Наталия Рощина.

Все будет хорошо, или Свободный плен

(страница 5 из 23)

скачать книгу бесплатно

   После такого признания своих заслуг любая домохозяйка почувствовала бы себя на седьмом небе. Но Елена вся напряглась, легким кивком давая понять, что оценила услышанное. Мартов приобнял Литу и, будучи на голову выше, неловко чмокнул в макушку.
   – Эта женщина с необыкновенным именем Аэлита согласилась выйти за меня замуж. Так что, надеюсь, вы подружитесь. По приезду домой нам предстоят свадебные хлопоты. Без шума и гама, но все-таки самых близких мы соберем на праздничный ужин. Давайте поднимем бокалы за благополучие в нашем доме! Бог не забывает о нас и дарит долгожданный шанс начать другую жизнь.
   – Как хорошо ты сказал. Не начать новую, а именно по-другому, – улыбаясь, сказала Лита.
   Они выпили шампанское. Елена Васильевна, поздравив счастливую пару, извинившись, вышла. Ее рука сильно дрожала, когда она ставила свой пустой бокал на стол.
   – Пообещай мне меньше курить, – вдохнув запах волос Литы, попросил Георгий. Она согласно кивнула в ответ. – Еще по бокалу?
   – Нет, мне довольно. Я вообще не пью, даже легкие дамские вина не люблю. По глупости как-то напилась до безобразия, просто потому, что не знала действия спиртного. Чувствовала себя ужасно, ночевала у подруги. Мне тогда казалось, что в голове все навсегда смешалось, а ноги больше не будут передвигаться сами, без посторонней помощи. Родители с ума бы сошли, увидев меня в таком состоянии.
   – Ну тогда надо покончить с сигаретами, и ты – образец совершенства! – Лита покачала головой. – Я люблю тебя. Мне с тобой так хорошо, спокойно, будто я давно тебя знаю.
   – У меня тоже такое чувство. Я словно прирастаю к тебе. Вот даже не захотела без тебя здесь оставаться. Только это не означает, что я перестаю быть собой, понимаешь?
   – Я этого и не хочу. Мы такие, какие есть, и у нас целая жизнь впереди. Не будем ничего планировать, время покажет, на что мы способны.
   – Мне кажется, ты сейчас опять заговоришь стихами.

     – «Так, в жизни есть мгновенья —
     Их трудно передать,
     Они самозабвенья
     Земного благодать».

   – Получилось? – улыбаясь, спросил Мартов.
   – Как мне хочется поменяться с тобой головами, ненадолго. Посмотреть, как у тебя там столько всего вмещается. Ты зарабатываешь большие деньги, но это такая мишура в сравнении с тем, что в твоей голове есть место для стихов. Даже слов нет, чтобы я могла выразить все, происходящее у меня в душе. Я постараюсь соответствовать тебе. Чувствую, это будет непросто, учитывая то, что ты уже привык к определенным отношениям в семье.
   – Ты не о том думаешь. Я не собираюсь устраивать наш быт в соответствии с тем, как вела его Светлана. Это ненужная, пока закрытая тема.
Когда-нибудь я соберусь с духом и расскажу тебе кое-что об этом. Никто не собирается возвращать прошлые традиции. Были ли они? Я не такой идеальный человек-романтик, каким ты меня представляешь. Хотя мне очень приятно, что ты так думаешь. Я тоже постараюсь этому соответствовать.
   – Начались какие-то загадки.
   – Не пугайся, ничего такого, что помешало бы нашим планам. У каждого есть свои призраки, важно не дать им распоясаться. Это не всегда просто, согласен. Сейчас главное то, что мы нужны друг другу. Наша встреча – не случайность, и мы на верном пути. – Георгий взял Литу за руку, закинул за плечо ее сумку. – Пора ехать.
   Они вышли из дома. Уже за спиной услышали шум воды на кухне. Елена Васильевна поставила чистые бокалы в сушку и, окинув взглядом воцарившийся в тишине порядок, пошла к выходу.
   Машины были готовы к отъезду. Передав сторожу ключи, Стеблова села в серо-голубую «мазду» с Игорем за рулем. Он, как и Саша, совмещал обязанности охранника и водителя. За рулем белоснежной «БМВ» сидел Александр. Его лицо ничего не выражало. Казалось, он сосредоточен где-то внутри себя и все внешнее его не волнует. Мартов сел на переднее сиденье, Лита сзади.
   – Ну, с богом, – после приветственных слов тихо сказал Саша и завел мотор. Машина плавно тронулась с места, оставляя позади дом, аллею, пансионат. Соблюдая дистанцию, за ними двигался второй автомобиль. Серпантин дороги предполагал умелого водителя. Далеко внизу блестело под ярким солнцем море. Его все хуже было видно после очередного поворота. Наконец бескрайняя синь исчезла. За окном мелькали горы, белоснежные облака словно остановились передохнуть на их вершинах, неброская крымская растительность. Незаметно для себя Лита заснула.
   Георгий, оглянувшись на спутницу, улыбнулся. У него было восемь часов дороги, чтобы еще раз хорошо обдумать происходящее. Он предвкушал, какой резонанс вызовет его женитьба. Хотя никакой помпезности он не планировал, но понимал, что без газетной и телевизионной шумихи не обойдется. Он привык к желанию заглядывать в его замочную скважину. Его этим не смутить, а вот как будет себя чувствовать Лита? Наверняка она предполагает, что ее жизнь изменится, но насколько – не догадывается. Постоянно быть в центре внимания нелегко, но она справится. Молодой женщине еще предстоят испытания. Положение обязывает. Вместе с массой возможностей оно предполагает соблюдение огромного числа условностей, формальностей, ритуалов. Он поможет ей, вместе они справятся со всеми трудностями.
   До встречи с Литой у него было все, о чем может мечтать смертный. Но это лишь верхушка айсберга: достаток, прибыльный бизнес, известность, власть. Остальное тщательно укрыто от людских глаз: угрызения совести, чувство вины перед женой и детьми, раздражение от назойливого внимания к себе, усталость. Обыкновенная человеческая усталость от изматывающей работы без графиков и выходных. Это своеобразная плата за успешный бизнес. Всегда надо быть в форме, держать нервы в кулаке.
   Его день давно начинается с пяти утра. Он легко просыпается, не считая ранний подъем подвигом. Просто так надо, чтобы успеть максимально заполнить день. После часа в тренажерном зале, который Мартов позволил себе оборудовать пять лет назад, контрастный душ и легкий завтрак. Обязательный стакан свежевыжатого апельсинового сока, бутерброд с черной икрой, кофе со сливками без сахара. Он мог теперь позволять себе гастрономические капризы, потому что людям его ранга жизненно необходимы свои ритуалы. Они нужны как воздух. Потом Мартов тщательно проверяет свой гардероб – он всегда на виду, а значит, никаких проколов с этой стороны быть не должно. Последний критический взгляд Елены Васильевны перед выходом. Потом водитель подгоняет к дому его авто, и уже по дороге на работу начинаются звонки, назначаются встречи, деловые поездки или полеты в филиалы. В банке привыкли к строгости и пунктуальности Мартова. Его ценят и любят единомышленники, и поскрипывают зубами те, кто оказались менее расторопными, кого он, как Хозяин, не жалует. За огромным числом деловых документов не только финансовые вопросы. Порой в просторном кабинете Генерального директора объединенных филиалов банка «Южный» вершатся человеческие судьбы. Георгий пытался отбрасывать эмоции в работе, но удавалось это не всегда. Как у любого человека, у него были свои минусы. Немногие отваживались перечить ему, когда в пылу страстей он выходил за определенные рангом рамки. За долгие годы работы коллектив уже сложился, притерся. К редким срывам Мартова сотрудники относились снисходительно. Все понимали степень его загруженности, страдания человека, потерявшего жену. Он долго был мрачным, молчаливым, порой необъективным. Но финансовая империя требовала постоянного внимания, подчинения своим интересам. Понимая это, Георгий Иванович вышел из кризиса и с еще большей отдачей погрузился в работу. Три года она заменяла ему семью, детей, друзей – ничего личного.
   Мартов уже стал свыкаться с мыслью, что оставшийся жизненный отрезок он проведет в одиночестве. Единственное, о чем он не забывал все это время, любимое давнее увлечение и гордость – огромная библиотека. Собирать ее начал еще его тесть. Время от времени Георгий пополнял ее ценнейшими изданиями. Он переставал быть сухим и расчетливым предпринимателем, каким многие его считали, когда, открыв тяжелую книгу в кожаном переплете, наслаждался письмами Пушкина. У него было единственное, уникальное издание. Шестой том писем поэта больше никогда не издавался. Он не просто заполнял новые книжные полки. Он любил погружаться в книги, забывая обо всем. Листая страницы, рассматривал иллюстрации, сохранившие первозданные цвета. Мартов преклонялся перед величием таких работ. Хорошо зная немецкий, он недавно приобрел Канта в оригинале, с детства очарованный поэзией, читал Тютчева, Баратынского, Фета. Его кабинет стал похож на музей раритетов. Георгий считал свою библиотеку святая святых в доме. Ему не терпелось похвастаться перед Литой этим богатством. Не коллекцией бриллиантов и дорогих украшений, хозяином которых он стал после гибели жены, а именно книгами. Кажется, она не любительница легкого чтения для пустой траты времени. Здесь она найдет многое для себя. Ощутит, как словно останавливаются стрелки внутренних часов. И только когда оторвешься от очередной книги, замечаешь, что уже глубокая ночь. Давно пора спать, а ты борешься с искушением остаться в этом мире хотя бы до утра.
   Мартов снова оглянулся на Литу. Подложив ладони под щеку, она спала. Кондиционер позволял забыть о том, что снаружи тридцатиградусная жара. За окном колеблются потоки горячего воздуха над пропекшимся асфальтом. Сезон отдыха в самом разгаре. Желающих погреться под южным солнцем как всегда много. Колонны машин, двигавшихся навстречу, были тому подтверждением. Под мелькание этих авто и легкую музыку Лита и уснула. Наверное, это было защитной реакцией взвинченного до предела организма. Обычно она никогда не спала днем. Даже после ночных дежурств позволяла себе подремать пару часов, не больше. Тратить время на лежание в постели Лита терпеть не могла. Любое бездействие ее угнетало. Еще она не любила болеть. Некоторые делают это со вкусом, с размахом, смакуя каждый день пребывания в постели. Для них не важно, болит или нет, главное, появляется возможность приостановить каждодневную гонку и милостиво позволить близким заботиться о себе. Лита такую философию отвергала. Она рано научилась ценить время. Так всегда относились к нему ее родители. Жизнелюбием и активностью отличался Скользнев – тот, которого она любила, а не тот, от которого решилась бежать. До сих пор трудно поверить в те изменения, которые произошли с ним. Как может сочетаться в одном человеке столько противоположностей?
   Голубые, почти прозрачные глаза кажутся неестественными, нарисованными, до того они красивы. От призывного взгляда слабеет тело, становится трудно дышать. И вдруг над самым ухом раздается горячий шепот: «Выходи, наконец, за меня замуж, а?» Отпрянув в сторону, Лита отчетливо видит смеющиеся, плутовские глаза Игоря. Он никогда раньше не говорил об этом, что это с ним? Кажется, он сейчас рассмеется ей в лицо. Лита хочет понять, не шутит ли он, все пристальнее вглядывается в знакомое, но почему-то такое нереальное его лицо и… просыпается. Резко открыв глаза, она села и поправила примятые волосы. Мартов оглянулся.
   – Привет, спящая красавица. Отдохнула? – весело подмигнул он ей. – Перекусить не хочется?
   – Пить только. Чего-нибудь холодненького.
   Мартов, как волшебник, достал из дорожного холодильника кока-колу. Несколько глотков прохладного напитка сделали свое дело. Лита взбодрилась. За окном пейзаж изменился, сколько же она спала? Даже неудобно.
   – Часа через три будем на месте, – отвечая ее мыслям, сказал Мартов.
   – Не верится, что море уже так далеко, – вздохнула Лита. – Вообще во все верится с трудом. Ущипни меня.
   – По твоей интонации трудно понять настроение, – оглянулся Георгий и протянул ей мороженое. – Для поднятия жизненного тонуса и физического ощущения реальности.
   Лита благодарно кивнула, это была ее любимая летняя еда. В детстве пломбир полагался в исключительных случаях. Мама оберегала слабое горло девочки. Зато, став взрослой, Лита наверстала упущенное. В институте, смеха ради, она затеяла соревнования по поеданию мороженого. Она победила и, главное, невероятное количество съеденного не отразилось на ее здоровье. Игорь тогда ехидно заметил, что еще два-три таких чемпионата могут сказаться на ее стройной фигурке.
   – Лучше расплыться от мороженого, чем раскабанеть от пива, – еще тогда она прозрачно намекнула Скользневу об участившихся подходах к хмельному напитку. – А фигурку рано или поздно придется испортить. Догадайся, что я имею в виду?
   Лита разозлилась на себя за то, что Игорь по-прежнему не выходит у нее из головы. Ни во сне, ни наяву от него нет покоя. Она же дала себе слово начать другую жизнь! Она не может жить, не ощущая почвы под ногами. Если судьбе было угодно испытать ее муками неудавшейся любви, крушением надежд, разочарованием в любимом, то программа выполнена на все сто. Беспросветная полоса завершилась, и теперь Лита не должна загадывать о том, что ждет ее впереди. Она боялась сглазить саму себя, спугнуть то светлое и чистое чувство к Георгию, которое делало происходящее нереальным. Не думала, не гадала, но вот же сидит рядом этот необыкновенный мужчина. Ей хочется бесконечно долго слушать его рассказы о жизни, забавные истории двадцатилетней давности. Возрастных барьеров нет, ведь он так молод душой, а может, она стара? Нет. Думать только о положительном. Все будет хорошо, замечательно. Леська, узнав о предстоящих переменах, дар речи потеряет.
   Две неразлучные подруги, они знали друг друга с детства. Сначала жили в одном доме, потом родители Ларисы получили двухкомнатную квартиру неподалеку. Переезд не уменьшил их общения. Они частенько ссорились, легко мирились. Они не могли долго дуться, не разговаривать. Скорее наговорят кучу обидных слов, а то и тумаками обменяются. Смотришь, все и встало на свои места. Время шло, девочки играли, учились, влюблялись, делились своими первыми сердечными секретами. После окончания школы дороги двух подруг разошлись. Лариса поступила в институт культуры, Лита – в медицинский. Частые встречи сменили долгие телефонные разговоры. Нить, связующая девушек, все больше ослабевала, поскольку круг общения изменился. Леська, страстная по натуре, заводила бесконечные романы, обжигалась, но без драматизма. Лита, напротив, влюбившись с первого взгляда в Игоря, больше не желала обращать ни на кого внимания. Подруге ее выбор не понравился. Она не могла точно объяснить, почему у нее Скользнев вызывал такую антипатию. Однако категорически высказываться об этом было глупо, ведь Лита дипломатично относилась к веренице ее поклонников.
   Совершенно разные, они находили в этом общении недостающее каждой. Лита – Леськину решительность, а та – чувствительность и мягкость подруги. Однако все равно они оставались каждая сама по себе. Это накладывало отпечаток на их жизнь. Леська уже два раз успела побывать замужем, родить двух сыновей и теперь пребывала в состоянии новой влюбленности. Страдания подруги рядом со Скользневым она не понимала. У самой Ларисы отец спился. Нормальная семья постепенно превращалась в сумасшедший дом с вечно усталой от непосильной работы матерью, лезущим в драку с нею пьяным отцом. Ей, девчонке, приходилось разнимать катающийся по полу клубок двух родных для нее людей, видеть которых ей становилось с каждым днем все более невыносимо. Отец полностью деградировал, это был уже не человек, а вонючее, грязное существо со стеклянным взглядом мутно-голубых глаз. Лариса часто спрашивала мать, почему она столько лет терпит это прогрессирующее безумие? Ответа не было никакого. В результате, чтобы поскорее избавиться от невыносимого существования, Леська выскочила на втором курсе замуж за одногруппника. Семья Годфильдов была недовольна выбором сына. Ко всему была нарушена основная традиция – в их дом попала русская невестка. Что хорошего можно было ожидать от этого брака? Вскоре возник вопрос об отъезде на историческую родину. Лариса, к тому времени успевшая родить Дмитрия Леонидовича Годфильда, была категорически против.
   – Я в жизни не выучу ваш иврит. Что за чепуха, почему нужно уезжать за тысячи километров? Леня, скажи хоть слово!
   И он сказал. Смысл сводился к тому, что если его поставят перед выбором, то он, скорее всего, примет сторону родителей. Этого было достаточно для того, чтобы Леська собрала свои вещи, взяла сына и переехала к матери. Отец уже год как умер от рака, так что в родительском доме снова можно было существовать. Леонид воспринял происшедшее спокойно, его семья вздохнула с облегчением. Развод прошел тихо, с договоренностью на выплату единовременной материальной помощи на малыша. Все естество Ларисы противилось этим деньгам, но мизерной зарплаты матери и ее пособия катастрофически не хватало на жизнь. Нужно было еще доучиваться в институте и вообще не выглядеть вечно голодной и усталой. Она согласилась на сделку, в результате которой у нее в руках оказалась очень приличная по тем временам сумма и девичья фамилия в паспорте. Неунывающая, она с улыбкой преодолевала многочисленные трудности. Болезни ребенка, нездоровье стареющей матери, нагрузки от занятий и боль от неудачных сердечных приключений.
   На последнем курсе судьба решила повернуться к молодой женщине лицом. Она познакомилась с человеком, полюбившим ее и Димку. Особенно трогало ее то, как мальчик привязался к новому дяде. Начались цветы, подарки, поездки на пикники по выходным, бездна внимания и разных, приятных сердцу мелочей. Сережа совершенно очаровал Леську. Когда через два месяца встреч он предложил выйти за него замуж, она для приличия попросила немного времени подумать. Мама всплеснула руками.
   – Ты что, Лесенька, смотри, какой мужчина видный. У тебя ребенок и полная неустроенность, о чем тут думать? Дима от него в восторге, пока маленький, привыкнет к нему. И тебе, по-моему, он нравится.
   – Ты считаешь, что я ему пара? Он такой шикарный, а мне постоянно приходится делать вид, что я в восторге от своего стиля «хиппи». Просто на что-то более нормальное у меня нет денег. Он не замечает ничего, только смотрит в глаза и улыбается. Очень интеллигентные мужчины меня пугают.
   Все это были отговорки. Лариса вскоре вышла замуж. Сергей Шмелев усыновил Димку, оказался идеальным мужем. Как в песне: не пил, не курил, приносил в дом хорошие деньги, наладил прекрасные отношения с тещей. Димке уделял все свое свободное время. Леська тогда расцвела от счастья и долгожданного покоя. Второго сына она родила, получив на руки диплом режиссера самодеятельного коллектива. Мишка стал маленьким баловнем, всеобщим любимцем. Но у Сергея хватало такта не делать разницы между родным и усыновленным мальчишками. Времени на общение у подруг стало еще меньше, но все-таки оно не прерывалось. Встречаясь с Леськой во время ее прогулок с детьми, Лита с «белой» завистью слушала рассказы подруги о новом муже. Та, в свою очередь, интересовалась ее делами. Рассказывать было нечего. О падении Скользнева Леся слышать не желала. Сострадания Литы к нему не понимала. Она считала, что ни один алкоголик не захочет расстаться с бутылкой. Это такая игра, в которой он диктует правила, уничтожающие всех, кто любит его. Часто, в пылу разгоревшегося спора, говорила:
   – Богданова, такую дуру, как ты, в наше время найти невозможно. Вспомни мою маму, приятного мало, да? Правда, тебя он еще не колотил, но все впереди. Ты – ископаемое. Игоречку достался последний экземпляр. Повезло же ему. Слушай, его мозги от водки усыхают, а ты-то сохранила способность трезво мыслить? Подумай, милая моя, с чем ты рано или поздно останешься?
   – Если я уйду, значит, предам его. Пока было хорошо, была рядом, а раз оступился – в кусты? Я так это понимаю.
   – Не знаю я, когда это вам было хорошо? Со стороны, так мучаетесь вы друг с дружкой давненько. Его отменные гениталии, регулярно доводящие тебя до оргазма, не повод, чтобы терпеть то, что происходит с тобой. Пострадала и хватит. Родителей пожалей, они ведь столько лет безропотно наблюдают за вашей возней. Ты давно перестала для него существовать, пойми. Ему не нужна твоя чуткость, праведность ангельская, самопожертвование. Мужик любит порок. Ну где у тебя порок, где? В каком месте?
   – Леська, оставь меня. Тоже мне, ходячая порочность нашлась. Я вообще пришла к твоим мальчишкам. – Пытаясь сменить тему, Лита не кривила душой. Димку и Мишку она любила. От них исходила такая энергия. Рядом с ними Лита представляла себя в роли матери. Ей казалось, что она играет со своими детьми, это был приятный самообман, который она позволяла себе, чтобы не свихнуться от несбыточного, такого желанного. Но Леська не давала слишком тискать и расцеловывать мальчишек. Она всегда рядом, как наседка. Словно и от подруги охраняет своих чад. Молодец, о таких говорят: бой-баба. Но за ее внешней непробиваемостью, грубым слогом, показным спокойствием скрывается доброе сердце и светлая душа. Почему-то жизнь постоянно испытывает ее на прочность. Мише не исполнилось и года, когда Сергей ушел к другой женщине. Лариса не могла поверить своим ушам. Он честно признался, что влюбился. Его страсть к женщине бальзаковского возраста вспыхнула неожиданно и поставила крест на их идиллическом союзе. Самым интересным было то, что коварная соперница жила в квартире напротив. Новая трехкомнатная квартира Шмелевых оказалась первым шагом к краху. Кто мог знать, что улыбчивая женщина, ставшая с первых дней поселения старшей подругой Леси, на самом деле сразу положила глаз на мужа. Поначалу Леся не придавала значения тому, как та постоянно нахваливает его. Потом комплименты становились все более интимными, но и тогда, обремененная заботой о детях, она не забила тревогу. Первой на неестественность ситуации обратила внимание мать Ларисы. Простая женщина, далекая от тонкостей этикета и светских правил, она не могла понять сложившегося положения вещей. Назойливость Тамары злила ее, ей была в новинку такая наглость, выдаваемая за внимание и опеку. Бабушка через день приходила смотреть за детьми, когда дочь уезжала на работу. Неутомимая Леська умудрялась еще и не прерывать работу в театре, где готовилась к премьере пьеса начинающего автора. Сергей снисходительно относился к этому. Его зарплаты вполне хватало для нужд семьи, и желание супруги работать он расценивал как каприз, который скоро пройдет.
   Каждый день новая подруга обязательно заходила в гости к Шмелевым. Иногда это случалось прямо с утра, когда семья даже не успела встать из-за завтрака. Тамара всегда являлась при полном параде: макияж, прическа, шлейф аромата духов, стильная одежда. Владелица какой-то крупной фирмы по оптовым продажам бумаги, она была обеспеченной женщиной. Под домом стояла последняя модель «БМВ», старший сын заканчивал юридическую академию, где год обучения стоил совсем недешево, к младшему приходила няня и учителя музыки, английского. Тамара постоянно подчеркивала, что вся ее жизнь в детях и единственный, неисполненный долг перед ними – отсутствие отца. Два предыдущих брака закончились разводами. Излияния по поводу причин крушения ее неприступных крепостей сводились к тому, что настоящего мужчину в наше время встретить практически невозможно. У каждого, мол, свой комплекс неполноценности, а это ее раздражает. Потом начались разговоры о том, что, если бы ей встретился такой замечательный муж, как Сергей, то она была бы абсолютно счастлива и даже родила бы ему ребенка. Ничто бы не остановило ее в желании удержать любимого мужчину. Вскользь говорилось о том, что Лариса должна больше следить за собой. Ведь в ее возрасте небрежность недопустима. Они даже вместе обсуждали, на какую диету нужно сесть Леське, чтобы сбросить лишние килограммы после рождения Миши. Неожиданно и Сергей стал делать ей замечания по поводу ее внешнего вида, каждый раз подчеркивая, насколько великолепна их соседка.
   Дальше произошло то, от чего Леська, даже с ее стойкостью и твердостью характера, потеряла почву под ногами. Прошло чуть больше двух недель после переезда на новую квартиру. Лариса только окончательно привела все в порядок, стала привыкать к новой мебели, кухне. По-хозяйски, удобно распределяла вещи. А однажды вечером муж вернулся с работы и на приветственную улыбку жены ответил, что уходит от нее к другой.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное