Неустановленный автор.

Лала, или прибрежный огонек

(страница 3 из 12)

скачать книгу бесплатно

– А, очень приятно видеть родителей таких замечательных детей.

Филин украдкой посмотрел на Вику и Кирилла – свидетелей его сегодняшнего преступления, но те, как ему показалось, сделали вид, будто не узнают его.

– Спасибо, – расцвела Екатерина Николаевна в благодарной улыбке.

– Чем же они так замечательны? – строго посмотрел Андрей Павлович на своих детей, предположив, что они в чем-то провинились. За этим вопросом от Исидора Афанасьевича последовала целая история о том, как благородные дети спасли кошелек, а вместе с ним и жизнь несчастного старика. Родители чем дальше слушали, тем больше поражались тому, что история эта свершилась без их ведома. Кирилл, закончив обедать, сообщил Вике, что будет ждать ее на улице. Когда он уходил, Андрей Павлович пригласил Исидора Афанасьевича за их столик. Старик с удовольствием ответил на приглашение.

– А это мой внучок, – сказал он, присаживаясь и уже в уме готовя какой-нибудь интересненький разговор. Вике же такая компания не особо понравилась. Она быстренько допила свой сок и, набравшись девчоночьей смелости, подсела к Филину.

– Привет, ты меня помнишь?

– Да, – ответил он, ухмыльнувшись. – Это вы сегодня околачивались возле моего дерева.

Вика от удивления не нашла, что сказать. Филин тоже закончил обедать и, предупредив деда, собрался уходить.

– А почему ты это дерево называешь своим? – спросила Вика, когда они уже выходили на улицу.

– Потому что, – кратко ответил он, и Вике оставалось только обидиться, но в это время подошел брат.

– Привет, я Кирилл. А тебя как зовут?

– Филин.

– Ой, здоровское прозвище! – похвалила Вика.

– Это не прозвище, – как обычно, пришлось Филину объясняться. – Это мое настоящее имя. Вы давно здесь?

– Два дня, – ответил Кирилл. – Слушай, у тебя классный дед. Ты здесь с ним?

– Нет, я в городе с родителями живу.

Напряжение между ними сошло к нулю, и они говорили друг с другом, будто уже давно были друзьями. Познакомившись с Кириллом и Викой, Филин забыл о своей высокомерности, тем более, что эти приезжие, как ему все больше казалось, были рады общению с ним.

– Филин, а почему тебя так назвали? – не сдержала Вика своего любопытства.

– Это меня так папа назвал… – запросто ответил он. – В честь великого режиссера Федерико Фелинни.

Брат с сестрой не могли не рассмеяться, потому что было совершенно неясно, каким образом связаны эти два имени.

– Что смешного? – обратился к ним Филин. – Я и сам не знаю, причем тут этот Федерико.

* * *

Они втроем молча подкрадывали к давешнему старому дубу. На этот раз Кирилл взял видеокамеру. Все выжидали появления белки. И вот, спустя несколько минут, мелькнул пушистый хвост злодейки, поцарапавшей Кириллу нос. Затем она показалась вся. Подергав блестящими усиками, белка юркнула с одной ветки на другую. Ее кисточкообразные ушки трепетали, как два огонька от свечек. Но самое интересное, что удалось зафиксировать на видеопленку, это то, как зверек принялся с хрустом поедать какого-то черного, жирного жука, еще дрыгавшегося в когтях безжалостного поедателя.

Свидетели этой беличьей трапезы пребывали под деревом в восторженном молчании, поскольку никто из них даже не подозревал раньше, что белки могут питаться насекомыми.

Полакомившись столь экзотическим блюдом, этот, казалось бы, зверек-вегетарианец снова подергал мордочкой. Кирилл потерял терпение и нарушил молчание. «Ну же, спустись еще пониже!» – взмолился он к беличьей душе, но ушки зверька вновь опасливо зашевелились. Филин и Вичка не успели и глазом моргнуть, как в тот же миг белка стремительно забралась выше на три-четыре ветки, за листвой которых ее не стало видно. Видимо, таким образом, она, спасаясь от преследования, переметнулась на другую сторону ствола.

При мысли, что белка больше не появиться, Вика даже жалостливо застонала. Но тут неожиданно, словно заинтересовавшись тем, кто же это там по ней так стонет, белочка осторожно выглянула из-за ствола, чуть-чуть показав один сверкающий глазик. В это время Кирилл шустро пронесся вокруг дерева и встал так, что теперь находился на более близком расстоянии. Но белке в конце концов напрочь надоело такое бессовестное подглядывание за ее деятельностью. И она с редким проворством побежала по длинной горизонтальной ветке и, приблизившись с самому ее кончику, сделала резкий, безоглядный прыжок на ветку рядом стоящего дерева. Вика и Филин с замирающими сердцами проследили этот смелый, почти что акробатический трюк.

– А, черт! – выругался на себя Кирилл. – Такой кадр был, а я не успел.

– Может, попробовать согнать ее с того дерева? – предложила Вика.

– Не знаю, – спускаясь на землю, говорил Кирилл. – Она тогда совсем убежит.

– Если убежит, то, скорее всего, она опять окажется на этом дубе, ведь поблизости нет деревьев, на которые она так легко сможет перелететь, – все больше увлекаясь поведением этого ловкого зверька, предполагала сестра.

– Ты что, думаешь, белки только по деревьям лазят? – посмеялся Кирилл. Они вдвоем подошли к другому дереву. Филин, все это время слушая их, оставался в стороне. Вскоре, заскучав, он достал вторую, краденую у папы, сигаретку и закурил. Брат и сестра, кажется, забылись: все внимание их было сосредоточено на этом маленьком изящном существе. Белка с таким необычайным мастерством передвигалась по дереву, что оставалось только дивиться. Кажется, проворный зверек знал наизусть каждую веточку и, таким образом, мог с точностью рассчитать каждый свой маршрутик. Кирилл теперь старался не упустить ни одно ее движение. Наконец, белка решила избавить себя от настойчивых соглядатаев. И эта искусная, древесная танцовщица, вцепившись когтями за рябой ствол, заняла вертикальную позицию. Затем, в таком оригинальном положении, она выполнила несколько маленьких и частых прыжков по стволу. Благодарным зрителям, наблюдавшим этот способ передвижения, показалось, будто зверек не бежит вприпрыжку, как обычно, а как-то по-своему умело скользит. И вот последний рывок, и белка оказалась на земле. Немного поскакав, она через пару мгновений вновь заскользила, но теперь уже по стволу другого дерева.

– Какая она все-таки красавица! – радостно воскликнула Вика.

– Посмотрим, что на пленке получится, – сказал Кирилл в надежде на то, что съемка будет удачной.

– И зачем вам надо было гонять бедное животное с ветки на ветку? – как-то лениво спросил Филин. Вика и Кирилл, наконец-то, вспомнили, что они не одни.

– Тебе разве не было интересно!? – удивилась девочка, поскольку Филин казался ей влюбленным в природу не меньше, чем они.

– Какой в этом толк? – начал он рассуждать. – Ради забавы можно и домашнюю кошку по деревьям погонять. Да и то, кошку хотя бы погладить можно.

– Может, ты белок боишься? – пошутила Вика.

– Это они нас боятся, – серьезно говорил Филин. – И вообще, нет смысла тревожить их.

– А какой смысл в том, что ты куришь? – неожиданно спросил Кирилл: Филин со своей важностью начинал его мало-помалу раздражать.

– Причем тут это? Мне нравится, вот я и курю.

– И мне нравится наблюдать за животными, поэтому я их беспокою, – деловито пояснил Кирилл. Филин не смог или просто не захотел возразить. Между мальчиками возобновилось какое-то напряжение. Филин с трудом находил общий язык с приезжими. Они казались ему легкомысленными по отношению к тому, что их окружает. Но, может быть, Филин немного ревновал, ведь эту местность он уже давно считал своим домом и, как всякий ревностный хозяин, осторожничал. Словом, мальчик еще не совсем доверял своим новым друзьям.

Вика почувствовала, что пора как-то снова разговорить их заносчивого приятеля. Проведя весь оставшийся день вдалеке от родителей, они к ужину возвращались в пансионат. Кирилл шел, погруженный в свои мысли. Он был рад, что смог пополнить свою коллекцию, но это – лишь очередной фрагмент, а ему хотелось отснять целый фильм, целую историю об одном каком-нибудь животном.

– Филин… Нет, все-таки классное у тебя имя! – кокетничала она.

– Я знаю, – с наигранной гордостью сказал он и улыбнулся. – Мне кажется, Кирилл зря обошел дерево.

– Почему?

– Да, почему? – очнулся Кирилл, услышав, что о нем говорят.

Филин, немного подобрев, стал делиться собственным опытом наблюдения. Эту белку он видел не раз, вернее, он видел либо ее хвост, либо ушки, но, как бы ему не хотелось, разглядеть ее целиком, пока это не удавалось. И давеча, когда они стояли у дуба, Филин кое-что понял.

– Белка двигалась так быстро, – объяснял он, – что нам показалось, будто она спряталась. Когда ты, Кирилл, обходил дерево, она стала бегать по стволу вправо и влево, поэтому ее какое-то время не было видно.

– Похоже, что так, – согласился Кирилл.

– Здорово! Я не знала, что белки тоже хитрые! – отметила Вика. – Послушай, Филин, твой дедушка тебе не рассказывал о лисице?

– А вам?! – оживленно поинтересовался он. – Я у него тысячу раз просил показать мне ее нору, но он упрямится, якобы, чем меньше людей будет нарушать ее покой, тем лучше.

Вика опять нахмурилась – образ вредного и, к тому же, жадного старика ее просто-напросто раздражал.

– Странно, – негодовала она. – Разве нельзя хотя бы внуку рассказать?

– Нет, если дедушка что-либо надумает, то не отступиться… Но я сегодня еще разок его попрошу.

Тут Филин, заметив Исидора Афанасьевича, попрощался с друзьями до завтра.

– Только не говори ему, что мы тебя про лису расспрашивали, – напоследок сказала Вика. – Иначе он ни за что не проболтается.

ГЛАВА 3
ПО СЛЕДАМ – К ТАЙНЕ

Утром следующего дня Исидор Афанасьевич, совершая свою традиционную прогулку, решил проведать лисью нору, которую он так тщательно от всех скрывал. Он проворно поднялся на небольшую скалистую возвышенность. Отдышавшись, Исидор Афанасьевич прищуренным взглядом посмотрел вокруг. Никого рядом не было. Дедушка, довольный тем, что он один, нагнувшись, мелкими и осторожными шажками прошел под отвесной скалой, в конце которой начиналось ущелье. Чтобы подобраться к лисьей норе, нужно было спуститься в это ущелье. Старик, будь он помоложе, спустился бы, но склон был слишком крут для него. Поэтому Исидор Афанасьевич наблюдал за логовом сверху. Там, внизу, на плоском, широком камне под сенью пушистого кустарника лежала яркая и пушистая лисица. Она, положив голову на лапы, кажется, дремала. Рядом с ней, прыгая на еще слабеньких лапках, резвились три ее детеныша, которым было около месяца. Исидор Афанасьевич сделал шаг, из-за которого остроконечный камешек под его ногами покатился и сорвался вниз. Лисица, услышав посторонний звук, резко вскочила и посмотрела вверх. Старик понял, что его присутствие обнаружено и поэтому решил идти обратно. Впрочем, на большее он не рассчитывал. Ему было достаточно проверить, не изменилось ли местонахождение лисьего семейства.

* * *

Филин приехал к одиннадцати. Он и на этот раз не застал деда. Но теперь ему было куда идти. Брат с сестрой, увидев его, обрадовались. Ведь то, что Филин снова с ними, означало новый поворот событий. Они теперь заодно, и никакой Исидор Афанасьевич не запретит им искать лисицу.

– Филин, можно попросить тебя об одном одолжении, – вдруг чихнув, сказала Вика. – Не кури, пожалуйста. У меня аллергия от табачного запаха. Ап-чхи!

– Что-то вчера это было не заметно, – лукавил он. Кирилл втихомолку посмеялся, поскольку понял, что сестра придумала это нарочно.

– Конечно, ведь аллергия не сразу проявляется… ап-чхи!

– И что же мне теперь из-за твоей аллергии бросить курить? – иронично улыбаясь, спросил он. Кирилл уже стал предчувствовать, что его сестренка вот-вот обидится и попытается как-нибудь задеть самолюбие Филина.

– Да! – резко ответила Вика. – Выбирай либо мою компанию, либо компанию воняющей сигареты! Ап-чхи!

Брат с каким-то напряженным любопытством следил за игрой сестры. Он впервые увидел, как хорошо Вика умеет притворяться, если ей что-то не нравиться. Филин, не зная верить ей или нет, немного помолчал. Потом он вынул из кармана слегка помятую сигарету, посмотрел на нее и сказал:

– У моей мамы тоже есть такая аллергия.

С этих пор Филин дал себе зарок более не курить, по крайней мере, в присутствии аллергиков.

Внук таинственного Исидора Афанасьевича поведал вскоре о своем разговоре с дедом. Итак, детям стал известен приблизительный «адрес» лисицы. Но как добраться по этому «адресу» еще предстояло выяснить.

– Филин, ты ведь знаешь эти места, так? – на всякий случай спросил Кирилл.

– Не совсем, – смутившись, ответил парень. – Но, если дедушка говорил о той опасной тропинке, которую я знаю, тогда мы у цели.

При слове «опасный» в памяти Вики сработало внушение Екатерины Николаевны, и перед тем, как отправиться в путь, она забежала в комнату, чтобы захватить с собой рюкзачок. «Все-таки, – подумала Вика, – в опасную дорогу нелишне взять с собой йод и бинт».

– А чем та тропинка так опасна? – поинтересовалась девочка, когда они все уверенней «покоряли» Кастель – гору, у подножия которой находился их пансионат.

– Она, насколько я помню, очень узкая и тесная потому, как над ней еще нависает скала, – говорил Филин, все больше веря, что его дедушка упомянул именно эту дорожку. Они шли больше тридцати минут и слегка подустали. Вика предложила немного отдохнуть. Хотя это был только предлог, ибо, на самом деле, девочка заметила очень красивое дерево, на которое нельзя было смотреть с равнодушием. Это была высокая пицундская сосна. Она одиноко росла у самого обрыва, за которым взору открывалось безмерное, изумрудное море. Кирилл тем временем запечатлевал на видеопленку самые красивые уголки. Он снимал маленькие, ласково поющие горные ручьи, не оставались без внимания и растения, ослепляющие своей яркой зеленью. Кирилл уже в своем воображении показывал будущим зрителям начальные титры. Увидев сестру, так похожую в этот миг на фею, он вдруг понял, что она обязательно должна быть героиней его фильма.

– Вика! – окликнул он. – Представь, что ты лесная фея. Говори что-нибудь.

– Стихами? – рассмеялась она. – Ведь феи говорят стихами. Эй, Федерико Фелини! Подскажи, как мне говорить.

Филин тут же изобразил из себя гениального, и оттого, как ему представлялось, нервного режиссера. Кирилл, соответственно, сделался в эту минуту оператором.

– Давай, стихами, – посоветовал Филин. – Итак, дубль первый!

Вика встала на цыпочки; танцуя и кружась, она начала на ходу придумывать стихи:

 
Я маленькая фея,
Живу не робея,
По земле летаю,
Цветы собираю.
 

– Так, так, – поддакивал Филин. – Кирилл, что ты, как медведь неуклюжий?! Эх, жаль я фотоаппарат не взял!

Обнимая душистый ствол пицундской сосны и, словно приглашая ее на танец, Вика продолжала свои стихи:

 
Все звери и птицы —
Мне братья, сестрицы…
 

Но вдруг запас стихов иссяк. Вика внезапно остановилась и раздосадовано посмотрела как бы сквозь мальчиков. Однако, на самом деле, она так смотрела, потому что увидела Исидора Афанасьевича.

– Кто бы мог подумать! – всплеснула Вика руками. Мальчики обернулись. По той дорожке, где они несколько минут назад поднимались к своей заветной цели, действительно, шел дед Филина.

– Скорей же! Давайте спрячемся! – резко предложила Вика.

– Поздно, он нас заметил, – хмуро ответил Филин. – Вон, он уже зовет меня.

– Мы тебя не бросим, – не без доли героизма сказал Кирилл. В самом деле, для того, чтобы объясниться с Исидором Афанасьевичем, понадобиться либо сказать правду, либо состряпать какую-нибудь выдумку. Старик казался настолько проницательным, что у всех троих иногда мурашки по телу пробегали. Они подошли к нему с твердым решением не поддаваться никаким упрекам и угрозам.

– А чего это вы тут делаете? – с издевкой поинтересовался Исидор Афанасьевич, когда ребята подошли к нему.

– Кино, – просто сказал Филин.

– Вам здесь опасно находиться, – стал ворчать он. – И куда только родители смотрят?

– Дедушка, мы сюда случайно забрели, – стараясь его задобрить, ласково пролепетала Вика. – А вы куда идете?

– Гуляю.

– А что же, разве для вас эта дорога не опасна? – не выдержав, съехидничала девочка. Кирилл взглянул на сестру с укором, и та поняла, что ей лучше помолчать. К счастью, дед пропустил Викино ехидство мимо ушей.

– Пойдем обратно? – спросил Филин друзей.

– И вправду, здесь нечего делать, – притворился Кирилл разочарованным.

– Да, да, идите, – приговаривал старик, радуясь, что дети оказались такими доверчивыми.

– До встречи, Исидор Афанасьевич, – хитро улыбаясь, сказала Вика напоследок.

И уже через несколько минут мальчики, таясь за камнями, деревьями и кустами, следили за каждым шагом старика. Вику же оставили ненадолго одну, чтобы не возиться по пути. Девочку такой расклад совершенно не устроил. А если Вику Нефедову что-то не устраивает, то она никогда не станет сидеть на месте и ждать неизвестно чего. И у нее сейчас была прекрасная возможность самой отыскать лисицу, и если повезет, то даже быстрее, чем брат и Филин.

Детям не хотелось верить, что вредность старика объясняется простым беспокойством об их безопасности. Тут было еще что-то. Какую же мысль он таил?

– Все, мы можем пока вернуться за Викой, – отдышавшись, сказал Филин.

– Почему?

– Я теперь знаю, где это логово.

– Ты уверен?

– Да, потому что это ущелье я раньше знал, как пять своих пальцев, – рассказывал Филин. – С одним моим другом мы облазили его вдоль и поперек. Я тогда хотел стать альпинистом. Но как-то мой друг, когда спускался, неудачно шагнул и покатился вниз. Хорошо, что мы были уже рядом с землей. Падение было такое, как если бы ты, например, свалился со второго этажа. Короче говоря, он сломал себе правую руку.

– И после этого вы не ходили туда?

– Да, одному там как-то скучно.

Кирилл вообразил себе это ущелье. Оно представилось ему страшным и, одновременно, хранящим в себе какую-то тайну.

– Значит, чтобы оказаться в этом ущелье, надо спуститься по крутому склону? – спросил он.

– Что, высоты боишься? – усмехнулся Филин. – Есть другая дорога, но если мы по ней пойдем, то доберемься туда только к вечеру.

– Неужели в это ущелье есть только два пути?

– Не знаю… – задумался Филин. – Вообще, оно очень странное. Я слышал о нем какую-то легенду, но почему-то забыл…

– А что ты чувствовал, когда был там?

Филин не сразу ответил на этот вопрос, поскольку, вообще, не любил рассказывать о своих чувствах.

– Там такая необычная тишина, что малейший шепот отдается эхом. Там даже говорить не хочется. Спустишься, сядешь у ручья и молчишь… А! Раньше называли его Ущельем Одиночества.

– Почти что как остров Уединения, – добавил Кирилл.

– Точно, если охота уединиться, то лучше места для этого не придумаешь.

За разговором они не заметили, как прошли мимо того места, где давеча оставили Вику. Неудивительно, ведь Вики там уже не было. Вскоре они поняли, что и звать ее бесполезно. Кирилл мало-помалу стал представлять себе неприятную беседу с перепуганными родителями.

– Филин, ну куда она могла уйти?!

– Знаешь, мне кажется, она, вообще, здесь не собиралась сидеть. Наверняка, как только мы ушли…

– Может быть, она за нами пошла? – волнуясь, перебил Кирилл. – Я знаю свою сестру. Уж точно ее задело то, что мы не взяли ее с собой. Вот она и решила пойти черт знает куда, лишь бы показать свою гордость.

– Давай-ка, сделаем так, – бодро сказал Филин. – Мы вернемся к ущелью по той же дороге, только так, чтобы случайно не попасться на глаза деду. Если Вика шла за нами, то она в любом случае должна нам встретиться.

Кирилл поддержал эту идею, однако без особого энтузиазма. И все от того, что все мысли его занимали переживания о младшей сестренке. Ведь местность эта была и впрямь опасной.

Теперь дорога к ущелью показалась Кириллу скучной и долгой. В какой-то миг они заметили Исидора Афанасьевича, который уже возвращался в пансионат еще более медленной походкой и в плохом настроении. Причина его внезапного возвращения была в том, что он почувствовал какую-то слабую боль в пояснице. И к ущелью Исидор Афанасьевич не подошел, поскольку был крайне мнителен по отношению к своему здоровью. Он решил перенести вторичное наблюдение за лисицей на завтра.

Филин и Кирилл ускорили шаг, когда старик был вдалеке и уже не мог их заметить. Кирилл еще раз окликнул сестру, но в ответ услышал лишь эхо. И вот они поднялись к отвесной скале. Надо было, идя под этой нависшей глыбой, постараться осторожно ее обойти, чтобы при этом не сорваться вниз. Там, внизу, с какой-то зловещей выжидательностью вился плющ и кое-где виднелись неуклюжие громадины камней.

– Да уж, – удивляясь, говорил Кирилл Филину, когда они, сильно нагибаясь и, к тому же, мелко шагая, обходили скалу, – твой дед прямо-таки альпинист. Теперь понятно, на кого ты похож.

Наконец, они мужественно прошли эту трудную дугу и оказались над ущельем. Кирилл оглянулся вокруг и тут же включил видеокамеру. Такую поднебесную, природную роскошь, казалось, было невозможно запечатлеть. И мальчику стало жаль, что автоматический «глаз» многое не увидит.

– Кирилл! Посмотри вниз! – воскликнул Филин. Кирилл машинально направил объектив камеры в ущелье…

Там, словно в безопасном и тихом раю, кувыркались рыжие пушистые комочки и рядом с ними, что-то нежно лопоча, сидела Вика. Лисицы не было видно.

– Как она там оказалась?! – поразился Кирилл проворству сестры.

– Понятия не имею, – не меньше удивился Филин. – Кажется, самой лисицы нет дома…

– А если бы?…

– Даже не спрашивай, – отмахнулся Филин. – Хорошо, что ее нет.

Мальчики стали спускаться. Кирилл боролся со страхом и, в тоже время, его переполняло какое-то сладостное чувство риска. Ему никогда еще не приходилось ощущать подобного. Филин же, напротив, кажется, знал каждый здешний камешек, поэтому он шел впереди, и Кирилл не отставал от него ни на шаг. Вика, слушая, как редко и торопливо сыпятся камни, замирала от страха. Вскоре грунт под ногами мальчиков стал более устойчивым, и они быстро сбежали вниз. И лисята, испугавшись такого внезапного набега, спрятались в нору.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное