Наталия Осояну.

Звёздный огонь

(страница 5 из 45)

скачать книгу бесплатно

 //-- * * * --// 
   – Так-так-так, – негромко сказал Крейн, оглядывая притихших матросов. Выглядел он очень уставшим, как будто не спал всю ночь. – Когда мне в следующий раз понадобится отлучиться на берег, вы тут друг друга поубиваете?
   Хаген опустил голову. Был миг, когда он понадеялся, что капитан всё поймет, но надежда оказалась слишком зыбкой: Феникс прожил среди людей много лет и вполне мог позабыть, что означают некоторые слова. Хотя, с другой стороны, его глаза для обычного человека – всего лишь забавная шутка природы, а вот для магуса – такая же странность, как белые волосы самого Хагена и принцессы Ризель.
   Капитан одарил пересмешника долгим взглядом.
   – Впрочем, – сказал он наконец, – на этот раз я знаю виновного. Бэр! Кажется, наш друг Умберто хочет поразмышлять о вечном, а публика мешает. Проведи-ка его вниз.
   Вниз! Хаген похолодел – ему было известно, что это означает. Провинившегося матроса ждал трюм «Невесты ветра», все прелести которого магусу уже довелось испытать на собственной шкуре: сырость, холод, неприятное зеленоватое свечение стен, шебуршание маленьких лодок по углам и укоризненное молчание фрегата.
   – Сам пойду! – Умберто отступил к люку, упреждающе выставив правую руку перед собой. Он был очень бледен и глядел на капитана пристально, не мигая, но говорить при этом умудрился спокойно, слегка насмешливо. – Вниз, так вниз.
   Бэр посмотрел на Крейна – и остался на месте.
   «Неужели никто не заступится? – подумал пересмешник, оглядев собравшуюся на палубе разношерстную команду. – Они ведь… друзья?» Многие хмурились, кто-то прятал взгляд; бесстрастный Джа-Джинни стоял, скрестив руки на груди, а Эсме отрешенно глядела в сторону. Накануне Умберто вел себя глупо, нес опасную чепуху и нарывался на драку, добившись в итоге своего, но они-то видели лишь результат! Что же это, равнодушие? Или, может быть, страх? «Капитан обязан поддерживать дисциплину на корабле, – сказал Хаген сам себе. – За драку любой должен быть наказан, хоть простой матрос, хоть помощник, а многие ведь видели, как всё началось. Всё… правильно?» Он не мог ответить на простой вопрос: что-то ускользало от внимания, как прячется в тумане парус фрегата.
   «Кракен меня побери, совсем запутался…»
   Ещё один пронзительный взгляд разноцветных глаз – и пересмешник ощутил себя мальчишкой-несмышленышем. Капитану все его терзания были открыты, но Крейн не собрался отвечать на невысказанные вопросы. Хаген только теперь заметил, что Феникс выглядит не только уставшим, но ещё и очень расстроенным – таким он не был даже в тот день, когда «Невеста ветра» едва не угодила в логово сладкоголосых сирен.
   – Джа-Джинни, Эсме, – проговорил Крейн будничным тоном. – Жду вас у себя, надо поговорить. И… – он чуть помедлил, словно сомневаясь. – Хаген, ты тоже зайди.
   – Дело дрянь! – хрипло каркнул человек-птица, когда магус скрылся из вида.
Пересмешник, от неожиданности потерявший дар речи, взглянул на крылана с надеждой – может, хоть он объяснит, что произошло? – Ой дрянь… Лайра не зря держал его всю ночь. Похоже, они не смогли договориться, и капитану пришлось идти на уступки.
   – Я-то тут при чем? – выдавил Хаген. Джа-Джинни одарил его снисходительной усмешкой.
   – Ты? Понятия не имею. Пошли, он не любит ждать…
   Хаген пропустил Эсме вперед и невольно вспомнил пьяное бормотание Умберто: «Я уже при первой встрече не мог отвести от неё глаз, а Кристобаля она в тот день даже не заметила». Теперь он невольно начал обращать внимание на то, как ведут себя эти двое, оказавшись поблизости друг от друга, и пока что не обнаружил ничего необычного. Но обычаи складываются веками и не возникают на пустом месте: женщина на фрегате – к беде. А женщина в команде?..
   Целительница обернулась – ничего не сказала, но в её взгляде читалось легкое раздражение. Хаген мысленно отвесил себе оплеуху и попытался заткнуть внутренний голос; впрочем, без особого успеха.
   В каюте Крейна пересмешнику не приходилось бывать ни разу, и он, едва переступив порог, с любопытством завертел головой, разглядывая обстановку – сундуки, книжные полки, ворох карт на столе. Ничего необычного. Крылан отступил в угол и скрестил руки на груди, а Эсме остановилась, сделав всего два шага. Пересмешник тоже замер: кракен знает, о чем будет говорить капитан, поэтому лучше поберечься и лишних движений не делать.
   Крейн, поджидавший их у окна, вздохнул и сказал чуть-чуть сварливо:
   – Ну, что встали? Можно подумать, я такой свирепый, что вы и шевельнуться боитесь без моего ведома. Да проходите же!
   И ни слова о том, что ему от них понадобилось. Хаген растерянно почесал в затылке: этим утром судьба, определенно, вела его всё более причудливым путем. Однако он осознавал свое положение на борту и понимал, что первым действовать не может, надо ждать – и долго мучаться не пришлось. Джа-Джинни, хмыкнув, прошел к столу, когтистой лапой царапнул пол, придвигая трехногий табурет поближе к целительнице; лишь когда девушка молча села, Хаген последовал её примеру.
   – Капитан, я… – первым начал человек-птица, когда феникс сел рядом. Крейн нервно дернул плечом, и Джа-Джинни продолжил совсем другим тоном: – Кристобаль, что произошло? У тебя такой вид, как будто ты ночь напролет беседовал не с Лайрой, а со Звездочетом… или с кем-то похуже. Что случилось? Неужто у нашего собирателя не оказалось в коллекции того, что тебе нужно?
   Крейн по-прежнему молчал, и неожиданно для всех раздался тихий голос Эсме:
   – Или, может быть, он запросил слишком высокую цену?
   Крылан изумленно уставился на целительницу, и его лицо сделалось совершенно птичьим. Капитан негромко рассмеялся: тревога, державшая магуса в напряжении всю ночь и всё утро, испарилась как предрассветный туман. Хаген же, напротив, ощутил внезапную злость, которая вот-вот грозила прорваться наружу: он, определенно, был в дружной компании лишним.
   Это чувство от зоркого капитанского взгляда не укрылось.
   – Ох, прости! – сказал Крейн. – Мне, пожалуй, следует кое-что объяснить относительно цели нашего путешествия… или ты и так всё знаешь?
   – Я знаю то, что увидел и услышал на острове Зеленого великана… и ещё немного, – неохотно проговорил Хаген. Его злость никуда не делась, и совладать с нею становилось всё труднее с каждым мгновением. – Капитан, я простой матрос, и вы не обязаны посвящать меня в свои тайны. Уж не знаю, почему вы меня позвали. Может, мне лучше уйти?
   Пересмешник поднялся, собираясь сделать именно это, но Крейн покачал головой.
   – Без моего разрешения, – сказал он миролюбиво, – дверь не откроется.
   – Тогда зачем я вам нужен? – дерзко спросил Хаген, глядя на капитана сверху вниз.
   Крейн и Джа-Джинни переглянулись; по губам Эсме скользнула легкая усмешка. Так ведут себя взрослые, когда подросток пытается объяснить им свою правоту и вот-вот запутается в собственных аргументах. «Что я делаю? – ужаснулся Хаген. – Что со мной происходит?!»
   Капитан произнес, словно обращаясь к самому себе:
   – Три тысячи кракенов! Он мне больше нравился в облике Грейди. Сидел себе тихо-тихо, слова лишнего не говорил – а про то, чтоб подраться, вообще речи не было. Я позабыл, что в тихой заводи мерры водятся, и теперь получаю по заслугам: Умберто он морду начистил, команду переполошил, так ещё и хамит… – На мгновение его разноцветные глаза полыхнули красным; пересмешник тотчас же вспомнил, с кем имеет дело, и остыл. – Другой на моем месте отправил бы тебя в трюм за неповиновение, и всё.
   «О, да!» – тихонько вздохнула Эсме, вспомнив, видимо, о чем-то своем. Крейн этого не заметил – или сделал вид, что не заметил, – взмахнул рукой, приказывая Хагену сесть, и продолжил как ни в чем не бывало:
   – Я решил, что держать в простых матросах такую необычную персону – непростительное расточительство. Твои таланты многогранны и могут оказаться полезны…
   Джа-Джинни и Эсме удивленно переглянулись, а Хаген досадливо прикусил губу – он-то надеялся, что об этих самых «многогранных талантах» никто не узнает, но Крейн рассудил иначе.
   – …а потому не мешало бы посвятить тебя в наши планы, пока имеется свободное время. Думаю… – Магус посмотрел на Джа-Джинни, потом на Эсме. – Думаю, возражений нет.
   Конечно, их не было.
   – Так ты знаешь, что мы ищем?
   «Сокровище», – хотел было сказать пересмешник, но не издал ни звука, а просто кивнул. За время, проведенное на борту «Невесты ветра» в облике Грейди, он узнал гораздо больше, чем предполагал вначале, и для этого даже не понадобилось никого угощать сарьей. Всего-то делов – смотри и слушай! Хаген, словно мозаичник, медленно восстанавливал события, случившиеся до его появления на фрегате, и хотя в картине по-прежнему зияли пустые места, их было не так уж много.
   Он знал, как и почему в команду приняли Эсме.
   Он знал о случайности, благодаря которой Крейн получил часть старинной карты.
   Да и истинная природа «сокровища» была ему известна, хоть поверить в неё было сложнее всего…
   – Мы ищем древний механизм, который укажет путь к «Утренней звезде», небесному кораблю наших предков, – сказал пересмешник, видя, что капитан ждет ответа. – Первую часть этого компаса получила Эсме. Теперь очередь за второй. Она где-то поблизости?
   Кристобаль Крейн невесело усмехнулся.
   – В этом всё дело. Я понятия не имею, где расположено место, обозначенное на карте, а на ней нет ни единой подсказки. Ты, вероятно, уже догадался, что это значит?
   Хаген кивнул, промедлив лишь мгновение. Раз так, опознать нужное место сумеет лишь человек, который там был и запомнил очертания береговой линии… или тот, кто видел её нанесенной на другую карту, с названиями или хотя бы примерными направлениями. Да, эта задача оказалась посложнее первой – отыщи-ка в безбрежном Океане то, не знаю что!
   – И Отчаянный может как-то помочь? – спросил пересмешник и тут же вспомнил, какие слухи ходили о короле Окраины: дескать, он собирает карты, особенно старые.
   – Об этом мы с ним говорили всю ночь… – сказал капитан, и теперь его внимательно слушали все, а не только Хаген. – Пока мы говорили, его помощники просматривали карты в поисках нужного острова.
   Он замолчал, и Джа-Джинни нетерпеливо кашлянул.
   – Не нашли?
   – Отчего же… – ответил магус и опять ненадолго умолк. – Но нужно плохо знать Лайру, чтобы решить, будто он отдаст нечто ценное, не запросив за это втридорога.
   – Не тяни! – взмолился крылан, страдальчески морщась. – Что ты ему дал? Или пообещал? Я ведь вижу, ты согласился.
   Крейн рассмеялся, а потом заговорил, подражая интонациям короля Окраины:
   – Ах, друг мой, ну что за времена настали! Только-только мы отбились от черных кораблей, как появилась новая напасть – два моих фрегата попросту исчезли, как будто их Великий шторм самолично утащил. В океане всякое бывает, но один из кораблей пропал у меня на глазах: была ночь, мы возвращались домой и вдруг услышали громкий всплеск… и всё. Было два корабля, остался один.
   Хаген, Джа-Джинни и Эсме переглянулись: всем троим в голову пришла одна и та же мысль. Бесшумно и быстро утянуть под воду целый фрегат не могло ни одно из известных чудищ, но им-то как раз пришлось столкнуться с доселе неизвестным, безымянным. Этой твари, глубинному ужасу, было по силам и большее. Выходит, Феникс только ранил, но не убил его… или, что всего вероятнее и всего хуже, чудовищ на самом деле много, а какое-то из них обитает поблизости от Каамы.
   – И так далее, в том же духе, – продолжал между тем Крейн, уже своим голосом. – Он замучил меня рассказами о нелегкой жизни на Окраине, а потом заявил: дескать, отдам тебе нужную карту, но сначала послужи.
   – Послужи? – Джа-Джинни подался вперед, его когти скрипнули по столешнице. – Как долго?
   – Вот это самое интересное, – усмехнулся капитан. – Он настаивал на трех месяцах, но к утру мы сговорились на трех желаниях.
   – Что?! – крылан растерялся, да и пересмешник застыл с открытым ртом. Эсме лишь удивленно подняла брови.
   – На трех желаниях, – спокойно повторил Крейн. Хагену отчего-то показалось, что это спокойствие далось ему весьма нелегко. – Ну, поручениях. Начиная с этого утра «Невеста ветра» и лично я должны быть под рукой у Лайры, а он тем временем будет придумывать задания для меня… то есть, для нас.
   – А по-моему, это не самый удачный выбор, – подала голос целительница. – Лайра может тянуть с поручениями, и мы застрянем здесь надолго.
   – Это не в его обыкновении, – покачал головой Крейн. – Думаю, дней через десять нам уже придется браться за какое-нибудь дельце для дражайшего кракен-его-побери величества, а пока можно и побездельничать. Полагаю, команде это понравится – все хотят отдохнуть после путешествия на юг…
   Команде понравится, понял Хаген, но вот капитану – нисколько. Хоть Крейн и выглядел уставшим, хоть обратная дорога через море, полное чудовищ, измотала его так, что простой человек давно бы с ума сошел от напряжения, магус был готов пуститься в путь прямо сейчас, была бы карта. Но её-то как раз нет! Пересмешник взглянул на Джа-Джинни и прочитал на его лице похожие чувства: ещё неизвестно, что за поручения придумает для них Лайра, но пока что упорство короля Окраины было всем на руку, а Крейну оставалось лишь прятать досаду.
   – Я знал, что ни на одном из десяти тысяч островов нет человека, который бы тебя переупрямил, – сказал крылан, словно продолжая мысль Хагена, – за исключением Его Величества. Кстати, он был рад тебя видеть?
   – Необычайно! – ответил магус, ухмыляясь. – А уж как его обрадовал мой рассказ о сиренах… Камэ сейчас нет в городе, к сожалению.
   Джа-Джинни тоже ухмыльнулся, покачал головой:
   – Я бы сказал, к счастью…
   Камэ-Паучок, сестра Лайры Отчаянного. Хаген вспомнил высокую темноволосую женщину: она была красива, но пересмешник её побаивался, и вовсе не из-за своего шаткого положения на борту «Невесты ветра». Камэ была похожа на прекрасный меч в ножнах, украшенных изящным узором – так красота скрывает смертельную опасность.
   «Похоже, ещё одна тайна?»
   Оборотень покосился на Эсме, отметил её враз побледневшее лицо.
   «Не знаю и знать не хочу…»
   – Да, чуть не забыл! – Крейн натянуто улыбнулся. – Лайра теперь знает всё о карте, компасе и «Утренней звезде», так что на его расспросы можно отвечать правдиво, без боязни.
   – Всё-таки вытянул подробности… – проворчал Джа-Джинни. – И что он сказал о нашей затее?
   – Назвал её авантюрой для тех, кого Великий шторм лишил разума ещё при рождении, – ответил капитан. – И тут же добавил, что обязательно бы к нам присоединился, если бы не черные корабли и прочие неприятности.
   Шутка сняла напряжение, и разговор закончился на веселой ноте: Эсме ушла первой, упомянув о том, что хочет погулять по городу и полюбоваться на знаменитые мосты, Джа-Джинни тоже откланялся под каким-то предлогом, и Хаген сам не заметил, как они с капитаном остались вдвоем.
   Магус тотчас посерьезнел, его брови сошлись на переносице, а взгляд сделался таким тяжелым, что пересмешник оробел.
   – Это же надо было так всё испортить, – негромко произнес капитан. – Я хотел тебя поблагодарить за помощь, потому что… мне не хотелось, чтобы кто-то из матросов видел Умберто в таком состоянии. Однако то, что случилось нынче утром, благодарности не заслуживает.
   – Не хочу оправдываться, – ответил Хаген. – Но если бы его кинжал не выскользнул у меня из-за пояса… я, конечно, мог вернуть оружие сразу… – он тяжело вздохнул. – Это вышло случайно.
   – Случайно, – повторил Крейн таким тоном, что пересмешник подумал: «Лучше бы он обругал меня на чем свет стоит!» – Я не верю в случай. Ладно, что сделано, того не воротишь.
   – Я полагал, что вы… – Хаген смущенно умолк, завидев снисходительную усмешку капитана.
   – Что я единственный, кто должен тебя понять? Да, понимаю. Но это вовсе не значит, что на твоем месте я поступил бы так же. – Феникс встал, прошелся из угла в угол. – Хаген, сколько тебе лет?
   – Этим летом исполнится тридцать, – ответил пересмешник. – Я родился в год, когда был уничтожен клан Соффио.
   – Помню это время, – проронил капитан. – Невеста была тогда совсем маленькой, а в команде насчитывалось всего три человека… включая меня. Мы занимались перевозкой грузов – самых разных, не всегда законных. Когда пала Совиная цитадель, многие вспомнили о клане Фейра, а к тому времени правда и ложь смешались так, что, пожалуй, лишь я один смог бы отличить одно от другого…
   Он остановился, пытливо взглянул на Хагена.
   – Тебе не кажется, что если бы я бросался в драку всякий раз, когда какой-нибудь подвыпивший моряк в захудалой таверне называл последнего лорда Фейра изменником, то Капитан-Император сейчас выслеживал бы не пирата Крейна, а Кристобаля Фейру? Как бы ты поступил на моем месте?
   Пересмешник побледнел и опустил взгляд; чего-то в этом роде он ждал, но всё равно оказался не готов. Что ж, придется быть честным…
   – Не знаю, капитан.
   – Так я и думал! – Крейн невесело рассмеялся. – Что и кому ты хотел доказать? Уж не самому ли себе – что ты не кукушка?
   – Умберто меня оскорбил, – хриплым голосом проговорил оборотень, ощущая знакомое негодование. – Он меня унизил…
   – Чем, во имя Заступницы?! – Капитан стукнул кулаком по столу. – Будь ты и впрямь лишен способностей, это означало бы правду, а так – ты сам позволил себя оскорбить и ринулся на абордаж, словно мальчишка. По правде говоря, тебя следовало бы посадить в трюм рядом с Умберто – глядишь, к утру вместо двух смутьянов у меня на шее был бы только один. В следующий раз так и сделаю… но всё-таки надеюсь, что ты повзрослеешь. Ладно, если вопросов нет – свободен.
   Хаген нахмурился: спорить с капитаном он не мог, благодарности за снисхождение не чувствовал, а смотреть в глаза матросам после того, что произошло с Умберто, и вовсе боялся… «Три тысячи кракенов, что меня здесь держит?!»
   – Хотя нет, постой, – сказал Крейн, со странным выражением лица смотревший на оборотня. – Я давно хотел спросить… зачем ты остался? Почему согласился войти в команду после того, как выполнил поручение своей госпожи и освободился?
   – Сам не знаю, – честно ответил Хаген. – Ломаю голову вот уже которую неделю.
   – Не знаешь… – повторил феникс и тяжело вздохнул. – Хорошо. Иди.
   И вновь пересмешник не смог просто повернуться и выйти, а ведь за спиной уже призывно маячила приоткрытая дверь. Его мучили вопросы без ответов, которых с каждым проведенным на борту «Невесты ветра» днем становилось все больше и больше… неужели так будет всегда?
   – Капитан, вот только одна мелочь… мне кажется, вы не договариваете.
   – Что?! – Крейн изумленно поднял брови и подался вперед; дверь за спиной Хагена захлопнулась. – О чем ты говоришь?
   – Ну-у… – От собственной наглости у Хагена пересохло в горле, но отступать было некуда. – Я думаю, тридцать лет назад путь «Невесты ветра» из порта в порт вполне можно было отследить по сгоревшим дотла тавернам… не иначе, кого-то весьма удивила эта череда несчастных случаев?
   Вспышка! На краткий миг огненная сущность Кристобаля Фейры вырвалась на свободу, и этого оказалось достаточно, чтобы Хаген мысленно попрощался с жизнью: лицо капитана резко побледнело, глаза загорелись, а по рукам побежали искры. Но почти сразу Феникс исчез, а Крейн… расхохотался.
   – Иди! – он махнул рукой, не то отпуская Хагена, не то прогоняя. – Обсудим это как-нибудь в другой раз…

   Пересмешник вышел на палубу, но не успел сделать и двух шагов, как столкнулся с Джа-Джинни. Выражение лица у крылана было неприятное.
   – Хотел кое-что тебе сказать по поводу утреннего происшествия, – сообщил человек-птица ровным голосом, устремив на пересмешника немигающий взгляд. – Сказал бы сразу, но капитан отвлек.
   – Ты о драке? – удивился магус, а про себя подумал: «Как, и он о том же?..»
   – О её последствиях. – Джа-Джинни каким-то образом умудрялся смотреть на Хагена снизу вверх так, что казалось, будто пересмешник ниже ростом на целую голову, а не наоборот. – Ты хочешь отблагодарить Эсме…
   Магус кивнул без малейшей догадки, о чем пойдет речь дальше.
   – На всякий случай хочу тебе раскрыть один из целительских секретов… – Крылан протянул руку, словно желая стряхнуть с плеча Хагена невидимую соринку, но на самом деле его острый коготь чиркнул пересмешника по шее. – Видишь ли, когда целителю не удается выпить снадобье – а ты ведь знаешь, что служители Эльги везде носят с собой разноцветные флакончики? – он тратит на исцеление собственную жизненную силу, сокращая отпущенный Эльгой срок. Вот что сделала для тебя Эсме сегодня утром.
   Джа-Джинни выдержал паузу, наблюдая, как меняется лицо пересмешника.
   – Я это сказал вовсе не для того, чтобы ты побежал покупать ей какую-нибудь безумно дорогую дребедень – надеюсь, понятно?
   Хаген вздохнул; конечно, он всё понял – благо, Джа-Джинни объяснял так, что яснее просто не бывает. Крылан удовлетворенно кивнул и прибавил:
   – Будь добр, вспомни об этом…
 //-- * * * --// 
   – …когда в следующий раз полезешь в драку. Ясно?
   Хаген кивнул, внимательно изучая замысловатый узор на потертом ковре. Заступница, сколько раз будет повторяться эта сцена? Красивая женщина с жестоким властным лицом смотрит на него так, словно хочет испепелить взглядом, а он переминается с ноги на ногу, трогает свежий синяк под глазом и кончиком языка проверяет, все ли зубы на месте.
   – Не слышу?
   – Да, бабушка, я всё понял.
   Леди Хеллери тяжело вздохнула, её правая рука безотчетно потянулась к серебряному медальону – и опустилась, не коснувшись. Этот древний символ власти старейшина Пересмешников – единственного клана, которым многие века женщины управляли наравне с мужчинами – двадцать лет назад отдала своему сыну. Она не догадывалась, что однажды получит драгоценность назад, утратив нечто несоизмеримо большее. Не знала Хеллери и о том, что собственными глазами увидит угасание некогда могущественного рода.
   – Как я устала раз за разом повторять одно и то же, – прошептала Хеллери чуть слышно, и потянула на плечи теплое одеяло – старея, леди Локк превращалась в мраморную статую, прекрасноликую, но холодную. Неправильно, всё неправильно. На её месте сейчас должен быть другой, но… Великий шторм решил иначе. Вот уже почти десять лет прошло с того страшного дня, когда не стало Гэри, а она так и не сумела смириться. Отчего Заступница не спасла её сына, чем он прогневал Пресветлую?
   – Я знаю, что доставляю семье много хлопот, – негромко проговорил Хаген. – Так, быть может, мне лучше просто уйти?
   Хеллери вздрогнула.
   – Ты слишком… – Она едва не сказала «слишком мал», но вовремя спохватилась. Бросить такие слова в лицо четырнадцатилетнему подростку – верный способ добиться того, что в ответ на просьбу получишь отказ, а в ответ на угрозу – насмешку. – Ты слишком рано об этом заговорил. Сейчас не время расставаться: Аматейн только и ждет, когда мы располземся по углам… нас будет легче легкого переловить по одиночке…


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Поделиться ссылкой на выделенное