Неустановленный автор.

Лесные музыканты

(страница 2 из 12)

скачать книгу бесплатно

Достойный муж в условиях домашнего уюта, под крылышком заботливой жены был на редкость рассеянным. По возвращении с работы Андрей Павлович словно по волшебству терял всю свою сосредоточенность и рациональность, что отличало его как высококвалифицированного специалиста, и превращался в большого ребенка. А уж в этакой суматохе он чувствовал себя едва ли не грудным младенцем, беспомощным и невнимательным. У него все падало из рук, терялось и ломалось, поэтому к такому важному и ответственному делу, как собирание чемоданов, допускать его нельзя было ни в коем случае.

На свою беду, Екатерина Николаевна поняла это слишком поздно. Вещи еще были не упакованы, а лишь разложены по стопочкам и кучкам, готовые проследовать в свои тесные временные жилища. Она вздохнула, оглядев то огромное количество вещей, которое предстояло запихнуть в сумки и чемоданы, коих было ограниченное число. Екатерина Николаевна смутно догадывалась, что одной ей с этой непосильной задачей не справиться. Хорошо, что у нее есть помощник!

– Ну вот, все и готово, – произнесла она. – Андрюша, пора доставать чемоданы.

Муж ничего не ответил. Екатерина Николаевна отвлеклась от созерцания груды шмоток и настороженно обернулась к противоположной кровати, на которой должен был лежать Андрей Павлович. Но там его не оказалось. Женщина устало всплеснула руками: вероятно, что-то уже успело произойти.

Екатерина Николаевна увлеклась не на шутку сборами и совсем не заметила, что муж вышел из комнаты. Андрей Павлович вот уже десять минут рассеянно бродил по комнатам и определенно что-то искал. Об этом можно было догадаться по тому, как он заглядывал во все потайные уголки комнат, под столы и диваны, перекладывал с места на место вещи и даже, словно не веря глазам своим, тщательно ощупывал ладонями поверхность мебели.

В процессе поиска он перевернул все вверх дном. То, что он искал, по всей видимости, было маленькое по размеру и незаметное по окраске, и могло попасть куда угодно, так как на кухне Андрей Павлович заглядывал даже в холодильник и приподнимал кастрюли, стоящие возле плиты.

За этими загадочными действиями и застала его маленькая дочь, случайно заглянувшая в дверной проем, проходя мимо кухни. Девочка некоторое время наблюдала за отцом и в кульминационный момент – когда Андрей Павлович заглядывал под крышку сахарницы, не выдержала:

– Пап, ты что-то ищешь? – тихонько поинтересовалась она.

Андрей Павлович, совершенно не подозревавший о том, что за ним кто-то наблюдает, вздрогнул от неожиданности и поправил указательным пальцем очки, сползшие на кончик носа. После этого он повернул голову к дочери и ответил, едва сдерживая волнение:

– Д-да, я тут кое-что ищу… Точнее, искал, но теперь уже закончил… – невнятно объяснил он.

Вика всегда была дотошным ребенком, стремившимся во что бы то ни стало докопаться до истины и пролить свет знаний на темные пятна. Вот и сейчас она не стала изменять себе:

– И что, нашел?

– Д-да, то есть не совсем… – окончательно запутался отец.

– Папа, может, я тебе помогу? Ты мне скажи, что ты ищешь, и я сразу найду!

Отец неудачно опустил крышечку сахарницы, и она с грохотом покатилась по столу.

Вика быстро среагировала и успела поймать крышечку до того, как она докатилась до края и свалилась на пол.

На грохот незамедлительно явился Кирилл. Мгновение назад он нехотя вытаскивал из огромного старинного шкафа свою одежду и бросал ее на кровать. Каждое движение – ленивое и медлительное – кричало о том, что мальчишке ужасно не хотелось этого делать: не вещи собирать, конечно, а уезжать из деревеньки. В процессе этого не утомительного, но ужасно нудного занятия он размышлял. Тема размышлений выглядела примерно следующим образом: «Что бы такое сделать, чтобы отложить возвращение?»

Но, к сожалению, ничего стоящего на ум не приходило. От этого настроение Кирилла не улучшалось. Он пребывал в состоянии необъяснимого напряженного ожидания: а вдруг что-то произойдет, что натолкнет его на мысль? Поэтому, услышав грохот фарфоровой крышечки, покатившейся по столу, он вздрогнул, в один прыжок выскочил из комнаты и возник в дверном проеме кухни.

– Вы чего тут гремите? – полюбопытствовал он. – Решили перед отъездом старушкину посуду перебить, на память?

Отец виновато улыбнулся:

– Мы нечаянно.

– Папа что-то ищет, – проговорилась Вика. – Наверно, это что-то очень важное, потому что он скрывает от мамы, и даже мне не хочет говорить.

– Да ничего особенного, – попытался успокоить детей Андрей Павлович.

Впрочем, по их выжидательным взглядам он понял, что так просто не отделается: придется все же раскрыть детям тайну собственных поисков. Он глубоко вздохнул и произнес:

– Так и быть. Скажу вам. Полчаса назад местный почтальон принес телеграмму. Я как раз выходил во двор, и он к несчастью вручил ее именно мне.

– И что же там, в этой телеграмме? – с нарастающим интересом спросил Кирилл.

– В том-то и дело, что не знаю! Я только расписался за ее получение, как мама позвала меня складывать вещи. Я вошел в дом и впопыхах сунул ее куда-то, а куда – не помню! А теперь в этом бардаке разве можно что-нибудь найти?

– Эх, папа! Почему же ты сразу ее не прочел?! – возмутился сын. – А может, там очень важная информация!

– Наверняка, – удрученно согласился отец. – Поэтому я и ищу…

– Давай, мы с Кириллом поможем тебе, – предложила маленькая дочь. – Какая она была?

– Обыкновенная небольшая полоска бумаги шириной сантиметров в пять-шесть. С одной стороны на ней напечатан короткий текст фиолетовым шрифтом.

– Я пойду поищу в сенях, – сказал Кирилл. – Скорее всего, ты оставил ее там, сразу при входе в дом.

– А я посмотрю в вашей спальне – наверно, она затерялась среди вещей, – добавила Вика и направилась вслед за братом в сторону двери.

– Только маме не говорите, а то она расстроится из-за моей рассеянности… – негромко добавил он вдогонку детям и осекся: мама в этот самый момент столкнулась с вылетавшими из кухни детьми в дверях.

– Стоп, озорники! Куда это вы так рванули? Я тут кое-что обнаружила! – недобрым тоном произнесла она, помахивая бумажной полоской в воздухе.

Андрей Павлович жутко обрадовался при виде телеграммы:

– Катенька, ты нашла мою пропажу! Какая умница! Где же она от меня скрывалась?!

– Так это ее вы ищете втихомолку? – догадалась жена. – Могу тебя обрадовать: она спокойно лежала на твоей кровати, и ее помятый вид свидетельствует о том, что ты валялся прямо на ней!

– Надо же! – от души рассмеялся Андрей Павлович. – Я все больше становлюсь похожим на ту самую «тетю Валю, у которой очки украли». Она сбилась с ног в поисках, а на самом деле они все время были у нее на носу! Ха-ха!

Но Екатерина Николаевна почему-то не смеялась. Она лишь с упреком посмотрела на мужа и сдержанно осведомилась:

– Ты хотя бы прочел, что в телеграмме, прежде чем ее потерять?

– Нет, не успел. В этот момент ты звала меня зачем-то, и я отвлекся…

– Все ясно. Значит, ты и не догадываешься о том, что там написано, – подытожила мама.

– А что?! – в один голос воскликнули дети и муж.

– Читай сам, – она протянула листок Андрею Павловичу, который торопливо схватил его и пробежал по тексту внимательным взглядом.

Спустя минуту он положил телеграмму на стол и растерянно посмотрел куда-то мимо.

– Это из Москвы, из моего института, – наконец сказал он. – Они получили результаты моих исследований, которые противоречат их сведениям, поставляемым с местной экологической станции. Поэтому начальство требует, чтобы я продолжал работу еще в течение следующего месяца…

– Значит, мы остаемся? – робко промолвил Кирилл.

– По-видимому, чемоданы снова придется разбирать, – кивнул отец.

– Ура-а-а!!! – раздался дружный вопль радости, от которого содрогнулся ветхий старенький дом, не привыкший к таким взрывам восторга, задрожал всеми стеклами и зеркалами.

Дождавшись, когда порыв эмоций улетучится, мама сложила руки на груди и поинтересовалась:

– А как вы собираетесь решить проблему с моим отпуском, который послезавтра заканчивается?

Все затихли. Об этой проблеме никто и не удосужился подумать, про маминых пациентов все забыли, увлекшись папиной телеграммой. Но такой поворот событий не смог сбить с толку Кирилла, который мертвой хваткой уцепился за спасительную телеграмму, и в его голове завертелась тысяча всевозможных выходов и решений:

– Мамуль, а ты позвони на работу и возьми еще отпуск за свой счет. Я помню, ты делала так, когда ездила в санаторий с Викой.

– Исключено, – отрезала мама. – Люди меня ждут, и я не могу больше задерживаться. Ты же знаешь, сын, какие в мой кабинет выстраиваюся очереди! Да и первый рабочий день после отпуска у меня уже весь расписан по минутам. Нет, это невозможно.

– Ну, если расписан, то езжай, – покорно согласился Кирилл. – Но у нас-то с Викой ничего не запланировано, поэтому мы можем остаться здесь с папой! Да, пап?

В ответ на это предложение мама добродушно рассмеялась:

– С папой?! Это равносильно тому, что я оставлю вас здесь одних! Разве папа в состоянии уследить за вами? Он все время находится на своих объектах, да и дома от него нет никакого толку: он даже яичницу на завтрак вам не приготовит!

– Отчего же? – смутился папа. – Приготовлю, если надо…

– Ма, да я уже и сам умею готовить! – убежденно заверил ее сын. – Ты вспомни, какой я недавно суп сварил! А картошка? Помнишь, к восьмому марта я сам приготовил тушеную картошку к праздничному столу? Вот! Так что мы тут с голоду не вымрем, можешь быть уверена!

Поединок между матерью и Кириллом продолжался еще довольно долго. Екатерина Николаевна пускала все новые и новые стрелы-трудности, которые грозили оставшимся в ее отсутствие, а находчивый сын старательно разбивал каждую из них о каменный щит уверенности.

Мама прекрасно понимала, что с ее отъездом все хлопоты по хозяйству, а именно – приготовление пищи, мытье посуды, стирка, уборка и прочее по мелочам – целиком лягут на плечи… нет, не мужа, разумеется… на плечи Кирилла как старшего и самого разумного из оставшихся членов этого семейства.

Справиться со всеми обязанностями было вовсе не так легко, как могло бы показаться на первый взгляд, особенно с непривычки. Поэтому мысленным взором Екатерина Николаевна уже видела горы грязной посуды, заполонившие все столы и шкафы, полчища муравьев и тараканов, слои пыли, покрывающие полированную мебель, свисающие с потолков паутины и горы мусора на половиках.

– … и будем слушаться папу, – договаривала Вика очередную фразу, направленную на то, чтобы смягчить сердце матери и выпросить ее разрешение остаться в деревеньке. – Слышишь, мамуля?

Екатерина Николаевна стряхнула с себя наваждение одной разумной мыслью: строгая Ефросинья Матвеевна наверняка не позволит им распуститься и окончательно отбиться от рук. На хозяйку она возлагала все надежды.

– Ну хорошо, – сказала мама, придя все же к положительному решению. – Если Ефросинья Матвеевна согласится, то так тому и быть – я оставлю вас здесь еще на месяц.

Последние слова утонули в очередном восторженном возгласе, который по длительности и силе динамики явно превышал предыдущий. Екатерина Николаевна прервала его останавливающим жестом:

– Спокойно. Но в свою очередь я ставлю одно условие.

– Какое? – с замиранием сердца спросил Кирилл.

– Мы ведь так и не съездили за все это время на байкальский пляж! То папе некогда, то погода прохладная… Поэтому сегодня же, после обеда все вместе отправляемся к Байкалу, в Песчаную бухту! Не могу же я сказать своим коллегам по работе, что за целый месяц ни разу не искупалась в самой чистой воде на планете! Они мне просто не поверят!

Все облегченно вздохнули. «Условие» оказалось не таким уж и невыполнимым, к тому же папа давно обещал им эту поездку. До Песчаной бухты от деревеньки было всего семь-восемь километров, но и на такое расстояние требовался транспорт. Идти пешком по горам и лесам в этакую жарищу было совершенно невозможно.

Кирилл вспомнил, как в первые дни приезда с Байкалом их знакомил Олег Петрович, который предоставил в их распоряжение свою машину. С ним поначалу было довольно интересно. Жаль, что Олег Петрович оказался нехорошим человеком – как выяснилось, он вел черные делишки с браконьерами, которые незаконно охотились на животных в этом лесу.

После того, как Кирилл и Вика разоблачили его с помощью видеокамеры, случайно наткнувшись на браконьерское логово, у него начались крупные неприятности. В довершение ко всему его начальство обнаружило, что он представляет не истинные результаты исследований, а подделывает их самым бессовестным образом, чтобы не терять драгоценного времени на работу и заниматься своими грязными делишками по продаже пойманных животных. Ясное дело, его сразу же уволили.

С тех пор Олег Петрович пропал и не появлялся у Нефедовых. Еще неизвестно, какого рода осложнения возникли у него с милицией. Возможно, он и вовсе уехал в другой город. В любом случае, вместе с Олегом Петровичем они лишились и средства передвижения.

Впрочем, эта проблема была вполне разрешима: до побережья Байкала можно было запросто добраться автостопом.

ГЛАВА 3
НЕСОЛЕНОЕ МОРЕ

– До чего же здесь красиво! – восхищенно восклицала Екатерина Николаевна, вглядываясь в синеющую даль, куда стремительно уносилась стальная лента асфальтированной трассы.

– Да, эта дорога не случайно считается одной из самых живописных в Сибири, – согласился Андрей Павлович.

Они стояли на обочине шоссе, по которой намеревались добраться к Песчаной бухте – одному из самых красивых пляжных мест Байкала. Прошло уже целых пятнадцать минут, как папа голосовал проезжающим мимо легковушкам, но ни одна из них не остановилась. На то были свои причины: четверым очень сложно уместиться в салоне автомобиля, если там уже есть хотя бы один пассажир, не считая водителя.

Здесь мало кто проезжал налегке – как правило, в это время года люди путешествовали семьями, а служебные машины всегда жутко торопились, это было видно издалека. Оставалась надежда лишь на грузовики, которые появлялись на горизонте довольно часто, пугая своим массивным видом и, проносясь с грохотом мимо, обдавали путешественников обильной дозой выхлопных газов и пыли. Но пока еще у Нефедовых было в запасе время, поэтому малопривлекательная поездка на грузовике откладывалась на крайний случай, который приближался с каждой минутой безуспешного ожидания.

А пока можно было любоваться живописными пейзажами окрестностей. Екатерина Николаевна не зря восхищалась чудесной природой этого уголка Сибири: здесь, на возвышенности, и в самом деле было необычайно красиво. Сверху, с самого гребня горной волны, открывался чудесный вид.

По обеим сторонам шоссе простиралась широкая равнина, поросшая раскидистыми соснами и пихтами. В нескольких десятках метров дорога круто поворачивала влево, одновременно устремляясь вниз, и исчезала из виду. Зато взору открывалось бескрайнее пространство темно-зеленого таежного леса. Сверху покачивающиеся от ветра верхушки хвойных деревьев казались чуть шевелящейся, живой и огромной морской гладью.

А на одном уровне с ними, в далекой синеве, чуть подернутой прозрачной завесой тумана или низких облаков, виднелась неровная гряда невысоких гор, суровая и неподвижная. Почти такие же были на холсте, висящем над кроватью Кирилла в его комнате. Там, в московском микрорайоне, среди индустриальных пейзажей с многочисленными кирпичными постройками, громоздящимися друг на друга, нарисованные горы казались мальчишке гораздо более настоящими, чем сейчас, когда он любовался ими в действительности.

Эти, чуть покачивающиеся в голубой дымке на горизонте, создавали ощущение зыбкости и нереальности. Кирилл не мог поверить собственным глазам, но временами ему казалось, что горы вот-вот уплывут за линию горизонта, или того и гляди – поднимутся ввысь и растворятся в ультрамариновом небе. Сегодня он оставил свою видеокамеру дома – не хотелось тащить с собой, ведь они собирались только искупаться в Байкале и поехать обратно.

И очень даже хорошо, что оставил! – Оказывается, всерьез увлекшись съемками, он так привык к ограниченному пространству, заключенному в рамки объектива, что почти разучился видеть мир полноценным зрением. А он такой огромный, бескрайний…

– Кирилл, ты чего застыл как вкопанный? – окликнула его Вика. – Садись скорее, а то мы уедем без тебя!

Засмотревшись на линию горизонта, мальчик и не заметил, как возле них притормозил старенький бежевый «жигуленок». Его водителем оказался пожилой мужчина, который еле умещался в тесном салоне между креслом и рулем – такой был кругленький и упитанный.

– Настоящий колобок в старости! – шепнула маленькая сестренка брату перед тем, как залезть на заднее сиденье.

Кирилл презрительно фыркнул: он не любил толстяков, которые невольно ассоциировались у него с «новыми русскими» – персонажами из дурацких анекдотов. Правда, в жизни ему не приходилось с ними сталкиваться – они ведь исключительно ездили в шикарных автомобилях, а не ходили по улицам пешком подобно обычным людям!

Тем не менее, за недолгое время пути Кирилл успел поменять свое сложившееся предубеждение насчет полных людей. В ходе общения выяснилось, что водитель-толстячок очень добродушный и веселый, всю дорогу рассказывал смешные истории и заразительно хохотал. Очень он обрадовался, что ему попались такие хорошие попутчики – ведь колесить в одиночестве, прямо скажем, занятие не самое радостное.

А когда, к слову, водитель признался, что страдает диабетом, тут Кирилл и вовсе восхитился: надо же! Этот человек, несмотря на тяжелое заболевание, умеет так искренне радоваться жизни, как не каждый здоровый! А может быть, именно поэтому? Ведь обычно так и бывает: что-то начинаешь по-настоящему ценить только тогда, когда появляется риск его потерять.

Кирилл бы долго еще размышлял на эту тему, но машина постепенно стала замедлять ход и вскоре свернула к обочине трассы и остановилась. Толстячок с трудом повернул голову, растущую прямо из пышных плеч, и обратился к Андрею Павловичу, сидящему справа от него на переднем сиденье:

– Ну вот, вы и приехали. Хоть и не хочется расставаться с такими славными попутчиками, но мне нужно ехать дальше… А вам отсюда до Песчанки рукой подать: пройдете напрямик через этот бор, а потом спуститесь с горы прямо на пляж!

– Спасибо вам огромное, что согласились нас подвезти! – услышал он в ответ бархатный, мягкий голос Екатерины Николаевны, примостившейся в уголочке заднего сиденья.

– Да, мы вам очень благодарны! – Андрей Павлович энергично пожал мягкую ладонь водителя. – Счастливого пути!

– И вам – приятного купания!

* * *

Помахав рукой на прощанье дружному семейству из полуопущенного окошка, водитель нажал на газ и выехал на трассу. А путешественников уже принимал в свои прохладные объятия густой и высокий сосновый бор. Широкая тропинка, протоптанная тысячами ног любителей отдохнуть на побережье Байкала, не позволила ни минуты сомневаться в выборе нужного направления.

– Похоже, эта дорожка к пляжу пользуется всеобщим вниманием, – заметил папа, глядя под ноги. – Здесь даже траву вытоптали!

По этой тропинке, очевидно, частенько ходили целые компании, не желающие передвигаться гуськом, потому что она то и дело разветвлялась, огибая часто растущие деревья с разных сторон. Если на пути попадалось старое, многолетнее дерево, то в этом месте тропинки из-под земли выступала верхняя часть мощной корневой системы. Об один из таких корешков Вика и споткнулась.

– Ой! – не успела сказать она, как нос к носу столкнулась с землей.

– Эх, недотепа! – мягко упрекнул ее Кирилл. – Под ноги надо смотреть!

Вика подняла голову, чтобы ответить что-нибудь язвительное брату, но тут ее взгляду открылся удивительный вид: огромные, непомерно высокие сосны стремительно уходили ввысь, в ярко-синюю глубь неба, чем выше, тем все более сближаясь вершинами, своими ветвями словно касаясь друг друга.

Вика даже не стала вставать, а лишь плюхнулась на землю мягким местом и откинулась на локти – так смотреть было намного удобнее. Снизу девочке казалось, что деревья растут не прямо вертикально, а немного наискось, сужаясь к одной невидимой точке, которая находится где-то в небе прямо над тем местом, в которое она умудрилась упасть.

– Ты чего там разлеглась? – послышался сверху голос приближающегося брата. – Так и отстать недолго: родители-то во-он как далеко ушли!

– Посмотри, Кирилл, тут деревья как-то странно растут! – не вставая с земли, сказала сестренка. – Интересно, это только в этом месте так, или они везде такие?

– Какие? – не понял брат.

– Ну посмотри сам – они же вверху сужаются! А нам кажется, что они ровно растут…

Кирилл тоже запрокинул голову кверху, после чего рассмеялся и предложил сестренке:

– А ты еще попробуй покружиться на месте и одновременно смотреть вверх – тебе покажется, будто деревья над тобой водят хоровод!

Это был отличный психологический маневр – способ быстро поднять Вику на ноги. Он, как и ожидал мальчик, моментально подействовал: сестренка соблазнилась на обещанный «хоровод деревьев», вскочила с земли и покружилась на месте, глядя вверх.

– Ой, и правда! – радостно подтвердила она. – Водят хоровод! А что, разве нет? – обратилась она к брату, вдоволь насладившись эффектным зрелищем.

Кириллу надоели наивные вопросы маленькой сестренки. Ему не терпелось окунуться в прозрачные воды Байкала – тем более, что лесная прохлада оказалась ненадежной защитой от раскаленного солнца. Мальчик крепко взял сестренку за руку и потащил ее за собой, отвечая на ходу:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное