Неустановленный автор.

Тайна голубой чаши

(страница 3 из 12)

скачать книгу бесплатно

– Ничего, мы встанем, – заверил Васька, допивая из кружки.

– Тогда прямо сейчас придется идти спать, – сказал Кирилл.

Дети закивали, поблагодарили Валентину Петровну за вкусные пироги и отправились наверх.

* * *

Кирилл поднялся рано. Надо было наловить рыбки Найденышу. Малыши сладко посапывали и отправляться в такую рань никуда не собирались. Кирилл решил взять на кухне ведерко. Только он подошел к двери, как услышал какую-то возню. Кирилл заглянул. В середине комнаты сидел разбойник. Шерсть у него на загривке стояла дыбом. Припав на передние лапы, кот злобно урчал, его хвост быстро двигался вправо-влево. Напротив кота сидела чайка. Она распустила крылья, взъерошилась и перебирала лапками.

«Сейчас Разбойник бросится, – подумал Кирилл, – надо спасать Найденыша». Но все произошло очень быстро. Чайка снялась с места и подлетела к коту. Она била крыльями и старалась клюнуть кота в голову. Теперь Разбойник только защищался. Когтистой лапой он пытался отогнать птицу, но Найденыш не унимался. Развернувшись, он вцепился лапами в спину кота. В ход пошли крылья и клюв. Разбойник пронзительно замяукал, упал на бок и перекатился на спину. Чайка отпустила его. Кот, лежа на спине, отбивался всеми четырьмя лапами, но чайка не отставала. Делая короткие броски, Найденыш старался клюнуть кота. Разбойник не выдержал. Он вскочил и кинулся из кухни. Он проскочил мимо Кирилла и помчался к чулану. На кухне среди клочьев кошачьей шерсти остался победитель.

– А ты, оказывается, драчун! – сказал Кирилл Найденышу, входя на кухню.

Мальчик протянул руку, чтобы погладить птицу, но Найденыш быстро клюнул Кирилла в палец. Мальчишка потер больное место, взял ведерко. Найденыш важно взгромоздился на стол. Победитель оглядывал свои владения.

Разбойника Кирилл нашел возле крыльца. Полосатый плутишка вылизывал потрепанную шерстку.

– Что, Разбойник, досталось тебе? – спросил Кирилл. – Ладно, принесу тебе вкусную рыбку.

Услышав свое имя, кот довольно заурчал и принялся тереть лапкой усатую мордочку.

ГЛАВА 4
МАЛЫШ

Утро. Вокруг приятная тишина. Встающее солнышко старается все разукрасить розовым цветом, словно озорник, который нашел розовый карандаш и старается вовсю, пока взрослые не видят. Нежная голубизна воды озера Туманного теперь уступила место розовому шелку.

Розовой, золотисто-розовой, оранжеватой краски у солнышка вдоволь. Щедро расплескав ее по воде, оно старается не оставить без внимания каждое деревце, каждый листок. Старые серые крыши домов в поселке теперь нежно розовеют. Золотистыми искрами вспыхивает флюгер у окошка с разноцветными стеклышками.

Птицы начинают просыпаться, возятся в гнездах и издают первые пробные трели. Лениво всплескивает в озере хвостом крупная рыба. Надвигается день, а значит, пора вниз, вглубь, в прохладную тишину, под уютную коряжку. А когда появятся звездочки, будет тянуть вечерней сыростью, можно будет опять подняться повыше, чтобы полакомиться вкусными личинками.

Рыба ударяет хвостом и скрывается в синей непрозрачной глубине.

Но вот еще плеск, затем еще. Тихое поскрипывание. По озеру осторожно продвигается лодка. Загорелый подросток радуется поднимающемуся солнышку. Начинается новый интересный день, полный самых разных открытий. Но Кирилл не просто плывет. Лодку он взял не для развлечения. Сегодня он решил получше обследовать гнездовья журавлей.

Журавли очень спокойные птицы, к их гнездам, если соблюдать осторожность, можно подобраться довольно близко. Теперь у журавлей-родителей много забот. Они кормят молодняк, учат охотиться на лягушек. Кирилл присмотрел себе удобное местечко, и теперь решил заснять на видеопленку гнездовья.

Добраться до журавлей совсем не трудно, нужно лишь знать место. Вот и теперь Кирилл выводит лодку из широкой протоки и сворачивает в очень узкую. Ветки кустарника, растущего на отмелях, низко склоняются над водой, образуя зеленый узорчатый шатер. Борта лодки касаются то одного, то другого берега, а иногда дно задевает по песку. Но Кирилл знает, что пройти здесь можно. Здесь мелко и в случае чего, лодку можно будет подтолкнуть.

Кирилл еще разок отталкивается веслом и выходит на большую воду. В этом-то и хитрость. Теперь лодку Кирилла не видно ни с одной стороны. Он попал в самое укромное место на озере. Теперь нужно причалить к берегу, густо заросшему ивняком и пробираться дальше.

Кирилл садится на весла. Обогнуть ивняк можно быстро, а потом следует пробираться сквозь камыши очень тихо и медленно. Кирилл один. Сейчас ему никто не мешает. Если раньше сестра постоянно просила взять ее с собой, то теперь она пропадает на озере вместе с Васькой. Они придумали построить какой-то город из ракушек. Теперь заняты поисками подходящего материала и строительством. А отец постоянно пропадает с экологами. Рано утром они отправляются на озеро, неся с собой массу самых разных приборов. Проводят исследования, делают записи, сравнивают результаты и о чем-то спорят по вечерам.

Друзей Олега практически не видно. Полина или помогает Валентине Петровне по хозяйству, или загорает на берегу озера. Игорю не по вкусу кормить комаров на жаре (хотя какие тут комары, и какая жара, солнышко греет ласково) и появляется из комнаты только к вечеру. Обмотавшись махровым пляжным полотенцем, он шествует к озеру. Окунется разочек и назад. Иногда Олег зовет Игоря и Полину посидеть на берегу или покататься на лодке. Тогда вопли транзистора, с которым Игорь не расстается, оглашают озеро. Но сейчас слишком рано, Игорь спит и видит десятый сон.

Кирилл подвел лодку к камышам. Плотные упругие стебли легко гнулись. Среди них почти не видно воды, но Кирилл продолжал двигаться дальше, раздвигая шуршащие стебли. Все. Теперь лодку придется оставить. Укрепив ее как следует, мальчик вылез и стал пробираться поближе к гнездовьям. Росший куст таволжника служил прекрасным укрытием. Кирилл устроился среди веток и приготовился наблюдать.

Он уже давно нашел эти гнездовья. Его внимание привлекало ближайшее гнездо. Журавль был очень крупным, осанистым. Видно, что старая птица повидала немало. Журавль мог подолгу замирать неподвижно. Иногда он запрокидывал голову и издавал клювом щелкающие звуки. Кириллу нравилось смотреть, как журавль расправляет крылья, чистит перышки. Крупные черные перья покрывали крылья и спину. Но грудка птицы и брюшко были белыми. Птица посматривала круглым коричневато-золотистым глазом, наклоняя голову то в одну, то в другую стороны.

Журавль, важно переступая коричневато-черными морщинистыми ногами, прошелся у самой воды. За ним спешили птенцы. Их было трое. Они уже обросли перышками, но около клюва и на лапках еще виднелась желтизна. Журавлята еще не обладали спокойствием и важностью взрослых птиц. Они бестолково толкались, щелкали клювами, переминались с ноги на ногу. Увидев лягушку, бросались на нее все вместе. Но добыча очень часто ускользала, и журавлята захлопывали пустые клювы.

Но они старались. Каждый день они учились чему-нибудь новому. Кирилл навел видеокамеру. Сначала нужно снять вот этого. Его мальчик называл Долговязиком. Он был выше других птенцов и постоянно смешно вытягивал шею. Но Долговязик был еще и очень проворным. Нередко он выхватывал добычу чуть ли не из клювов своих братьев. Схватив лягушку, отбегал подальше и начинал ее заглатывать. Другие журавлята подбегали, начинали подпихивать его клювом, но тот, не обращая внимания, старался справиться с едой. Как только лягушка была съедена, Долговязик, как ни в чем не бывало, снова подходил к старому журавлю.

Другого же Кирилл называл про себя Танцором. Казалось, что журавленок вытанцовывает на своих тонких ножках, до того изящны были его движения. Он все делал грациозно. Если Долговязик спешил напролом, и расталкивал всех, чтобы не остаться без добычи, то Танцор не спешил. Он подходил не торопясь, останавливался немного поодаль, но всегда зорко посматривал круглым глазом. И если только братья начинали толкотню, то Танцор не спеша подбирал добычу. Глотал он очень быстро, и только Долговязик и Растрепа спохватывались, как Танцор опять отходил немного в сторонку.

Третьему журавленку, как нельзя лучше подходило имя Растрепа. Он все время казался взъерошенным. Постоянно пушил перышки, щелкал клювом, задевая всех вокруг. Растрепа был самым непоседливым. Только он мог уйти от гнездовья и сунуть свой длинный клюв в непонятную нору. Только он мог полезть в ивняк, чтобы найти там неизвестно что. Журавли тревожными криками звали его обратно, но видно Растрепе, море, то есть озерцо, было по колено.

Кирилл снимал занятное семейство. Вот и опять. Не успел Долговязик взять камышинку, как Растрепа тоже схватился за нее. Журавлята очень потешно стали тянуть камышинку каждый к себе. Долговязик вытянул шею, сжал клюв, но Растрепа принялся бить крыльями. Камышинка полетела в воду. Но журавлятам было уже не до этого. Защелкали клювы, посыпались удары. Танцор осторожно подошел поближе, наклонился и склюнул камышинку. Помял ее в клюве, выплюнул и отправился обратно к гнездовью. Другие журавлята тоже успокоились и последовали за ним.

Мальчик мог наблюдать за птенцами бесконечно. Но сегодня он решил заснять еще и другое семейство. Выключив видеокамеру, мальчик стал пробираться через заросли таволжника. Еще немного. А теперь нужно присесть, чтобы птицы его не заметили. Но Кирилл не рассчитал. Нога провалилась в маленькую бочажку, мальчишка споткнулся и, чтобы удержать равновесие, вытянул руки вперед. Пришлось сделать несколько торопливых полушагов-полупрыжков. Тут уже не до осторожности. Кирилл с размаху влетел в заросли таволжника. Выбираясь, юный любитель природы запнулся за корень и чуть не полетел в воду. Пришлось обеими руками удержаться за ветку.

Кирилл стал обходить куст и вдруг у самой воды увидел гнездо. Оно было так ловко замаскировано в растущей траве, что мальчик мог тысячу раз пройти мимо и не заметить его. В гнезде было много серых перьев, пуху, но на журавлиное гнездо оно не было похоже.

Журавли строили гнезда на открытых пространствах, а это было возле куста. Кроме того, Кирилл заметил, что гнездо расположено на небольшом обрывчике, откуда так легко можно было бы соскользнуть в воду. «Если птица захочет поплавать», – подумал Кирилл. «Кто же это может быть? – размышлял он, – не журавль, это точно. Но кто тогда? Может быть, дикая утка? Но почему перья серые? Кто же тогда?». Не придумав ничего дельного, Кирилл решил затаиться возле гнезда и узнать, кто же в нем обитает.

Для наблюдения нужно было выбрать место получше. Кирилл стал обходить таволжник. Заплескалась под ногами вода, перед мальчиком зашелестела осока. Кирилл решил обойти гнездо кругом в поисках самого лучшего места для съемок. Раздвигая осоку руками, любитель природы продвигался все дальше и дальше. Но не сделав и нескольких шагов, мальчик замер. Послышался плеск, хлопанье крыльев и характерное кряканье. «Птицы близко», – понял Кирилл. Он немного присел и старался не производить никакого шума.

В затоку выплыла утка. Но Кирилл был очень удивлен. Она совсем не походила на обычных диких уток. Птица была покрыта серыми перьями. Даже грудка была светло-серой. Клюв у птицы был довольно массивным, гораздо шире, чем у обычных уток, и абсолютно черным. Черные перышки были и вокруг глаз. Черные обводы, придавали птичке грустное выражение.

Кириллу доводилось видеть у птиц черные обводы вокруг глаз. Такие есть и у сойки, и у трясогузки. Но у этих птиц они маленькие, а здесь же довольно большие. Кирилл задумался. Эту птицу он уже где-то видел. Точно! Вспомнилась игра с Викой. В книге «Редкие и исчезающие животные» Кирилл видел ее изображение. Вспомнилось и название «серая крячка». Птица относилась к исчезающим видам, встречалась крайне редко, а на территории России ее почти не осталось.

Юный любитель природы был очень рад, что удалось найти гнездо серой крячки. Кирилл достал потихоньку видеокамеру. Такие редкие кадры упускать нельзя.

Мальчик настроил видеокамеру. Вслед за матерью по протоке плыли шесть маленьких комочков. Кирилл медленно продвигался по осоке, стараясь не упустить выводок. Утята плыли ровненько, словно связанные невидимой ниткой. Они усердно работали под водой лапками и старались не отстать от матери-утки. Птицы почти миновали осоку. Но вдруг последний птенец дернулся и стал хлопать крыльями. Утка остановилась. Повернув голову, она стала тревожно крякать. Птенцы поспешили к ней и замерли возле ее серого тела. Но птенчик не мог сдвинуться с места. Он вытягивал шею, разевал клюв, шлепал крыльями по воде, но ничего не помогало.

Утка продолжала крякать. Птенчик замер, потом снова начал биться. Кирилл не знал, что делать. Птенцу что-то явно мешало плыть дальше. Если бы мальчик показался, то непременно спугнул бы выводок. А птенец, похоже, совсем выбился из сил. Кирилл решился. Он убрал видеокамеру в футляр и стал пробираться через осоку к птенцу. Тот снова было забился, завидев человека, но скоро затих. Его маленькие глазки затянулись пленочкой, он мел ко дрожал и втягивал шею.

Подойдя, Кирилл понял в чем дело. На ножку малыша намоталась травина. Упругая осока росла из под воды, и малыш запутался в ней. Трава не пускала его дальше. Кирилл стал разрывать травинки и освобождать ногу малыша. Через несколько минут утенок был свободен.

Кирилл держал его в руках и мог хорошенько рассмотреть. Птенец уже начал покрываться серыми перьями, но под крыльями и на животе еще виднелся желтоватый пух. И черные обводы вокруг глаз были не черными, а белесыми. Но пройдет немного времени, птенец окрепнет, покроется перьями, и станет настоящей уткой.

Кирилл повертел головой. Утки с выводком нигде не было видно, лишь из-за осоки доносилось тревожное кряканье. Мальчик опустил птенца в воду. Малыш должен догнать своих сородичей. Торопливо утенок поплыл прочь. Он двигался к осоке, откуда доносилось тревожное кряканье матери-утки. Кирилл достал камеру. Утенок был еще близко. Но вот он все уменьшался, пока совсем не исчез за травой.

«Так вот чье это было гнездо, – догадался Кирилл, – но ждать теперь нет смысла. Утка постарается увести малышей подальше. Но кадры должны получиться неплохие». Кирилл побрел разыскивать свою лодку. Что и говорить, день оказался удачным.

ГЛАВА 5
ДЕД ИГНАТ

Кирилл еще немного посмотрел на камыши, в которых скрылись утята. Можно возвращаться домой. Вернувшись пораньше, он сможет поиграть с Викой и Васькой или отправиться на рыбалку.

Найденыш уже привык к тому, что Кирилл приносит рыбку. Он подлетает поближе и старается ухватить ее прямо из ведра. Алексей Александрович оказался прав. Чайки удивительно прожорливы. Теперь Найденыш таскает рыбу даже у кота. А Разбойник, после того, как чайка однажды потрепала его, старается с ней не связываться. Вике жалко Разбойника, и она подкармливает любимца кусочками жареной рыбы. Разбойник тоже понял добрый Викин характер и, завидев девочку, начинает тереться о ее ноги и приветливо мурлыкать.

Раздумывая так, Кирилл выгреб из протоки. Он решил пройти наискосок через небольшой затончик, чтобы побыстрее оказаться у дома Киримовых.

Стоило только вплыть суда, как вокруг образовалась зеленая стена. Камышинки, раскачивались, шуршали, шептали что-то друг другу. Места было много и Кирилл аккуратно двигал то правым, то левым веслом. Но вдруг лодка вздрогнула и приостановилась. Кириллу показалось, что днище за что-то зацепилось. Он решил, что это песок и хотел оттолкнуться. Но весло ушло в воду, до дна было порядочно. Значит, трава мешает. Но никакой травы вокруг не было.

Кирилл опустил весло в воду. Лодка чуть стронулась с места и опять замерла. Совсем непонятное что-то происходит. «Видно, дедушка-водяной шутит, – сказал сам себе Кирилл, – и лодку держит». Но лодку нужно было как-то освобождать. Кирилл прошел на нос лодки, лег грудью на борт. Рукой он пытался нащупать, что же мешало лодке пройти.

Ничего не выйдет, придется нырять. Кириллу не привыкать, да и воду холодной назвать нельзя. Вскоре мальчик ощупывал днище лодки. Есть! Натянутая леска, наподобие паутины, протянулась от одной камышинки к другой. Леска уходила вниз. Сделано было все очень ловко. Сразу мелькнула мысль о браконьерах, да и кто еще будет ставить сетки. Не раздумывая слишком долго, Кирилл забрался в лодку, отыскал среди своих припасов ножик и снова прыгнул в воду.

Леска резалась легко. Свертываясь, ее кончики исчезали в воде. Вскоре от паутины не осталось и следа. Кирилл взобрался в лодку, бросил ножик и сел на весла. Только он выгреб из протоки, как лодка получила сильный удар в корму. Кирилл с трудом удержался на сиденье. Он обернулся, чтобы узнать причину удара, но вдруг крепкая рука схватила его за плечо.

Рядом с его лодкой стояла еще одна. В ней расставив широко ноги стоял старый мужчина с задубевшей коричневой кожей. Он был высок и худ. На щеках пробивалась седоватая щетина, а седые волосы торчали из-под фуражки, а рукава клетчатой рубашки были закатаны. Штаны из грубой ткани были заправлены в высокие сапоги. Но больше всего Кирилла в первую минуту поразил большой ремень с якорем.

Мужчина держал Кирилла крепко и выпускать не собирался. Его пальцы крепко сжимали плечо мальчика, и на тыльной стороне ладони Кирилл заметил синюю татуировку якоря.

– Ты зачем же это хулиганишь? – спросил мужчина низким голосом.

– Я не хулиганю, – постарался спокойно ответить Кирилл, – у меня лодка запуталась.

– Запуталась, говоришь, – мужчина усмехнулся, – так ты сразу ножиком. Говори, зачем порезал? Нехорошо.

– А зачем вы сетки поставили? – спросил Кирилл, внутренне холодея. – Это тоже нехорошо.

– Вот оно что! – мужчина оглушительно расхохотался, – а ты решил, значит, с браконьером побороться. Так?

– Так, – сказал Кирилл, опуская глаза.

– А раз так, – подхватил мужчина, – поедешь со мной.

Не отпуская плеча Кирилла, он заставил его пересесть к себе в лодку, толкнул на сиденье, а лодку Алексея Александровича захватив якорем, потащил за собой.

Кирилл притих, в голове вертелась только одна мысль: «Что же теперь будет?». Мальчик обдумывал, как бы ему выпрыгнуть из лодки, а доплыть он постарается. Но мужчина, казалось, разгадал его намерения и погрозил пальцем: «Сиди смирно». Кирилл сделал вид, что его очень заинтересовала вода вокруг. Мужчина не собирался плыть к поселку, он направился в противоположную сторону. На большом озере было полно самых разных островков. Один из них показал ему Алексей Александрович. Заядлый рыбак он нередко ночевал там, поджидая утренний клев. Для удобства был построен небольшой шалашик.

И дед тоже привез Кирилла на островок. Но этот, без сомнения, был оборудован гораздо лучше, чем у Алексея Александровича. Шалашик напоминал небольшой домик. Самая большая комната была окружена несколькими маленькими. Было видно, что стоит он тут не один год.

Возле куста была оборудована рыбачья кухня. А возле нее расположился стол. Самый настоящий стол, только сбитый из досок. И ножки его были до половины вкопаны в землю. Рядом со столом стояли вместо стульев деревянные чурбачки. «А стол вкопали, чтобы сидеть было удобнее», – догадался Кирилл. Все здесь было прочное, основательное, было видно, что хозяин следит за порядком.

– В дом пойдем или на свежем воздухе побеседуем? – спросил мужчина, снимая фуражку и вешая ее на сучок дерева.

– Давайте здесь, – сказал Кирилл.

– Ладно. Тогда, присаживайся, – дед указал мальчику на один из чурбачков, – будем знакомиться?

Кирилл взглянул на деда, но увидел, что глаза у того были вовсе не злые, а наоборот, искрились смехом.

– Меня Кириллом зовут, – проговорил он.

– А меня Игнат Васильевич, можно просто дед Игнат, – сказал мужчина, протягивая Кириллу руку, – вот и познакомились.

Кирилл пожал крепкие узловатые пальцы, но не знал как вести себя.

– Рассказывай, – сказал дед Игнат.

– А что рассказывать-то? – удивился Кирилл. – Вы и сами все видели.

– Я не про то, – отмахнулся старик, – кто ты, откуда, что на озере делал?

Кирилл начал рассказывать. Дед слушал его внимательно. Он не старался задавать вопросов, но Кирилл и сам старался объяснить все подробнее.

– Так-так, – дед Игнат постучал пальцами по столу, – значит, ты меня за браконьера принял, признавайся?

Кирилл кивнул. Что тут можно было возразить. И сетку ведь тоже он порезал. Дед Игнат встал и поманил Кирилла за собой. В шалашике было уютно и прохладно. Дед скрылся в одной из боковых комнат и вынес оттуда… плетеный сапог. Кирилл понял свою ошибку, но очень уже плетеная корзинка в руках деда напоминала сапог.

– Знаешь что это? – спросил он.

– Нет. А что?

– Усенки.

Дед Игнат, видя недоумение Кирилла, стал объяснять. Усенки не сетка, хотя тоже приспособлены для ловли рыбы. Плетутся они из гибких и тонких ветвей ивняка-чернотала. Отверстия оставляются большие, чтобы мелкая рыба свободно проходила, а вот крупная задерживалась. Попадая внутрь, большая рыба своей тяжестью напирала на прутики, и они начинали у горловины сжиматься. Рыба оказывалась в ловушке. Чтобы укрепить усенки, их привязывали леской к камышинке. Сразу выставлялось несколько штук, и они уравновешивали друг друга.

– Так плели в старину, – пояснил дед Игнат, – а сейчас удочками пользуются, да и сетки нередко выставляют. Меня мой дед научил, когда я еще мальчишкой был. А вот я своих внуков не вижу. Они в городе живут. Так, видно, со мной и пропадет знание.

Кирилл удивлялся. Как многого он, оказывается, не знает. Он и не предполагал, что рыбу можно так ловить.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное