приятелю перегоняет.

– Куда?

– В Сочи. Сказал, что, возможно, останется там на недельку-другую, поскольку такова воля его непреклонного начальства. – Макс хмыкнул, а Алла откровенно засмеялась.

– Час от часу не легче. – Денис принялся заваривать чай.

– Вы будете смеяться, – сказала Алла, – но у меня с собой банка варенья. Любите сладкое?

– Сладкое нет, но чай с вареньем очень люблю, – признался Денис. – А какое у вас?

– Клюквенное. Будете?

– С удовольствием.

Она достала из рюкзачка литровую баночку с пластиковой крышкой.

– Вы всегда с вареньем разгуливаете? – не удержался Денис.

– Бабушка с собой дала, – огрызнулась молодая женщина. – Я могу его и назад засунуть.

– Нет-нет! – одновременно сказали Денис с Максом.

Зазвенел дверной колокольчик. Денис вспомнил, что колокольчик этот – покупка Голованова, вспомнил, с какой любовью он его устанавливал… и побрел открывать.

На пороге топтался мужчина лет шестидесяти, плотный, с большой головой и большой лысиной. Эдакий Калягин провинциального разлива. Что провинциального – Денис понял сразу.

– Вы ошиблись, – тут же сказал он, не давая лысому времени сказать хоть что-нибудь.

– Вы разве не Грязнов? – удивился лысый.

– Я Грязнов, но это ничего не меняет.

– Но я к вам от Чижова! – закричал лысый. – Понимаете, от Чижова!

– О господи, – сказал Денис. – Проходите. Чижов – это который ростовский адвокат?

– Ну конечно, вы же с ним хорошие друзья, верно?

– Это он так сказал? Осторожно, здесь ступенька, – предупредил Денис и помечтал о том, чтобы очередной нежданный посетитель свернул себе шею.

– Вообще-то, он дословно так не говорил, но я сделал такой вывод. Он сказал, что и раньше отправлял к вам клиентов из нашего города.

– Из какого города? – спросила Алла, встречая незваного гостя.

– Можно я сяду?

Денис показал ему на стул.

– Как из какого города? – сказал лысый. – Из Придонска, конечно.

Денис, Алла и Макс переглянулись. Потом Денис сказал:

– Макс, ты еще не выбросил телефон той женщины? Ах да, я же сам ей звонил… Вот что, как вас зовут?

– Клюев, – с готовностью подсказал лысый. – Клюев Геннадий Несторович.

– Вот что, Клюев Геннадий Несторович, вы расскажите пока все Алле Михайловне, она наша сотрудница, очень опытный и грамотный оперативный работник. – Денис подмигнул Снегур. – А мне надо позвонить.

Он вышел в соседний кабинет и оттуда позвонил школьной подруге Ларисы Жолдак.

– Она уже уехала, – сказала школьная подруга. – У нее поезд через час.

– Давно уехала?

– Да только что из дома вышла.

– Пожалуйста, верните ее, это очень важно! Скажите, что Денис Грязнов звонит.

– А, тот самый молодой человек, который послал ее подальше? – насмешливо протянула подруга.

– Да! То есть нет. То есть это сейчас неважно, догоните ее, очень вас прошу.

– Ладно уж, попробую…

Пока Денис ждал у телефона, в кабинет зашла Алла.

«Ну что?» – глазами спросил Денис.

Она отрицательно покачала головой. Плотно прикрыла за собой дверь и сказала негромко:

– У него жена исчезла. Он говорит, что знает, кто ее похитил, некий Кравцов, главный местный злодей. Видимо, тот самый Пиночет, о котором вы говорили. Жена работала администратором и метрдотелем в их семейном ресторане, называется «Чайка», очень популярное место в Придонске.

– Это Лариса Жолдак, – раздалось тем временем в трубке.

– Лариса, отложите ваш отъезд, если можете, – попросил Денис. – У меня появились новые факты о вашем городе. Резонно будет объединить все в одно дело. Я готов за него взяться.

Ответа не последовало. Тогда Денис сказал:

– Я понимаю, вы обижены на меня, и у вас конечно же есть для этого повод. Но поверьте, что я действую не на основании своих капризов. Ситуация изменилась, и мое подключение к решению проблемы не выглядит больше бесперспективным.

– Денис Андреевич, вы собираетесь ехать в Придонск? – сказала наконец Лариса.

– Да.

– Я вот о чем сейчас думала. Мне не стоит откладывать свой отъезд домой. Это будет нехорошо, если мы с вами прибудем туда одновременно. Я-то вообще ведь официально не в Москву ездила, а в Ростов. В Придонске никто не знает, что я здесь была. Пусть все так и останется. А вы приедете абсолютно автономно от меня.

– Логично, – не мог не признать Денис.

Он попросил Ларису отправить по электронной почте ее придонский адрес и все телефоны, по которым можно будет с ней связаться. Потом вернулся к Клюеву и сел напротив.

– Геннадий Несторович, в вашем городе есть алкогольный завод?

– Нет, к сожалению, – помотал головой Клюев.

– Вы уверены?

– Конечно. Я же хозяин ресторана. Кому же знать, как не мне. Приходится из Ростова спиртное привозить.

– И никогда не было?

– Никогда. У нас есть завод безалкогольных напитков. Но там даже пива не делают. Я сто раз говорил Евгению, чтобы он купил лицензию и соответствующее оборудование, предлагал в долю войти, но он ни в какую. Он, видите ли, сам не пьет и считает, что все остальные будут вести себя так же.

– Кто этот Евгений?

– Галин, директор безалкогольного завода. Хороший мужик, только чокнутый слегка. После того как Лариса от него ушла, у него, по-моему, крыша съехала. У них же дочка, а теперь он ее видит в час по чайной ложке.

У Дениса внутри что-то шевельнулось.

– А кто такая эта Лариса, его жена?

– Лариса Жолдак. Хорошая баба, простите, Алла Михайловна, то есть женщина, они с моей Таней в одном классе учились, в детстве подружками были, говорят. Но потом разошлись немного пути-дорожки. Я извиняюсь, у вас не будет пива или минералки холодной?

– Макс, – сказал Денис, не отводя взгляд от Клюева.

Макс, не вставая, подъехал на своем кресле к холодильнику.

– «Боржоми» подойдет?

– Конечно, спасибо! О, у вас настоящий «боржоми». У меня в ресторане тоже всегда настоящий… Танюша всегда следила за тем, чтобы с напитками не было проблем… – Клюев вытер лоб платком.

– Давайте поговорим о ваших делах, – мягко предложила Алла. – Что случилось с вашей женой? Как она исчезла? Когда это произошло? Постарайтесь припомнить все самое важное.

Геннадию Несторовичу Клюеву было шестьдесят три года. Он был женат во второй раз. Первая жена умерла тринадцать лет назад, от того брака у него есть взрослые дети, сын и дочь, которые давно с ним не живут, они перебрались в Ростов-на-Дону. По образованию он инженер-гидротехник, но уже пятнадцать лет по своей специальности не работал, был кооператором, шил джинсы, потом «челночил» из Турции, торговал в Ростове, в общем, к середине 90-х скопил кое-какие деньги и открыл свое первое кафе. Была в нем какая-то торговая жилка в счастливом сочетании с весьма умеренной любовью к деньгам. Хоть он, вероятно, и сам этого не понимал, но в бизнесе для него самым важным была отнюдь не прибыль, а сам процесс общения. В 2000-м году Клюев женился на Татьяне Макаренковой, женщине в самом соку, которая с удовольствием приняла участие в его работе. И несколько лет Клюев был совершенно счастлив. Пока его ресторан «Чайка», ставший самым популярным местом в городе, не начал пользоваться особой любовью у местных бандитов и, что особенно было Клюеву неприятно, у Анатолия Кравцова. Кравцов был самым известным в городе предпринимателем, его влияние, по слухам, простиралось очень далеко, а кроме того, он был одноклассником Татьяны. Став завсегдатаем «Чайки», он принялся оказывать ей разнообразные знаки внимания. Клюев знал, что в городе болтают всякое, но он знал также, что Татьяна ему верна, что она ему благодарна за наконец-то спокойную обеспеченную жизнь (за спиной у нее были два крайне неудачных брака), и, кроме того, он знал, что она его любит.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное