Фридрих Незнанский.

Борт С-747 приходит по расписанию

(страница 2 из 18)

скачать книгу бесплатно

– Я займусь поиском одновременно с милицией, – уточнил Корешков. – У вас есть шанс получить свой любимый «Рендж-ровер» обратно… Кажется, эта перспектива вас мало радует.

– И как скоро это случится? – вместо ответа спросила она.

Андрей развел руки в стороны:

– Сами понимаете, в таких делах определенные сроки назвать практически невозможно.

– Я понимаю одно – поиски могут затянуться бог знает на сколько. И потом – еще неизвестно, в каком виде вы найдете автомобиль. А если воры разбили его или попортили обивку?… Нет, мне такие игры не интересны. Я хочу тихо-мирно получить страховку, и дело с концом. Хочу забыть об этом и Рендж-ровере и, как о кошмарном сне. И о вашем агентстве тоже.

– Не беспокойтесь, Надежда Николаевна, – вставил Феоктистов. – Через месяц вы обязательно получите всю страховую сумму.

Эти невинные слова менеджера привели посетительницу в негодование. Она повысила голос, почти закричала базарным тоном:

– Еще чего – через месяц! Что за дела?! Почему не сейчас? Для чего вы содрали с меня деньги за страховку?! Почему вы меня тут маринуете?!

Андрей объяснил:

– Поверьте, мы не оригинальничаем. Это общепринятая в нашем деле практика, так поступает любое агентство. Установлен норматив – в течение месяца машина может найтись.

– Да ни черта вы ее не найдете! Думаете, угонщики дурнее вас! Сомневаюсь, – язвительно сказала женщина. – И потом, что это за странное время: месяц. С таким же успехом вы могли назначить срок три года. Тогда вероятность находки увеличится. А главное, вам придется позже расстаться со своими деньгами.

Поведение клиентки выглядело все более удивительным. В агентство за страховкой приходили разные люди, в том числе и с повышенной нервной возбудимостью. Почти все были недовольны бюрократической стороной процедуры и сроками выплаты денег, однако никто не проявлял столь агрессивного нетерпения.

– Разрешите взглянуть на вашу страховку, – попросил Корешков и, посмотрев основные позиции, с некоторым удивлением сказал: – О! Оказывается, ваш «Рендж-ровер» был застрахован всего две недели назад.

– А что тут удивительного? – ответила Надежда Николаевна. – Машина была совсем новая, только что из салона. Поэтому и позарились. Или вы считаете, угоняют только старье?

– Нет, я не к тому. Просто я хочу сказать, уже есть зацепка для поисков. – И, перехватив непонимающий взгляд клиентки, объяснил: – Чаще всего такие дорогие машины, как ваша, начинают отслеживать прямо с момента продажи, с салона.

– Ну и что из этого? Пропала-то она в другом месте.

– Так-то оно так. Однако в каждом салоне существуют камеры слежения, все записывается на видео. Известен определенный круг людей, промышляющих угонами новых иномарок. Не хочу сейчас вдаваться в подробности, но, поверьте, существует ряд способов, при помощи которых многое можно выяснить. Так что не падайте духом…

Последнее пожелание было совсем не лишним – настроение у посетительницы явно испортилось.

Ей было неприятно уходить отсюда несолоно хлебавши, и она не могла скрыть своего разочарования. Не менее был озадачен и Корешков. Интуиция подсказывала ему – здесь дело нечисто, и после ухода блондинки он решил посоветоваться с генеральным директором агентства Черевченко. Благо, он застал Алексея Степановича в те редкие минуты, когда тот находился в кабинете один. Правда, разговаривал по телефону, но сделал Андрею выразительный жест рукой, мол, присаживайся.

Черевченко самый старший сотрудник в «Атланте», хотя ему всего сорок с небольшим. У него располагающая внешность былинного богатыря. Не Ильи Муромца, скорее Алеши Поповича. Выглядит так, как и полагается выглядеть руководителю преуспевающей компании международного класса. В его расписание входит регулярное посещение тренажерного зала, отпуск проводит на отличных курортах, да и в командировки отправляется тоже не в медвежьи углы.

Закончив разговор, Черевченко вышел из-за массивного стола и пожал Андрею руку:

– Что это ты нахохлился сурово? В чем трудности?

– Похоже, у нас проблема, Алексей Степанович.

– Эка невидаль! – хохотнул директор. – У нас их всегда навалом. Одной больше, одной меньше. Излагай.

Андрей начал рассказывать, но тут, как назло, беседу прервал очередной телефонный звонок. Звонил солидный клиент, высокопоставленный министерский бонза, от которого секретарше нельзя было отделаться дежурным «он занят, позвоните попозже». Сейчас министерский чиновник звонил без особой нужды, ему понадобилось нечто вроде консультации. С другим бы Черевченко закончил подобный разговор в два счета, однако этот зануда по десять раз повторял и переспрашивал одно и то же, отвязаться от него не было никакой возможности, что Черевченко показывал Андрею всем своим видом: закатывая глаза, беззвучно матерясь и делая жест, будто готов швырнуть трубку. Наконец собеседники распрощались.

– Есть же болтуны на белом свете, – покачал головой Алексей Степанович и нервно закурил. – Продолжай, что у тебя там?

– Она приехала к нам на новенькой «Ауди ТТ». Я даже слегка удивился. Такая дорогая машина и эта, в общем и целом, дешевая девушка не монтируются.

– По-моему, сейчас дорогие иномарки имеются в каждом слое нашего общества, – возразил Черевченко. – Тут случаются всякие неожиданности. Да и машина может быть не ее. Скажем, любовник дал покататься.

– Я уже проверил. Машина ее, во всяком случае, зарегистрирована на нее, Надежду Николаевну Святковскую.

– И при этом она застраховала у нас еще и угнанный «Рендж-ровер»?

– Да, две недели назад.

– Какая там страховая сумма?

– Восемьдесят тысяч долларов.

– Не слабо. Прямо не баба, а олигарх высшей категории. – Черевченко загасил сигарету. – Мне кажется, ты, Андрей Дмитриевич, прав на все сто. Тут действительно попахивает мошенничеством. Займись-ка, брат, этой проблемой вплотную. Не пожалей своего драгоценного времени. Мы сейчас с кем-нибудь судимся?

– Нет, судебных тяжб не намечается.

– Тем более. А текучку кому-нибудь передашь. Ты, наверное, свяжешься со своими бывшими коллегами?

– Само собой. Прямо сейчас позвоню. Во всяком случае, они могут проверить, что нам требуется, по своей базе данных.

– Замечательно. Если понадобятся какие-нибудь формальности, мы обратимся к ним официально, напишем гарантийное письмо. Скажешь тогда.

– Хорошо. Все узнаю.

В оперативно-розыскном отделе МУРа у Корешкова было много знакомых. После ухода из милиции наиболее тесные отношения он поддерживал с полковником Сергеем Константиновичем Багрянцевым. Иногда они вместе ходили на футбол (хотя болели за разные команды: Андрей за «Динамо», Сергей за ЦСКА), Корешков всегда приглашался к Багрянцевым на дни рождения и его самого, и жены, и даже сына, недавно тому исполнилось десять. Своей дачи у Андрея не было, а за город-то выехать время от времени хотелось. Поэтому летом по выходным он часто гостил на багрянцевской даче в Абрамцеве. Короче, это хороший друг, нужно в первую очередь позвонить ему.

Поудобней расположившись в кресле и закурив, Корешков набрал номер:

– Бонас диас, амиго Сержио!

– Бонас диас, старина!

Сергей Константинович со школьных лет увлекался всем испаноязычным, окружающие знали об этой его страстишке и постоянно беззлобно над ним подтрунивали.

– Как жизнь молодая? Над всей Испанией безоблачное небо?

– Я тут маленечко занят, так что излагай свою проблему в темпе рок-н-ролла.

Если описать обстоятельства, при которых звонок Андрея застал полковника милиции, то это выглядело бы, словно эпизод дешевого детективного романа или ходульного фильма: конечно, в типичной для оперативников ситуации, во время исполнения непосредственных служебных обязанностей, причем не где-нибудь в кабинетной тиши за сочинением рутинного отчета, а в экстремальной – на достаточно оживленной городской улице. На проезжей части стояли «жигуленок» преступников и «газик» опергруппы. Собровцы в масках и черных комбинезонах обыскивали двух бычар в кожаных куртках, одного из которых они положили мордой на капот машины. Второго, пытающегося сопротивляться, двое бойцов укладывали на асфальт и надевали на него наручники. Третий преступник, самый молодой из них, почти мальчишка, покорно стоял в сторонке с поднятыми руками. Именно в это неподходящее время у Багрянцева затрезвонил мобильник.

Выслушав Корешкова и достав из внутреннего кармана куртки пухлый потрепанный органайзер, он положил его на капот машины:

– Записываю, Андрей… Святковская Надежда Николаевна… восемьдесят третьего года выпуска… – это он пошутил насчет года рождения. – Паспортные данные есть?

– Найдешь, не такая уж частая фамилия.

– Это уж точно. Проверю. – Багрянцев заметил, что оперативники начали потрошить бандитскую «пятерку», выуживая оттуда расфасованные по дозам наркотики, автомат и гранаты. – Ладно, закругляемся. Будет возможность, созвонимся, и ты вечерком подгребай к нам. Скажем, к восьми.

– Оукей, постараюсь. Пеки пироги.

Глава 3
Братья-разбойники

В это время Надежда Святковская уже находилась на противоположном конце Москвы. Ее серебристая «Ауди» ехала по улице типичного «спального» микрорайона. Свернув во двор, она припарковалась на «усиках», тянувшихся вдоль многоподъездного девятиэтажного дома, по соседству с белой «Тойотой», в которой сидел некий усатый здоровяк. Это был ее знакомый Борис Вершинин. Он медленно, словно нехотя, вылез из машины.

Борис, словно заведенный, жевал резинку, что придавало его привлекательному лицу туповатое выражение.

– Ну, что ты там темнила? Почему не хотела говорить по телефону?

– Они сказали, бабло выплатят только через месяц. Вершинин присвистнул:

– Здрасьте-пожалуйста! Ничего себе заявочки! Это с какого такого перепугу?

– Спроси меня что-нибудь полегче.

– Точно сказали? Или пытались взять на фу-фу? Может, не поняла чего? С тобой случается.

– Говорят, у них такие условия. Крупные выплаты делаются всегда через месяц после заявления, не раньше. Вдобавок один их сотрудник стал подбивать ко мне клинья, глазки строить, визитку всучил. Он сказал, что будет искать угнанный «Рендж-ровер».

– Кто его просил? – удивился Борис.

– Да уж не я. Может, он просто туфту гонит. Придумал предлог, чтобы ко мне подкрасться.

– Я ему подкрадусь, – нахмурился Вершинин и выразительно повертел кулаком перед носом Надежды. – Вот этим… Не ищут страховщики машины, не их это собачье дело.

– Еще он спрашивал меня, где застрахована моя «Ауди».

– А ты что, туда на «Ауди» поехала?

– А на чем еще? – язвительно переспросила она. – Денег на автобус у меня, Боренька, не было. Не заработала я денежек на автобус-то.

Вершинин окинул Надежду взглядом, в котором вожделение было перемешано с раздражением, причем второе чувство начинало вытеснять первое.

– Идиотка, блин! – сплюнул он. – Ну ты, Надька, круглая идиотка! Зла на тебя не хватает!

– Ты чего разорался?! – Лицо блондинки исказила плаксивая гримаса.

– Дура безбашенная! Дернул же меня черт с тобой связаться. Ехать на «Ауди». Когда же ты соображать научишься! И, небось, с форсом – подкатила к самому крыльцу. Нет чтобы за углом остановиться.

– Хватит орать! – цыкнула на него пришедшая в себя женщина. – Ну, приехала и приехала. Не их собачье дело. Выплатят они страховку – куда денутся?

– Только сначала доведут до инфаркта, – пробурчал Борис.

– Кого?

– Не тебя же, ты выносливая. Что угодно выдержишь. А вот я… Поверишь ли, жилочки внутри нет не тянутой, нынче кофе пил без всякого удовольствия…

Когда Вершинин начинал ерничать, он становился совершенно неотразимым, на него было невозможно сердиться.

– Ладно, будет базарить, – засмеялась Святковская. – Я пошла. Зайдешь? Бабка уехала.

– Вечером заеду. Сейчас у меня деловая свиданка.

– Ты уж за рулем не пей. Знаешь, какие сейчас штрафы.

– Угрозами от нас ничего не добьешься. Но сарафан! Надежда пошла домой. Когда она скрылась в подъезде, Вершинин плюхнулся в машину и уехал.

У него была такая теория, что водитель не должен ехать молча. Если ему что-то не нравится, что-то взволновало, нужно обязательно выговориться. Тогда будет выделяться адреналин или, наоборот, не будет, этого Борис точно не знал. Главное – выговориться, это полезно для здоровья. Поэтому он то и дело истошно вопил: «Баран! Как ты едешь!», «Осел! Как ты ходишь!», «Купил права, ездить не умеешь!» – и все в таком роде. Сейчас по пути у него был другой репертуар – он последними словами ругал Надьку, которая поперлась в страховое агентство на новенькой «Ауди».

На замысловатом перекрестке возле метро «Водный стадион», где сам черт ногу сломит, Борис услышал мелодию «Владимирского централа» – такую заставку он выбрал для сигнала своего мобильника.

– Здорово, Борис! – услышал он голос с сильным акцентом. – Ты сейчас можешь говорить?

Это звонил из Польши Збигнев Пендраковский.

– Привет, дружище! Вообще-то я сейчас за рулем. Что новенького – хреновенького?

– Машина готова, часа через два за ней придет платформа.

– Замечательно, ее обязательно встретят в Риге. Збышек, ты можешь уже сказать, какие машины заказывать?

– Пока нет. Я должен поговорить с Генриком и перезвоню минут через десять.

– Ну и ладушки, а то мне сейчас разговаривать тоже не с руки. На дорогах страны творится черт-те что и сбоку бантик. Не я врежусь, так в меня врежутся.

– Все, отключаемся.

В ожидании звонка от Збышека Вершинин остановился возле палатки «Крошка-картошка». Взяв рыбу с пюре и бутылку кока-колы, жадно набросился на еду – ведь с утра, считай, ничего не лопал. К Надьке же из принципа не зашел. Здорово она его разозлила с этим «Ауди».

Пендраковский позвонил ровно через десять минут.

* * *

Расположенный на лесистых холмах старинный польский городок Зелена Гура не случайно считается отличной приманкой для туристов. Очаровательное местечко словно пришло сюда из сказок братьев Гримм. В недавние времена это название было у всех на слуху, поскольку здесь проходили фестивали эстрадной песни, сейчас проводятся фольклорные фестивали.

Однако Зелена Гура это не только фестивали, площадь Старого рынка или кафедральный собор Святой Ядвиги. И работают зеленогурцы не только экскурсоводами или продавцами сувениров. Разумеется, здесь имеются промышленные предприятия, правда, небольшие, а также всевозможные ремонтные мастерские. Одна из них – по ремонту автомобилей – находилась на севере города, на выезде в сторону Мандзыжеча и принадлежала братьям Пендраковским. После первого разговора с Вершининым Збигнев прошел вглубь мастерской и, открыв дверь, вошел в узкую длинную комнатку без окон, щедро нашпигованную лампами дневного света. Там сидел, вперив глаза в экран компьютера, его младший брат Генрик – светловолосый крепыш со шкиперской бородкой.

– Я сейчас звонил в Москву, Борису, – сообщил старший брат. – Он спрашивал, какие машины ему заказывать?

– Скажем, когда выясним.

– Ты до сих пор не нашел ничего подходящего?

– Кое-что нашел, но мало.

– Так ищи еще!

– А чем я, по-твоему, занимаюсь?! – огрызнулся младший Пендраковский и кивнул на экран монитора, где сейчас висела таблица с названиями машин, указанием их цвета и номерами агрегатов.

– Этим можно заниматься без конца. Дай то, что уже удалось обнаружить.

– Ну, мало же еще.

– Ничего страшного. В случае чего позвоним, добавим.

– Как знаешь, – пожал плечами Генрик. – Можно подумать, мне жалко.

Он вырвал из блокнота листок, на котором были записаны данные нескольких машин, и протянул его Збигневу:

– Держи. Пока удалось найти только это.

– И то хлеб.

Збигнев вышел, чтобы позвонить Вершинину. В помещении соединение было плохое. По пути он посмотрел, как механики производили последние манипуляции с серебристым «Мерседесом»: один заваривал в полиэтилен кресло, другой протирал фланелевой тряпочкой металлическую эмблему, третий положил под щиток от солнца файл с документами.

Збигнев набрал вершининский номер:

– Борис, это опять я. Ты можешь записать пять машин?

– Само собой.

Пендраковский продиктовал полученные от брата данные. Борис все записал.

– Спасибо, Збышек. Я позвоню, когда что-нибудь прояснится.

– Сейчас у нас такое положение, что хотелось бы получить пусть даже небольшой аванс, – сказал Збигнев.

– Старина, ты же в курсах, что денежками распоряжается сам Хозяин. Поэтому ничего тебе обещать не могу.

– Ну, ты хотя бы передай ему нашу просьбу.

– Если хочешь, я пошлю ему эсэмэску.

– Пожалуйста, не забудь.

– Насчет этого можешь быть спокоен. Сразу и пошлю. Как только поговорим, пошлю. Считай, через пять минут она у него.

…Обещанную эсэмэску Вершинин послал через три дня.

Глава 4
Ночная работа

Багрянцев не предупредил Андрея о том, что жена с сынишкой находятся на даче. Не зная этого, Корешков, как обычно, купил Тамаре букет, а Витюшке фруктов, на большее не хватило не столько фантазии, сколько времени. Накупил – и вдруг такой афронт, летний сезон едва начался, а их уже и след простыл.

– Ничего страшного, – успокоил друга Сергей Константинович. – Фрукты можем сами съесть, цветы отвезу на дачу.

– Когда туда едешь?

– Или завтра вечером, или в субботу утром.

– До того времени не завянут. Тогда уже и фрукты заодно захвати, – попросил Корешков.

– Будет сделано, – согласился Сергей. – Тем более что еды у нас с тобой – навалом. Томка так забила холодильник, будто здесь свадьба ожидается. Правда, так изысканно, как ты, я готовить не умею. Поэтому тебе и карты в руки. А я буду у тебя на подхвате – подай, принеси…

Вскоре Андрей уже вовсю шаманил на кухне. Отбил мясо и жарил его на большой сковородке, одновременно на другой конфорке жарился картофель фри. Хозяин, следуя указаниям гостя, выложил на разделочный столик перец, первые в этом сезоне грунтовые помидоры «бычье сердце», крупные жемчужно-белые луковицы, зелень, а также приправы, расфасованные, словно наркотики, в маленькие полиэтиленовые узелочки, – так их упаковывают рыночные торговцы.

– Какая еще нужна от меня помощь? – поинтересовался Багрянцев.

– Спасибо, никакой. Ты уже сделал все, что мог.

– Тогда, с твоего позволения, я взвалю на свои плечи самую трудную задачу по приготовлению пиршества.

С этими словами он достал из шкафчика две стопки, извлек из холодильника бутылку водки. Вскоре Корешков разложил по блюдам еду, Сергей разлил водку и поднял стопку:

– За тебя, Андрей! За все твои многочисленные таланты, включая и кулинарный, и талант страхового агента.

– Что ты каждый раз сыплешь мне соль на раны, – поморщился Корешков. – Чего теперь жалеть о прошлом?!

– Как же не жалеть? Если бы ты не ушел из разведки, сейчас не тужил бы за этим кухонным столом, а сидел бы нелегалом где-нибудь в Нью-Йорке.

– Предпочитаю находиться здесь, – кормят лучше. И вообще, давай не будем устраивать вечер воспоминаний ветеранов спецслужб. Бывай здоров!

Они чокнулись, выпили и принялись за еду. Багрянцев превозносил до небес приготовленное мясо, однако после второй рюмки вновь вернулся на проторенную колею:

– Да, так вот я говорю, был бы ты сейчас нелегалом где-нибудь в Штатах или во Франции…

– Ты же не ушел из разведки, а сидишь за тем же кухонным столом. В чем же разница?

– Ну, я… – Багрянцев вздохнул и после паузы с жаром заговорил: – Понимаешь, у меня нет таких выдающихся способностей, как у тебя. Даже, скажем, к языкам. Ты же полиглот из полиглотов, все языки тебе даются, вплоть до греческого или арабского. У меня же только английский. Вдобавок я не очень карьерный человек…

– А я, по-твоему, карьерный? – перебил его Андрей.

– Ты – да. Только не вздумай обижаться, это – в хорошем смысле слова. Человек должен стремиться достичь вершин в своем деле, тут ничего зазорного нет. Ты был честолюбивый, как сейчас говорят, амбициозный. Это положительные качества. У тебя были амбиции, и вдруг ты все поломал. Раньше охотился на акул, теперь гоняешься за мелкой рыбешкой.

– Раз такая работа существует, значит, она нужна. На фирме меня ценят, дорожат мной. Оплачивают мои машину, мобильник, счета дорогих отелей…

– Часто в отелях живешь?

– Честно говоря, я даже в Москве иной раз в гостиницах живу.

– Что так? – удивился Багрянцев.

– Не люблю долго торчать на одном месте. Хочется разнообразия. Когда мне надоедает одна нора, перебираюсь в другую…

– Потом возвращаешься в прежнюю, – понятливо подхватил Сергей. – Не позволяешь быту повиснуть у тебя на крыльях? Бытовуха не для ангелов? – Это он вспомнил псевдоним разведчика Корешкова – Ангел.

– Завидуешь?

– Да как тебе сказать? – пожал плечами Багрянцев. – Всякое явление имеет свои плохие и свои хорошие стороны. – Он улыбнулся: – Кроме одного: приготовленная тобой пища хороша со всех сторон. Божественный вкус!

– Хорошая школа.

– Чья?

– Выучка Мануэля Торреса эль Либрихано. Ты же помнишь, что в Танжере я работал под повара в его ресторанчике на берегу океана.

Андрей на минуту прикрыл глаза и увидел себя, тридцатилетнего, загорелого, с волосами до плеч, в белых парусиновых штанах и белой рубахе с закатанными рукавами. Работал поваром в одном из лучших ресторанов алжирской столицы. И была там красавица мулатка, совершенно угоревшая от любви к нему. Порой они не могли сдержать своих чувств, ласкались у всех на глазах. А расстались, когда на его след напала тайная полиция и ему срочно пришлось бежать без оглядки. Где-то она сейчас, Мануэла? Может, там и ребенок есть…

Голос Багрянцева вернул его к действительности:

– Слушай, почему ты прицепился к этому «Рендж-роверу»?

– Не понравилось мне поведение его хозяйки, странно она вела себя.

– Да, это иногда настораживает.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Поделиться ссылкой на выделенное