Неустановленный автор.

Живая вода

(страница 2 из 12)

скачать книгу бесплатно

А вот и двухэтажка лаборатории. Директор и его гости прошли по старым рассохшимся половицам длинного коридора. Павел Андреевич привел гостей в большую комнату. Высокие окна были сверху закрыты старыми пожелтевшими газетами, на столах тихонько гудели компьютеры. На подоконниках, столах, стульях огромные рулоны бумаги, покрытые мелкими цифрами. Старый шкаф в углу с незакрывающейся дверцей набит разными книгами. Но ребята восторженно разглядывали плакаты и фотографии разнообразных растений, которыми были увешаны все стены. Кирилл пытался определить, какие из растений ему знакомы, а Вика просто смотрела по сторонам широко открытыми глазами. В комнате работало 12 человек, но было тихо.

Поздоровавшись с сотрудниками, директор представил им своих гостей. С некоторыми Андрей Павлович уже был знаком (встречались на разных семинарах). Павел Андреевич объяснил, что гость из Москвы должен решить с сотрудниками лаборатории несколько вопросов. Теперь от тишины в лаборатории не осталось и следа. Все обступили пришедших. Со всех сторон посыпались вопросы. Ребятам было неинтерено слушать – слишком много непонятных слов.

Они отошли в сторонку. На подоконнике лежала удивительная коряжка, которая сразу заинтересовала детей. Да, такого чуда им видеть не приходилось. Кусочек дерева был весь в непонятных наплывах.

– Что это? – спросила Вика брата.

– Не знаю, первый раз такое вижу, – ответил Кирилл, слегка дотрагиваясь до удивительной коряжки. – Она такая странная, как будто дерево чем-то болело.

Сотрудники лаборатории оживленно беседовали с Андреем Павловичем. На детей же никто не обращал внимания. Они потихоньку обошли комнату, разглядывая на стенах фотографии растений. Вика потянула Кирилла за рукав и указала глазами на дверь. Кириллу тоже хотелось уйти из лаборатории. Пусть взрослые решают свои взрослые вопросы, а они лучше погуляют. Но Павел Андреевич это заметил.

– Собрались уходить? – спросил он.

Кирилл кивнул.

– Подождите минутку, я вас познакомлю с чудесным гидом.

– Гена, – позвал Веренский.

К нему подошел высокий парень в синих потертых джинсах и черной футболке.

– Да, Пал Андреич.

– Гена, у тебя сейчас нет срочной работы?

– Вроде нет. Мне осталось график закончить, думаю, сегодня будет готов.

– Гена, – попросил директор, – отложи пока свой график. – Покажи лучше нашим гостям заповедник.

– Хорошо, Пал Андреич, – откликнулся парень.

– Гена работает у нас недавно, – объяснил Павел Андреевич детям. – Пришел год назад после окончания института. Но он лучше кого бы то ни было сможет показать вам много интересного. Ты не против, Гена?

– Ну, что вы, Пал Андреич, конечно, покажу.

– Тогда можете идти прямо сейчас.

Ребята вместе с Геннадием вышли из лаборатории.

– Давайте знакомиться, – сказал он, – как меня зовут, вы уже знаете. У как вас величать? – Гена присел на корточки рядом с Викой.

– Как зовут эту красивую девочку?

Вика растерялась перед незнакомым человеком и молчала.

Умоляюще она взглянула на брата.

– Мою сестренку зовут Вика, – сказал мальчик, – а меня Кириллом.

– Очень приятно, – серьезно ответил Гена, – если мы познакомились, то давайте не будем терять времени.

И взяв Вику за руку, пошел к выходу. Кирилл последовал за ними. Пока Андрей Павлович беседовал с коллегами, дети в сопровождении Геннадия осматривали заповедник. Казалось, что Гена знает здесь каждый уголок. Он размахивал руками и без остановки рассказывал приезжим о заповеднике, об уникальных растениях, которых в нем собраны, о его крылатых и четвероногих обитателях.

Из рассказа Геннадия ребята узнали, что в заповеднике «Кивач» собраны редкие породы деревьев. Они привезены из разных уголков России, а также из других стран. Ученые наблюдают за растениями, чтобы сохранить уже исчезающие виды. Некоторые растения полность истреблены в других местах и произрастают только в заповеднике. Но не только за привезенными растениями наблюдают ученые, много внимания они уделяют и местной флоре. Это делается для того, чтобы лучше сохранить природу края. Кроме этого, в заповеднике много разных диких животных, которые также находятся под охраной.

– Посмотрите туда, – говорил Гена. – Здесь собраны все породы хвойных, что произрастают в нашей стране. Вот здесь растут сосны. Сосну недаром называют «царицей лесов». Вы только посмотрите, какое это величественное дерево. Хотя называют его сосной обыкновенной.

– А разве бывают сосны необыкновенные? – спросила Вика.

– Бывают, еще как бывают, – улыбнулся Геннадий, – есть редкие сорта сосен. Вот это, – он дотронулся рукой до шероховатого ствола одного дерева, – Пицундская сосна. Она растет на юге. Чаще всего встречается на Черноморском побережье Кавказа и на Пицундском мысу, но отдельные деревья можно найти даже в Краснодарском крае. Видите, у сосны длинная хвоя. Она гораздо светлее, чем у сосны обыкновенной. А вот шишки у нее крупнее и немного красноватые.

Тут Гена запнулся, вспомнив, что он не на лекции и слушают его дети.

– Я понятно говорю? – спросил он.

– Понятно, – ответил Кирилл, – наш папа, когда начинает что-то объяснять, говорит точно также.

– И мне понятно, – вмешалась Вика, – а если я что-то не пойму, то я у Кирилла спрошу, и он мне все объяснит.

– Хорошо, – сказал Гена, – ну что, идем дальше?

Ребята со своим провожатым уходили все дальше и дальше в заповедник. Геннадий с увлечением рассказывал и показывал им сосны Грифита, меловые сосны и крымскую сосну. Затем ребята увидели величественные кедры – сибирский кедр, гималайский, короткохвойный, атласский. Новоиспеченный гид показал также и редкий европейский кедр. Геннадий безошибочно ориентировался среди деревьев. Он подвел ребят к одному дереву и спросил: «Угадайте-ка, что за чудо-юдо?»

Кирилл коснулся темного ствола, потрогал веточки. Хвоя была очень темной, короткой и мягкой.

– Это не ель, хотя и короткая хвоя, – сказал он, – может быть, лиственница? – вопросительно посмотрел он на Геннадия.

– Это туя, – ответил молодой ботаник. – А дерево было когда-то семечком, которое привез из экспедиции по Дальнему Востоку профессор Коржинский. Из семечка появился росток и выросла настоящая дальневосточная туя. Во всей Европе вы нигде больше не найдете такого дерева.

Кроме хвойных юные наблюдатели увидели множество лиственных деревьев. Были среди них и те, что растут только на юге, в Крыму и на Каказе. Но в заповеднике выращивали их холодоустойчивые сорта. Гена показал эвкалипт, кипарис, тис, граб. Многие деревья были ребятам знакомы. Они видели их в Крыму, куда ездили с Андреем Павловичем. Как интересно ходить по самому настоящему заповеднику и слушать пояснение самого настоящего ботаника. Кирилл думал о том, что когда он вырастет, у него будет такая же интересная работа.

– Стойте, – вдруг сказала Вика, – что это?

По стволу одного из деревьев ползла птица.

– Поползень, – пояснил Геннадий.

– Это редкая птица? – просил Кирилл.

– Нет, – засмеялся Геннадий, – в заповеднике живут не только редкие звери и птицы. Этот поползень самый обыкновенный, здесь их много. А прозвали ее так потому, что она ползает по деревьям. И смотрите, может ползти головой вниз. Поползень – полезная птица, так как своим острым, как шило, клювом ловко достает из трещин в коре различных жуков-вредителей.

Вика не могла удержаться, чтобы не запечатлеть чудесную птицу (девочка теперь не расставалась с фотоаппаратом). Кирилл также постоянно носил с собой видеокамеру: вдруг попадется что-то интересное. Он успел снять в заповеднике несколько интересных уголков. И теперь он снимал движение поползня по стволу дерева. Но птичка была к тому же еще и очень осторожна. Едва заметив какую-нибудь опасность, она быстро, цепляясь коготками, взбиралась по стволу дерева вверх и скрывалась в листве.

Геннадий привел их также и к старому буку, чтобы показать огромное дупло. Бук был очень старым, а дупло таким огромным, что не только Вика могла бы залезть в него, но даже и Кирилл. Над огромным дуплом находилось другое – чуть поменьше. Геннадий сказал, что там живет сова-сплюшка. А свое название она получила за то, что издает странные звуки. Кажется, что она кричит «сплю-сплю-сплю». Кроме этого, в заповеднике водится малый ушастый филин и совка-белохвостка. Есть также и другие птицы: дрозды, синицы, славки, малиновки, иволги. Можно также встретить тетеревов и куропаток. Заповедник оказался пристанищем для многих диких зверей: зайцев, лисиц, лосей. Эти обитатели леса довольно вольготно чувствуют себя на оберегаемой территории.

– Ой, – воскликнула Вика, собираясь сделать очередной потрясающий кадр, – пленка кончилась.

– Давай другую вставлю, – отозвался брат, который слушал в этот момент о повадках куропаток.

– Вся кончилась, больше нет, – Вика чуть не плакала, – совсем ничего не осталось.

– Не грусти, Вичка-невеличка, – Гена присел на корточки перед Викой, – ты и так сегодня очень много сделала интересных кадров.

Он посмотрел на часы и озабоченно наморщил лоб.

– Эх, и попадет нам, наверное, времени уже много, давно пора возвращаться. Жаль, что я не успел показать вам самое интересное. Быть в заповеднике и не увидеть Кивач…

– Кивач? – переспросил Кирилл. – Но ведь так называется заповедник.

– Правильно, но так называется и водопад.

– Настоящий водопад? Прямо здесь?

– Да, в заповеднике есть несколько водопадов, но самый большой и красивый – Кивач. Думаю, что в следующий раз вы его обязательно увидите. А сейчас пора возвращаться, а то ваши родители, наверное, сильно волнуются.

– Ничего, – рассудительно заметил Кирилл, – родители знают, куда мы ушли, тем более, не одни, так что заблудиться не сможем.

– Хорошо, – согласился Гена, – я отведу вас короткой дорогой.

– Понравилось тебе в заповеднике? – спросил он Вику.

– Еще бы, – девочка засмеялась, – здесь все такое удивительное, прямо сказочное.

Спустя полчаса юные исследователи природы уже были у домика Павла Андреевича. Екатерина Николаевна поджидала их, сидя на крылечке. Уставшие дети бросились к матери. Екатерина Николаевна пригласила Гену поужинать с ними, но тот засмущался и сославшись на дела, быстро ушел.

Поздно вечером из лаборатории вернулись Павел Андреевич и Андрей Павлович. «Тезки наоборот» обсуждали какую-то проблему, активно отстаивая каждый свою точку зрения. Но ребята этого уже не слышали, так как уже спали, переполненные впечатлениями чудесного дня.

Утром семья Нефедовых выехала в Воскресенск. Ехать пришлось несколько часов и за это время можно было почувствовать как постепенно меняется все вокруг. Сама природа становилась другой. Все меньше рощиц высоких деревьев, их сменяли небольшие перелески невысоких деревьев. А стоило машине въехать на возвышенность, как вдалеке начинали мелькать полоски воды. А около горизонта что-то непонятно синело. Даже воздух стал более влажным, чувствовалось присутствие воды.

– Это море? – спросила Вика.

– Озеро, – веселый темноволосый парень с живыми карими глазами повернулся к пассажирам. – Онега.

– Далеко до него? – поинтересовался Кирилл.

– Порядочно, – улыбнулся парень. – Но кроме Онеги у нас много и других озер. Они поменьше, но тоже красивые. А вода в озерах удивительная… Да вы и сами увидите, – добавил он.

В Воскресенске Нефедовых уже ждали. Художник Киримов – пожилой седоволосый мужчина обрадовался их приезду. Он жил один, поэтому предложил Андрею Павловичу не мучаться в поисках квартиры, а поселиться у него. Не принимая никаких возражений, он уже распоряжался с вещами, и скоро вся семья оказалась у уютной квартире художника. Вопреки расхожим представлениям о художниках, Владимир Александрович отличался аккуратностью, и в доме царил порядок. Хозяин показал гостям, где они могут расположиться и не стал мешать.

Вечером все собрались за чаем. Хозяин приготовил для гостей настоящий самовар, который гордо красовался в центре стола. Его окружали подданные: вазочки с вареньем, плетенка с ватрушками, коробка конфет, масло на блюдце. Поглаживая русую бородку, Киримов рассказывал о том, что творится в их крае. Многое было уже известно Нефедовым из письма, что пришло в институт. Владимир Александрович был одним из тех, кто предложил написать письмо в Москву. Местные власти были заинтересованы в строительстве и не мешали западной компании. Но жители Воскресенска понимали, что стоит только начать строительные работы, как уникальная природа края пострадает. Владимир Александрович рассказывал, что немного найдется в стране мест, где природа была бы такой уникальной. В Карелии огромное количество небольших озер. Для того, чтобы начать строительство, их придется осушать. Но озера связаны между собой, что и делает данную экосистему уникальной. Стоит только осушить несколько озер, как пострадают и другие водоемы, живность, что обитает в них.

В виде примера Владимир Александрович говорил о пагубных последствиях загрязнения Ладоги. Было видно, что художник искренне переживает за судьбу природы края.

– А если заводы все-таки построят? – спросил Кирилл.

– Постараемся этого не допустить, – ответил хозяин, теребя кончик бороды. – Иначе вместо озер здесь останется только заболоченная земля, а восстанавливать все это придется таким, как ты, когда подрастешь.

– Не надо ничего строить! – выпалила Вика.

Всегдашняя непоседа, на этот раз она присмирела и внимательно слушала разговоры взрослых.

– Многие это понимают, – художник с улыбкой посмотрел на девочку. – Мы стараемся сделать все возможное, чтобы не допустить строительство. У меня собраны разные материалы, – обратился он к Андрею Павловичу, – вам обязательно нужно будет на них взглянуть.

Папа Вики и Кирилла кивнул. Вечернее чаепитие заканчивалось. Андрей Павлович должен был с утра заниматься делами. А Екатерине Николаевне и детям Киримов посоветовал выбраться на окраину Воскреснска и посмотреть на речку Быстрянку. «Не пожалеете», – добавил он, желая всем доброй ночи.

ГЛАВА 3
ЖИВОЙ РОДНИК

Кирилл проснулся рано. Думал, что все еще спят, но услышал доносящиеся из кухни голоса. Быстро одевшись, поспешил на кухню. Андрей Павлович и художник Киримов завтракали. Они куда-то торопились. На стуле около отца лежала папка, в которой, как знал Кирилл, он хранил важные бумаги и записи. За завтраком хозяин и гость продолжали вчерашний разговор. Кирилл не стал вмешиваться. Пожелав доброго утра, он тихонько присел за стол.

Торопливо допивая чай, Андрей Павлович сказал Кириллу, что они с Владимиром Александровичем уходят и, видимо, их не будет весь день. А художник посоветовал мальчику погулять по городу и побывать в городском парке. После этого мужчины ушли.

Пока мама и сестренка спали, Кирилл решил погулять по городу. Кирилл бывал во многих местах, но приезжая куда-нибудь, всегда любил первым делом осмотреть окрестности. Новое всегда привлекает, обязательно встретишь что-то интересное. Ни один город не похож на другой, они такие же разные, как и люди.

Кирилл медленно шел по улице. Поднимающееся солнышко окрасило стены панельных многоэтажек в розовый цвет и заставило сверкать золотом многочисленные стекла. Луч солнца упал на стеклянную дверь магазина. Как только кто-нибудь толкал дверь, веселый солнечный зайчик начинал прыгать по дороге. Заблудиться Кирилл не боялся (не маленький), всегда можно спросить дорогу у прохожих, а адрес он хорошо запомнил.

Пройдя еще немного, Кирилл решил свернуть на боковую улицу. Он оказался в обычном городском дворике. Скамейки около подъездов, песочница, горка, качели для малышей. Натянута волейбольная сетка, видно, ребята постарше собираются вечерами, чтобы покидать мячик. Возле дома посажены деревья. Вершины одних поднимаются над крышами, другие еще совсем невысокие. Есть даже несколько прутиков, видно, их посадили этой весной. А в небольшом палисадничке чья-то заботливая рука высадила цветы. Кирилл заинтересованно остановился: цветы были небольшие, но интересной расцветки. Нижние листочки фиолетовые, а верхние желтые. «Интересно, что это за растение? – подумал Кирилл. – Надо будет обязательно привести сюда Вику, пусть полюбуется».

Кирилл пошел дальше. Он шел без определенной цели, просто осматривал то, что было вокруг. Многоэтажки кончились, теперь вдоль улицы тянулись старые двухэтажные домики. Но зелени стало гораздо больше. Теперь возле каждого дома был палисадник, в котором росли цветы. Кирилл вспомнил совет художника и решил побывать в парке. А дорогу к парку ему подскажет кто угодно. Навстречу, немного склонившись в сторону, рыжий пацаненок тащил бидон. Вот он-то и поможет Кириллу.

– Постой, – попросил Кирилл.

Пацаненок остановился.

– Привет, – сказал Кирилл, подходя к нему.

– Ага, привет, – ответил рыжий.

– Я только вчера приехал в ваш город, – объяснил Кирилл, – ты не скажешь, как дойти к парку?

– Не-а, пешком не дойдешь, – отозвался пацан, поставив на землю тяжелый бидон, – это надо на автобусе ехать.

– А как доехать?

– Просто. Сядешь на «Луговой» и едь до самого конца. Там и будет парк. Там автобусы разворачиваются и назад едут.

Кирилл хотел спросить, как найти Луговую, но пацаненок перебил его:

– А давай я тебе покажу, как до парка доехать, вот только молоко домой отнесу. Я тут рядом живу, вон в том доме.

Кирилл не успел возразить, как мальчишка подхватил бидон и заторопился к дому.

– Подожди, – крикнул Кирилл.

Пацан приостановился.

– Давай помогу, – предложил Кирилл, подходя к нему.

– Да я сам как-нибудь, – ответил пацаненок, – мне не тяжело.

– А так будет еще легче, – сказал Кирилл, забирая бидон, – куда идти?

– Вон, мой подъезд уже видать за тем деревом.

Кирилл двинулся вперед, стараясь не расплескать молоко, а пацаненок вприпрыжку поскакал за ним.

Вскоре они уже тряслись в стареньком автобусе, который вез их в парк. Рыжего мальчишку звали Васькой. Все его лицо было усеяно веснушками, особенно нос. Веснушки были даже на лбу и на подбородке. Глаза у Васьки были живые, светло-карие с темными крапинками. А волосы никак не хотели лежать послушно, на макушке непобедимо торчал рыжий вихор. Одет пацаненок был в длинную синюю футболку и шорты. Васька был худенький, под футболкой отчетливо проступали лопатки. Руки были сильно исцарапаны, а на коленке алела свежая ссадина.

Беспрестанно вертясь на сиденье, он без умолку тараторил, рассказывая Кириллу о своем городе. Васька был чуть постарше Вики. Кирилл считал Вику непоседой, но по сравнению с Васькой, она была очень тихой и послушной. Мальчишка весело улыбаясь, тыкал пальцем в окно и старался показать Кириллу как можно больше. По мнению Васьки город у них был такой «здоровский», что все, кто только не приезжал сюда, непременно им восхищались.

Но вот и конечная. Кирилл выпрыгнул из автобуса и последовал за своим провожатым. Они шли по аллейке, обсаженной вязами. Вдоль асфальтовой дорожки стояли скамейки. Одни были пустыми, на других грелись пенсионеры. Старушки присматривали за своими бойкими внуками, которые так и норовили вырваться из-под настойчивой опеки. Кто-то из стариков, сидевших на скамейках, читал газету, кто-то играл в шахматы. А вот один, похоже, разгадывает кроссворд. Надел очки и вписывает старательно слово в белые квадратики.

– Что же в вашем парке особенного? – спросил Кирилл Ваську, который сосредоточенно пинал камушек. – У нас в городе тоже много таких парков.

– Это разве парк? – разулыбался Васька. – Это не парк, туда мы еще не пришли.

– А когда придем?

– Увидишь. Там так здоровско!

«Здоровско!» – было любимым Васькиным словом, которое он употреблял и к месту, и не к месту.

Остались позади скамейки с пенсионерами, старые деревянные беседки с потрескавшейся краской на столбиках, аллейка кончилась. Теперь перед ребятами была тропинка. Васька запрыгал по ней, и Кирилл поспешил за ним. А рыжий вихор уже мелькал впереди между деревьями. Васька не обращал внимания на тропинки, которые то и дело вились между деревьев, появлялись между кустов и опять исчезали. Пацаненок все бежал и бежал вперед. Кирилл припустил за ним и быстро догнал постреленка. Но Васька и сам замелил шаг.

– А теперь тихо, – прерывистым шепотом предупредил он Кирилла.

Тот удивился: вокруг никого не было, они, похоже, забрались в самую безлюдную часть парка. Но Васька сделал предостерегающий жест, показал Кириллу, чтобы тот замер и не шевелился, а сам осторожно приблизился к старому дереву.

Достав из кармана шорт что-то круглое, Васька принялся осторожно постукивать по дереву. Очень скоро из дупла показалась любопытная мордочка с черными бусинками-глазками. Зверек вертел головой во все стороны и нюхал воздух. Васька не прекращал постукивать по коре. Зверек посмотрел вниз и выбрался из дупла. Бельчонок посидел немного на суковатой ветке возле дупла и начал осторожно спускаться вниз, не сводя бусинок-глаз с рыжего мальчишки.

Цепляясь острыми коготками за ствол, зверек спустился и оказался около васькиной руки. Рыжий постреленок разжал руку и протянул бельчонку несколько орехов. Зверек осторожно схватил орех передними лапками. Но что-то его испугало и, выронив орех, он проворно метнулся в дупло.

Васька снова принялся постукивать. Бельчонок не утерпел и снова спустился за угощением. Забрав орех, он утащил его в дупло. Смелея с каждым разом, зверек быстро перетаскал все орехи. Он пустился еще раз, потыкался усатой мордочкой в пустую васькину ладонь. Васька хотел погладить зверька, но бельчонок быстро метнулся и скрылся в дупле дерева, мелькнув напоследок сероватым хвостом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное