Неустановленный автор.

Лесные музыканты

(страница 3 из 12)

скачать книгу бесплатно

– Ну, конечно же, нет! Они, как видишь, крепко держатся в земле своими корнями, поэтому не могут передвигаться. И не задавай больше таких глупых вопросов – ты уже не маленькая! Интересно, как это тебя только во второй класс перевели?

Вика обиженно замолчала: брат совсем ничего не понимает, а сам называет ее глупой! Она ведь прекрасно помнит, что папа рассказывал про сосну, которая ползла по земле к морю, но не успела доползти и так и застыла с обнаженными корнями на поверхности скалы. Правда, папа говорил тогда, что здесь поработала лесная фея-волшебница…

– Я знаю, как они кружатся! – заявила она, едва успевая переставлять ноги вслед за братом. – Это лесная фея им помогает! Они ведь все живые, такие же, как мы. Просто они не хотят, чтобы люди об этом догадались.

– Ну ладно, ладно, пусть будут живые, – согласился Кирилл, чтобы наконец отделаться от сестренки-зануды. – Пошевеливай ножками!

Родители поджидали их возле крутого каменистого спуска, ведущего к Песчаной бухте. Внизу поблескивала темно-синяя гладь Байкала, ярко контрастирующая с прибрежной полосой ярко-желтого песка. Несмотря на все трудности путешествия, цель наконец-то была достигнута!

Кирилл с радостным воплем помчался с горы вниз, к заветному пляжу, на бегу срывая с себя одежду. Первой с его взлохмаченной шевелюры слетела бейсболка, за ней последовала измятая в тесноте салона «жигулей» футболка… Уже возле самой кромки воды мальчишка задержался, чтобы скинуть кроссовки и шорты, а потом, заново разбежавшись, с шумом и плеском врезался в плотную водную ткань, разбрызгивая вокруг себя фейерверки ее осколков!

Тут же вопль восторга неожиданно сменил тональность и превратился в крик, подходящий больше для американских триллеров, нежели для безмятежной пасторальной сцены:

– А-а-а!!! Водичка-то холодная!!! Бр-р-р!

Екатерина Николаевна звонко, совсем как девчонка, хохотала над сыном, пулей вылетевшим из воды и плюхнувшимся на раскаленный полуденным солнцем песок.

– Вот тебе и мудрая народная примета: кто поспешит, тот людей насмешит! – крикнула она Кириллу сквозь смех, подбирая по пути его разбросанную одежду.

Мальчишка распластался на песке, чтобы согреться.

– Что, досталось тебе от старика-Байкала? – услышал он над головой голос подошедшего отца. – Он не любит, когда с ним так грубо обращаются!

– Ничего, сейчас я погреюсь чуть-чуть на солнышке, а потом все равно искупаюсь, – пообещал Кирилл.

Вика, понаблюдав неудачу брата, сняла платьице и неспеша подошла к синей воде. Она не стала разбегаться как Кирилл, а окунула в воду сначала одну ступню, потом другую. Привыкнув к ее температуре, девочка медленно пошла по берегу, забирая ногами воду. И вскоре вода показалась ей не такой уж прохладной, а скорее теплой-растеплой. Сделав для себя такое открытие, она решила зайти в воду поглубже, примерно по щиколотку. И опять сначала вода подействовала очень освежающе, а потом ощущения стали очень приятными.

– И совсем она не холодная, – заявила Вика, глядя в сторону братца, гревшегося на горячем песке.

– Конечно, ты же в нее еще не окунулась, – сказал Кирилл, вскочил на ноги и с разбега бросился мимо остолбеневшей сестренки в воду, поднимая море мелких брызг.

– А-а-а! – завопила девочка после так внезапно обрушившегося на нее холодного душа. – Сейчас я тебе покажу!

Но брату уже было совершено нечего бояться, он уже согрелся и теперь вода казалась ему настоящим блаженством.

Вика уже по шейку зашла в водное пространство и с сожалением остановилась. Кирилл, воспользовавшись положением, предусмотрительно уплыл от сестренки как можно дальше. Он знал, что она не умеет плавать, поэтому шансы на то, что она его достигнет, были ничтожно малы.

– Кирилл, смотри, далеко не плавай, – тут же сочла своим долгом напомнить сыну Екатерина Николаевна.

Мальчик проплыл еще несколько метров и повернул назад. Вика продолжала бултыхаться у самого берега и мечтала о том времени, когда она будет плавать быстрее и лучше Кирилла, одним словом – как рыба. А пока она плавала, перебирая по песку руками, словно придонная рыбка.

Родителям, наблюдавшим как резвятся дети, тоже захотелось почувствовать на себе освежающую синюю прохладу. Андрей Павлович посадил дочку на спину, велел хорошенько держаться за его плечи, и поплыл в глубину. Вике было немного не по себе – а вдруг она соскользнет и утонет – но продолжала храбро держаться и не подавать виду, что ей страшно, только сильнее сжимала отцовские плечи. Ему передалось ее напряжение, поэтому он вскоре повернул обратно.

Кирилл вышел наконец на берег, когда все остальные уже давно на него выбрались и поворачивались к солнышку, чтобы оно поскорее согрело их своими ласковыми лучиками.

– Посмотри, у тебя даже губы посинели, – слегка укоризненно произнесла Екатерина Николаевна. – А вот оставишь вас тут одних, вообще неизвестно, к чему это приведет.

– Ничего не посинели, это тебе так кажется, – возмутился Кирилл. – Мам, все будет нормально, не беспокойся.

– Ну, как ощущения? – поинтересовался у жены Андрей Павлович.

– Знаешь, Андрей, – ответила ему супруга. – Вот смотрю я, как волна нагоняет волну, и кажется мне, что все проблемы и невзгоды где-то далеко-далеко и ничтожно малы. Прямо душа отдыхает, будет чем на работе похвастаться.

И она была права – набегающие одна за другой синие волны, желтый песок, смятенные крики чаек смогли бы расшевелить кого угодно.

– Кирилл, а знаешь, на кого они похожи? – шепотом произнесла сестренка и показала на причудливо изогнутые деревья, которые росли на самом склоне.

– На кого? – спросил брат, ожидая очередных детских фантазий.

– Они похожи на оленей, смотри – видишь их рога? – сказала девочка, погрузившись в свой придуманный мир. – И они очень хотят попить воды из Байкала. Правда ведь, похожи? Кстати, я тоже хочу пить! Вода такая чистая и прозрачная, что похожа на большой источник!

– Похожа, похожа, – не стал спорить мальчик, потому что эту упрямую девчонку все равно не переспоришь. – Но эту воду пить нельзя. Деревьям – можно, а людям нет.

Андрей Павлович, щурясь от яркого солнца, привстал на локти и повернулся к детям:

– Кстати, Вика совсем недалека от истины! Когда-то, несколько сотен лет назад, вода была такой чистой, что жители прибрежных поселений могли пить ее прямо из озера!

– Как так? – не поверил Кирилл. – Разве это не вредно для здоровья? Тут же все купаются, звери плавают, суда всякие…

– Ну, допустим, в те далекие времена никаких судов еще не было – максимум, парусные и обыкновенные лодки, построенные собственноручно. Не было и промышленных стоков, которые так загрязняют не только воду, но и окружающую атмосферу, – помрачнел отец, коснувшись невзначай больной темы. Но тут же оживился, вернувшись на несколько столетий назад. – А вода очищалась благодаря микроскопическим рачкам, которые живут на дне и питаются водорослями. Они и сейчас помогают содержать подводное царство Байкала в чистоте и порядке, но, к сожалению, силы между ними и все более развивающейся цивилизацией неравны.

– Как интересно! – воскликнула маленькая Вика, во все глаза уставившаяся на отца и жадно ловившая каждое произнесенное им слово. В такие минуты папа казался ей самым настоящим волшебником – он так много обо всем на свете знал, сколько не может знать обычный человек! На такое способен только волшебник!

– Расскажи еще что-нибудь про Байкал, – попросил Кирилл. Для него беседы с отцом тоже значили очень многое, но в отличие от наивной сестренки, он охотно признавал его человеческое происхождение. Уж слишком противоречили волшебному облику папина рассеянность и прочие чудачества!

– Например, почему он называется озером, – вставила свое веское слово непоседа Вика. – Я не видела таких огромных озер! Кирилл, ты видел хоть раз, чтобы у озера не было видно другого берега? Вот! Значит, это неправильно! Байкал – это море!

Андрей Павлович улыбнулся:

– Дело в том, что озером может называться любой по размерам водоем, но в нем должна быть только пресная вода. Море тем и отличается от озера, что его вода соленая. А в том, что Байкал огромный по размерам, вы совершенно правы: длина его береговой линии равна 2000 километрам, а шириной он в среднем около 48 километров.

– Глубокий, наверно? – спросила Вика.

– Несомненно! – подтвердил папа. – Его глубина достигает 1640 метров – почти как в океане! Объем пресной воды, содержащейся в нем, равен пятой части всего мирового запаса! Но это все равно не дает оснований называть его морем: вода ведь несоленая. Впрочем: местным жителям, как вы уже могли заметить, научные тонкости вовсе не интересны – они величают Байкал Священным морем, и, думается, это вполне правомерно…

ГЛАВА 4
НЕЗНАКОМЕЦ

Солнце опускалось к линии горизонта спокойного моря-озера, рисуя на водной глади блестящую позолоченную дорожку, когда Екатерина Николаевна решила, что пора уже двигаться в обратный путь. Все стали неохотно собирать те немногочисленные вещи, которые обычно берут с собой на пляж. Только маленькая Вика, избавленная в силу своего возраста от этого занятия, неотрывно смотрела на водную поверхность, словно не хотела расставаться с Байкалом ни на миг.

– Пап, смотри, там кто-то на лодке едет! – воскликнула она.

Андрей Павлович, обернувшись, увидел, что к берегу приближается моторка, в которой сидел пожилой мужчина. Когда она подошла очень близко, то он узнал ее владельца:

– Да это же дед Егор из нашей деревни, я его знаю. Приятно встретить знакомого человека там, где и не ожидаешь вовсе!

Андрей Павлович, с легкостью оставив объемные пакеты с покрывалами и полотенцами, поспешил навстречу лодке, чтобы поздороваться со своим знакомым.

Через некоторое время Андрей Павлович вернулся и сообщил, что дед Егор любезно предложил довезти их до дома. Для этого нужно было на лодке добраться до того места, где он оставил свою «Ниву».

– Ура! Мы будем кататься на лодке! – запрыгала от радости Вика.

Кирилл выражал свой восторг менее эмоционально – ведь он не ребенок, чтобы вести себя как его маленькая сестренка – но тоже был очень доволен внезапно подвернувшейся прогулкой по озеру.

Внимательно оглядевшись, вдруг что-то забыли на пляже, все быстренько забрались в моторку. Вика была просто счастлива: лодка ехала довольно быстро, рассекая водную гладь. И даже мелкие капельки брызг совершенно ее не пугали, а наоборот, скорее веселили. Но, к ее сожалению, лодка скоро повернула к берегу. Там, на деревянном причале, стоял какой-то мальчишка и изо всех сил махал руками.

– Смотрите, нам кто-то машет, – удивился Андрей Павлович.

– Это мой внучок, Женька, – послышался хрипловатый голос деда Егора. – Меня встречает.

Лодка причалила, и один за другим все выбрались на сушу.

– Здравствуйте, – поздоровался мальчишка. – Меня зовут Женя.

– А это Кирилл и Виктория, – представил дед Егор своих юных попутчиков. Особенно младшей из семейства Нефедовых понравилось, что он назвал ее полным именем, как взрослую. Все-таки Виктория звучит совсем не так, как Вика.

Мальчишка был высокий и худенький, приблизительно лет тринадцати-четырнадцати, весь его вид был какой-то нескладный. И даже светлые волосы, как в подтверждение его немного несуразного облика, торчали непослушными вихрами. Взгляд карих глаз, обрамленных, как это ни странно, длинными черными ресницами, был очень живой и любознательный.

Рядом с причалом стояла синяя «Нива», куда вся компания дружно забралась. Егор Семеныч оказался не очень общительным, он вел машину и только и делал, что смотрел на дорогу и время от времени шмыгал носом.

– Что-то мы тебя раньше в деревне не видели, – сказала Екатерина Николаевна, глядя на Женьку.

– Потому что раньше меня здесь не было, я совсем недавно в гости к дедушке с бабушкой приехал, – ответил мальчишка.

– А откуда ты сам? – спросил Кирилл.

– Вообще-то я живу в Новосибирске, – сообщил Женька.

– На каникулы приехал? – поинтересовалась Екатерина Николаевна.

– Угу, – ответил Женька.

За разговорами о том о сем автомобиль так незаметно подъехал к дому Ефросиньи Матвеевны, что обратная дорога показалась намного короче того пути, который они преодолели днем.

– Спасибо, что подбросили нас, – сказал на прощанье Андрей Павлович, пожимая крепкую, огрубевшую от трудов ладонь старика.

* * *

Завтрашним утром Екатерина Николаевна уехала домой. Ее отпуск закончился и задерживаться она не могла. Но перед этим она очень обстоятельно поговорила с Ефросиньей Матвеевной, и та пообещала ей, что приглядит за Кириллом и Викой, а заодно и за Андреем Павловичем, что было совершенно нелишним из-за его постоянной рассеянности. Убедившись, что оставляет семью в надежных руках и получив обещание, что они будут очень часто посылать весточки, она облегченно вздохнула.

Отец, проводив маму в город, на вокзал, весь оставшийся день посвятил работе. Прихватив необходимые приборы, он отправился на очередной объект проводить свои исследования, а Кирилл с сестренкой получили разрешение от хозяйки дома погулять в лесу, который за прошедший месяц стал им домом родным. Денек выдался отличный, светило солнышко, но было не так жарко, как обычно. Самая подходящая погода для прогулок.

– А Гришку мы пойдем кормить? – полюбопытствовала Вика.

– Конечно, – ответил Кирилл. – Только не отставай, а то опять будешь смотреть по сторонам и потеряешься по дороге.

– Не потеряюсь, – уверенно произнесла девочка и слегка надула губки. Вечно брат командует. Даже если она и умудрится потеряться, то уж дорогу назад найдет обязательно.

Но все-таки прибавила шаг. Скоро они вышли на полянку и Кирилл начал издавать какие-то странные звуки: «У-ф-ф, чу-ф-ф, чу-ф-ф». Это был условный знак, с помощью которого они подзывали своего старого друга – медвежонка Гришу.

Первый раз они повстречались, когда несчастный сластена попал в капкан, и только благодаря Ефросиньи Матвеевне его удалось освободить. Старушка-волшебница перевязала ему ранку и вскоре у мишки рана зажила, а дети с тех пор, совершая прогулки по лесу, постоянно навещали своего любимца и подкармливали чем-нибудь вкусненьким. Хозяйка дома поведала им о том, какие медвежонок предпочитает угощения.

Ждать пришлось недолго – сначала где-то из-за кустов послышалось сопенье и фырканье, а скоро показался и сам Гришка. На его шее по-прежнему красовалась красная ленточка, которую ему повязала Вика, чтобы не путать, если они вдруг повстречают других медвежат. Хотя теперь, после такой тесной дружбы, вряд ли можно было не узнать своего питомца. Кирилл потрепал медвежонка по бурой шерстке, а сестренка достала из пакетика, который она все время несла сама, хлебные мякиши и немного меда. Гришка все слопал, и при этом довольно урчал.

Вика его тоже погладила, и потом таежный обитатель скрылся в лесу. Кирилл с сестренкой пошли гулять дальше. Свою любимую камеру мальчик сегодня не стал брать, чтобы не упустить из виду Вичку, эту фантазерку. А то не хватало в первый же день после отъезда мамы снова потерять ее в лесной чаще.

Ребята пробирались все дальше, как вдруг услышали впереди чьи-то неторопливые шаги. Кирилл с Викой, не сговариваясь, переглянулись и брат поднес палец ко рту, как бы говоря, чтобы девочка притаилась и не шумела. Вика тут же замерла как вкопанная, одни только широко распахнутые глаза выдавали ее любопытство. Интересно, кто там бродит – зверь или может быть человек?

Кирилл очень осторожно продвинулся на пару шагов вперед. Как ни странно, шагов больше не было слышно. Неужели им показалось? А может таинственный лесной обитатель притаился и ждет? Мальчик, словно партизан, раздвинул ветки и выглянул из зарослей кустарника и увидел… обычного мальчишку, который также замер на месте и как будто к чему-то прислушивался. Приглядевшись повнимательнее, Кирилл определил, что мальчишка кажется ему знакомым. Наверное, кто-то из жителей деревеньки.

Потом незнакомец чуть-чуть повернулся и у Вики вырвалось: «Женька!» Кирилл зашикал на нее, но было поздно. Их присутствие уже обнаружилось. Прятаться больше было незачем и они вышли из-за кустов.

– Привет, – первой, как ни странно, поздоровалась Вика.

– А, это вы, а я думаю, кто это мне тут мешает, – откликнулся Женька.

– Чем это мы тебе мешаем? Лес не купленный между прочим, можно всем гулять, – хотел было поспорить Кирилл, но Вика вовремя остановила назревавшую ссору.

– Не ругайтесь из-за какой-то ерунды, – сказала она. – Лучше скажи, что это ты там прячешь?

– Ничего я не прячу, – ответил Женька, и вытянул руку, в которой было зажато что-то черное, напоминающее фотоаппарат, но по размерам немного меньшее. – Вот, смотрите, пожалуйста.

– А что это? – продолжала допытываться девочка, разглядывая неизвестную штуковину. Объектива у штуковины не было, а было несколько кнопочек и «кармашек» для кассеты. Скорее, это было больше похоже на мини-магнитофон, чем на фотоаппарат.

– Это диктофон, – объяснил Женька. – Знаете, что это такое?

– Знаем, – поспешил ответить Кирилл, пока сестренка не успела чего-нибудь ляпнуть. – Такие у журналистов есть, чтобы интервью записывать. А зачем он тебе?

– Я записываю голоса, – важно ответил парень.

– А наши голоса ты тоже записал? – удивилась Вика странному занятию их нового знакомого.

– Да нет же, я не людей записываю, а птиц, – объяснил Женя. – И записал бы еще одну, если бы не ваше появление.

– А что это была за птичка? А какого она была цвета? – засыпала его вопросами девочка.

– Свиристель, – сказал Женька, а сам уставился куда-то вверх. – Тихо, ни звука.

Кирилл с Викой застыли на месте и попытались определить, куда же смотрит их новый приятель. В нескольких метрах от них на сосновой ветке устроилась птичка размером чуть меньше скворца. Сама по себе она была довольно коренастая, с короткой шеей и крупной головой. Клюв у нее был широкий, с маленьким крючком на конце, а хвост короткий. На лбу виднелись длинные перья, собирающиеся высоким хохолком. А окраска была очень красивой – в мягких серовато-розовых тонах.

– Это она? Свиристель? – шепотом спросила Вика.

– Да, – также еле слышно ответил Женька.

Всего лишь через мгновение на соседней ветке появилась еще одна. Ожидание ребят было вознаграждено. Птицы стали негромко перекликаться между собой. Эта картина – розовые птицы на сосновых ветках, освещенных солнечными лучами на фоне ясного неба, заливающиеся серебряными трелями, так заворожили девочку, что она невольно воскликнула:

– Какая красота!

Но произнесла она это, наверное, все-таки громче, чем бы ей хотелось, потому что свиристели сразу же вспорхнули с ветки и улетели.

– Ой, это я их напугала? – расстроилась Вика. – Я не хотела, просто они такие красивые и так пели, что я…

– Ничего, я успел все записать, – заверил ее Женька, решив, что она вот-вот расплачется.

– Правда? А ты дашь нам потом послушать? – накинулась она опять с вопросами.

– Дам, если хотите, – пообещал парень дружелюбно.

Дальше в путь они двинулись втроем. Женька сначала не особенно обрадовался появлению нежданных гостей, но потом, почувствовав их неподдельный интерес к его занятию, подобрел. В деревеньке он ни с кем не общался, а когда у тебя появляются друзья – это все-таки очень приятно. Правда Кирилл был помоложе его на два года, но их общий интерес к природе делал это различие практически незаметным. Одним словом, они разговаривали на одном языке. А восхищенный взгляд Викиных глаз ему откровенно льстил.

Они шли по лесной тропинке, и Женька рассказал немного о себе. Оказалось, что в этом году он закончил девятый класс, но дальше учиться не пошел, а поступил в музыкальное училище на композиторское отделение.

– Ты хочешь стать композитором? – Викино восхищение с каждой минутой все больше росло.

– Да, это моя мечта, – признался Женька.

Кирилл в свою очередь поделился своей заветной мечтой – объездить весь мир, чтобы исследовать мир диких зверей и птиц в естественной среде их обитания и запечатлевать уникальные кадры на пленку. Когда он смотрел по телевизору передачи про животных, то всегда представлял, как бы он снял тот или иной кадр.

– Представляю, как это увлекательно, – согласился Женька.

Некоторое время ребята шли молча, надеясь услышать еще кого-нибудь из пернатых певцов. Вдруг раздались просто волшебные звуки. Юные наблюдатели остановились и стали оглядывать окрестности – кто этот новый певец?

Вика заметила птицу первой и, повернувшись к мальчишкам, указала на одну из березок с кривым стволом. Там сидела птичка, очень похожая на воробья. Женька хотел что-то сказать, но потом только показал знаком, что все здорово.

Пение было непрерывным и строилось из отдельных равномерных четких «слов» или «выкриков», и некоторые характерные звуки повторялись раза три или четыре. Издалека стала отзываться еще одна птичка. Песня все продолжалась и продолжалась. Но создавалось такое впечатление, что каждый раз пела уже какая-то другая птица. Вика стояла и слушала как зачарованная. Неожиданно что-то спугнуло лесного певца и он тихо спланировал, издав при этом звук, напоминающий слог «ко» на человеческом языке.

– Сегодня мне просто повезло, может, это вы принесли мне удачу, – просиял Женька.

– Что ты имеешь в виду? – поинтересовался Кирилл. – Что ты записал сразу столько птиц?

– В том-то и дело, что это была одна и та же птица, – объяснил Женька. – Это певчий дрозд.

– А я слышала про такую птичку, – вступила в разговор Вика. – Но не знала, что он может петь такие замечательные песни.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное