Наталия Рощина.

Одержимость

(страница 6 из 27)

скачать книгу бесплатно

   Однако сегодняшний разговор ставил крест на его планах. Он слушал Настю и не верил, что происходящее – не дурной сон. Она не может с ним так поступить! Он жил любовью к этой девушке. Это чувство делало его сильным. Оно заставляло его мозг работать в режиме полной загрузки, чтобы как можно быстрее достичь результатов. Скоро они закончат институт. Их ждет ошеломляющий успех, финансовое благополучие.
   Он хотел, чтобы Настя гордилась им. Такая, как она, никогда не полюбит неудачника. Поэтому он доказывал, что его путь – путь мужчины, нашедшего себя. Важное обстоятельство для Насти. Она только внешне – сама хрупкость, но в сочетании с невероятным упорством. Она – балерина. Этим все сказано. Здесь слабаки не задерживаются. Правда, особых успехов на этом поприще она пока не достигла, но с апломбом говорит о звездном будущем. Это тоже в ее стиле.
   Настя знает, чего хочет от этой жизни. Внутренний стержень не позволяет ей свернуть с выбранного пути. Только этот ее стержень основывается не на титаническом труде и выдержке, а на поиске сильного плеча. Ее понятие о счастье во многом зависит от возможностей партнера. Своими амбициями Настя готова пренебречь, но лишь в случае соизмеримых с ними компенсаций.
   Он давно понял, что в ее сердце нет любви. Но даже осознавая это, не мог остановиться. Изо дня в день, из месяца в месяц складывал ее образ. Разноцветная мозаика из капризов, заразительного смеха, пронизывающих взглядов, насмешек. Даже когда они стали близки, ничего не изменилось. Настя лишь позволяла любить себя. Подчеркивая свою неординарность, твердила о желании быть рядом с сильным, надежным мужчиной. Только с таким она будет счастлива. Между строк читалось, что Леонид – не герой ее романа. Она не отталкивала его, но и не пыталась показать, что он ей дорог. Была скупа на слова любви, а на его признания отвечала лишь лукавой улыбкой.
   Но несмотря на это, он верил, что рано или поздно Настя поймет, насколько она ошибалась, как недооценивала его. Взлет Леонида докажет ей и всем, что он – личность, он – то самое плечо, о котором мечтает каждая женщина. Настя увидит в нем мужчину своей мечты и навсегда оставит свои колкости. Он возвысится в ее глазах, поднимется на недосягаемую для остальных мужчин высоту. Ибо станет исполнителем ее желаний, капризов, барометром ее настроения!
   Все это время она присматривалась к нему. На всякий случай, как лиана, прочно обвила его с головы до ног. Настя часто напоминала ему о том, что его возможности ограничены. Говорила не всегда деликатно, чаще с долей грубоватого юмора. Он проглатывал эти горькие пилюли. Чем мог похвастать студент из неблагополучной семьи?
   В какой-то момент, потеряв возможность реально воспринимать происходящее, Леонид уже не смог контролировать ситуацию. Быть объективным ему мешала ослепляющая страсть.
   – Слушай, с тобой совершенно не возможно говорить серьезно, – периодически не выдерживал Егор. – Влюбленный флегматик – вот ты кто.
У тебя глаза Бэмби.
   Он улыбался и думал о том, что это совсем не плохо – иметь глаза, как у доброго, но бесстрашного олененка. Когда Настя рядом, его силы утраиваются. Его уверенность в светлом безбедном будущем становится бесспорной. Он видит свою жизнь полной радости и абсолютного счастья. Эта девушка словно приворожила его. Так и мама говорит. Только она вкладывает в это свой смысл. Мама деликатно пытается показать, насколько разочарована выбором сына.
   – Хищница! – единственный ее комментарий. – Такая ни перед чем не остановится.
   Он не привык вступать с матерью в споры. И готов согласиться, что Настя – не подарок. Только это ничего не меняет. Он любит ее.
   Любил… Теперь, когда она готова убить их ребенка, разорвать их отношения, он не имеет права любить ее. По крайней мере как любой уважающий себя мужчина обязан забыть о ее существовании. От безграничной любви к серому равнодушию – только так. О ненависти говорить преждевременно, но кто знает… А сейчас она стоит рядом и осторожно трогает его за плечо.
   – Ну, что с тобой? – Настя присела, пытаясь заглянуть ему в глаза. Ему лучше? Дыхание стало свободным, он уже может распрямиться. Однако ему приятно видеть, что она напугана. – Тебе плохо? Леня, я «скорую» вызову.
   – Не нужно. Прошло. Пустяки.
   – Пустяки? Да ты видел бы свое лицо! – Раскрасневшиеся от волнения щеки сделали Настю еще более привлекательной. Но ее внимание было вызвано исключительно вежливостью. Настя разнервничалась. Ей не нужно, чтобы он умирал у нее на глазах.
   – Все в порядке, Настя, не беспокойся.
   – Так нельзя! Ты манипулируешь моими чувствами, – театрально размахивая руками, произнесла она убийственно-холодным тоном.
   – Твоими чувствами? – Он захохотал, не обращая внимания на удивленных прохожих. – О каких чувствах идет речь? Уточни, сделай милость.
   – Я не виновата, что не люблю тебя. Никогда не любила. Я только терпела тебя, твои ласки.
   Он перестал смеяться и замер, снова глядя себе под ноги. Снова больно кольнуло сердце. Он едва удержался, чтобы не прижать руку к груди. Нельзя. Настя решит, что он играет. Ему не нужна ее жалость.
   – Так почему же ты спала со мной? Разве можно ложиться в постель с мужчиной, которого терпишь? Вы, женщины – существа более ранимые. Для вас ведь это очень важно – отдаваться любимому!
   – Праведник какой выискался! Это только ты по любви, а я просто так. За что наказана. – Она зло похлопала себя по животу. – Ничего, все поправимо. Я начну все сначала. Как будто ничего не было.
   – Если ничего не было, ничего и не будет.
   – Оставь свои философские приколы. Будет, еще как! – Она запрокинула голову и с вызовом посмотрела на него. – У меня все получится.
   – Не хочешь поделиться планами?
   – Нет. Сам увидишь. Только не слишком удивляйся. Естественный отбор называется. Я привыкла выбирать лучшее. Вот и выбрала. Плевать мне на вашу дружбу!
   – Постой. Ты к чему это ведешь?
   – Ты же не тупой, догадайся сам. Избавь меня от объяснений. Да, и его не обвиняй ни в чем. Всегда выбирает женщина, запомни это на всю жизнь.
   – Запомнил, милая. – Он все понял. Они стояли друг напротив друга. Он – сжав кулаки, тяжело дыша.
   Эта женщина решила не только разбить его сердце, но и разрушить многолетнюю дружбу. Вон как глазищами сверкает. Она мстит. Кому? Ему за то, что был предан, честен? С женщинами так нельзя, особенно если у них комплекс владычицы морской. Он не подходит на роль старика с неводом. Пока, как бы далеко он его ни закинул, золотой рыбки не выловит. Да и не пойдет он на поклон.
   Решила, что у Егора больше возможностей? С чего она взяла? В их дуэте Некрасов исполнитель, хороший, ответственный, но лишь исполнитель. Он трус, перестраховщик, который счастлив своей работой в НИИ. Но ему повезло с родителями, другом, а теперь для полного комплекта у него будет Настя.
   Марков нахмурился. Великодушный товарищ, протягивая одну руку, другой забирает самое дорогое, что есть у Леонида. Нет, такого быть не может! Наверняка Настя преувеличила. Между ними ничего нет.
   Да, она слишком часто расспрашивала его о Некрасове. Марков не придавал этому значения – здоровое любопытство. А с каким удовольствием она приглашала Егора на вечеринки! Несколько раз они вместе ходили в театр, ездили на пикники. И тогда Марков не задумался. Неразлучная троица. Наивный, как же он не понял, чем все это может закончиться? Настя ушла к Некрасову. Может быть, в чем-то она и права. У Егора нет этих губительных генов. Его семья – образец благополучия. Именно поэтому она решила отказаться от Маркова. Самонадеянная, самовлюбленная, почему она решила, что Егор пойдет на это? Он не способен на предательство. Ведь это самое настоящее предательство.
   – У тебя ничего не получится. – Леонид не узнал своего голоса. Скрипучий, неприятный, он резал слух. – Свой выбор ты сделала, а вот одного не учла.
   – Интересно, чего?
   – И на старуху бывает проруха.
   – Короче.
   – Мы с Егором друзья. Мужская дружба, понимаешь ты? Ему не нужно переходящее красное знамя.
   – Наивный. – Она вздохнула. – А я испугалась, что ты действительно знаешь что-то важное. Я никогда не пускаю слов на ветер. Мы с ним уже встречаемся. Я немного опередила сегодняшние события и сказала ему, что мы с тобой расстались.
   – А он?
   – Признался, что я давно ему нравлюсь. – Настя улыбнулась. – Я помогла ему избавиться от комплекса вины.
   – Подтолкнула к предательству?
   – Не хмурься. Мы же взрослые люди. Давай расстанемся по-хорошему.
   – Зачем ты сказала мне о ребенке? Или ты это придумала для большего драматизма? – Он едва стоял на ногах. От напряжения стучало в висках, тошнило.
   – Я действительно беременна, но уже завтра с этим будет покончено. А сказала я тебе… как иначе показать, что о возврате не может быть и речи? – Удовлетворенная его растерянностью, Настя улыбнулась. – Вот и все.
   – Что, если я расскажу Егору о ребенке? Прямо сейчас поеду к нему и расскажу! – Это был крик израненной души.
   – Не поедешь. Ты же гордый, – презрительно усмехнулась Настя.
   Все-таки она успела узнать его. Никуда он не поедет. Какое унижение: признаться в том, что твоя девушка настолько пренебрегает тобой! Или он все усложняет? Тысячи девчонок делают аборты. Да, но при этом они не объявляют, что уходят к твоему лучшему другу.
   – Ты права. Неудачная шутка.
   – У тебя всегда было хорошее чувство юмора, – заметила Настя. – Кстати, я ценила это.
   – Благодарю. – Прощание затягивалось.
   – Я все сделала правильно. Моя жизнь начнется завтра.
   – Tabula rasa.
   – Что? Я не расслышала.
   – Не важно. – Он улыбнулся. Теперь он был уверен, что отомстит. Как легко он пришел к этому решению. Любовь и месть. И объектов мести уже два. Задача нелегкая, но все упростится, если сладкая парочка будет вместе. Голова у него светлая, так что со временем, не спеша, он придумает.
   – Леня, нам ведь придется встречаться. Давай не будем делать вид, что мы не знаем друг друга.
   – Еще бы! Ведь мы чуть не стали родителями, – с наигранным пониманием произнес он. – Такое сближает навсегда. Мы никогда не станем чужими, как бы тебе этого ни хотелось.
   – Откуда тебе знать, чего я хочу?.. – вздохнула Настя. Повернувшись, она сделала вторую за этот вечер попытку расстаться. На этот раз он не пытался ее догнать. Глядя ей вслед, Леонид точно знал, что поквитается за свое разбитое сердце…
   Хотя прошло уже столько лет, эти воспоминания были свежи в его памяти. Как будто вчера любимая девушка объявила, что не любит его и им лучше расстаться. Впрочем, его обиды – дело прошлое. Он сумел пережить их. Все сложилось как сложилось. В любом случае ему повезло больше, чем Насте. Она уже на небесах. Пожила красивой жизнью, как мечтала, только недолго. Вернее, не так долго, как ей того хотелось бы.
   А у него все под контролем. План мести, который он вынашивал не один год, постепенно претворяется в жизнь. Первая его часть успешно завершена. Теперь часть вторая. Для ее реализации он выбрал отличное орудие возмездия – умную, обманутую женщину. Такая не подведет. Такая сведет с ума. И пусть Настя смотрит на происходящее с небес и бесится от бессильной ярости! Им там, наверху, все видно? Он несказанно рад. Ей предстоит увидеть, как споткнется о коварный план ее сын. Она станет свидетельницей его падения. И не сможет ему помочь. В этом можно не сомневаться.


   Йоги – не самые глупые на свете люди. Если они выработали определенную стратегию пробуждения, то ей нужно следовать без лишних вопросов. Или принять или придумать что-то свое. Андрону не хотелось изобретать велосипед, к тому же ему нравилась философия йоги. Он чувствует себя избранным, когда медитирует. Гордится собой, закаляя тело и душу. Пожалуй, в его окружении никто не может похвастать такой растяжкой, такой гибкостью. За внешней легкостью – годы тренировок, неукоснительное соблюдение указаний личного тренера. Но кроме виртуозного владения своим телом, Адрону нравится философия, без которой занятия теряют смысл. Ему нравится состояние внутреннего равновесия, спокойного созерцания и гармонии с окружающим миром. Все это он получает в достатке, стоит только настроиться и применить свои знания.
   Родители всегда с пониманием относились к его увлечениям. Учитель, которого они нашли для Андрона, сумел поддержать в мальчике проснувшийся интерес к йоге, обратить его на пользу растущему организму. Сила духа и тела – две взаимосвязанные составляющие успеха. Вот главное, чему учился Андрон. Уроки не пропали даром. Прошел не один год. Желание самосовершенствования не уменьшилось.
   Кто-то воспринимает йогу лишь как необычную гимнастику, кто-то – как возможность приобщиться к экзотике, чему-то неординарному. В самом начале пути для Некрасова была важна жажда новых ощущений. То был долгий процесс познаний себя и мира. Важным было не отделять одно от другого, пытаться найти гармонию. Познание шло постепенно. Никаких скачков. Упорная работа над собой, никаких поблажек. Однако в последние шесть лет Андрон более активно вторгался в этот удивительный мир. Йога стала его вторым я. Она помогает ему концентрироваться на главном, не распыляться по мелочам. Еще один незримый союзник Некрасова.
   Маша относится к его увлечению скептически и не желает приобщаться. Сначала он настаивал, а потом смирился. В конце концов, будет ли толк в деле, насаждаемом силой? Во всем должен быть соблюден принцип добровольности. Некрасов вывел его, следуя опыту своей недолгой, но насыщенной событиями жизни. Основная идея – все происходящее имеет смысл и доставляет удовольствие лишь при условии добровольности участия. Маша вздохнула с облегчением, когда Андрон перестал агитировать ее стать в ряды приверженцев философского учения.
   С годами Андрон понял, что круг интересов Маши весьма ограничен. Кажется, ей только и есть дело до ее женского календаря. Вот это ее территория. Она скрупулезно отмечает дни прошлых месячных, дни, когда они занимались любовью, вычисляет дни овуляции, строит графики. Андрон уже не пытается вникать в суть ее бесконечных походов к врачам, стенаний о том, что она никак не может забеременеть. Желание иметь ребенка стало для Маши навязчивой идеей, отравляющей ей существование. Некрасову хотелось облегчить жизнь ей и заодно себе. Он попытался объяснить, что ему хорошо и уютно в роли мужа, ей неплохо в роли его гражданской жены, а отсутствие детей – не проблема, ведь они еще так молоды.
   – Не переживай, Манюня. У нас все в порядке. Я люблю тебя, ты – меня. Всему свое время.
   – Что ты предлагаешь?
   – Займи себя чем-то.
   – Чем? – Маша искренне удивилась. Она считала себя достаточно занятой.
   – Мань, я ведь не контролирую тебя. Ты вольна в своем выборе.
   – Я устала от этой свободы.
   – Хочешь ограничить ее, родив ребенка?
   – Ты не понимаешь меня…
   – Когда придет время, ребенок найдет нас сам, – улыбаясь, сказал Андрон. Заметив недоумение на лице Маши, добавил: – Говорят, ребенок выбирает себе родителей. Так что мы пока никому не понравились.
   – Я-то стараюсь, – буркнула Маша, очень серьезно восприняв его слова.
   – Я тоже.
   – Неправда. Ты даже анализ не хочешь сдать.
   – Не хочу. – Он взмахнул руками, как будто стряхивая с себя что-то омерзительное.
   – Тебе ребенок не нужен.
   – Маша, ты снова за свое?
   – Ты сам – большой ребенок, избалованный и капризный. Тебя всегда окружали заботой и любовью, но так и не научили любить, – выпалила Маша и испугалась своих слов.
   Но Андрон на удивление спокойно воспринял выпад в свою сторону.
   – Сейчас ты окружаешь меня своей любовью. – Он притянул ее к себе, обнял.
   Андрон не был намерен обижаться. Он действительно всегда был любимым ребенком в семье. Единственным и любимым. Капризным? В чем-то, быть может. Теперь мамы нет. Это она позволяла ему быть слабым. Это она любила его той любовью, которую называют безоглядной. Это она защищала его, боролась вместе с ним с его страхами, помогала взрослеть. Отец всегда был занят. Бизнес, бизнес… Вырвать его из рук этого монстра было делом не из легких.
   Андрон не хотел, чтобы его сын вот так же ждал, когда отец снизойдет до общения. Сначала он разберется со своими взрослыми обязанностями, а уж потом будет думать о ребенке. Маша права. Сейчас он сам – большой ребенок. Ему это нравится.
   – Твоя любовь, Машуня, создает вокруг меня непроницаемый кокон, в который никому не забраться. Как только ты станешь любить меня меньше, оболочка станет слабой и не сможет сопротивляться вторжению зла.
   – И тогда мы расстанемся?
   – И тогда мы точно не сможем иметь детей. Потому что вряд ли будем нужны друг другу. Ты ведь не веришь в эти сказки, что рождение детей помогает вернуть любовь?
   – Не верю, – солгала Маша.
   Она как раз надеялась, что ребенок изменит их отношения. Андрон слишком много работает. Частенько Маша просыпается, когда его уже нет, а засыпает, когда он еще не вернулся. Будь у них малыш, Андрон спешил бы домой. К ней уже не спешит, а к нему – наверняка спешил бы. Наивно? Пусть, ей так легче.
   – Андрюш, ты так легко говоришь на эту тему.
   – О том, что мы можем расстаться?
   – Да, – глухо выдохнула Маша, почувствовав, как стучит сердце, как холодеют руки и тело становится ватным, неуправляемым.
   С ней всегда так, когда ее охватывает паника. Ей нельзя без Андрона. Она умрет без него. Обратной дороги в ту жизнь, из которой он вырвал ее, нет. Неужели он этого не понимает? И дело не в роскоши, не в колоссальных возможностях, а в том, что она не сможет без Некрасова. Он стал частью ее самой. Уйдет он – отомрет частица ее.
   – Маша? – Андрон заметил признаки напряженности на ее лице.
   Сердце закололо, что-то заныло под ложечкой. Появилась неприятная сухость во рту. Зачем она обманывает себя? Роскошь тоже стала частью ее самой. Другое дело, что без нее она проживет, а без Андрона – нет.
   – Ты как маленькая. Сердцу не прикажешь. Вдруг ты полюбишь другого.
   – Я??
   – Ну, пошутил я, пошутил.
   – Ты так ловко сменил тему. – Маша заглянула ему в глаза. – Я люблю тебя, Андрюша. Наверное, я слишком часто говорю об этом, что ты стал сомневаться.
   – Я не сомневаюсь.
   – Как сухо, казенно. Я ведь о любви говорю! – Она забарабанила кулаками по его груди.
   – Перестань! Больно же! – Андрон крепко обнял ее. – Да перестань ты дергаться!
   – Нам нужно что-то делать, иначе… Мы разбежимся и все забудем!
   – Ничего себе заявление! Что же нам делать? – Некрасов был изумлен. Он никогда не видел ее такой.
   – Я солгала. Я действительно думаю, что… Нам нужен ребенок.
   – Ах, да, я забыл. Сегодня же займемся этим вплотную.
   – Все шутишь? – Маша отстранилась. Очередная попытка поговорить по душам провалилась. С Андроном невозможно договориться, если он чего-то не хочет. Вот и ребенка не хочет. Что тут поделаешь? – Бог с тобой. Ты не меняешься.
   – Как любой из нас.
   – Скажи, приспосабливаться и изменяться – это одно и то же? – Маша сверлила его взглядом.
   – Это разные вещи, но я не способен ни на первое, ни на второе.
   – Спасибо.
   – За что, Машуня?
   – Ты предугадал мой следующий вопрос.
   Андрон видел, что его слова ей не по душе. Ребенок. Ну почему с этим нужно спешить? Они еще так молоды. Что плохого в том, чтобы просто любить друг друга? Только он и Маша. Зачем она себя так мучает? Хорошо. Он ведь не возражает. Он «за»! Только от его согласия мало что зависит. Не получается у Машки забеременеть.
   Время от времени она предоставляет ему «отчет о проделанной работе»: инъекции, процедуры, походы к врачу. Ему приходится делать вид, что он разбирается в графиках овуляции. С умным видом он рассматривает приложенный к ним «график их половой активности», даже не пытаясь вникнуть в то, что говорит Маша. Странно, что она настолько откровенна с ним. Его это в какой-то степени отталкивает, но Маша не понимает или не хочет понимать, что есть граница, которую мужчине пересекать не стоит. Он не гинеколог и никогда не хотел им быть. Его тошнит от медицинских терминов, которыми Маша легко оперирует. Андрону неприятны ее рассуждения, смысл которых сводится к тому, что в отсутствии детей не всегда виновна женщина. Глаза Маши влажнеют, она едва сдерживается от очередной истерики. Хотя бы в этом наметился прогресс: Андрон смог убедить ее, что к истерикам быстро привыкаешь.
   Маша упряма. Она деликатно подталкивает Андрона к необходимости обследования. Знает он, что это такое. Он смотрел «Секс в большом городе». Нет никакого желания оказаться на месте бедного Трэя: отдельная комнатка, порножурнал и пробирка, в которую нужно собрать эякулят. От одного слова бросает в дрожь! Вот здесь заминка: Андрон как бы и не против обследования, но и не совсем за. Он боится оказаться крайним. Вдруг выяснится, что Маша не беременеет вследствие малой активности его спермы? Это может ударить по его мужскому самолюбию. Некрасов предпочитает оставить вопрос открытым и ничего не знать наверняка.
   К тому же ему еще нет тридцати. Впереди полно времени для того, чтобы обзавестись ребенком. Когда-нибудь он почувствует, что готов стать отцом, а пока… Пусть Маша вычисляет оптимальные дни для зачатия. Пусть посещает семинары, психолога, меняет одного гинеколога на другого. Это ее территория, и он лишь соблаговоляет периодически выступать в качестве самого молчаливого слушателя. На него изливается горечь очередной неудачи, и его задача успокоить, вселить надежду. Пока это все, на что он способен.
   А сейчас у него болит голова. Нужно подняться, но не хочется. Сегодня у него странное настроение.
   – Доброе утро! Я уже проснулась. – Маша обнимает его и целует в щеку. Нежные шелковистые кудряшки приятно щекочут. Тонкий аромат исходит от ее волос. Голубые глаза смотрят на него с любовью. В них столько нескрываемого обожания, что Андрон уже не сердится. Как можно? Это его хрупкий белокурый ангел. Несовершенный, но преданный и приносящий удачу.
   – Доброе утро, Одуванчик! – Ему нравится называть ее так. Некрасов считает, что ей совершенно не идет ее имя Мария. В нем есть что-то пафосное. Его Маша гораздо проще, доступнее. Наверное, поэтому он и придумал это прозвище.
   – А я уже решила, что ты сейчас рявкнешь на меня! – Она прячет лицо у него на груди. – У тебя было сердитое лицо.
   – Я маленьких не обижаю.
   – Я взрослая! – Маша резко поднимает голову и обиженно надувает губки. Из нее плохая актриса. Она не умеет играть.
   – Голова болит, – признается Андрон, хотя обычно он не любит жаловаться на недомогания.
   – Снова? Что-то часто она у тебя болит. – Пристально вглядываясь в родные черты, Маша озабоченно вздыхает: – Не нравится мне это.
   – А кому нравится? – Андрон морщится от боли. Он так и не нашел в себе силы подняться, чтобы заняться йогой.
   – Таблетку принести? Солпадеин или растворимый аспирин? Что лучше?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное