Наталья Турчанинова.

Лучезарный

(страница 8 из 36)

скачать книгу бесплатно

   Было заметно – рэймлянину приглянулась бывшая рабыня. За вчерашний день получше разглядев сероглазую красотку-элланку, для конспирации переодетую юношей, он приободрился. Старался принимать мужественные позы, остроумно шутить по поводу и без. Девушка, в свою очередь, не забывала улыбаться Марку, а сама с большим интересом поглядывала на Юлия.
   Атэр начал подозревать, что ее слабость – светловолосые юноши. Нервические и тонко чувствующие. У него чесался язык съязвить по поводу жалких ухаживаний Марка. Но пару раз ненароком отметив чрезмерно пристальное внимание добродушно-улыбчивого Критобула, демоноборец усмирил желание острить. Связываться с психом-преторианцем, по мнению эллана окончательно свихнувшимся после гибели брата, не хотелось.
   – Неприветливое место, – Гермия поправила башлык, прикрывающий нижнюю половину лица.
   – Пятьдесят лет назад здесь было сражение между рэймским легионом и ордой нумидийцев. – Гай привстал в седле, глядя на запад. – За теми холмами до сих пор лежат курганы из обломков колесниц и человеческих костей.
   – У рэймлян все, что не легион – то орда, – хмыкнул Атэр, оглядываясь на Арэлл.
   Элланка ехала молча. Не отрываясь, смотрела на холмы, но, казалось, видела нечто иное. Вокруг ее синих глаз появились морщинки от яркого солнца, в кожу тонких рук, крепко сжимающих поводья, въелась грязь. Лицо уродовали синяки и ссадины, белая кожа покраснела от загара. Длинная пыльная накидка скрывала стройные ноги, но Атэр и так знал – они тоже изранены. Смотреть на нее было тяжело. Нищая оборванка, а не дочь эллидского басилая и невеста сына императора Рэйма. Но, похоже, саму девушку не волновало, как она выглядит.
   – Эй, Критобул, – негромко позвал Атэр, оглядываясь через плечо. – Не хочешь похоронить Аристида где-нибудь тут? Места просторные, раздолье.
   Атлет добродушно глянул на эллана, похлопал по мешочку с прахом брата и заявил:
   – Нет. Говорит, плохо. Песок да камни. А он любит, чтоб вода рядом журчала.
   – Корабль до Эллиды идет шесть дней, – сказал Юлий, несмотря на жару зябко кутающийся в гиматий. – Если мы благополучно доберемся до Балтиса, то через неделю можем попасть в Септонис.
   Арэлл рассеянно кивнула, и Атэр присмотрелся к ней внимательнее. Элланку что-то мучило. Воспоминания?.. А, может, наоборот, пыталась вспомнить и не могла…
   «Меня тоже терзают видения прошлого», – подумал Атэр, искренне сочувствуя девушке.
   Ему, по-прежнему, снились кошмары. Потоки лавы, огненные озера… Прошлой ночью эллан опять проснулся с бешено колотящимся сердцем и ноющей челюстью из-за стиснутых во сне зубов. Опять видел жидкое красное пламя, ползущее по телу, и задыхался в нем. В детстве эти видения пугали. Теперь было ясно, откуда они – оборотень-Гэл постарался, рассказал воспитаннику о прошлой жизни, с радостью заявив, что тот был Высшим демоном.
   Эллан не знал, как относиться к себе «темному».
Раньше намеки приятелей на излишнюю злобность казались ему смешными, теперь приходилось задумываться над каждым ерундовым поступком: «Сделал я так потому, что ленив и равнодушен сам по себе, или это настоящие проявления демонского начала?» Спросить было не у кого. Не с Арэлл же об этом беседовать. Хотя к ней хотелось держаться поближе. И вовсе не из-за любовных порывов, как чудилось ревнивому преторианцу.
   Атэр усмехнулся. Гай, словно прочитав его мысли, сверкнул глазами из-под шлема и приблизился, заставив коня ехать бок о бок с лошадью эллана:
   – Ты уверен, что твое убежище в Эллиде достаточно надежное?
   Преторианец смотрел строго и требовательно. В седле держался твердо. Военная трабея сидела на нем, как влитая. Властный голос, уверенные движения. Иногда Атэру хотелось отвесить ему подзатыльник, чтобы прекратил командовать.
   – Конечно, я уверен! Сколько раз можно повторять. Мы доберемся до старого храма Трисмеса. Под ним есть катакомбы, где можно укрыться. Я сам жил там довольно долго. И не я один.
   – Ладно. Тогда сейчас главное – добраться до Эллиды.
   Критобул, выехавший вперед, вдруг привстал в стременах, прищурился и сказал негромко:
   – Вижу всадников. Шестеро. Двое нелунгов.
   Все тут же, не сговариваясь, натянули поводья и принялись всматриваться в сторону предполагаемой опасности. Шесть конных стремительно приближались. Гай сжал рукоять спаты. Гермия судорожно вздохнула.
   – Может, не заметят? – пробормотал Марк.
   – Как же, не заметят, – ответил Атэр, чувствуя себя посреди холмистой пустоши, как на блюде, готовом к завтраку. – Едут сюда.
   – Друзья мои… – пролепетал Октавий. – Понимаю, сейчас не время, но кто такие нелунги? Я что-то не вижу их, в глазах потемнело…
   – Очень сильные полудемонические существа, – быстро ответил Юлий. – Выносливые, переносящие любую жару. Некрос использует их для патрулирования отдаленных земель. Говорят, у каждого нелунга общая душа с его конем. А еще…
   Он вдруг замолчал и тревожно покосился на Атэра, будто опасаясь, что сказал лишнее, и эллан обвинит его в этом. Но тот смотрел в сторону всадников:
   – Я говорил, давайте свернем. Так нет! «Здесь никто не ездит», – передразнил он Гая. – Нахлебаемся теперь!
   – А может… – взгляд Октавия забегал по сторонам в поисках спасения. – Может нам бежать, пока они еще не слишком близко…
   – Все успокоились! – Рявкнул Гай. – Бежать нельзя. Вызовут подмогу, догонят и убьют точно. Критобул, убери меч! Арэлл, Гермия, не забывайте, сейчас вы не девушки, а юноши. Атэр, закрой рот, вякнешь лишнее, и я сам тебя заколю. Октавий, помнишь, что говорить?
   – Да, помню. Конечно, помню. Но нам вообще не надо было брать с собой рабыню. Я так и знал, из-за нее мы попадем в беду, – заныл Октавий, с ужасом глядя на приближающихся патрульных и почему-то обвиняя во всем Гермию.
   Девушка презрительно глянула на него, высокомерно вздернула подбородок, и произнесла своим мелодичным, нежным голоском:
   – Зря я надеялась, что твоя трусость имеет границы.
   Несостоявшийся жрец побагровел. Марк одобрительно хохотнул, но тут же помрачнел.
   – Всем молчать! – в последний раз предупредил Гай. – Говорить буду я.
   Патрульный отряд приближался очень быстро. Впереди скакали двое нелунгов. Если издали их «коней» можно было принять за обычных, то чем ближе, тем заметнее делался красный оттенок их шкур. Отчетливо стали видны свирепые клыкастые морды и узкие глаза с продольными щелями зрачков. Мощные ноги заканчивались не копытами, а когтистыми лапами, под кожей бугрились мышцы. Подойди к такой лошадке – и она легко откусит тебе голову.
   Судорожно сглотнув, Атэр перевел взгляд на седоков. Эти тоже были хороши. Кожа медного цвета, две щели вместо носа, узкие кофейные губы, красные радужки. Волосы, похожие на длинные жгуты черной соломы. Одежды на нелунгах не наблюдалось. Их мускулистые тела от пояса и ниже покрывали длинные красные лоскуты, похожие на ободранную и хорошо выдубленную кожу. Она же висела вдоль ребер «коней», скрывая ноги наездников до ступней с длинными загнутыми когтями на коротких пальцах.
   Люди выглядели попроще. Распаренные, красные от жары солдаты из рэймской гвардии, одетые в кожаные лорики и вооруженные балтусами. Похоже, они слегка опасались своих демонических сослуживцев и сторонились их.
   Отряд окружил беглецов, нелунги остановились поодаль.
   – Кто такие? – Устало спросил гвардеец со значком декуриона [1 - Декурион – командир десятки воинов.], вытирая пот рукой. – Откуда?
   – Едем из Рэйма, – ответил Гай спокойно и неторопливо. – Везем господина, – почтительно-сдержанный полупоклон в сторону Октавия, – в Балтис. Там ему приготовлено место младшего жреца в храме Его Могущества Некроса.
   «Жрец» немедленно приосанился и снисходительно кивнул:
   – Да, любезные, так и есть.
   – Почему едете не по общей дороге? – настороженность исчезла из глаз солдата. Похоже, ему до смерти надоело мотаться по жаре в сопровождении злобных темных тварей и хотелось как можно быстрее избавиться от необходимости допрашивать мирных путешественников.
   – На то была моя воля, – охотно пояснил Октавий. – Центральная дорога слишком шумна и многолюдна. Мне нужно отрешиться от всего земного и погрузиться в размышления о своем служении Великому.
   Декурион равнодушно наклонил голову. Было видно – он не собирается вдаваться в подробности тонких чувств будущего служителя.
   – Когда вам следует прибыть на место?
   Гай не успел ответить. Один из нелунгов приблизился. Его конь громко принюхивался и скалился, показывая длинные белые клыки. Лошади обоих отрядов заволновались, лихорадочно переступая по песку. Хищные сородичи пугали их.
   Атэр украдкой огляделся. Критобул положил руку на пояс рядом с рукоятью меча. Марк с беспокойством поглядывал на Гермию: та нервно кусала губы – казалось, еще немного, и она разрыдается или закричит. Еще бы, во время последней встречи с демонами девушке пришлось пережить не самые приятные минуты в жизни. Взор Юлия стал стеклянным, над чем эллан тут же мысленно ухмыльнулся: «…то ли думает, как спастись, то ли, следуя примеру Октавия, уже отрешился от всего земного». Арэлл разглядывала нелунгов невозмутимо, словно те были всего лишь занятными зверушками.
   – Где Разрешение? – Голос нелунга звучал придушенно, как будто его горло с трудом выдавливало человеческие звуки.
   – К-какое разрешение? – Октавий беспомощно оглянулся на Гая.
   – Печать Владыки… – просипел второй, приближаясь, и Атэр с отвращением разглядел, что это женщина.
   – Я… я надеялся получить его сразу, на месте, – выкрутился жрец.
   Гвардейцы переглянулись, и на их лицах постепенно стало появляться выражение унылой покорности судьбе. Декурион положил ладонь на рукоять меча, засопел сердито, покосился на нелунга.
   – Госпожа Нга-схи, вы уверены, что эти люди …
   Та оскалилась не хуже собственной кобылы и прорычала:
   – Молчи, смертный! У меня приказ Господина.
   Солдат поспешил заткнуться, его лицо стало угрюмым и злым. Демоница внимательно оглядела путешественников и продолжила.
   – Два преторианца. Мертвец, – взгляд в сторону Юлия. – Эллан. И две женщины. Странная охрана для служителя храма.
   Подбородок Октавия задрожал.
   – Я волен сам выбирать слуг! – визгливо воскликнул он. – Вы не можете нас задерживать!
   – Не тебе, смертный, говорить, что я могу, а чего нет, – заявила она, высокомерно скривившись, и облизала красным языком черные губы. – Вы никуда не поедете до тех пор, пока я не поговорю с Господином.
   Именно этого Атэр и опасался. Он оглянулся на замерших в тревоге спутников и сделал единственное, что пришло в голову. Изо всей силы стукнул лошадь пятками в бока, посылая ее вперед. Оказавшись рядом с Нга-схи, выпустил поводья. Одной рукой выхватил меч, в другую стянул часть накопленной силы и полоснул демонскую кобылу балтусом по крупу, а потом швырнул комок огня в ее приятеля. Меч скользнул по красной шкуре, не оставив даже царапины, зато магическое пламя угодило прямо в лицо мужчине-нелунгу. Тот закричал, его скакун взвился на дыбы с гневным рыком, но подробностей Атэр уже не видел. Он гнал свою испуганную лошадку, несущуюся во весь опор.
   «Главное, – думал эллан, – увести темных подальше. Критобул с Гаем справятся с гвардейцами, но нелунги разорвут их на куски». Оглядываясь через плечо, Атэр видел несущихся следом всадников. Женщина впереди, мужчина – чуть отставая. Хорошо, что они не обладали магией и могли пользоваться только обычным человеческим оружием.
   Демоница на ходу опустила руку в складки кожи, свисающие с боков, доставая тэм – короткую железную палицу с лезвием в виде широкого листа. Самое страшное оружие нитских воинов. Ее кобыла прижимала уши и свирепо рычала.
   – Собираешься зарубить меня и скормить своей твари?! – яростно крикнул Атэр, натягивая поводья. – Ладно! Сейчас я приготовлю тебе закуску!
   Он развернулся и одним «глотком» вытянул жизнь из всего, до чего смог дотянуться. Трава на двадцать статий вокруг почернела, рассыпаясь сухими хлопьями. Тварь Нга-схи, ступившая на мертвую землю, взвилась на дыбы, взвыла, и эллан тут же напал на нее, целясь в глаза – самое слабое место нелунгов.
   Вложив в магический удар всю свою ненависть, он пробил энергетическую оболочку. Хлебнул горячей силы, но осушить до дна не смог. Клыкастая кобыла, воющая от боли, оказалась рядом. Щелкнула челюстями, метя в колено человеку, но промахнулась и впилась хищной пастью в шею его лошади. Вырвав кусок мяса, боднула бедное животное, заваливая на бок. Эллан едва успел спрыгнуть на землю и увернуться от лезвия тэма. Откатившись в сторону, он метнул в демоницу свой меч. Нга-схи вскрикнула совсем по-человечески, хватаясь за рукоять балтуса, разворотившего левую глазницу. Черная кровь хлынула на руки темной, а вместе с ней потекла густая жизненная сила.
   Атэр почувствовал, как перехватило дыхание и заколотилось сердце. Выпить все было невозможно. Он понял, что сейчас захлебнется, однако не отрывался от издыхающей твари. Ждал до тех пор, пока ее сородич не приблизился…
   Вырываясь из Нга-схи, мощный поток убийственной энергии хлынул на жеребца нелунга. Эллану казалось, словно сквозь его вены течет кипящее масло, но он терпел, сжав зубы. Хищный «конь» захрипел, мотая головой. Рухнул на колени. Всадник свалился с его спины, упал на землю и остался лежать неподвижно.
   Атэр перевел дыхание. Поднял руку вытереть лицо, и увидел что вся она в черной липкой жиже. На секунду ему показалось, будто это его кровь, но он с ужасом отбросил эту мысль. Он – не демон, и кровь у него красная.
   Эллан огляделся. Его лошадь с разорванной шеей была мертва. Рядом растянулась безжизненная Нга-схи. Подняв с земли тэм, он подошел к демонической кобыле. Та, лежала на боку без единой раны на теле, чуть шевелила когтистыми лапами и постанывала. Дернулась, увидев подошедшего человека, зашипела, оскалила зубы, и сдохла.
   – Значит, у них, и правда, одна душа на двоих, – пробормотал Атэр и направился ко второму поверженному врагу.
   Здесь все было наоборот. Жеребец валялся без движения, а его хозяин еще шевелился. Лицо и тело нелунга оказались покрыты спекшейся коркой сплошных ожогов. Вместо глаз были две выжженные дыры. Дыхание вырывалось с хрипом. Держа тэм наготове, Атэр шагнул ближе. Нелунг услышал, дернулся, зашарил черной от крови рукой по земле, но эллан ногой оттолкнул его оружие подальше.
   – Я слышу… шум крыльев, – просипел умирающий. – Мой кер приближается.
   – Предсмертная речь? – со злостью спросил эллан. – Сейчас заплачу от умиления. Я убил тебя! Я тебя убил, мразь! Расскажи своему керу, что тебя и твою подружку уничтожил смертный!
   Он размахнулся, с наслаждением вонзил тэм в грудь нелунга, налег всем весом, вгоняя оружие глубже. Демон захрипел, схватился за древко и прошептал:
   – Ты… умрешь тоже… скоро.
   Когтистая лапа разжалась и упала на грудь.
   Атэр выпрямился, шатаясь отошел. Сел на почерневшую, мертвую траву и понял, что уже не поднимется.
   Он так и сидел, тупо глядя прямо перед собой, когда послышался топот конских копыт и зычный голос Гая:
   – Атэр!! …Атэр, ты жив?!.. Ранен! …Ты смог уничтожить их? Обоих?!
   Преторианец спрыгнул с коня и принялся тормошить эллана, повторяя эти раздражающие победителя вопросы.
   – Гратх, я очень устал. Дай мне посидеть.
   – На, выпей. Станет легче.
   К губам эллана прижалось горлышко бутыли, и ему пришлось через силу сделать глоток. Горькое пойло обожгло горло, вспыхнуло в желудке огнем, из глаз хлынули слезы. Проморгавшись и откашлявшись, Атэр оттолкнул руку Гая.
   – Хватит… спасибо.
   Преторианец снова оглянулся на мертвых нелунгов.
   – Ты убил их сам?
   – Нет. Они передрались, решая, кому достанусь я, а кому – моя лошадь. А потом госпожа Нга-схи воткнула себе в глаз мой меч. Наверное, от огорчения, что я выпал на долю ее дружку. А тот случайно поджарил сам себя. Вот, досада, правда?
   – Дурацкая шутка, – усмехнулся Гай.
   – Дурацкий вопрос. – Парировал Атэр. – Их тела надо сжечь, чтобы не осталось следов.
   – Не только их, – мрачно сказал преторианец.
   – Кто? – спросил эллан коротко.
   Гратх отрицательно покачал головой:
   – Сам увидишь.
   – Арэлл… жива?
   – Да.
   Это было самое главное. С трудом выдернув меч из черепа нелунга, Атэр с сожалением посмотрел на тэмы, однако подбирать их не стал. Ни к чему рисковать, привлекая к себе внимание. Листовидные нитские клинки всегда были редкостью.
   Забравшись за спину Гая на его гнедого жеребца, эллан швырнул на трупы несколько огненных шаров, и тела тут же вспыхнули ровным синим пламенем…

   Доехав до места, где на беглецов наткнулся патруль, Атэр спрыгнул на землю первым, лихорадочно осматривая группу друзей.
   Из Рэйма выехало восемь.
   Арэлл вытирала меч пучком травы.
   Октавий перевязывал плечо Юлию, который морщился от боли.
   Гермия стояла, держа в поводу двух жеребцов, принадлежавших гвардейцам, и негромко всхлипывала.
   Критобул потихоньку говорил что-то мешку на груди.
   Гай хмурился, спустившись с коня.
   А на земле, неподалеку от четверых убитых патрульных, лежал Марк, и песок вокруг него был бурым.
   Атэр медленно подошел к рэймлянину. Лезвие меча вошло в грудь между пластинами лорики, точно в сердце. Он, наверное, умер сразу. Хотя, говорят, иногда люди еще несколько минут живут с такими страшными ранами, успевая совершить невероятные подвиги. Убивают богов или душат гидр голыми руками. Но вряд ли Марк был способен на такое. Вот лурия Поппия, его тетка, расстроится. Она очень любила племянника.
   – Как это произошло? – спросил эллан, и сам не узнал своего голоса.
   Гермия завсхлипывала громче, все остальные молчали, и, наконец, Гай медленно заговорил:
   – Он был ближе всех, когда…
   Но Атэр не стал его слушать. Бешеная злость и отчаяние наполнили голову звенящим туманом.
   – Придурки! Какие же вы придурки!! Я увел от вас демонов! Я! Увел! Демонов! Осталось четверо солдат! Четверо людей на вас шестерых!
   – Среди них оказалось двое мастеров меча. Мы еле справились с ними, – устало ответил Гай, опускаясь на песок.
   Только теперь Атэр заметил, что его лорика тоже пропитана кровью. Значит, и его зацепил один из «мастеров». Но сейчас эллану было плевать на это.
   – К тому же с нами две женщины. Я должен был защищать их… – закончил Гратх.
   – Арэлл отлично умеет защищаться сама!.. Их было всего четверо. Смертных, не обладающих магией. Слабых, вооруженных только мечами!
   – Слабых! Ну-ну! – негромко хмыкнул в стороне Критобул и, понятное дело, принялся жаловаться пеплу покойного. – Слыхал, Аристид? Слабых! Видал бы он таких слабых…
   Но Атэр не обратил внимания на очередной абсурд. От бессилия у него свело челюсть и выступили злые слезы. Он стоял над Марком, сжимал кулаки и боролся с желанием размахнуться и пнуть мертвое тело.
   – Как ты мог умереть?! Зачем полез на меч?!!
   – Он защищал меня, – невнятно прорыдала в гриву лошади Гермия. – Он х-хотел меня защитить. Это я в-виновата! Это из-за меня-а!
   Ее причитания перекрыл чистый, звучный голос Арэлл:
   – Прекратите!
   Элланка вогнала меч в ножны, подошла к взбешенному Атэру. Крепко взяла его за плечо.
   – Ты ничего не изменишь. Криком и обвинениями его не воскресить. Он не виноват, и не виноват никто из нас. Мы не стремимся к смерти. Все хотят жить и ценят жизнь не меньше тебя.
   От ее прикосновения Атэру всегда становилось душно. Хотелось вырваться.
   – Успокойся, пожалуйста.
   Эллан сделал огромное усилие. Глубоко вдохнул, громко выдохнул:
   – Я… спокоен.
   Несколько мгновений Арэлл смотрела пристально, потом убрала руку:
   – Нам нужно похоронить его.
   Глядя в ее синие глаза, Атэр невесело усмехнулся.
   – Скоро я стану почетным могильщиком.
   Прежде чем сжечь тела гвардейцев, он осмотрел их мечи. Забрал два самых лучших и выгреб содержимое кошельков, не обращая внимания на брезгливые гримасы Октавия.
   – Вы можете мне возразить, – затянул привычную тягомотину рэймлянин, – но я считаю, нет, твердо уверен, что обирать мертвых, пусть даже врагов, недостойно.
   – Можешь отвернуться и не смотреть, – огрызнулся эллан. – Нам будут нужны деньги и хорошее оружие. Гермия, возьми этот.
   – Я… я не могу, – залепетала девушка, отступая и с ужасом глядя на тускло поблескивающее лезвие. – Он же… – она опасливо кивнула на труп. – Говорят, нельзя забирать оружие убитого, иначе он вернется и…
   – Чушь! – воскликнула Арэлл. – У меня балтус Аристида. Но он не являлся ко мне ни разу!
   – Это потому что его прах со мной. – Критобул, широко ухмыляясь, подмигнул бывшей невесте наследника. – И я уговорил его не трогать тебя…
   Юлий рассмеялся, но тут же поморщился, схватившись за плечо. Гай улыбнулся. Октавий демонстративно возвел очи к небу, а Арэлл покраснела. И надо признаться, румянец почти вернул ее прежнюю красоту.
   – Ладно, бери, не бойся. Пригодится. – Атэр лично затянул на тонкой талии Гермии пояс с ножнами. – Это просто меч.
   – Но я не умею… – сказала она с тревогой.
   – Будет очень надо – сможешь. Не сомневаюсь в этом…
   Прах Марка высыпали в безымянный приток Лигиса.
   До глубокой речушки с быстрым течением беглецы добрались вечером. Кони потянулись к воде. Люди подождали, пока они напьются, и встали на берегу.
   – Ты хотела что-то произнести, Гермия. – Гай держал сверток с пеплом.
   Та отрицательно покачала головой:
   – Я не могу…
   – Октавий, может, ты?
   Жрец растерянно посмотрел на преторианца.
   – Я бы с радостью проводил нашего дорогого друга, но я знаю только демонические ритуалы, а они для такого случая не подходят.
   – Идиоты, – пробормотал Атэр, на этот раз имея в виду не только товарищей, но и себя. – Человек погиб, а мы даже сказать ничего путного о нем не можем.
   – А что тут говорить!? – буркнул Критобул. – Умер и все. Ясно, ему там лучше, чем нам тут! Вот и Аристид считает…
   – Я скажу, – неожиданно вмешался Юлий. Помолчал, глядя на темную воду, и заговорил медленно:
   – Он любил Рэйм… У него не было ничего кроме этого прекрасного, проклятого города. – Юлий повысил голос. – И умер Марк за Рэйм. Потому что хотел, чтобы родина освободилась от тьмы… Эта вода течет из Лигиса. Реки, струящейся по его городу.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Поделиться ссылкой на выделенное