Наталья Турчанинова.

Заложники Света

(страница 3 из 35)

скачать книгу бесплатно


   …Во дворце было пятьдесят жертвенников. Тридцать малых и двадцать больших. Под ними постоянно тлели угли, а над чашами вился красный дымок – тонкие струйки, похожие на жадные раздвоенные языки. Особые рабы, одетые в передники из красной кожи, с волосами, смазанными маслом и посыпанными золотой пылью, следили за тем, чтобы демонический огонь не оставался без пищи.
   Арэлл казалось, что возле массивных золотых треножников клубится почти материальное зло. Клавдий после каждого ритуального обряда сутки отлеживался в своих покоях, прикладывая ко лбу куски мокрой ткани, орал на рабов и выливал на себя благовония флаконами. Но не мог избавиться от запаха крови, который мерещился ему везде.
   – Невозможно! Невыносимо! – бормотал он. – Тога безнадежно испорчена. Какая мерзость! Вышвырнуть! Убрать! Сжечь это все. Все! Не волнуйся, душа моя, скоро тебе придется проводить эти ритуалы вместе со мной.
   – Никогда. – Арэлл мрачно смотрела на него, трясущегося от усталости и отвращения, бледного, с запавшими щеками, с морщинами, неожиданно появлявшимися на молодом лице. – Разве ты не чувствуешь, что они тянут силу из тебя? Им нравится твоя человеческая беспомощность. Они питаются… тобой.
   Клавдий рассмеялся и приподнялся на ложе, отпихнув локтем раба, деликатно растирающего его плечи.
   – Мне нравится, что ты абсолютно не искушена в дворцовой жизни. Демоны не баловали вас… там, у тебя на родине, частыми визитами. Наверное, поэтому ты производишь впечатление очаровательной невинности… такое необычное и притягательное… Иди сюда.
   Арэлл брезгливо поморщилась, разглядывая человека, излучающего физическую и духовную немощь после сложных ритуальных действий возле жертвенника. Не почувствовала в себе ни малейшего желания приблизиться, развернулась и стремительно вышла из покоев, гнетущих обилием золотых украшений.
   Они должны были пожениться через несколько месяцев после ее приезда в Рэйм. Свадьба наследника, по давней традиции, могла состояться только во время осеннего праздника со сложным названием, которое элланка так и не запомнила.

   Клавдий был прав. Она не видела демонов. Почти не видела до того, как оказалась в столице Великой Империи.
   Она не знала, что их тянет сюда. – Роскошь и нищета, находящиеся совсем рядом? Люди, желающие стать при жизни богами и готовые ради этого принять силу темных существ? Или удобное расположение этих земель? Может быть, демонский мир здесь слишком тесно прилегает к миру человеческому, и граница между ними очень тонкая… Никто не знал. Но они были… Утонченные, привлекательные – и отвратительные. Изысканная смесь уродства и очарования. Высшим нравилось играть на низменных чувствах людей, заставляя получать удовольствие, созерцая их отталкивающий облик…
   Арэлл сидела в саду на резной скамейке из делосского мрамора и смотрела на пруд.
Вокруг росли деревья редких пород, привезенные со всех концов страны. Среди них прыгали и щебетали маленькие птички. Под ивами, растущими у воды, резвились каменные наяды. Ажурные беседки оплетал виноград. В высокой мягкой траве проложены тропинки. Где-то мелодично плещется ручеек. Если уснуть возле журчащей быстрой воды, она может унести твою душу прямо в царство мертвых, говорили древние. Именно это, по легенде, случилось с Неоном, прекрасным и задумчивым, задремавшим возле говорливого ручья.
   Из-за густых кустов вышла маленькая ручная лань с золотым колокольчиком на шее. Тряхнула пушистыми ушами, подошла ближе, аккуратно ставя тонкие ноги с крошечными копытцами на траву. Доверчиво ткнулась мокрым носом в руку Арэлл. Выпрашивала лакомство.
   В этом саду не было ничего необычного, кроме того, что он был частью дворца. Высокий купол с тысячами прозрачных стекол закрывал его от настоящего неба. Система насосов подавала воду из реки в долине. И дождь в саду тоже никогда не шел.
   Лань повела чутким ухом и вдруг прыгнула за кусты, из которых появилась. Тонко звякнул колокольчик на ее шее. Арэлл вздрогнула от неожиданности, и тут же услышала за своей спиной негромкий, бархатный голос. Обернулась и застыла. Рядом стоял демон. Высший, естественно. У этих существ тоже была сложная система иерархии. Обычным, незнатным, не разрешалось разгуливать по дворцу, им принадлежали только дома бедных граждан в нижней части города.
   Демон был одет в черную тогу с пурпурной полосой от ворота до подола. Широкий рубиновый пояс, на шее – круглый золотой амулет с непонятным изображением. На ногах красные калцеи [9 - Калцеи – обувь типа башмаков, которая носилась с тогой.]. Наглость, с какой этот незваный гость вырядился в костюм старинного патрицианского рода, поражала. Впрочем, они были хозяевами, одевались, как хотели и во что хотели.
   Арэлл почувствовала себя так, будто была сделана из стекла. Прозрачной. Демон мог видеть ее насквозь, читая мысли и наслаждаясь человеческими чувствами.
   – Какая неожиданная находка. Я не хотел нарушить ваше уединение, прекрасная нимфа.
   – Вы не нарушили. Я уже ухожу.
   Лучше бы он был зверем с когтями и клыками, чем любезным господином в черных одеждах. Это только оболочка. Он не человек. Он не должен говорить по-человечески.
   Незваный гость усмехнулся, слыша то, о чем она старалась не думать.
   – Не нужно считать нас зверьми. Хищниками, которые уничтожают все живое. Хотя уничтожить вас было бы очень приятно.
   Арэлл не вздрогнула, не пошевелилась, глядя прямо, в привлекательное молодое лицо существа.
   Он указал на скамью.
   – Вы позволите?
   Девушка отодвинулась. Может быть слишком поспешно, но демон не обратил на это внимания, усаживаясь рядом. Щелкнул пальцами. Возле его руки возник столик на тонкой ножке, где стоял блестящий белый сосуд с длинным изогнутым носиком и две маленькие чаши с крошечными ручками. Обе были наполнены черной жидкостью, над которой вился пар.
   – Прошу вас, угощайтесь.
   Арэлл не чувствовала себя настолько безумной, чтобы пробовать демоническое питье. Но чаша, стоявшая на тонком, почти прозрачном, крошечном блюде, оказалась у нее в руках. Демон рассмеялся.
   – Не бойтесь. Это не яд. И не черная грязь Гадэса [10 - Гадэс – подземное царство Древних.].
   Он смеялся над ней, и она должна была вести себя достойно.
   – Что это за материал? – Арэлл провела пальцем по краю чаши. – Не мрамор, но…
   Демон скривился презрительно.
   – Вы тут все помешались на своем мраморе. Это фарфор, девочка. Тонкий, изысканный, и очень хрупкий. Но вы, к сожалению, так и не научитесь его делать. Эту посуду лепят из… хм, глины в одной далекой стране маленькие умелые терпеливые люди. Забавно, не правда ли?
   Она не поняла что в этом забавного, видимо демон думал о чем-то своем.
   – Перестань заслонять от меня свои мысли. Я хочу знать, о чем ты думаешь. И пей. Этот напиток просветляет сознание, освежает чувства и возбуждает.
   Арэлл поставила чашу из фарфора обратно на столик, стараясь, чтобы ее руки не дрожали, и поднялась.
   – Благодарю вас, но…
   И тут на нее навалилась тяжесть руки демона и его магическая сила. Девушка опустилась на скамейку, чувствуя слабость, бессилие, равнодушие. Холодные пальцы держали ее за шею.
   – Я не люблю, когда мне отказывают, – промурлыкали над ней вкрадчиво.
   Было все равно, что случится дальше, но рядом вдруг прозвучал голос Гая, верного до безрассудства телохранителя.
   – Эта женщина принадлежит лудию Клавдию.
   – Эта женщина принадлежит мне! – проревел демон, теряя весь свой благородный лоск. – Так же, как и твой тупоумный Клавдий и ты, смертный. И весь этот ничтожный сарай, который вы называете дворцом!
   Арэлл отпустили, и она упала на скамейку, браслеты на ее руках звякнули о камень. Гай стоял напротив демона. Ему хватило ума не направлять на врага копье, но отчаянно-решительный вид телохранителя обещал тому немедленные неприятности.
   – Хотел бы я знать, как ты, дубина, собираешься помешать мне , – демон с искренним любопытством уставился на человека.
   Гай не ответил, закрывая собой Арэлл и крепче сжимая древко.
   – Что ж, – решил гость, с усмешкой. – Если ты не хочешь с ней расстаться, придется забрать вас обоих.
   Девушка не испугалась. Равнодушный покой, накативший на нее, не позволил понять угрозу до конца. Куда забирают демоны? Вниз? В темный, мрачный, убийственный для людей мир.
   Клавдий появился неожиданно, почти как та самая лань вынырнув из-за кустов, и мгновенно понял, угадал грядущие события. Арэлл, лежащая на скамье в полубессознательном состоянии, самоубийца-Гай и нежданный гость, готовый перейти в последнюю стадию ярости.
   – Господин! Повелитель! Божественный Некрос! Сиятельный! Чем вас разгневали эти люди?! – Клавдий сам понимал, что заговаривается. Безумие называть темное существо сиятельным, а тем более, божественным.
   Давно забытые предрассудки всплыли вдруг из глубин древней памяти. Впрочем, сейчас главное говорить нужным тоном не важно о чем. Чтобы речь журчала, перекатываясь на особо метких выражениях, и ублажала слух этой властной твари.
   Не зря же столько денег заплачено учителю риторики. И, конечно, упасть на колени. Слава Фортуне, он не страдал отсутствием гибкости позвоночника. И Клавдий говорил, убеждал и умолял. Простить глупую девушку и не в меру ретивого слугу. Кажется у них, там, внизу, тоже есть слуги. Она неразумна, дика, никогда не видела великолепных темных господ этого мира. Готов поклясться, господин, она вообще не поняла, кто перед ней. «Ну, подтверди, хотя бы кивни!»
   Но Арэлл, упрямая, гордая до зубовного скрежета, смотрела холодно и равнодушно. Все она понимала. А не знала только того, как нужно боятся. Для чего нужен страх… Статуя, из золота и слоновой кости… Но сейчас не время думать об этом… А слуга – Повелитель, он всего лишь выполнял приказ защищать и охранять. Да, у нас верные слуги… слишком верные.
   Демон стоял, посверкивая глазами, наливающимися подземным пламенем. Жуткое зрелище. Как будто в зрачках начинают вскипать маленькие озерца расплавленной меди. И продолжал твердить одно и тоже:
   – Я намерен забрать её.
   – Господин, десять… двадцать рабынь… самых лучших. Вместо нее одной.
   – Неужели она так дорога тебе, Клавдий?
   Да, элланские хрисоэлефантинные статуи всегда ценились очень высоко. Их везли через море, завернутые в дорогие мягкие ткани, забитые в ящики, чтобы не повредить бесценные материалы, не поцарапать тонкие золотые пластины. Ее тоже привезли из-за моря. Целую, нетронутую, ни одного изъяна, кроме ледяной гордости…
   – Она дорога мне, господин.
   – Что ж, это говорит только о твоем хорошем вкусе. Как ты подумал… статуя? Тогда потрудись завернуть ее как следует. Мой дом тоже нуждается в хороших украшениях.
   Значит, остается последнее средство.
   Клавдий рванул цепочку, висящую на груди, ногтями подцепил крышку медальона и вытряхнул на ладонь золотой круг с письменами, отсвечивающими красным.
   – Вы не можете забрать ее, господин. Сам Великий Инквизитор позволил мне взять ее.
   Демон дернулся, оскалил клыки выросшие вдруг среди человеческих зубов.
   – Инквизитор?! Смертный, если ты соврал, я разорву тебя на куски и разбросаю их по всему дворцу. Покажи!
   Дрожащей рукой Клавдий вложил круг в протянутую ладонь демона. «Печать» была подлинной. И сын императора предпочитал не вспоминать, как ему удалось получить ее.
   Гость рявкнул что-то на незнакомом языке, зло сверкнул глазами, швырнул разрешение на землю, и исчез. Растворился в воздухе…
   Клавдий смотрел, как Гай опустил копье, оперся на него, словно на посох, убрал за край кирасы кулон на цепочке – плоскую медную сферу с тонкой сеточкой рисунка. Смутно знакомого рисунка… Похоже, ноги его не держали. Арэлл тихо застонала, села, оперлась дрожащей рукой о скамейку. Лудий схватил чашку с остывшей темной жидкостью и выпил ее залпом.
   – Не надо… не пей, – запоздало прошептала девушка, белой тонкой рукой растирая горло. Тоже белое с очаровательной ямочкой между ключицами.…
   – Дура! – крикнул Клавдий, швырнул пустую чашку, и та со звоном разбилась о мрамор тропинки. – Это кофе! Любимый напиток Некроса! Никто не собирался тебя травить!
   – Не смей на меня кричать! Я не твоя рабыня! – голос ее был все еще хриплым, но непомерное достоинство уже звучало в нем.
   Конечно, она готова быть рабыней кого угодно, только не его.
   – Ты понимаешь, что я только что спас тебя!? Тебя и его! – сын императора ткнул пальцем в сторону телохранителя. Тот уже совсем пришел в себя. Лицо под шлемом мрачное, вызывающе невозмутимое. Человек, только что выполнивший свой долг. С честью.
   – Арэлл иди к себе, – на удивление для себя самого спокойно произнес Клавдий. – Убирайтесь оба! – Голос недостойно сорвался на крик. Но в нем не прозвучала благородная ярость, только беспомощность и злость. Арэлл поднялась, качнула золотоволосой головой и медленно удалилась, выплыла из сада. За ней бесшумно ушел верный телохранитель-тень.


   С самого утра невеста наследника бесцельно металась по своей комнате. Опрокинула резной столик, разбила кратер [11 - Кратер – большой сосуд, в котором вино разводили с водой.] с вином. На полу растеклась багровая лужа, и в ней отразилось солнце.
   Сегодня было необычайно-яркое солнце. Оно заглядывало во все уголки дворца, его отблески сверкали на посуде, на белом мраморе стен, на кирасе Гая. И переносить этот блеск было невозможно.
   – Ненавижу! Ненавижу их! – в ярости шептала Арэлл, потому что кричать было нельзя. – Ненавижу демонов! Убить! Убить их всех!
   – Их невозможно убить, – прозвучал спокойный голос телохранителя. – Они неуязвимы.
   – Неправда! – девушка повернулась к нему, но тут же зажмурилась. Огненный диск солнца сиял на металлической груди Гая, и на мгновение ослепил.
   Нужно было подождать, пока перестанут мерцать разноцветные круги перед глазами. И продолжить уже спокойнее:
   – Мы не знаем, как их убить, но это не значит, что они неуязвимы.
   – Лурия Арэлл…
   – Нет! Стой там, где стоишь! – она замахала на верного телохранителя, попытавшегося приблизиться. – Не подходи. Это солнце… оно так сверкает!
   – Сегодня нет солнца. На небе тучи.
   Смотреть на него было по-прежнему больно, но девушка подняла голову, прищурилась.
   – Почему же я вижу все… так … – она обвела пальцем в воздухе сверкающий силуэт Гая.
   – Как вы себя чувствуете? – тревога, скрытая под ненавязчивой заботой, могла кого угодно довести до безумия, но пришлось сдержаться.
   – Ты тоже считаешь меня сумасшедшей?
   Он отрицательно покачал головой, улыбнулся. И тут же замер, лицо стало непроницаемым, глаза – пустыми.

   Послышались шаги, и через несколько мгновений перед Арэлл предстал Клавдий. Чисто выбритый, довольный, благоухающий, с огромной связкой свежесрезанных цветов. Темно-бордовых, почти черных роз. Вокруг них тоже сверкал белый ореол.
   – Арэлл, дорогая… – лудий окинул взглядом комнату, оценил размеры беспорядка. Приподнял идеально изогнутую бровь. – Надеюсь, тебя не расстроила эта неприятность с Высшим?
   – Расстроила, – упрямо возразила девушка. – Но я не хочу говорить об этом.
   – Вот и хорошо. Меня радует твое благоразумие. Возьми цветы. Они прекрасны, так же как и ты.
   – Нет! – невеста с отвращением отвела его руку с букетом в сторону.
   – И это тебе не нравится? – искренне удивился Клавдий.
   Он хотел сделать ей приятное. Порадовать и выразить свою благосклонность. Нужно было подыграть ему, показать восхищение. Но у Арэлл, в отличие от сына императора, сил на притворство, похоже, никогда не находилось. Непростительно опасная особенность.
   – Я не хочу эти цветы! – воскликнула девушка. – У них цвет крови! Посмотри сам!! Неужели ты не видишь, что они выглядят так, будто выросли из грязной крови! Это… отвратительно! Я не хочу таких цветов! Я не хочу такой любви!! Мутной, грязной, унизительной! Не хочу!
   Несколько мгновений Клавдий внимательно разглядывал нее. Молча, с любопытством. Потом медленно положил розы на скамью, повернулся и вышел, унося вместе с собой часть невыносимого сияния.
   Арэлл подняла опрокинутый стул, села, прикрыла ладонями воспаленные глаза.
   – Ты, по-прежнему, не считаешь меня сумасшедшей?
   – Нет. Но…
   – Несдержанной?
   – Да.
   Она улыбнулась такой искренности. Не открывая глаз, подобрала подол хитона, поставив ступни на край сидения, подтянула колени к груди. Поза, больше подходящая девчонке из нижнего города, чем благородной невесте сына императора.
   – Я не хочу сдерживаться. Я устала сдерживаться.
   – Лурия Арэлл, сегодня вечером меня не будет с вами.
   Она посмотрела на телохранителя. Солнечный блеск померк, теперь его кираса стала тусклой, лицо под шлемом белело размытым пятном.
   – Лурий Клавдий сказал, что этот вечер вы проведете с лурией Лоллой и ее людьми.
   – Почему меня не спросили, хочу ли я проводить время с Лоллой?!
   Вопрос не требовал ответа. Никого не интересовали ее желания.

   Лурия Лолла – сестра Клавдия, будущая золовка Арэлл, едва переступила порог совершеннолетия. Невеста наследника знала, что не так давно той исполнилось семнадцать. Но, глядя на эту пышную девушку, ей хотелось дать все двадцать пять.
   Большую часть времени бедняжка маялась от безделья и скуки. Когда элланку привезли во дворец, будущая родственница восприняла ее появление, как подарок богов. Новая игрушка. Тем более чужестранка. С ней можно сплетничать до самозабвения, хвастаться своими нарядами, подарками от любящего брата, немного третировать, учить местным обычаям.
   Но, как выяснилось, Арэлл оказалась не завистлива. А какой смысл перетряхивать свой роскошный гардероб перед человеком, который вежливо улыбается, едва ли не зевая от скуки, и не проявляет ни малейшего признака недовольства тем, что у него нет такого же хитона или фибулы. Красивые наряды, поклонники и вкусная еда не волновали элланку. Сплетничать с ней тоже было не интересно. Бывало, что она часами сидела, напряженно хмуря брови. «Каменная статуя, – решила Лолла. – Столб в хитоне. Зануда, лишенная женской привлекательности». Но иногда с ней можно было провести часок, другой. Развлекая саму себя рассказами о дворцовых приличиях, и наблюдая за реакцией Арэлл.
   На сегодняшний вечер лурия Лолла придумала очаровательное развлечение. Поход к гадалке, живущей на самой окраине среднего города. Там, где он почти примыкал к Претикапию, недалеко от Каракалтского храма.
   Это было вдвойне, нет, втройне интереснее, чем что угодно другое. Во-первых, можно удивить элланку необычным времяпрепровождением – там, у себя в глуши, она вряд ли когда-нибудь видела что-либо настолько же оригинальное и значимое. Во-вторых, было ужасно любопытно узнать, что предскажет ведьма. И, наконец, – выход за территорию Претикапия сестре наследника был строго запрещен. Поэтому развлечение становилось еще и немного опасным. Все удовольствия в одном!
   Однако, элланка так не считала. Она была резко против этого похода. И Лолла уже начинала чувствовать легкое раздражение.
   – Дорогая моя, – произнесла она в очередной раз, голосом женщины которая-много-повидала. – Ты просто не понимаешь.
   Арэлл сидела с вышиванием у высокого окна, за которым на самом горизонте дрожал красный диск солнца. Смотрела на нее и думала: «Забавно. А ведь, должно быть, еще совсем недавно сестра лудия лазила на забор за кизилом и бегала с поцарапанными локтями… Впрочем, это у нас кизил и ссадины на локтях, беготня с мальчишками и купание в шторм. У них – дворцовый этикет, поклоны, учитель риторики, одежда, расшитая золотом, куафер, ювелир, и обучение лицемерию…» Арэлл тоскливо обвела взглядом роскошную, разукрашенную палату.
   – Так вот, дорогая моя, – повторила Лолла, внимательно рассматривая свои безупречные ногти. – Я бы на твоем месте сходила к этой гадалке. Она берет дорого, но никогда не обманывает.
   – Я не хочу гадалки.
   Арэлл резко воткнула иголку в вышивание, и туго натянутая ткань скрипнула.
   – Глупости, – Лолла взяла щепотку золотого порошка, и стала сыпать его на ноготь большого пальца. – Ты должна. Это прилично. Все ходят к колдунам. Так принято.
   – Пустая трата времени.
   Ее будущая невестка фыркнула и просыпала золотую пыль себе на хитон.
   – Разве ты не хочешь узнать свое будущее?
   – Не хочу.
   …Или все-таки это неправда? Может быть, она кривит душой, когда говорит «нет»? А на самом деле мечтает узнать о себе и своей жизни что-то новое.
   – Пойдем, – заговорщицки прошептала Лолла. – Говорят, у нее настоящее демоническое зрение.
   – Ненавижу! – раздраженно сказала Арэлл, мстительно втыкая иглу в беззащитный лепесток цветка. – Ненавижу все демоническое!
   – Ты только никому не говори об этом, ладно? – Лолла мило улыбнулась, показав белые острые зубки, и соскользнула со своего удобного ложа. – Идем, сходим. Это займет всего пару часов твоего драгоценного времени.
   Она повелительно махнула рукой, и Арэлл была вынуждена отложить вышивку.

   Для похода к колдунье была выбрана темная одежда. Пепельные хитоны, черные плащи, украшения из гематита. Лолла убирала под капюшон длинные высветленные волосы, приплясывая на месте от нетерпения, и болтала какую-то чепуху. Арэлл рассеянно слушала ее.
   – Мой драгоценный брат очень обеспокоен твоим здоровьем. Ты мрачна, бледна и встревожена. Он бы хотел видеть свою невесту веселой и счастливой. Ты же счастлива выйти за него?
   Арэлл машинально улыбнулась. «Да-да, счастлива! Еще как! Лучше бы вам всем оставить меня в покое, тогда счастье могло бы стать полным!»
   Из нижнего города долетел гулкий, тягучий звук. Как будто ударили в колокол.
   – Что это?
   Лолла равнодушно пожала плечами.
   – Мало ли что. Ну, ты готова? Идем?
   Арэлл опустила капюшон на лицо и последовала за невесткой.
   Та нервничала, но это было приятное волнение. Предвкушение чего-то загадочного, немного опасного, но, несомненно, захватывающего. С собой она взяла только одну рабыню, хотя обычно никуда не выходила без охраны.
   Мраморная лестница спускалась в сад. Там, среди вечнозеленых экзотических растений, в черной воде пруда лежала круглая желтая луна, похожая на медный, начищенный поднос. Под ногами зашуршала мелкая галька. Один камешек тут же закатился в открытую сандалию Арэлл, она остановилась, приподняла длинный подол гиматия, и вдруг почувствовала на себе чей-то взгляд. Вскинула голову. В темных зарослях вдоль дорожки, сквозь густую сеть гибких ветвей, светились желтые узкие глаза. Они смотрели на девушку внимательно, не мигая. Арэлл почувствовала, как колючий холод побежал по коже ее спины.
   – Кто здесь? – прошептала она, не ожидая, впрочем, ответа.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Поделиться ссылкой на выделенное