Наталия Рощина.

Одержимость

(страница 5 из 27)

скачать книгу бесплатно

   – Не сомневаюсь.
   – К хорошему привыкают быстро.
   – Привыкай на здоровье. Тебе никто не будет мешать. – Андрон не придал значения ее волнению. – Ты останешься здесь, пока я не вернусь из Лондона. Осваивайся. Потом я приеду, и ты расскажешь мне о своих впечатлениях. Договорились?
   – Ты все-таки решил ехать?
   – Родители очень хотели этого.
   Маша опустила глаза. Она подумала, что это был хороший способ отвадить сына от неподходящей девицы. С глаз долой – из сердца вон. Устыдившись своих мыслей, она покраснела.
   – Я должен сделать это.
   – И в качестве кого я буду здесь жить? – Голубые глаза смотрят с надеждой.
   – Ты – хозяйка. Твое желание – закон.
   – Я заменила бы слово «хозяйка» на «сожительницу», тогда все сходится.
   – Маша, я думал, мы выше предрассудков.
   – Мне будет неуютно здесь без тебя. Давай сделаем так. Сегодняшнюю экскурсию будем считать проведенной на высшем уровне. Я возвращаюсь к себе домой. А потом, когда ты приедешь из Англии, мы вернемся к этому вопросу.
   – А в чем вопрос? – Стальные нотки в голосе Андрона заставили Машу сжаться.
   Она уже жалела о том, что решила проявить характер. Конечно, она рада остаться здесь прямо сейчас. Она будет ждать Андрона, привыкая к сказочной жизни. Ей страшно, но она распрямит плечи. Ей нужно немного времени. У нее оно будет. Отсутствие Андрона действительно кстати.
   – Наверное, я неправильно выразилась… – Маша напрасно искала нужные слова. Паника стерла из сознания все. Голова ее была на удивление пуста. – Что скажут люди?
   – Люди? Я не ослышался? Тебя волнует мнение окружающих? С каких пор? Хорошо, я больше не стану повторять моего предложения. – Впервые он был с ней резок. Зачем она провоцирует его? Он и так предложил ей больше, чем положено в их случае. Неужели она этого не понимает?
   – Ты никогда раньше не говорил со мной так.
   – Как?
   – Так, как будто я – твоя вещь. – В ее глазах погасли огоньки. – Оказывается, ты можешь быть безжалостным.
   – Я могу быть разным, но одно ты должна понять раз и навсегда.
   – Что? Что я должна понять? – мгновенно откликнулась она.
   – Что я люблю тебя, Манечка. – Он сожалел, что позволил себе резкость. Маша такая ранимая. Ему нужно быть особенно деликатным. Он – обычный человек, который иногда может быть неправ. – Не обижайся. Я люблю тебя. Помни об этом, прежде чем принять решение.
   – И я люблю тебя.
   – Это главное, милая. – Он обнял ее, поцеловал.
   Андрон был счастлив. Он принимает решения и берет на себя ответственность. Это возвышает его в собственных глазах.
Бизнес – одно, а сердце – другое. Две области, где он хочет ощущать себя властелином. Впереди у них долгая счастливая жизнь. Машка просто не может поверить. Она так долго страдала и боролась за достойное существование, что теперь, когда все двери раскрыты, не решается войти. Ничего, он ей поможет.
   – Я люблю тебя так сильно, Андрюша, что, кажется, это чувство рано или поздно убьет меня.
   – Ну что за нелепые фантазии! – Андрон снова поцеловал ее. Какая она смешная. У нее все или черное, или белое. Разве можно так жить? Кажется, так говорили о нем его сверстники? Жизнь без полутонов. – Глупая, глупая девчонка.
   – Нет, я не глупая. Возьми свои слова обратно.
   – Какие?
   – Ты знаешь.
   – Манечка, от глупостей не застрахован никто. Нечего стыдиться. – Он улыбнулся, а Маша нахмурилась.
   – Ты должен помочь мне.
   – Да, слушаю.
   – Подскажи, чего я не должна делать?
   – Постарайся не добавлять мне проблем. Ты же видишь, как все изменилось. Все планы к чертям! И еще… есть вещи, которые я не в силах изменить.
   – Я готова на все, лишь бы хоть как-то облегчить твою жизнь.
   – Спасибо. Я знаю. Для меня это очень важно, поверь.
   – Я буду с тобой, пока ты будешь этого хотеть, – опрометчиво добавила Маша.
   Она не заметила быстрого, резкого взгляда, которым наградил ее Андрон. Это заявление прозвучало унизительно. Андрон разочарованно вздохнул. Мимолетное ощущение неприятным холодком кольнуло сердце. Что произошло? Ему не по себе. Он любит другую девушку. Ту, которая не сдается, которая идет вперед, не оглядываясь на то, что скажут другие. Он любит сильную, энергичную, гордую, светлую. Молодая, уверенная, бескомпромиссная, она вызывала восхищение. Одна на всю жизнь! Так было у его родителей. Один раз и навсегда.
   Как романтично. Вместе идти по жизни. Идти долго, жить счастливо. Но сейчас перед ним другая девушка. От той, поразившей его воображение, не осталось и следа? Перед ним совершенно аморфное, испуганное, потерявшее свое «я» существо. Может быть, она всегда была такой бесхребетной? Впервые он засомневался в выборе. Родители не зря проявляли упрямство, отказываясь вводить Машу в семью. Но мысль эта промелькнула настолько быстро, а поцелуй Маши был таким горячим, что Некрасов тут же забыл о причине своего минутного разочарования.
   – Я остаюсь здесь хозяйкой. – Она словно уговаривала себя. – У меня все получится!
   – Я буду звонить тебе каждый день, Манечка.
   – Я буду скучать. Ты оставляешь меня так надолго.
   – Я должен ехать.
   Андрон решил, что Лондон – лучший способ не думать о случившемся. Новая обстановка, занятость помогут ему. Марков сумел внушить ему, что работа – лучший лекарь. И Маша должна понять, что разлука неизбежна. Обоим она необходима для закалки духа, чтобы еще раз проверить на прочность свои чувства. Но вслух Некрасов произнес:
   – Я должен быть на высоте, понимаешь?
   – Мне тоже нужно время
   Уклончивый ответ Маши не устроил Андрона, но сейчас он не был готов к дискуссии.
   – Ты должна знать, что для меня работа всегда будет на первом месте.
   – Всегда? – В ее глазах появился испуг.
   – Я хочу делать все, как отец.
   – Зачем? Ты не он. У тебя свой путь. Ты не можешь стать вторым Некрасовым.
   – Точно. – Андрон взволнованно мерил шагами комнату. – Потому что я буду первым!
   – Что ты имеешь в виду?
   – Я достигну таких высот, о которых отец и не мечтал…
   – Ничего себе! – Маша щелкнула языком. – Это так важно для тебя?
   – Очень! Чтобы удержаться на вершине, нужна полная отдача. Я готов к этому.
   – Ты так уверен, что твое место на вершине? – Она не знала его таким. Оказывается, Андрон одержим манией величия.
   – У тебя есть повод сомневаться? – Он усмехнулся, но его самолюбие было уязвлено. Он – избранный. Мать, отец, дядя Леня внушили ему это, а Маша никак не поймет. Она не так умна, как он думал. Еще немного, и его отношение к ней безвозвратно изменится. – Теперь я – лицо фирмы. Я за все в ответе. Тем, кто еще сомневается, я и должен доказать, что достоин. Понимаешь? Огромная ответственность. Запомни, работа превыше всего. Чем скорее ты поймешь это, тем лучше.
   – Ты хотел сказать – смирюсь?
   – Это только слова.
   – А я? На каком месте буду я? – Маша словно не слышала Андрона. Она была слишком взволнована. – Что для тебя моя любовь?
   – Ты еще о детях спроси, – хмыкнул Некрасов.
   – Я знаю, что ты ответишь.
   – Маша… – Некрасов недовольно поморщился. – Мы должны пожить для себя. Дети – это слишком серьезно, чтобы вот так, играючи, говорить об этом.
   – Прости, я тороплю события. – Маша была огорчена и даже не пыталась скрыть этого.
   – Хорошо, что ты это понимаешь.
   – Ты не разочарован? – кисло улыбнулась Маша.
   Как же ей быть? Она оказалась в растерянности. Андрон не любит ее, просто боится одиночества. Любовь – это другое, это растворение в другом человеке, естественное желание иметь детей. Но у Некрасова свои планы. Для него бизнес – все. А ей он просто позволяет быть рядом. Предложил роль преданной подруги. Декорации супер! Сыграет хорошо – продержится несколько сезонов. Маша все понимает, но она-то любит по-настоящему. Как ей быть?
   – Я огорчила тебя? – Какое унижение. Она еще должна приспосабливаться. Только переступила порог этого дома, но уже должна перестать быть собой.
   – Проехали. – Андрон вздохнул. Она не понимает его и вряд ли поймет. По-видимому, ему придется смириться с тем, что Маше далеко до его матери.
   Такие женщины, как Настасья Сергеевна, встречаются редко. Они – подарок судьбы. И почему он решил, что ему повезет так же, как отцу? Егор Васильевич всегда говорил, что он – счастливчик. Всегда подчеркивал, что у него в жизни все получилось благодаря любимой женщине. Мама все понимала, никогда не задавала лишних вопросов. Не навязывала своей точки зрения, давая советы. Удивительная дипломатичность и взаимоуважение! Все-таки как важна подача! Деликатность и воспитание – вот чего не хватает Маше.
   Андрон взглянул в ее распахнутые глаза и тут же принялся за поиски оправданий. Это не составило ему большого труда. Некрасов сказал себе, что у Маши еще есть время. Она молода, неопытна. Это ему нужно набраться терпения. Он сумеет объяснить ей, что не следует смешивать понятия любовь и долг. Маша и работа – два столпа, на которых зиждется фундамент его благополучия. Все случилось как случилось. Стоит ли сетовать на судьбу? Вернуть родителей нельзя. А вот испортить то, во что они вложили столько времени и сил, можно. Он не допустит этого.


   Что представлял собой повзрослевший мужчина с серьезным, непроницаемым лицом, пока не знал никто. На него поглядывали с опаской. Не всех вдохновляла перспектива оказаться под руководством двадцатитрехлетнего юнца. Андрону не были нужны слова. Обладая поразительной интуицией, он все чувствовал. Кто есть кто? – вот ребус, который он решал, вглядываясь в непроницаемые лица сотрудников. Кому можно доверять, а с кем держать ухо востро? Он должен выработать стратегию, позволяющую ему безошибочно разобраться в окружающих. У него все получится. В память о родителях. Малейшее сомнение чревато провалом. К тому же у него есть поддержка. С ним верный друг отца – Леонид Игнатьевич Марков.
   – Ты всегда можешь на меня положиться.
   – Спасибо, дядя Леня.
   – Ты мне как сын. – Андрон уже спокойно реагировал на это обращение. Он вырос у него на глазах. В конце концов, родителей не вернуть, а Леониду Игнатьевичу приятно чувствовать себя настолько близким ему человеком.
   Семейная жизнь Маркова не удалась. Он не скрывал, что смысл его существования – бизнес. При этом Леонид Игнатьевич не выглядел ущербным. Он излучал благополучие и уверенность.
   – Мне повезло больше, чем другим! – любил повторять Марков, правда, всякий раз отказываясь комментировать сказанное.
   Андрон помнил его с детства. Веселый, красивый, улыбчивый. Дядя Леня всегда находил время, чтобы поиграть с Андроном. Позднее Андрон понял, что Марков – человек, которому отец доверял абсолютно. Егор Васильевич называл его своим лучшим другом. Эта рекомендация послужила достаточным доводом для того, чтобы и Андрон относился к Маркову с не меньшим доверием.
   – Ты вырос на моих глазах, Андрон. Роднее тебя у меня никого не осталось. Никогда не забывай об этом.
   – Конечно, дядя Леня.
   – Я жалею только об одном, что в тот злополучный рейс не я был с ними на борту самолета, – на одном дыхании выпалил Марков.
   – Не нужно так… Случилось то, что случилось.
   – Судьба? Ты об этом?
   – Как угодно. – Андрону был невыносим этот разговор.
   – Ты держишься молодцом. Я горжусь тобой!
   – Мне тяжело, – признался Некрасов. Даже то, что Марков произносил слова, которыми обычно поощрял его отец, лишний раз напоминало о необратимости потери.
   – Сочувствую, мой мальчик.
   На лице Маркова была такая скорбь, что Андрону стало стыдно. Он забыл о том, что этот человек тоже болезненно переживает случившееся. И словно в унисон мыслям Андрона, Марков продолжил:
   – Твоя ноша тяжела. Сколько ни делись, легче не станет. Но ты сильный, я знаю. Ты сможешь пережить и идти дальше. Я верю в тебя.
   – Спасибо. – Андрона тронуло проявление искреннего участия. Он все еще нуждался в нем.
   – Я восхищаюсь тобой.
   – Мне неловко это слышать.
   – Чепуха, мой мальчик. Сейчас голая правда тебе не повредит. В тебе столько достоинств, Андрон Егорович, что это, кажется, чересчур для одного человека.
   – Вы преувеличиваете, но в любом случае я вам благодарен.
   – За что ты благодаришь меня? – Марков прижал руку к груди, глубоко вздохнул.
   – Вы всегда рядом.
   – И все-таки лучше бы я летел тем рейсом. Волк-одиночка, холостяк-зануда, стареющий ловелас. Мой уход был бы для всех просто форсмажором. Никаких трагедий, никто не осиротел бы.
   – Зачем вы так о себе? – Андрона коробило от его откровенности.
   – Я говорю правду. Лучше бы я…
   – Мы уже говорили об этом. Все случилось так, как должно было случиться. – Заметив удивленный взгляд Леонида Игнатьевича, Некрасов добавил: – Это я цитирую тех, кто пытался подобным объяснением успокоить меня.
   – Тщетные усилия.
   – Абсолютно.
   – И что ты сейчас чувствуешь?
   – Пустоту… – Некрасов в задумчивости посмотрел поверх головы Маркова. – Иногда мне кажется, что все это дурной сон. Нужно только проснуться… Реальность жестока. Родителей нет. Это не укладывается в голове. Я бессилен что-либо изменить. Это меня угнетает.
   – Деньги – это власть, это огромная сила, но и они не всемогущи, мой мальчик.
   – Я готов отдать все, чтобы вернуть отца, мать, но кому мне предложить это «все»?
   – Мы не властны над судьбой, Андрон. Иди вперед, не оглядываясь, не останавливаясь. Преумножай то, что досталось тебе по наследству. Это лучшее, что ты можешь сделать для них.
   – Цинично. Я всего лишь должен хорошо трудиться.
   – Всего лишь? – Леонид Игнатьевич покачал головой. – Тяжелая ноша, Андрон Егорович, весьма, весьма. Ты еще ощутишь это. Но знай, что я всегда рядом.
   – Спасибо, дядя Леня.
   Андрон пытался найти в своем сердце нечто большее, чем благодарность за участие. Тщетно. Там, где раньше была любовь, хозяйничала пустота. Чем ее заполнишь? Теперь Марков и Маша – самые близкие люди, но Андрону мало их заботы, их внимания. Он привык получать все. У него отобрали то, что принадлежало ему по праву. Как же ему не хватает рассудительности отца, мягкости матери! Казалось, они будут рядом всегда. То, что их больше нет, не укладывалось в голове.
   Судьба сыграла с ним жестокую шутку: хотел стать взрослым – получай! Марков деликатно дает советы, смысл которых сводится к тому, что как ни крути, сынок, а сам не потянешь. И все это, между прочим, ненавязчиво. Всезнание Леонида Игнатьевича, ранее восхищавшее, стало раздражать Андрона. Порой Некрасову казалось, что Марков сам хочет занять место отца. Из кожи вон лезет, показывая, насколько он в курсе дел. Андрон злился, но со временем это ощущение стало менее острым. Да и советы Маркова были кстати. На первых порах Андрон не мог обойтись без них.
   Шесть лет после смерти родителей пролетели незаметно. Школа выживания. Прежде всего Андрону пришлось бороться с самим собой. Битва, в которой он опирался на мнение опытного бизнесмена Маркова и черпал силы в безграничной любви Маши. Два источника, которые, казалось, не иссякнут.


   – Настя! Настя! Постой! – Он задыхался от быстрого бега. Сколько себя помнит, у него всегда нелады с сердцем. Вот и сейчас ему нечем дышать, в груди разрастается что-то огромное, бесформенное, мешающее сделать нормальный вдох.
   Погоня отменяется. Он остановился и, согнувшись, тщетно пытался восстановить дыхание. Вид у него еще тот. Ему неприятно, что Настя увидит его таким. Он знает эту пугающую синюшную бледность, от которой его лицо напоминает безжизненную маску. Он закрыл глаза. Черт! Как не вовремя. Но к его удивлению, на этот раз недостаток сослужил ему добрую службу. Он услышал быстрые приближающиеся шаги. Так может двигаться только она. Настя все делает своеобразно, узнаваемо. Он не преувеличивает, потому что она на самом деле необыкновенная девушка. Никто не убедит его в обратном. Не стоит и пробовать. Он видит ее такой, потому что беззаветно влюблен.
   – Леня, тебе плохо? – Ее голос возвращает его к жизни.
   Да, ему плохо. Невыносимо плохо, но не от этой режущей боли, а потому, что она, его любовь, так бесцеремонно растоптана. Но говорить об этом он не станет. Черт возьми, зачем он вообще бросился догонять ее? Какие слова помогут переубедить ее сейчас? Ей нужно дать время. Пусть свыкнется с тем, что его не будет рядом. Она испугается этих перемен. Они ей не понравятся.
   Первое, что он увидел, открыв глаза, были ее босоножки. Испытывая острую боль, он боялся пошевелиться. Так и стоял, согнувшись. Ему было нужно время, чтобы прийти в себя. Неприятная сухость во рту заставила облизнуть губы.
   – Леня, что с тобой? Снова сердце? – Проявляет заботу? Логично, ничего не скажешь. Несколько минут назад зарезала его словами, а теперь дрожащим голосом интересуется его самочувствием! Проявляет участие.
   Как это по-женски, но он готов простить, только бы она отказалась от своих намерений. Пусть признается, что хотела помучить его. Тогда он снова почувствует вкус жизни. Эта девушка не имеет права ставить точку. Это нечестно. Ведь мысленно он уже попросил ее руки. Только все не решался, боясь непредсказуемой реакции Насти, и оказывается, не без оснований. Как же быстро она представила свою жизнь без него. В голове до сих пор набатом звучат ее жестокие слова.
   – Я хочу изменить мою жизнь, понимаешь? – устремив на него пронизывающий взгляд, тараторила она. – Для этого мне не нужен ребенок! Пока я не могу позволить себе то, что случилось. И ни в чем тебя не виню. Только прошу – оставь меня в покое. Доучивайся, устраивайся на работу, а меня забудь.
   Она его ни в чем не винит? Какая чепуха! Зачем же все усложнять? Настя беременна, он отец ребенка. Да он просто счастлив, что все сложилось именно так. А вот для нее это ненужные осложнения. Настя в панике, но при этом говорит осмысленные вещи: она не может рожать ребенка от мужчины, который не в состоянии сегодня, сейчас обеспечить ее светлое будущее. Он для нее слишком ничтожен, чтобы решиться стать матерью его ребенка, чтобы дать ему клятву верности.
   – Я ведь ничего тебе не обещала. Ты же не можешь заставить меня быть с тобой? – и это сказала Настя. Сказала, зная, какую боль причинит. Сначала поставила перед фактом беременности и тут же сообщила о том, что готова избавиться от ребенка. Другой на его месте обрадовался бы: груз с плеч. Честно говоря, пеленки, распашонки не значились в его грандиозных планах. Но если так случилось, он готов форсировать события. Он любит Настю. Все что угодно, только не аборт. Таким образом он хочет сохранить не столько ребенка, сколько отношения с Настей, ее саму.
   Только его мнение никому не нужно. Все решено. Она не боится обидеть, не дорожит его чувствами. Поставлена точка, потому что после такого вряд ли возможно продолжение. Как еще женщина может показать свое равнодушие? Настя пренебрегла им, а это страшнее, чем ее нежелание оставить ребенка. Ребенок – следствие. Причина – равнодушие, нелюбовь. Какой мужчина в сложившейся ситуации захочет начать все сначала? Он хочет. Все понимает, но не может ничего с собой поделать.
   Глупость это. Никогда и никому не удавалось ничего начать сначала. Так только говорится: начать с чистого листа. Невозможно. Стирая написанное, все равно оставишь следы. Едва заметные, молчаливые. Память периодически будет совершать экскурсию в прошлое. Для обычного человека, не отягощенного умением жить сегодняшним днем, это станет пыткой. Вот почему он никогда не простит себе, если не предпримет последнюю попытку все исправить. Настя не может стать его прошлым. В его жизни она просто должна быть, иначе стоит ли жить?
   – У тебя еще все будет. – Ее слова – сущая пытка. Но говорила она так спокойно, так четко. Никаких эмоций. Она выносила приговор их отношениям, ни на минуту не задумываясь над тем, что его сердце может не выдержать. Его влюбленное сердце.
   В какой-то момент она все же захотела услышать его ответ. Просто для того, чтобы убедиться, что ее правильно поняли. Взяла в ладони его лицо, но на этот раз в этом прикосновении не было нежности. Оно скорее походило на разновидность пощечины, и щеки его запылали. Настасья резко убрала руки.
   – Ну, что ты молчишь? – недовольно произнесла она, пронзая его холодным, насмешливым взглядом.
   Он так ничего ей и не ответил. Она повернулась и побежала. И тогда он бросился за ней…
   Кто кого догнал – вопрос. Пожалуй, она могла спуститься по ступенькам и скрыться в переходе метро. У него не хватило бы дыхания догнать ее. Спасибо больному сердцу – сослужило хорошую службу – вернуло любимую. Хотя бы на несколько минут, но вернуло. Превозмогая боль, он попытался найти слова. Какая нелепость – он все еще надеется. Противоречит самому себе, отказывается прислушиваться к голосу рассудка. Тот твердит, что она его не любит да и не любила никогда. Все это время она подбиралась к тому, кто, по ее мнению, достоин ее любви. Ему страшно подумать, что она так расчетлива. Его сердце вот-вот разорвется от боли. Ему нужна Настя. С ней связаны самые счастливые воспоминания. Ничего, что все оказалось обманом. С его-то стороны все было по-настоящему. Он полюбил ее с первого взгляда, раз и навсегда. Он – однолюб. Что же делать? «Повезло», нечего сказать. Еще никогда она не была так далека. Была, только он этого не замечал или не хотел замечать.
   Борясь со сбившимся дыханием, он не торопился поднять голову. Его взгляд выхватил на сером асфальте яркое пятно. Тонкие длинные пальцы с розовым перламутровым лаком. Можно биться об заклад, что этим же лаком она сделала маникюр, и помада подобрана точно в тон. В пылу жаркого спора он не разглядел этих мелочей, которым Настя придает огромное значение. Она постоянно подчеркивает свой тонкий вкус, умение выглядеть дорого, шикарно даже при ее скромных возможностях. И слишком много говорит об этом. Пожалуй, это ее единственный недостаток – тяга к роскоши, шику. У нее царские замашки.
   Сколько раз Настя ставила его в неудобное положение, заставляя краснеть и ненавидеть себя. Ничего. Он уверен, что очень скоро все изменится. Насте нужно набраться терпения. Умение ждать – одна из главных добродетелей. Но кажется, она ею не обладает. Да и не любит она его, и в этом главная причина. Любила бы – дождалась бы времен, когда он наденет мантию волшебника, которая позволит ему выполнять все ее капризы. Немного времени, совсем чуть-чуть. Они с Егором горы свернут! Если он будет знать, что Настя с ним, что она верна ему, он сделает невозможное. Ради Насти, ради их любви.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное