Наталья Турчанинова.

Лучезарный

(страница 2 из 36)

скачать книгу бесплатно

   Вукодлак медленно поднял когтистые лапы, раздвигая пурпурную ткань на груди. Я увидел глубокую, рваную рану. Плоть была разодрана и казалась воспаленной, все еще сочащейся болью. Энджи дернулся, но я крепко взял его за плечо, а то еще лечить бросится.
   – Такие «царапины» оставляет огонь Рубина. Они практически не заживают, – задумчиво произнес предатель.
   – А ты чего ждал? По мне, так красотка-Хул никогда не отличалась благодарностью. Надо было соображать, с кем имеешь дело.
   Я постарался, чтобы злорадства в голосе звучало как можно больше. Но полудемон посмотрел на меня как-то странно. С презрительной жалостью, будто на умственно отсталого. И сразу же переключил внимание на ангела.
   – Чего ты хочешь? – невозмутимо повторил Энджи.
   – Я думал над этим… – странный безумец опустил голову, рассматривая рану, пересекающую грудную клетку. – Уничтожить Рубин. Убить Хул. Убить тебя… Я тысячелетия копил энергию и знания. У меня нет мощи Высшего демона, но реальная сила есть. …И я хочу все исправить. Помочь исправить.
   Он опустил когтистую руку на голову одного из зверей. Тот довольно заурчал и зевнул, показывая черную пасть.
   – Кому ты хочешь помочь? – вмешался я. – Которому из Буллферов? Сейчас их двое.
   – Настоящему. – Ответил вукодлак, демонстрируя в ухмылке длинные клыки.
   – Ну, и кто из них настоящий?
   – А это я решу сам. – Его улыбочка стала ехидной и злой.
   – Отлично. Значит, наше содействие не требуется. Приятно было поболтать. Всего хорошего, можешь оставаться и дальше продумывать планы спасения мира. А у нас свои дела. Идем, Энджи.
   Я повернулся к хозяину пещеры спиной, и пошел прочь, уверенный, что ангел последует за мной. Но не успел сделать даже нескольких шагов, когда прямо перед моим носом на пол обрушилась каменная плита, закрывая выход.
   – Было бы неразумно отпускать вас так быстро, – задумчиво произнес полукровка. – У нас еще найдется, о чем поговорить.
   Едва не зарычав от бешенства, я развернулся.
   – Открой дверь!!
   – А то что? Вы оба – абсолютно беспомощны. Забавно, как изменился мир. Вы лишились магии, растратив ее на пустяки, а я приобрел силу. Успокойся, оборотень, ты ничего не можешь сделать. Считай себя моим гостем.


   Я проснулся оттого, что кто-то обнюхивает мое лицо. Громко, с причмокиванием втягивает воздух и выдыхает обратно, горячим ветерком обдувая шею. Схватившись за меч, я вскинулся, но увидел только черный, мокрый, подергивающийся нос. Потом – оскаленную пасть с высунутым языком и, наконец, звериные глаза, наполненные не звериным любопытством. Пробуждение, скажем, не в самой приятной компании…
   Не сообразив спросонья, что тварь может запросто откусить мне руку, я отпихнул серую морду.
   – А ну, пшел отсюда!
   Калибан фыркнул, сделал шаг назад и уселся на пол, метя по камням голым длинным хвостом.
   Я поднялся, оглядел каменную тюрьму.
Энджи не было.
   – Эй, ты! Где мой друг?
   – Ушел, – вполне внятно ответил зверь.
   – Куда?!
   – Он говорит с Богом, – важно заявил калибан, почтительно покосившись на стену.
   – Отлично! Просто великолепно! – Я сел на прежнее место, и в бессилье несколько раз стукнул затылком о каменный свод пещеры.
   Мы находились «в гостях» у полукровки уже несколько дней. Я чувствовал, что скоро озверею от безделья и неизвестности. Определенно, хозяин подземелий был ненормальным. Впрочем, это неудивительно, если учитывать, сколько лет он прожил в одиночестве. Этакий осколок древности – будущего, превращенного заклинанием ангела в прошлое. И понятно, почему он свихнулся. Демонская сущность может существовать тысячелетия, как и ангельская. Но не людская.
   Человек сходит с ума, его убивает собственная память. И хотя часть темной сути должна была помочь вукодлаку выжить – думаю, нелегко тащить за собой из века в век полудохлого человека, мечтающего о смерти и покое. Душевное здоровье это исключает.
   Мы с ангелом так и не поняли, что надо безумцу. Похоже, убивать нас он не собирался. Разговаривать тоже не желал… до сегодняшнего дня. Кормил, давал воду и, видимо, ждал чего-то.
   – Эй, – окликнул я зверя. Тот с готовностью привстал, мотнул хвостом, показывая, что не прочь поболтать. – Имя у тебя есть?
   – Есть, – ответил он с гордостью. – Лубан.
   – Слушай, Лубан, кто такой твой бог?
   – Наши предки говорят – он пришел издалека. Принес в себе отсвет огня и мудрость для всех. – Охотно пояснил калибан.
   Неплохо он говорил. Гораздо лучше тех, что напали на нас в лесу. И, судя по повизгивающему тенорку, был еще совсем молодым. Недавний щенок.
   – А дальше? Пришел и…?
   – Выбрал самых сильных, умных. Повел за собой. Привел в эти леса. Стал учить. Способным давал лучших самок, чтобы они создавали семьи.
   Ясно, выводил новую породу. Молодец, ничего не скажешь.
   – Детей забирал и тоже учил. И все стали умными.
   – Хм. Ну? Нравится тебе быть умным?
   Зверь засопел, шумно вздохнул и признался:
   – Тяжело. Лубану нравится Пуна, и Болто – тоже. Раньше оба сразились бы, и самка досталась самому сильному. Теперь Бог говорит – Пуна посмотрит, и сама выберет. А она уже месяц выбирает. Все никак не выберет. И кусается… – несчастный влюбленный взвизгнул от недавней обиды, потер лапой нос.
   Я усмехнулся.
   – Ясно. Ну, а еще какой-нибудь прок от этого ума есть?
   – Конечно, – заявил зверь серьезно. – Самые-самые умные и усердные попадают в обильные земли, куда их отводит Бог в награду за старательность. Там много жирных кроликов, воды и полей, где можно бегать…
   Внезапно калибан замолчал, насторожившись. Вскочил. Я положил ладонь на рукоять меча, хотя толку от него было мало. Часть стены отошла в сторону, и в узком коридоре появился Энджи.
   Ангел угрюмо вошел в пещеру, сопровождающий его зверь что-то буркнул Лубану, тот кивнул, фыркнул и вышел в образовавшийся ход вместе с лохматым собратом.
   Мой компаньон устало опустился на пол, вытянул ноги и закрыл глаза.
   – Ну? – спросил я, внимательно его рассматривая.
   – Что? – сухо осведомился он.
   – Чего он тебе сказал? – терпеливо уточнил я, хотя хотелось дать Энджи хорошего пинка за медлительность. Мог бы сам рассказать, а не ждать, пока из него вытянут все по слову.
   – Он хочет, чтобы мы ему помогали, – нехотя ответил ангел и посмотрел на меня вопросительно.
   – Да?! Помогали…? А он не желает, чтоб мы встали на четвереньки, отрастили хвосты и стали бегать в стае вместе с его слугами?
   Энджи улыбнулся, видимо представив эту живописную картину. Но мне было не до веселья. Бешенство кипело в горле и, если бы калибаны не смылись предусмотрительно, я бы выместил злобу на ком-нибудь из них.
   – Мы должны ему помогать?! Этому гаду?! Он держит нас здесь, как тараканов в банке, и еще ждет помощи. А не пошел бы он…
   Энджи спокойно наблюдал, как я бурлил, клокотал и переливался через край. Не вмешиваясь, не задавая лишних вопросов. Это была правильная тактика. Я успокоился немного, а потом, подавляя раздражение, спросил:
   – И какая помощь, интересно, ему нужна?
   – Он хочет знать, что было в самом начале.
   – В самом начале чего?
   – Мира. Он хочет вернуться в прошлое.
   – Извини, но это звучит, как полный бред! Мы и так в прошлом. Вот оно – начало.
   Ангел поднялся и принялся ходить по камере из угла в угол. Похоже, он сам не все понимал или не мог объяснить нормально.
   – Гэл, ты знаешь, что такое Хаос?
   – Представляю, – я кивнул себе за спину. – Часть его у меня под шкурой.
   Энджи отрицательно покачал головой, не замедляя шага:
   – Хаос – это место, где есть все. Куски пространства, грубой неоформившейся материи, высокочастотные энергии, сгустки тьмы и потоки времени. Последнее – материально, и в Хаосе есть места, где оно может оставлять следы. Как отражение в зеркале. Те, кто умеет видеть будущее или глубокое прошлое – люди называют их провидцами – сливаются мысленно с этими «зеркалами», черпают оттуда знания и видят картины. Пусть отрывочные, смутные, непонятные, но все же видят!
   – Не хочешь ли ты сказать…
   – Он считает, что может увидеть прошлое сам, и должен помочь сделать то же самое Буллферу, поскольку крепко связан с ним.
   – Зачем?!
   – Говорит, это спасет Буллфера, Атэра, тебя, меня, и его самого.
   – Слушай, Энджи, а тебе не кажется, что он немного того… свихнулся за прошедшие тысячелетия?
   Ангел вытащил из-за пояса засохший стебель лесного мирта, задумчиво повертел в пальцах.
   – Не знаю. Иногда он ведет себя странно, а иногда… Он очень страдает. Верит в свои слова и невольно заражает своей верой.
   – Тогда понюхай эту твою вонючую травку и приди в себя.
   – Он хочет, чтобы мы довели его до Хаоса. – Энджи слегка повысил голос, словно пытаясь заглушить мое недоверие.
   – Ага. Вот только пообедаю, а потом посажу его себе на спину и сгоняю прямо до места. К ужину как раз успеем вернуться.
   – Гэл!
   – Что Гэл?! Что Гэл?!! Это невозможно!!! Я и в лучшие времена не мог попасть в Хаос! Телепорт туда не откроешь, крыльев у меня нет, колдовать мы не можем оба.
   – Я мог бы использовать скрытые резервы, – пробормотал ангел.
   Посмотрите на него! Скрытые резервы! Откуда, интересно, они возьмутся?
   – Для этого даже не нужна магия, – продолжал он, глядя мимо меня в пустоту. – Мы сможем перемещаться из одного пространства в другое, пока…
   – Пока не сдохнем. Знаешь, в чем твоя беда? Ты, как все ваши светлые, одержим жаждой новых знаний. Экспериментаторством! И ради него готов сунуться хоть в бездну, хоть к Некросу на рога. Тебе самому до смерти хочется заглянуть в это идиотское начало времен! Но я, хоть убей, не понимаю, как это может спасти Буллфера и от чего.
   – Он движется в прошлое вместе с нами. – Энджи уселся рядом со мной, сунул мирт обратно за пояс. – Как ты считаешь, зачем? Что он должен увидеть? Понять? Изменить? Что ему нужно найти?
   Я сердито пожал плечами.
   – И я не знаю, – кивнул ангел. – И он – тоже. Нам надо узнать это. Хватит метаться впустую. Атэр не хочет принять нашу помощь, потому что мы не знаем, как ему помочь. Все гораздо серьезнее нашего с тобой соревнования – «перемани аватару Буллфера на свою сторону». Наша цель – не воспитывать его по своему подобию. Никто не должен его учить. Ему самому надо понять, что делать. Ты понимаешь, о чем я?
   – Частично. Ты полагаешь, у него здесь какая-то важная миссия? – Я с издевкой выделил последнее слово, но компаньон, похоже, не заметил этого.
   – Мне начинает так казаться.
   – Нет, погоди! Значит, мы просто без толку болтаемся рядом, и все наши мучения – пустая трата времени?! Но тогда это несправедливо! Выходит, мы ему не нужны! Совсем! И никогда не были нужны.
   – Именно это я хочу узнать, Гэл.
   – Ладно. Скажи мне одно – если я откажусь идти с тобой, ты отправишься сам?
   – Да, – ответил он тихо, но со своей обычной каменной упертостью высшего светлого существа.
   – Отлично! – Ни на что другое я и не рассчитывал. – Тогда еще вопросик. Откуда полудемон знает о тех местах в Хаосе, где отражается время?
   – Он видел их раньше. И показал мне сейчас. Всего лишь обрывки, смутные образы. – Энджи медленно повел рукой, как будто разгоняя пар или туман, клубящийся перед лицом. – Ничего нельзя понять. Нужно быть ближе, чувствовать временной поток. Погружаться в него.
   – Он показал тебе прошлое?
   Ангел устало потер лоб, вздохнул и отозвался нехотя:
   – Сначала прошлое, а потом – будущее, из которого мы пришли.
   – И что ты там увидел?
   Энджи помолчал, как будто вспоминая. Потом очень тихо ответил:
   – Ничего.
   – Что значит ничего?
   – Это значит – пустота, темнота, безмолвие…
   Некоторое время мы сидели молча. «Пустота. Темнота. Безмолвие». Правда это, или безумный бред свихнувшегося полудемона? Ловкий обман ради убийственного путешествия в Хаос? Хочет всех спасти, вернув в прошлое? Или окончательно это прошлое поломать? А, может, шутки у него такие?!
   – Мне надо поговорить с ним самому.
   – Не веришь мне? – утомленно поинтересовался Энджи. Пожалуй, я видел его таким измотанным только после падения Белого города несколько тысяч лет назад. В глубоком будущем, которого, как он говорит, больше не существует.
   – Хочу убедиться сам. Слушай, откуда ты знаешь, что он не наврал тебе?! Или, что эти видения – не ловкий трюк?! Да и вообще, последствия одного-единственного, жалкого Ритуала не могут быть такими страшными. А потом, я же помню будущее, значит, оно не могло исчезнуть до конца.
   Энджи криво усмехнулся.
   – Хотел бы разделять твой оптимизм.
   Я поднялся, подошел к стене и стукнул по ней кулаком.
   – Эй, ты, как там тебя! Могу я хотя бы знать, что происходит, перед тем, как соваться в Хаос?!
   Камень дрогнул под моей рукой, разошелся в стороны, и я невольно отступил назад. Хозяин подземелья направлялся к нам собственной персоной. Передвигался он довольно своеобразно – держась за шеи двух мощных, рослых калибанов, с трудом переставляя тонкие, высохшие ноги. Звери ступали осторожно, медленно, стараясь не тряхнуть господина, приноравливаясь к его шагам. И это полудохлое убожество собирается в Хаос?!
   Я почти с сочувствием наблюдал, как маг-полукровка устраивается на полу, прислонившись спиной к одному из зверей. Наконец, он уселся и заявил хрипло:
   – Я требую помощи не для себя, а для вас самих.
   Красные глаза встретились с моими.
   – У тебя есть сомнения, оборотень? Твой друг тоже колебался до тех пор, пока не увидел. Хочешь увидеть сам? Убедиться?
   Он щелкнул пальцами, и в воздухе передо мной открылось магическое «окно». Через такое можно наблюдать за происходящим в соседней комнате или на расстоянии в сотни миль, или даже (если хватает магического потенциала) в других мирах.
   Сначала экран отражал только темноту. Я тупо таращился на плоский, черный квадрат, как будто вырезанный из угольной бумаги. Потом в центре загорелась крошечная точка, и сейчас же видение приобрело глубину. Я понял, что смотрю в бездну, подсвеченную далеким огнем.
   Полудемон шевельнул когтистым пальцем. Свет стал приближаться, а вместе с ним сверху, сбоку, снизу, возникали бесформенные сгустки, обломки… полосы пыли, мерцающие, словно пригоршни алмазной крошки, реки жидкого огня, текущие рядом с застывшими кусками света. Покачиваясь на их волнах, проплыла скала, на которой возвышались развалины белого храма. Я успел разглядеть даже плеть зеленого винограда, уцепившуюся за обломок колонны.
   Потом картинка смазалась: камни, сверкающая пыль, дорожки света и тьмы перемешались. Стало невозможно понять, где заканчивается одно и начинается другое. Казалось, «окно» вибрирует от силы, льющейся с той стороны. Тварь под моей шкурой шевельнулась, словно чувствуя это.
   Колдун повел рукой, смещая ракурс обзора, и я увидел каменную громаду. Нечто невероятное, сложенное из неровных глыб. Между ними виднелись провалы. Некоторые были затянуты мерцающей сетью – ее шестигранные ячейки казалась сплетенными из серебряной проволоки, как соты в улье. Сеть подрагивала, словно от порывов ветра.
   – Есть легенда, – полунасмешливо-полусерьезно произнес колдун, – что когда все зеркала окажутся сплетены воедино, вернется творец этого мира. Он станет смотреть в каждое, чтобы с помощью временных отражений познать самого себя, и время остановится. Для всех ныне живущих это будет означать конец.
   – Бред! – Я незаметно перевел дыхание, все еще оглушенный увиденным. Покосился на ангела. Тот сидел неподвижно, с отсутствующим видом.
   – Может быть, – не стал спорить полудемон. – Но пока у тебя еще есть возможность заглянуть и в будущее, и в прошлое.
   Теперь я смотрел в одну из ячеек, выстроенную какой-то пчелой Хаоса. В черную пустоту, окруженную серебряной шестигранной рамой.
   Я не успел понять, что хочу увидеть – прошлое, будущее или настоящее, как вдруг в «окне» появилась картина: заросшее черными ветвистыми кристаллами поле. Их отростки топорщились во все стороны тонкими колючками, с низкого неба лился серый свет, бежали клубящиеся облака.
   Неожиданно одно из кристаллических «деревьев» задрожало. От толстого основания к вершине побежала трещина, и оно раскололось, осыпалось на землю множеством мелких осколков. В этот момент я увидел того, кто его разбил – тощего демона с израненными боками, и в его оскаленной морде с удивлением узнал собственные черты. «Моя» кровь, сочась из порезов, скатывалась вниз, но не долетала до земли, испаряясь в воздухе, превращаясь в струйки дыма, которые текли назад по следам беглеца.
   Я присмотрелся и с содроганием увидел, что они вливаются в черную, жуткую бесформенную фигуру, плывущую за «мной» на расстоянии нескольких метров.
   При взгляде на эту тварь в животе вдруг похолодело, сердце заколотилось почти у горла, и заныли ребра, как будто я мчался вместе с тем, похожим на меня.
   Чем быстрее он бежал, с ужасом оглядываясь через плечо, тем сильнее ранился о кристаллы, и тем больше крови-дыма втекало в черного призрака, скользящего следом.
   «От себя не убежишь» – неожиданно пришло мне в голову, и картина тут же погасла. Ячейку затянуло туманом. Вукодлак щелкнул пальцами, гася «окно».
   Некоторое время я сидел в отупении, потом спросил тихо:
   – Кто это был?
   – Не знаю, – отозвался маг невозмутимо. – Но ты можешь узнать, если поможешь мне дойти туда.
   – Почему бы тебе не отправиться самостоятельно?
   – Потому что один я не дойду. – Он злобно оскалился, не хуже своих мохнатых слуг, и зыркнул на меня раздраженно. – Ангел видит проходы в другие миры, я дам магию, а ты… Личинка хаотической твари в твоей спине укажет дорогу. Она чувствует свой дом и будет стремиться туда.

   Я убеждал себя, что согласился на это безумное путешествие исключительно из эгоистичных побуждений. Так, по крайней мере, хоть совесть была чиста. Если картина, которую я видел – будущее, то оно мне не понравилось. Бегать по колючим зарослям от призрака, питаемого собственной кровью, не то занятие, коему я хотел бы посвятить остаток дней.
   Пора подвести итог. Атэру нет до нас дела. Молодой Буллфер оказался наглой, высокомерной скотиной. Энджи предвещает конец моего родного будущего. Тварь под шкурой мешает колдовать, и мы безудержно погружаемся в прошлое. Мне оставалось только одно – принять предложение. Отправиться в Хаос и развлечься там на полную катушку. Оправдать хоть как-то собственное существование. Возвыситься над всем миром, узнать его сокровенные тайны, помочь аватаре моего бывшего Хозяина осознать себя. И понять, в конце концов, какого Дьяво ла нас занесло во вчерашний день?!
   С помощью своих звериных слуг маг поднялся, пробормотал что-то невразумительное, и в стене перед нами открылся ход. Узкий длинный коридор, полого уходящий во тьму.
   – Дорога, ведущая вниз, приводит наверх? – скептически поинтересовался я.
   – Хаос не вверху, – презрительно отозвался вукодлак, цепляясь за шеи калибанов. – И не внизу, как думают некоторые невежды. Он повсюду. Там. Или там, – он, по очереди, ткнул длинным когтем сначала в сторону одной стены, потом в противоположную. – Не имеет значения. Главное чувствовать, куда идти.
   Я оглянулся на ангела, чтобы посмотреть, как тот реагирует на нахальное заявление полукровки. Но Энджи, по-прежнему, сидел неподвижно, сложив руки на коленях, и смотрел прямо перед собой. Лицо его было пустым.
   – Эй, приятель, – я подошел к нему, пощелкал пальцами перед носом, тряхнул за плечо. – Очнись.
   Он заморгал, приходя в себя, посмотрел на меня и сказал:
   – Все хорошо. Просто я…
   – Да, уже понял, ты задействовал внутренние резервы, – кивнул я. – Идем. Идем хоть куда-нибудь.


   В узком коридоре едва могли разойтись три человека или два не слишком крупных демона. Было холодно. Дыхание смерзалось в легкие облака пара. На черных гладко отполированных стенах поблескивали кристаллы инея.
   Мы шли в пятне света, которое на три метра освещало все вокруг. Вукодлак наколдовал его несколько минут назад, и на мой вопрос, как ему удалось накопить столько магической мощи, чтобы тратить ее столь бездумно, злобно нечленораздельно рыкнул и вновь вступил в дискуссию со своим кером. Судя по брюзгливым репликам мага, его невидимый собеседник протестовал против похода в Хаос. И я был полностью солидарен с галлюцинацией нашего попутчика.
   Калибаны, бережно поддерживая повелителя, чутко принюхивались, прислушивались и время от времени обменивались тихими репликами на зверином языке. Ангел бесшумно шел рядом со мной. Молчал, внимательно поглядывая по сторонам.
   Коридор казался бесконечным. Слой инея на стенах стал толще, и складывался в удивительные узоры, как будто кто-то шел впереди, выводя, сначала неуверенно, потом все более и более мастерски, сложные бессмысленно-красивые иероглифы колханского языка, цветы, резные листья, птиц, морды сказочных зверей.
   Я невольно протянул руку, чтобы коснуться витого снежного рога оленя, выглядывающего из стены, но Энджи стукнул меня по запястью и сказал резко:
   – Не трогай.
   – Почему это?
   Ангел вытащил меч из ножен и слегка коснулся им стены. Клинок тотчас помутнел, до середины покрывшись инеем. Вукодлак обернулся с гнусным смешком:
   – Хочешь оказаться следующим экспонатом в коллекции? – Он указал на бесформенную фигуру, выступающую из белого слоя. Я разглядел человеческое лицо, шею, плечо, руку со скрюченными пальцами. Остальное тонуло в снегу.
   – Твоя работа? – спросил я мага.
   Тот хрипло рассмеялся:
   – Нет, я не настолько сошел с ума. – Потом помолчал и добавил задумчиво. – Хотя, может, моя. Не помню…
   Повеяло холодом. Морозный ветер из глубины коридора, взъерошив волосы, швырнул в лицо мелкую ледяную крупу.
   – Стойте, – приказал Энджи. Все еще держа меч, он рассматривал стену, на которой застыл «рисунок» ледяной воздушной арки. – Нам туда.
   – Откуда ты знаешь? – Не то чтобы я сомневался в партнере, но уточнить стоило.
   – Чувствую. Здесь легкое дрожание.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Поделиться ссылкой на выделенное