Неустановленный автор.

Лала, или прибрежный огонек

(страница 2 из 12)

скачать книгу бесплатно

Вика увидела брата рядом с высоким кипарисом, к под которым он, прислонившись, задумчиво сидел. Шелест темно-зеленых листочков на гибких, тонких веточках оказывал успокаивающее действие, но задумчивость Кирилла объяснялась не этим. Девочка подошла к брату. Она хотела задать ему какой-нибудь самый обычный вопрос, но мальчик жестом попросил ее помолчать. Вике стало интересно знать, кого же так увлечено слушает ее брат. Она посмотрела в сторону. Недалеко от них бодренький старичок, одетый в стиле сафари, обстоятельно рассказывал какую-то историю. У старика был маленький рост и худощавое телосложение, но его седые, почти белые волосы и небольшая бородка будто светились на фоне его по-южному загорелой кожи. Старик был похож на английского 0ученого или, может быть, на странствующего пилигрима.

Его слушателями оказалась одна пожилая пара, выглядевшая рядом со стариком несколько прозаически, поскольку на обоих была простая, можно сказать, нестильная одежда, к тому же, у женщины были ярко-рыжие крашенные волосы, завитые «химией». Под стать прическе на ее руках спокойно и даже царственно сидел пушистый, правда, бледно-рыжий персидский кот. Кот лениво щурясь, изредка поглядывал то на любопытного собеседника, то на старенького мужа своей хозяйки. Этот старичок постоянно поправлял свой слуховой аппарат и, кажется, чувствовал себя не совсем уютно.

– Нина Кирилловна, – любезничал модный старик, пока другой старик, соответственно, тот, что был Нине Кирилловне мужем, настраивал свой слуховой аппарат, – а в вас тоже есть что-то от лисицы, правда ведь?

– Ах, Исидор Афанасьевич! – засмущалась маленькая Нина Кирилловна, робко взглянув на мужа. – Что вы, право. Лучше скажите, это животное и вправду так опасно, как вы говорите? Видите ли, я очень боюсь за своего кота…

– Да! – воскликнул Исидор Афанасьевич так, что настроивший слуховой аппарат муж немного вздрогнул. – Лисица эта на редкость коварна. Я сам убедился в этом. Она может подстерегать вашего кота всюду, и причем нападение возможно в любую секунду. Я сам не раз наблюдал, как лисицы гоняются за кошками. И настигают ведь!

– Ох! Марсик, слышишь? – обратилась Нина Кирилловна к коту, а ее муж воскликнул:

– Эх, жаль не взял с собой двустволку!

Исидор Афанасьевич не обратил на старика внимания, а вот с Ниной Кирилловной он, кажется, беседовал охотней.

– Но вы не опасайтесь, – говорил он ей. – Я уже месяц тут живу. За это время я успел изучить ее поведение.

– Да вы что?! – поразилась старушка.

– Поначалу, – продолжил Исидор Афанасьевич, – я полагал, что лисица ручная…

– Эх, жаль не взял с собой двустволку! – снова воскликнул дед, но на него опять не обратили внимания.

– В самом деле?! – не успевала Нина Кирилловна удивляться. – Но как такое возможно?

– О! – всплеснул руками старичок. – Вы еще не знаете, что могут вытворять эти хитрые существа!

– Эх… – хотел было дед вновь пожаловаться, однако Нина Кирилловна, вдруг занервничав, тут же перебила его:

– Саша! Перестань! У тебя никогда не было двустволки!

– Как это не было? – словно ребенок, наивно спросил он.

– А вот так это! – злобно ответила она, но в ту же минуту, взглянув на Исидора Афанасьевича снова подобрела. – Вы уж, дорогой Исидор Афанасьевич, понаблюдайте за лисицей-то, а то мало ли что… Ручная-то, она ручная, а вдруг как выскочит из-за какого-нибудь куста и – прощай, Марсик!

– Ну что же вы так мрачно? – стал успокаивать он ее. – Вашими стараниями кот останется в безопасности.

Эх, как же я ему завидую!

– Спокойной ночи, Исидор Афанасьевич, – пожелала старушка, с беспокойством поглаживая Марсика.

– Спокойной, – лукаво улыбнувшись, сказал он напоследок.

Странноватая троица закончила свою вечернюю беседу, и пожилая пара направилась к пансионату, а Исидор Афанасьевич, видимо, еще совсем не торопился спать. Несмотря на то, что сумерки уже заметно сгустились и готовы были превратиться в ночь, старик присел на скамейку и о чем-то задумался.

Между тем, Кирилл и Вика, наблюдавшие эту сцену и нередко посмеиваясь на чудаковатыми стариками, сделали для себя очень важное и интересное открытие.

– Все-таки неслучайно за день до отъезда мне приснились рыжие волки, – заключила Вика.

– Не волки, а лисы, – поправил ее брат. – Слушай, это большая удача!

– Да! А вдруг этот…

– Тс-с, он может услышать нас.

– …Вдруг этот Исидор Афанасьевич, – шепотом продолжила Вика, – пошутил, и никакой лисицы впомине нет?

– А зачем ему так шутить? – не понял Кирилл.

– Фи! – с наигранно умным видом воскликнула сестренка. – Да у вас, у мужчин, для женщин есть в запасе миллион сказок! Вот, например, разве лисы охотятся за кошками?

– Ой, дурочка! – рассмеялся Кирилл. – Из какого хотя бы спектакля или кино ты об этом разузнала? А лисы и вправду не очень-то любят кошек. Может быть, те напоминают им кроликов.

И все же Вика сомневалась, что между дикими лисами и домашними кошками может возникнуть вражда. По идее, кошки, когда дело касается их безопасности и спокойствия, кажутся более проворными. Хотя и лисицы не менее шустры. Что ж, Вике было над чем подумать, однако она решила не верить до тех пор, пока не увидит все собственными глазами. Ведь лучше один раз увидеть, нежели сто раз услышать, тем более, если речь идет о животных.

Тем временем, загадочный Исидор Афанасьевич куда-то исчез, и, похоже, что на скамейке, на которой он минуту назад задумавшись сидел, осталось его портмоне. Дети, заметив эту толстенькую кожаную вещицу, оглянулись вокруг, но Исидора Афанасьевича и след простыл. Мальчик подошел к скамейке и взял оставленное стариком богатство.

– Кирилл! – хитро, словно лиса Алиса, посмотрела Вика на брата. – Там, наверное, столько денежек!

– О да! – изобразил он алчного кота Базилио. – И, наверное, этот старик будет очень расстроен, если узнает, что его денежки потеряны.

– Но, представь, как он обрадуется, если они вдруг найдутся! – намекнула сестра.

– Да, да, – понял он намек. – И тому, кто вернет его кошелек в целости и сохранности, он будет очень даже благодарен. Кажется, старик говорил, что он здесь давно…

– Месяц, – добавила сестра.

– И, наверняка, он хорошо знает эти места…

– Здорово! – радостно воскликнула Вика. – Мы попросим его устроить нам экскурсию! Знаешь, Кирилл, я чувствую, что мы встретимся с этой таинственной лисицей!

– Ты же не поверила старику?! – удивился он такой резкой перемене в сестре. Они уже возвращались в пансионат, у дверей которого их ждали обеспокоенные долгим отсутствием детей родители.

– Подумаешь, – как давеча, театрально, отмахнулась она. – У нас, у женщин, нет постоянства!

– Ой, не надо ерунду всякую болтать! – уже злился и передразнивал ее Кирилл. – Нашлась тут, актриса бродячего театра!

* * *

Столь удачного поворота можно было ожидать разве что в самых сиюминутных мечтах. Конечно же, о том, чтобы сообщить о происшествии родителям, не было и речи. История о странном, по словам Исидора Афанасьевича, поведении некой лисицы, казалось, бесконечное количество раз прокручивалась в голове засыпающей Вики. Несмотря на то, что лишь несколько часов назад они перестали думать о дороге и о том, где им жить, девочка не могла сомкнуть глаз. Миллионы картинок проносились в ее воображении и, в особенности, Вика представляла себе знакомство с легендарным животным крымского курорта. Действительно ли эта лисица так опасна, знает лишь видевший ее. В отличии от сестры, Кирилл заснул, как только его тело коснулось кровати. Южная ночь вдалеке от города чиста, таинственна и похожа на колыбельную песню, а может, и сказку. Вскоре Вика тоже поддалась этим чарам. Но и прекрасное южное утро не заставило себя ждать…

О пропаже бумажника Исидор Афанасьевич догадался, как только вспомнил о завтраке. Обычно он просыпался на рассвете и считал, что такое пробуждение – лучшее средство от старческой бессонницы. И вот, сделав пару физических упражнений, моложавый дед принялся грезить о завтраке. Вообще, Исидор Афанасьевич любил сначала помечтать, а потом делать. Так, утренние грезы о еде, на его взгляд, лучше всего помогают пищеварению. Однако все эти причуды не спасли старика от печали, которая одолела его после того, как он исследовал каждый карман своих костюмов. Он все утро не оставлял без внимания ни один уголок номера. В конце концов, отчаявшись, Исидор Афанасьевич отправился на улицу.

Разумеется, все мечты о завтраке улетучились, подобно запаху какого-нибудь дразнящего ароматного блюда. Старик пытался вспомнить, где и с кем он вчера гулял, но это ему не слишком-то хорошо удавалось, и поэтому он шел теперь наугад, мысленно повторяя одну и ту же пресловутую фразу: «Эх, старость не радость». И все же, Исидор Афанасьевич утешался мыслью, что человек, нашедший бумажник, вернет хотя бы его удостоверения личности, ведь взрослые без документов, прямо-таки как без рук. «Что ж, – философствуя, говорил он самому себе, – бывают дни веселые, но грустные… А тоже ничего!» В таком настроении старик побывал на всех тропинках и скамейках пансионата и даже, осторожно, чтобы никто не заметил, заглянул в урну возле двери. Но и это было напрасным. Исидор Афанасьевич, опустив голову, шаркающей походкой вернулся в свою комнату.

– Как ты думаешь, он уже заметил, что потерял бумажник? – тихо спросила Вика брата, когда они с балкона увидели печальную фигуру старика.

– Еще бы! – с ухмылкой ответил Кирилл. – Помнишь, как злилась мама, когда папа потерял свой паспорт?

Екатерина Николаевна из глубины комнаты сообщила детям, что через пять минут они идут в столовую.

– Мы подойдем к нему после завтрака, так? – на всякий случай уточнила Вика. Кирилл быстро кивнул, заметив взгляд матери, как ему показалось, уже что-то подозревающей.

Исидора Афанасьевича в столовой не было, и на улицу он выходить тоже не собирался по крайней мере до тех пор, пока не кончится случившийся утром стресс. Неожиданно в дверь его номера постучались.

– Нина Кирилловна, это вы? – лениво спросил он, не открывая. – Входите. Я лежу, и у меня нет настроения подыматься.

– Исидор Афанасьевич, – услышал старик детский голос за дверью. – Меня зовут Кирилл. Вчера на скамейке вы оставили свой бумажник…

– Что?! – воскликнул дед и со скоростью ветра отворил мальчику дверь. Кирилл протянул ему портмоне.

– Там у вас было пенсионное удостоверение… Вы уж извините, что мне пришлось заглянуть вовнутрь… – серьезно, но немного смущаясь, говорил Кирилл.

– Ох, какой хороший мальчик! Молодец! А я-то думал, что все – быть мне нищим! – радовался Исидор Афанасьевич, закрывая дверь номера. После они вышли на улицу – к старику снова вернулась бодрость. Вика же все это время следовала за ними, изображая из себя детективного агента.

– Итак, молодой человек, – деловито сказал дед. – Как мне вас отблагодарить? Может, сигареточек купить?

– Я не курю, – нахмурившись, ответил мальчик.

– Ладно, не обижайся, – покряхтев, рассмеялся старик, – я пошутил. Так, проверить решил.

Кирилл слабо улыбнулся и сказал, что ему ничего не надо.

– Как это не надо?! – решительно вмешалась Вика в их разговор.

– О! – удивился Исидор Афанасьевич. – А это что за прелестное создание? Кирилл! Да за тобой девочки бегают!

– Я не девочка, я его сестра! – возразила Вика и тут же принялась его допрашивать. – А правда, что вы видели лисицу? И часто она здесь бывает?

– Вика! – остановил Кирилл сестру и, чувствуя стыд, попытался объяснить старику ее поведение. – Мы вчера случайно подслушали ваш разговор…

– А, про лисицу! – вспомнил дед. – Раньше она вообще здесь не появлялась, а теперь изредка подходит к самому пансионату.

– Но почему? – одновременно спросили дети.

– Наверное, у нее появились лисятки, – просто сказал старик.

– Лисятки?! – загорелись у Вики глаза.

– А вы знаете, где ее можно увидеть? – спросил Кирилл.

– Лучше с ней не встречаться, – строго ответил Исидор Афанасьевич и тут же сменил тему разговора. – Так чем я могу вас отблагодарить?

– Покажите нам место, где лисица чаще всего появляется, – настырно заявила Вика.

– Эге, ребятки, – заважничал он, – об этом я даже внуку своему не рассказываю. Кстати, Кирилл, какой годок-то тебе идет?

– Четырнадцатый.

– А Филька постарше тебя будет, но не намного. Вот и подружитесь. Он, кажись, сегодня обещал прийти, – говорил дед, уходя по своим делам. – Ладненько, спасибо вам ребятки!

Исидор Афанасьевич оставил спасителей кошелька и тут же отправился в столовую, ибо в голове его снова ожили мечты о завтраке.

– У, вредный дед, – расстроилась Вика.

– Посмотрим, каков внук, – рассмеялся Кирилл.

ГЛАВА 3
ДРЕВЕСНАЯ ПОПРЫГУНЬЯ

Филин злился, когда дед называл его Филькой. У него было немного друзей, но и те как-то не особо верили, что Филин – его настоящее имя.

Филин жил с родителями в центре города и, когда начинал скучать, отпрашивался и через час был уже с дедом – мама и папа никогда не возражали. Мальчик любил свой небольшой городок и по мере возможности исследовал его самые красивые места. Он часто слышал, что Алушта – это будто бы арена громадного амфитеатра. В самом деле, город со всех сторон был опоясан горами Главной гряды. И самыми заметными зрителями в этом амфитеатре были деревья, которые распластали свои роскошные зеленые одежды по склонам гор. Филину было шестнадцать, и он был крепким и симпатичным парнем. Темные, коротко постриженные волосы и смуглая кожа делали его похожим на испанца. Больше всего он любил мечтать, хотя никому в этом не признавался, даже себе.

Сегодня, приехав к деду и не застав его дома, Филин хотел было возвращаться в город. Однако, как только он представил свой обратный двухчасовой путь, его охватила какая-то сонная лень. Филин побрел к остановке, но неожиданно к нему пришла в голову одна очень преступная мысль. «А не покурить ли?» – подумал он. Вчера из отцовской пачки он ловко стибрил две сигаретки. Тем более сейчас, здесь, его никто не знает, а дед, наверняка, вернется нескоро. Филин спустился по небольшому склону к своему любимому дереву. Этот старый дуб и впрямь был достоен восхищения. В его просторной кроне можно было запросто устроить какой-нибудь надземный шалаш, и Филин частенько подумывал об этом, ведь, скрывшись в ветвях этого дерева, он спокойно мог покуривать.

И вот он уже подходил к своему заветному месту, но вдруг приостановился. У дерева стояла худенькая девочка в коротеньком платье цвета морской волны. Ее длинные темно-русые волосы были распущены и ими играл ветерок. «Малявка какая-то», – глядя на нее, подумал Филин. Девочка грациозно, будто балерина, встала на носочки, слегка приподняла голову, и ему показалось, что она за кем-то наблюдает. И, когда она заговорила с кем-то, он подошел ближе и смог уловить обрывки чужого разговора.

– Вик! Я нашел ее дом! – кричал мальчишеский голос.

– Значит, мне не показалось! Она была, была! – восторженно подпрыгивала и хлопала в ладоши девочка. Филину стало интересно, и он решил постоять в стороне, чтобы проследить, чем там занимается эта парочка, из-за которой нарушились его планы.

– А-а! – вдруг вскрикнул невидимый за ветвями мальчик. В тот же миг Филин его увидел, потому что Кирилл, видимо, не удержался и рухнул на землю, прямо к ногам сестренки.

– Ой, Кирилл! – не зная, то ли смеяться, то ли плакать, воскликнула Вика. – Ушибся? Ах, да у тебя кровь!

– Это она меня так поцарапала, – дотрагиваясь до носа, мужественно ухмылялся мальчик.

– Не трогай! – приказала она. – Инфекция попадет, и останешься без носа! Тьфу-тьфу, не дай бог…

– Ты представляешь, – вставая на ноги, удивленно говорил он и, кажется, совсем не обращал внимания на заботу сестры. – Я заглянул в дупло – ничего не видно, потом просунул руку, вытащил оттуда вот этот желудь…

– Ух ты! – обрадовалась Вика и взяла желудь из рук брата. – Я оставлю его себе на память, ведь его сама белочка нам подарила.

– Да уж, – посмеялся Кирилл. – Подарила, как же! Потом я снова заглянул, и вдруг она как выскочит и прямо по носу! Я, слышала как, закричал. Бедная белка испугалась и убежала.

– Красивая?

– Да, но злюкой оказалась.

Вика достала из своего рюкзачка йод и пластырь – две вещи, которые, по настоятельной просьбе Екатерины Николаевны, Вике всегда приходилось носить с собой. Девочка аккуратно обработала царапину йодом и налепила пластырь.

– Все! Без носа ты не останешься, – гордо объявила она и оглянулась вокруг. Недалеко от них, напротив под деревом сидел Филин. Он уверенным взглядом смотрел на них обоих и при этом, щурясь от сигаретного дыма, курил. Заметив, что незнакомый парень за ними наблюдает, она смутилась и тут же повернулась к брату.

– Жаль видеокамеру с собой не взяли! – раздосадовано сказал Кирилл. Вика рассмеялась – брат напомнил ей того старика, который все жаловался на то, что забыл свою двустволку. Девочка, вспомнив о таинственной лисице, вдруг загрустила. Вообще, Вике свойственна резкая и быстрая перемена настроений, потому что через мгновение она ни с того ни с сего начала злиться:

– Ну почему этот старик такой вредный, не хочет нам показать, где живет лисица! Да и имя-то у него – вот умора. И-си-дор Афанасьевич, видите ли!

– Не переживай, если надо будет, мы пошпионим за ним, – смеясь, успокаивал Кирилл. Случайно расслышав имя своего деда, Филин заволновался, затушил сигарету и встал. В какой-то миг ему захотелось подойти к «малявкам» и спросить, знают ли они, где сейчас находится его дед. Однако он передумал, так как высокомерие в нем было сильнее, чем простая тяга к общению. Филин подошел к ласково журчащему горному ручью, попил воды и, все-таки надеясь увидеть сегодня своего старика, решил еще раз сходить в пансионат.

– Чудак какой-то, – глядя ему вслед, сказала Вика.

– Кто? – рассеянно спросил брат. Кирилл все это время был занят своими мыслями и идеями так, что ничего вокруг не замечал. В этом мальчик походил на своего отца. Андрей Павлович также мог быть невнимательным, если глубоко о чем-то задумывался.

А задумался Кирилл вот над чем. С самого начала, как только он стал обладателем видеокамеры, его преследовала мечта снять о животных настоящее кино. И у этого фильма, как ему представлялось, должно быть все необходимое – сценарист, режиссер, оператор и, конечно же, продюсеры. В голове его огненное колесо мечты завертелось с новой силой, и он мысленно сказал себе: «Или здесь и сейчас, или никогда!» Может быть, это очень даже странно, но такая решимость пришла к нему в тот момент, когда он рухнул с дуба.

Кирилл уже знал, о ком будет его фильм. О лисице. Но из-за непростого характера старика им придется теперь действовать не напрямую, а окольными путями. Иначе будет не справедливо, если о настоящей жизни лисицы будет знать лишь один Исидор Афанасьевич.

* * *

Екатерина Николаевна так и не была посвящена в истинное происхождение царапины на носу сына. Ей стало известно лишь то, что Кирилл упал с дуба. Дети решили скрыть от матери свое знакомство с белкой. Но стоило бы Екатерине Николаевне узнать, что эта ранка – результат чрезмерного любопытства, так она тут же начала бы вспоминать все болезни, которые только передаются от животных.

Неизменное время обеда, привычное дома, в связи с распорядком жизни в пансионате сдвинулось на час вперед, но аппетит от этого не прибавился, и ребята с неохотой шли в столовую.

– Мама, – негодовал Кирилл, – если бы мы не так часто ходили в столовую, у нас было бы больше времени.

– Куда же ты так торопишься? – смеялась Екатерина Николаевна.

– Конечно, будешь торопиться, – вмешалась Вика, – ведь здесь столько всего интересного, а у нас на все про все осталось только двадцать девять дней.

– Уже двадцать девять?! – печально удивился Кирилл. Андрей Павлович, заказав еду и, видимо, предвкушая сытный обед, с довольной улыбкой вернулся за столик.

– О чем лапша? – потирая ладони, бодренько поинтересовался он у семьи.

– О том, что наши дети желают питаться воздухом и, таким образом, не тратить времени на походы в столовую, – с ласковой материнской иронией объяснила Екатерина Николаевна.

Андрей Павлович обнял обоих своих нахмуренных детей и с наигранно умным видом произнес свое главенствующее, хозяйское слово:

– Конечно, при таком раскладе, семейный бюджет значительно выиграет. Но… – для пущей значительности покашлял он, – не изменится ли состав семьи в общем? Питаясь воздухом, детки мои, вы просто напросто растворитесь или станете такими прозрачными, что впору будет записывать вас в ранг призраков…

И пока Андрей Павлович расписывал все недостатки призрачного существования, официантка принесла заказ. «Кстати, – думал Кирилл, хрумкая салатом, – папа подкинул неплохую идею… Мой фильм будет называться „Призрак-лиса“ или еще как-нибудь…» Но тут он почувствовал, как остренький локоток сестры толкнул его в бок. Он посмотрел сначала на родителей, которые говорили о каких-то археологических памятниках. Кирилл машинально, как прилежный ученик, стал слушать их разговор, и только после того, как она еще раз его толкнула, он на нее взглянул. Вика взглядом показала на соседний столик, за которым, о чем-то беседуя, обедали Исидор Афанасьевич и его внук.

– Это тот самый чудак, – вполголоса сказала Вика.

– А, это, наверное, Филька, – предположил Кирилл.

– А я тебе про что говорю? Это тот самый, что наблюдал сегодня за нами у дуба, – пояснила сестра.

– А что, нас кто-то видел?

– Я не пойму, Кирилл, ты дурачишься или вправду где-то летаешь? – обиделась Вика.

– Что ты в самом деле?! Я просто задумался, – вспылил он, и тем самым навлек на себя внимание родителей. Они все умолкли, как будто именно для того, чтобы Исидор Афанасьевич заговорил. В эту минуту старик, не вставая из-за своего столика, обратился к ним с жеманной улыбкой:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное