Наталия Левитина.

Экстремальная Маргарита

(страница 7 из 32)

скачать книгу бесплатно

– Ты что!!! – закричала Маргарита, чувствуя, что теряет груз. – Держись, придурок! Держись за ногу!

Александр, уже мысленно простившийся с жизнью, передумал падать и осторожно переключился на щиколотку девушки. Маргарита тут же сцепила руки в замок и некстати подумала о том, что сейчас они выглядят как безмен и гиря…

– Давай раскачивайся, – хрипло приказала она гире.

По доносившимся с земли крикам было ясно, что публика остановила выбор на тенте, но его никак не удается найти.

После двух колебаний маятника, состоящего из человеческих тел, капитану удалось в крайне амплитуды ухватиться за выступ в стене. Он расстался с лодыжкой Маргариты, подтянулся и залез в дыру. Тут, наверное, раньше был установлен огромный вентилятор или другой агрегат. Через секунду туда же с криком «Лови меня!» влетела отчаянная Маргарита – прямо в объятия Валдаева. У нее не оставалось сил в онемевших руках, чтобы карабкаться по лестнице. И она последовала примеру капитана.

Весь акробатический этюд занял не более трех минут. Каскадерам и зрителям показалось, что вечность. Саша, завладев избавительницей, видимо, не собирался с ней расставаться. Он крепко держал Маргариту, целовал ее в пыльную макушку и вздыхал, как слон. А девушку охватил приступ бешенства.

– Идиот! – заорала она, отталкивая от себя Александра. – Какого черта ты тут околачиваешься?! Здесь же съемки! Почти война!

Безмерная благодарность и счастье жизни, испытываемые в данный момент оперуполномоченным, теплой волной накрыли две соединенные объятием фигуры и растворили гнев Маргариты.

– Ладно, отпусти! Я с тобой и так наобнималась на всю оставшуюся жизнь. Чуть руку мне не оторвал! И ногу тоже. Сколько ты весишь, мамонт?

Валдаев отличался вполне гармоничным телосложением: если и была у него пара лишних килограммов, то только в виде мускулов, а не жира. Но конечно, собираясь использовать в качестве спасательного троса тело хрупкой девушки, надо предварительно похудеть до веса осеннего кленового листика.

Внизу уже раскладывали костер, чтобы поджарить на медленном огне пиротехника. К моменту, когда Александр и Маргарита появились на съемочной площадке, все уже оправились от шока. Везунчиков, избежавших смерти, встречали радостными возгласами и восхищенными улыбками.

– Он сотрудник уголовного розыска, – объясняла всем актриса Вероника, – хотел встретиться с Маргаритой. Я кричала ему, что туда нельзя, но он умчался как угорелый…

Валдаева хлопали по спине. Кто-то чистил его щеточкой, смахивая кирпичную пыль с плеч и ушей.

– Ну, парень, теперь ты в неоплатном долгу перед нашей Маргаритой.

– Ритуля, ты снова нас потрясла! Я думала – все счас ты разорвешься пополам!

– Посмотрите, какого красавчика спасла Маргаритка! Глазки, чубчик… Ну, Рита, теперь он принадлежит тебе. Если бы не ты, его бы сейчас уже не было.

Немного шальной от пережитого ужаса, Валдаев смотрел на девушку как преданный пес. Он явно бы не против поступить к ней в безраздельное пользование.

Тимур задумчиво рассматривал капитана.

Очевидно, наглость режиссера и его увлеченность творчеством были беспредельны, так как, едва не угробив (из-за невыполнения элементарных норм безопасности) две человеческие жизни, он думал вовсе не о своей вине, а о фильме.

– Сильно! Грандиозно! – сказал он себе. – Ты все снял? – обратился он к оператору.

– Да.

– Где Олег? Позовите Олега!

Сценарист сериала тут же оказался рядом с Назаровым.

– Может, переписать несколько страниц? Введем новый персонаж. Жаль терять хорошую сцену. И парень подвернулся колоритный. Доснимем пару эпизодов.

Сценарист Олег оглядел Валдаева. И его воображение понеслось, как жеребец по утреннему лугу.

– Так-так-так… Та-а-ак… Наша неутомимая майорша Вероника поедет к заводу не на своем авто, а поймает частника. Значит, вот этого красавца. По дороге между ней и водителем возникнет симпатия. И парень увяжется следом за Вероникой. Так, можно поднапрячься и ввести эротическую сцену…

– Эротическую сцену? – задумался Назаров. – У нас их и так уже восемь! А моральный облик сотрудника правоохранительных органов?

– Нет, ты представь… Секс среди токарных станков! Я вижу это! В пыльных лучах солнца, проникающих сквозь отверстия под потолком… Нагромождения железа, трубы, ржавчина… И на фоне – два молодых, спонтанных любовника… Крупно – грудь Вероники в налете металлической стружки. Ну, потом появляются бандиты. Перестрелка. Беготня, прятки. Затем сцена с лестницей. И в заключение парня как-нибудь прикончим. Пусть он погибнет, спасая Веронику. Она только что спасла его на оторвавшейся лестнице, а он прикроет ее от пули…

Изобретательный сценарист и режиссер увлеченно занялись обсуждением деталей, нимало не заботясь о том, что их «колоритный красавчик», наплевав на карьеру кинозвезды и возможность позаниматься перед камерой сексом с Вероникой, смылся со съемочной площадки. Он увлек за собой Маргариту и предложил отметить в кафе их чудесное спасение, а заодно и обсудить убийство Кармелина.

– Мне надо принять душ, – сказала девушка Валдаеву, который, уняв дрожь в коленях, теперь пытался справиться с убийственным тремором рук. – Не знаю, сколько это займет времени.

– Я подожду, – покорно согласился Саша. Он сам с великим удовольствием нырнул бы сейчас под струю прохладной воды. – А нельзя мне с тобой, Маргарита?

– Сыта вашим обществом по горло, товарищ капитан.

Маргарита исчезла в передвижной костюмерной, снабженной биотуалетом и душевой кабиной. Через какое-то время она появилась свежая и чистая, в отличие от вспотевшего Валдаева. Мокрые темные волосы были собраны в тугой узел и блестели на солнце. Отсутствие косметики делало гладкое лицо совсем юным, хотя возраст Маргариты – двадцать пять лет – был известен Александру. Девушка сменила обтягивающий черный комбинезон с длинной застежкой-«молнией» на короткие бриджи и майку-топ. Теперь, когда ее руки оказались голыми, стало видно, что на локтевом сгибе расплылось багрово-фиолетовое пятно. Капитан посмотрел на синяк с трепетным ужасом. Он понимал, что Маргарита удержала его там, наверху, ценой колоссального напряжения. И ей это удалось не благодаря огромной физической силе, наличие которой было трудно предположить в девушке весом в пятьдесят килограммов, а исключительно благодаря нечеловеческому усилию воли.

Валдаев не отрывал от Маргариты взгляда восхищенного, нежного и преданного.

11

Прямо в трехстах метрах от съемочной площадки, за кирпичным забором завода, притаилось маленькое кафе. В городе свирепствовала санэпидстанция, и постоянные проверки выдрессировали владельцев кафе и ресторанчиков – заведения сияли чистотой и практически соответствовали европейскому уровню. Вдыхая аромат кофе и разглядывая витрину с тортами, можно было подумать, что попал в крошечную пражскую кофейню.

Саша взял себе пива, Маргарита – банку «Спрайта». Если бы не служба, Александр с удовольствием приложился бы сейчас к чему-нибудь покрепче, у него до сих пор дрожали руки. Продавщица забегаловки посмотрела на клиента с легким удивлением: когда-то белоснежная рубашка явно побывала под копытами стада бизонов, на черных брюках, отлично отутюженных (тоже когда-то), виднелись пыльные пятна. Александр перехватил взгляд женщины и, поправив порванный галстук, игриво подмигнул ей.

А вот о Маргарите нельзя было сказать, что она только что пережила нервное потрясение. Только страшный синяк на руке напоминал о приключении. Состояние, в котором находилась девушка называлось не «легкий шок», а «эйфория». Ее зеленые глаза блестели, щеки пылали румянцем. Валдаев вспомнил слова секс-бомбы Вероники: Маргарита из той породы людей, которые прыгают в пропасть вниз головой и получают от этого кайф. Кажется, подобный кайф и кружил сейчас голову Маргарите.

– Как долго еще будут продолжаться съемки?

– К сожалению, не долго. А что?

– Надеюсь, ты выживешь. В цивилизованной стране давно бы прикрыли подобную лавочку. Я имею в виду наплевательское отношение продюсера к соблюдению техники безопасности.

– Тебе просто не надо было лезть наверх. Сам виноват, – пренебрежительным тоном ответила Маргарита.

– Хотел с тобой поговорить.

– Подождал бы внизу. Теперь эпизод придется переснимать.

– Не думаю, что тебя это огорчает.

– Напротив, радует. Мне нравится участвовать в съемках. – Маргарита смотрела на Александра почти враждебно. Нельзя было и подумать, что какое-то время назад она похолодела от ужаса, представив, что сейчас он добровольно отпустит ее руку и полетит вниз.

– Ты рискуешь жизнью. Совершенно неоправданно.

– Тебе-то какое дело?

Со стороны казалось, что препираются два давно знакомых человека, возможно муж и жена. Проверенное обаяние симпатяшки Валдаева почему-то не действовало на Маргариту. Она отвечала на его вопросы резким тоном. Недовольство девушки не было понятно Саше, он привык к более внимательному и лояльному отношению со стороны женского пола. Вроде бы он ничем не заслужил презрения Маргариты, в экстремальной ситуации вел себя вполне достойно, не вопил, не дергался… Если и мелькнул в его глазах страх, то вполне объяснимый и естественный.

– Возьмем кофе? – предложил капитан. Воздух в зале был охлажден зверем-кондиционером до арктической температуры. Посетители, собравшиеся выпить ледяной кока-колы, через некоторое время начинали думать о чем-нибудь горячем.

Маргарита равнодушно пожала голым плечиком:

– Давай. Вообще-то у меня сегодня еще есть дела. Снимай свидетельские показания – так это называется у вас? – и я пойду, – холодно добавила она.

– Сейчас сниму.

«Я вызываю у нее отвращение», – подумал Саша, заказывая кофе и два слоеных пирожка. Вернувшись к столику, он приступил к делу:

– Четырнадцатого августа, в субботу, вы с Настасьей Кармелиной отправились в областную администрацию на семинар-практикум.

– Да.

– Ушли из дома в два часа дня, вернулись – около шести.

– Похоже на то.

– Такой длинный был семинар?

– Почему? Часа три. Плюс дорога в один конец минут двадцать – тридцать.

– Ясно. Я проверял. Вы с Настасьей действительно провели в обладминистрации битых три часа.

– Если проверял, зачем спрашиваешь?

– Работа такая. Поедем дальше. Ты телохранитель, угу? В этом есть смысл? Настасье что-то угрожает?

– Последние месяцы меня практически низвели до уровня секретарши, – вздохнула Маргарита. – К моему дикому сожалению, Настасье ничто и никто не угрожает.

– Но ведь тебя наняли?

– Да, в марте. Настасья уволила продавщицу из своего магазина – некую Софью Аничук. Та стала названивать ей, присылать письма с угрозами. Я считаю, угрозы не были подкреплены желанием действительно причинить вред Настасье. Пустое сотрясение воздуха. Но Настя была сильно напугана. Первый месяц вообще не отпускала меня от себя.

– Угрозы прекратились?

– Да. Я разыскала обиженную Софью. Она устроилась троилась работать в супермаркет «Залесов и компания». Такая умница – даже письма для Настасьи писала на фирменной бумаге, мозгов не хватило взять обычную.

– Надеюсь, ты не расстреляла девицу из кольта?

– Не в моем вкусе – убивать людей.

– Да, – согласился Саша. – Как я понял, ты лучше кого-нибудь спасешь. Ах, Маргарита, если бы не ты, не хрустеть бы мне сейчас слоеным пирожком! Можно я тебя поцелую?

– Еще чего! – отпрянула Маргарита. – Разбежался!

Валдаев, весь в крошках и повидле, расстроенно заморгал. Впервые, как порядочный, попросил санкцию на поцелуй (раньше никогда ни у кого не спрашивал разрешения) – и такой резкий отказ!

– Извини, если мое предложение тебя оскорбило. Я от чистого сердца, из благодарности.

Взглядом, которым девушка одарила собеседника, обычно смотрят санитары в психушке на своих подопечных.

– Ладно, проехали, – вздохнул Александр. – Значит, ты поговорила с Аничук, и она перестала заниматься терроризмом.

– Да. Хотя она, конечно, отрицала, что звонила и писала Настасье.

– Ну и закончим с ней. Тем более, что это вряд ли имеет отношение к убийству Кармелина. Просто не могу понять, почему телохранителя имела жена, а не муж. Скажи, у Никиты была любовница?

Маргарита опустила глаза.

– Значит, ответ положительный?

Маргарита кивнула:

– Была. Только Настасья об этом не знает.

– Кто она? Как долго длилась их связь с Кармелиным? Как она выглядит? – воодушевленно затараторил Александр. Его глаза загорелись, пульс явно участился.

– Не знаю, – осадила горячего коня Маргарита. – Ничего не знаю.

– Как же так! – воскликнул капитан, и было в громком возгласе что-то от крика подстреленной куропатки. Похожие интонации.

– Да так. Ты уж извини меня. Как я полагаю, именно любовница и отравила Никиту Андреевича. Про нее ведь ты спрашивал у Настасьи в ту субботу. Когда еще и Никиту… вернее, его тело не убрали из комнаты. Я думала, вы ее уже нашли.

– Маргарита! Выкладывай все и с подробностями.

– Да я видела эту девицу всего три раза. За последний месяц. Должно быть, именно месяц назад она и прилепилась к Никите Андреевичу. Блондинка. Наверное, симпатичная. Точнее сказать не могу. Фигура – стандарт «Пентхауза». Мечта всех мужчин. Видел сегодня нашу Веронику? Тот же тип.

– Она, – понял Саша. Он невольно переместил взгляд вниз, на грудь Маргариты, обтянутую тонким трикотажем топа. По мнению Валдаева, Маргаритин бюст тоже соответствовал стандартам «Пентхауза» и был ничем не хуже Вероникиного. Или лучше?

– Куда ты смотришь?

– У тебя кофе кончился!

– Нет, не кончился, негодяй. Не пялься на меня! – почти крикнула Маргарита. Но потом все же улыбнулась. Очевидно, восхищение, мелькнувшее в глазах капитана, было слишком явным, чтобы не отреагировать на безмолвный комплимент.

– Значит, любовница, – подытожил Саша. – Возраст?

– От двадцати.

– Туманно, Маргарита. Скажи точнее!

– Да, я видела Никиту Андреевича с этой красоткой. Конечно, не в момент, когда они осваивали крутую позицию из «Камасутры», нет. Но чем они собирались заняться за минуту до моего появления в кабинете, можно представить. Настасья попросила меня заехать домой, взять пачку счетов и платежек, а потом отвезти их в «Пластэк». Рабочий день уже кончился, в конторе было пусто. Я постучала в кабинет Никиты Андреевича, постучала по косяку, так как дверь была полуоткрыта, потом заглянула. Навстречу мне бросился Никита Андреич, застегивая на ходу рубашку, девица, хихикнув, спрыгнула со стола и повернулась спиной. Кармелин выскочил вслед за мной в приемную и был очень смущен. Я тоже была смущена, так как до сих пор полагала, что он без ума от Настасьи. У них была такая любовь – Ромео и Джульетта, Соломон и Суламифь. Я идеализировала их чувство. Все оказалось банально и трафаретно… Потом я случайно увидела, как Кармелин с любовницей заходили в ресторан «Картахена», где подают экзотические блюда южно-американской кухни. Никита Андреевич любил гастрономическую экзотику. Лица женщины опять же не разглядела, так как девица была в черных очках. И еще один раз – снова в офисе «Пластэка». Она ждала лифт, я прыгала по лестнице.

– И снова не разглядела лица? – с отчаянием спросил Александр.

– Она стояла ко мне спиной. Да и, честно говоря, когда женщина так одета, на лицо не очень-то смотрят. Мужчины, наверное, вообще теряют сознание. От одной ее юбочки мог хватить инфаркт. Хотя должна признать, природные данные позволяли ей выставлять себя напоказ. Придраться было не к чему. Безупречные формы.

– А что Кармелин?

– Наверное, совсем потерял голову. Я сказала ему, что он ставит меня в двусмысленное положение. Я не могу закладывать его, но мне не по силам разыгрывать перед Настасьей спектакли неведения. Никита Андреевич с милой улыбкой посоветовал мне меньше думать на эту тему. Сказал: «Я не прошу меня защищать, но если есть возможность промолчать, промолчи». И я задумалась о том, что пора мне искать другую работу.

– Тем более, в последнее время телохранитель нужен был Настасье, как лыжи носорогу.

– Ясно. Значит, опознать неуловимую красотку не сможешь?

– Вряд ли буду полезна.

– Жаль.

– Могу только сказать, что она наверняка не блондинка, так как на ней был парик. Слушай, у тебя такой вид…

– Какой? – Саша оглядел себя критически. – М-да, немного помялся…

– Скорее, немного полежал в мусорном контейнере. Часика два-три.

– Неужели все так плохо? – изумился Саша. – Да, действительно… А мне сейчас нужно в родную контору. Ну ничего. Главное – жив остался.

– Ты на машине?

– Нет, на общественном транспорте.

– Кошмар. Представляю лица пассажиров. Хочешь, я тебя подвезу?

Глаза капитана вспыхнули голубым огнем: во-первых, ему и впрямь не хотелось шокировать публику своим внешним видом, во-вторых, лед тронулся – Маргарита проявила сочувствие, сменила гнев на милость.

– Конечно! – радостно воскликнул Валдаев. Бедный, он и не представлял, на что соглашается!


За рабочим столом Ильи Здоровякина сидела искомая блондинка. Платиновый парик каре с пышной челкой, неуместные в помещении солнцезащитные очки и алые губы. Девушка задумчиво постукивала авторучкой и листала ежедневник Здоровякина. Когда в кабинет ввалился, держась за сердце, пыльный, потный, мятый Валдаев, она удивленно повернула к нему голову.

– А-а-а!!! – заорал Валдаев. Судорожно хватая ртом воздух, он дополз до стула и свалился на него.

В плечах у девушки была косая сажень.

– Что с тобой? – спросила она голосом Здоровякина. – Ты где пропадаешь? Битый час тебя жду. Котик.

Илья сложил накрашенные губы бантиком, чмокнул воздух в направлении Валдаева.

– Видочек у тебя, однако! – Илья снял темные очки и удивленно посмотрел на друга. – Попал в перестрелку?

– Хуже! Встречался с Маргаритой. А у тебя что за вид?

– Начальство задолбало. Зуфаралимыч с утра привязался как банный лист – почему до сих пор не нашли девицу в парике. Обозвал меня «красой земноводных». Я и решил ему доказать, что эту замаскированную девицу мы будем искать до девятых президентских выборов. Слушай, а роль-то затягивает! Молодой человек, вы свободны сегодня вечером? – пропищал Здоровякин фальцетом, игриво стреляя глазами в Александра. Он отодвинулся от стола и закинул ногу на ногу, выставляя напоказ потрепанную кроссовку гигантского размера. – Дай я тебя поцелую, мой белобрысый красавчик!

– Пошел ты! – закричал Валдаев, отбиваясь от огромных лап Ильи. – Ну и денек! Два раза едва не погиб, и в конце концов попадаю в объятия ненормального трансвестита!

– Попрошу не выражаться. – Илья стер губную помаду и снял парик. – Рассказывай.

Валдаев вкратце описал свои приключения. Первым эпизодом сегодняшней эпопеи был головокружительный трюк с лестницей. А второй раз реальная угроза его жизни возникла, когда он согласился воспользоваться транспортом Маргариты. Александр и не представлял, что ему будет предложено заднее сиденье мотоцикла. Стиль вождения, избранный Маргаритой, можно было охарактеризовать как «буйный слалом». Так как пассажир не являлся клиентом, чью жизнь необходимо было охранять, а кроме того, имел в кармане ксиву сотрудника уголовного розыска, способную оградить от возможных претензий гибэдэдэшников, девушка дала волю своему темпераменту. Темно-вишневая «хонда» мчалась по улицам города в сторону Петербургской площади, рыча и подвывая. На красном светофоре Маргарита тормозила чуть ли не с разворотом, а обгоняла она так, что едва не обдирала колени о дверцы и колеса обгоняемых автомобилей. В общем, малышка вволю порезвилась и, ураганом ворвавшись на Петербургскую площадь, сбросила бездыханное тело Валдаева около Управления внутренних дел… Подползая к кабинету с мечтой о таблетке нитроглицерина, Саша поклялся, что никогда больше не сядет на мотоцикл сзади Маргариты…

– А я познакомился с Настасьей, – сказал Здоровякин. По меланхоличности тона можно было догадаться, что ему достался более спокойный и менее опасный для жизни экземпляр. – Она красива.

– Красива… – рассеянно отозвался Валдаев. Он ковырял разогнутой скрепкой в дыре галстука, засовывая внутрь ниточки и пытаясь восстановить элегантность. У него ничего не получалось. Ниточки топорщились и не желали прятаться. – А Маргарита рассказала мне, что видела несколько раз Кармелина с его сногсшибательной подружкой.

– Значит, блондинка не мираж! – воодушевленно воскликнул Илья. – Была любовница! Была!

– Да.

– Ну слава богу. А то у меня уже складывалось впечатление, что мы ищем призрак.

– И у меня.

– Какие призраки? – появился в дверях начальник Зуфар Алимович. Его зеленоватые глаза грозно блестели. – Вы работаете или бьете баклуши, лодыри?

– Никого мы не бьем, Зуфар Алимович, – поклялся Валдаев.

– С матерью Кармелина встретились? Поговорили?

– Да мы никак не можем ее поймать.

– Как не можете поймать! Вы кто, опера или бесплатное приложение к презервативу? – возмутился майор. – Она что, в розыске? Или гастроли в Америке дает? Сидит, наверное, дома в трауре, пьет сердечные капли.

– Зуфар Алимович, Кармелина – топ-менеджер «Пластэка», в смысле управляющий верхнего начальства.

– Сынок пристроил мамулю, чтобы старушка не скучала на пенсии. А она, наверное, вошла во вкус. Руководит. Неуловима, как голодный комар.

– Но на похоронах-то она была! – Здоровякин и Валдаев посмотрели друг на друга.

– Да неудобно как-то было, горе у человека ведь… А тут еще мы с вопросами…

– Лучше скажите, что на похоронах Кармелина вас не было.

Парни одновременно вздохнули.

– Зуфаралимыч, вы не забывайте, Кармелин у нас не единственный, у нас еще дела есть, – напомнил Здоровякин.

– И тела, – кивнул Валдаев. – Окромя бизнесменского трупика.

– Вот сейчас зато собираемся поговорить с итальянцем, как его там, Маурицио Бартолли, – кстати вспомнил Илья. – Он представляет компанию «Лукас Милан», которая пыталась поглотить фирму Кармелина вместе со всеми ее рынками сбыта.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Поделиться ссылкой на выделенное