Наталья Солнцева.

Ожидай странника в день бури

(страница 5 из 24)

скачать книгу бесплатно

О, как он жаждал прижать ее к себе, вдохнуть запах ее волос, платья, прикоснуться лицом к ее щеке...

* * *

Сиур проснулся. Долго не мог унять волнение. Сердце бешено колотилось. Он лежал, глядя в ночь за окном...

Завтра перво-наперво нужно съездить к дому антиквара и поговорить с подростками. Околачиваются во дворе, в парадном, стараясь не попадаться на глаза взрослым, – такие ребята могли что-нибудь заметить, не придавая этому значения. Только расспрашивать надо умно.

Так... затем подвал. Вот с подвалом сложнее. Может быть, ночью?

Он перекинулся мыслью на племянника. Племянник у старика действительно был, – настоящий, из плоти и крови, и даже работал, причем действительно в одном из коммерческих банков.

У него мелькнуло желание утром остаться и после ухода Тины обыскать ее квартиру, но он подавил это желание. С женщинами всегда так. Начинаешь решать какую-нибудь их проблему путем приобретения еще больших проблем. С мужиками все проще. Он вздохнул и стал думать о Тине. Она спала в другой комнате. Спала ли?

Старика она, по-видимому, действительно любила. Интересно, где ее родители? Похоже, она одинока, если не считать малохольной Людмилы. Он внутренне улыбнулся, – хотя Людмилка хорошая баба, добрая, бесхитростная и преданная, без всяких этих новомодных штучек...

Так, в полудреме, он дождался утра.

Тина вышла на кухню тихая, под глазами темные круги. Волосы она гладко зачесала назад, заколола. Библиотекарша! Потянула носом, вдыхая запахи кофе и поджаренной ветчины.

– Вкусно пахнет! Как будто мама дома...

– Я тут у вас хозяйничаю, – сказал Сиур, приглашая ее позавтракать. – Вы не против?

– Конечно же нет. Это замечательно. – Она положила в чашки сахар и налила кофе ему и себе. – Ой, я даже не спросила, вам с сахаром или без? Так давно никто не готовил для меня завтрак. Знаете, я очень не люблю готовить. Просто терпеть не могу! Женщина не должна так говорить...

Он предпочел промолчать. Тина без аппетита жевала ветчину с хлебом.

–У меня к вам вопрос...

– Какой?

– Мое любопытство может показаться неуместным, но поверьте, что это не совсем так. Где вы были вчера до позднего вечера со своей подругой? Я несколько раз звонил вам...

– Ах, это... За городом. Там связь плохая...

Он постарался сохранить любезное выражение лица.

– У вас в комнате на стене висит лук. Зачем он вам?

– Стрелять, зачем же еще? – она с удивлением подняла на него глаза. – А что?

– Стрелять?

Сиур чуть не поперхнулся. Он ожидал любого ответа, кроме того, что прозвучал. Ему захотелось ущипнуть себя покрепче, может, он просто продолжает спать?

– Ну да, – она перестала жевать. – Я люблю стрелять из лука. А еще больше из арбалета. О, это так... дивно! Когда стрела летит – она поет песню смерти. Или любви. Это куда стрелять... У любви и смерти есть свои цвета и свои песни.

Вероятно, он выглядел глупо, потому что Тина хихикнула.

– Я не знаю, что сказать...

– Представьте себе, вчера мы с Людмилочкой ездили к гадалке!

«Надо мной потешаются», – подумал Сиур, с удивлением отмечая, что он не сердится.

– Серьезно?

– Не верите? Зря.

Потому что это правда. Ее зовут Виолетта Францевна, и она... ой, мы же обещали, что сегодня снова приедем! Мне надо позвонить, я совсем забыла...

Тина схватила было мобильник, но Сиур крепко взял ее за руку и заставил сесть на место.

– Подождите. Зачем вам сегодня снова ехать? Что за необходимость? У вас уплачено за сеанс с продолжением?

– Отпустите мою руку, – она потерла место, где остались следы его пальцев. – Мы хотели узнать... Людмилочка сказала, что меня тоже могут убить. Ерунда, конечно, но... Вот мы и поехали.

– Так что гадалка?

– Ничего. Мы ей пытались объяснить, зачем приехали. Она слушала невнимательно... Сидели вроде недолго, а оказалось, что уже стемнело. Дом у нее огромный и пустой. Живет она в нем одна...

– А телефон у нее есть?

– Должен быть... Но я номера не знаю. Она не дала! Правда, мы не просили...

– Жаль. Могли бы позвонить ей. По телефону она не гадает?

Тина не разделяла его сарказма. Она укоризненно посмотрела и покачала головой.

– Виолетта Францевна что-то говорила о предначертанном пути, о том, что ему нужно следовать, – я мало поняла...

– Вы бы лучше ко мне обратились. Этак бы и я вам погадал.

– Она попросила, чтобы мы сегодня опять приехали, и она нам самое главное скажет. А, вот еще что она сказала! «Символы Книги Тота отвечают на все вопросы»... и еще про странника, который плетется по пустыне с мешком. В мешке – знания, которые ему не помогают, ну вот он и... плетется к гибели... Я всю дорогу в электричке думала, что бы это значило.

Сиур ничего не понимал. Полная чепуха!

– Знаете что, Тина? Позвоните-ка на работу и возьмите отгул. Дадут?

– Вряд ли... Лучше я попрошу Людмилочку, чтобы она за меня поработала. Мы часто так делаем.

– Хорошо. Скажите ей, что вы не сможете сегодня поехать к гадалке.

– Мы толком не договорились...

– Вот и ладно. А к Виолетте... Францевне, – так, кажется? – вместо Людмилы поеду я. Согласны?

Сиур подумал, что ведет себя по меньшей мере... додумывать мысль о своем поведении до конца ему не хотелось. Уже по гадалкам начинает ездить. Однако внутренний голос подсказывал ему именно это, а внутреннему голосу он привык доверять.

– Я только съезжу на работу, улажу кое-какие дела, и вернусь за вами. Никому не открывайте. Смотрите в глазок, он именно для этого и предназначен. Никаких почтальонов, газовщиков и сантехников! Вы поняли?

– Да...

– Я быстро. Только туда и обратно.

Тина подошла к окну и стала ждать, когда он выйдет из подъезда. Ей было интересно и приятно смотреть на него. Она почувствовала горячий толчок в груди, когда Сиур легкой походкой вышел из дома и направился к машине...

Глава 12



Человек смахнул паутинку с ресниц, – укрываясь за стволом старого тополя, он смотрел вверх, на те самые окна, которые выходили во двор из квартиры Тины. Увидев выходящего из подъезда мужчину, он отвлекся и проводил его задумчивым взглядом. Проследив, как отъехала машина, он снова перевел взгляд на окна. Человек был собран и спокоен. Темная одежда, холодный и цепкий взгляд его не упускал ни одной детали.

Незнакомец уехал – человек запомнил номера «мазды» и теперь стоял в раздумье. Его заинтересовала машина, но и от дома ему уходить не хотелось. Поколебавшись, он все же остался. Солнце припекало, однако наблюдатель не покинул своего места.

Тина отошла от окна, плотнее задернула занавески. За окном шумели высоченные тополя, небо было ясное, яркое, – но вместо успокоения Тина почувствовала скрытую угрозу, исходящую от этого летнего дня, старых тополей, пестрого ковра света и тени на асфальте...

Сиур ехал привычным маршрутом, снедаемый тревогой. Эта новая тревога была ни на что не похожа. Шагая к машине, он ощутил ледяной холод, прокатившийся по позвоночнику. Ему захотелось обернуться в сторону тополиной аллеи... Разумеется, он сдержался.

Он объяснил себе это состояние как последствие его навязчивых снов и переключился на будущие задачи.

Дмитрий – правая рука Сиура, – обрадовался, увидев в офисе шефа. Они были знакомы много лет. Сначала пересекались их профессиональные интересы, а потом, когда оба стали работать в сфере охраны, они по-настоящему подружились. Уважение и абсолютное доверие друг к другу, понимание с полуслова и глубокая взаимная симпатия связали их накрепко.

– Неважно выглядишь. Не выспался? – широко улыбаясь, Дима отвернулся от экрана компьютера и откинулся на спинку кресла. – Выполняю твое задание. Чем тебя заинтересовал этот парень? Обычный, ничем не примечательный клерк: не привлекался, не замечен, не состоял, морально устойчив, женат, в порочащих связях не замечен. Заурядный обыватель, служит в коммерческом банке. Воспитывался в детдоме, где-то в глубинке, – женился на москвичке. У нее тут квартира. А сам сирота. Родители погибли. Родственников никого. Ты говорил, он чей-то племянник? Если и так, то внучатый, наверное. Я еще поработаю, может, что и выплывет. Зачем он тебе нужен?

– Ты не поверишь...

– Тебе Вера звонила. Ты что, трубу выключил? По-моему, она рассержена. Голос у нее был оч-чень недовольный.

– Что? – Сиур рассеянно пересматривал бумаги на своем столе.

– Вера, говорю, тебе звонила и сердилась...

– А... понял. Это ее проблемы.

Дима удивленно глянул на шефа, повернулся на своем стуле и продолжил щелкать клавишами, глядя на экран компьютера.

Сиур отодвинул бумаги. Казалось, за ним кто-то наблюдает. Паранойя! Он посмотрел в окно – привычная картина: ворота, вымощенные плиткой дорожки, подстриженная трава, декоративные деревца. Никого...

Он потер рукой лоб. Только сейчас до него по-настоящему дошел смысл сказанного товарищем: звонила Вера и она обижена. Оказывается, его это совершенно не трогает. Ну вообще никак.

Он обещал Тине быстро вернуться, а нужно было еще подъехать к дому убитого старика, поговорить с подростками или еще с кем-нибудь, если повезет. В таких делах не знаешь, где найдешь.

– Димон, мне надо съездить в одно место... а потом еще в одно место, – засмеялся Сиур. – Будут меня спрашивать, скажи, по делам службы. Если не успею вернуться, увидимся завтра.

– Поехать с тобой?

Дмитрий слишком хорошо знал друга, чтобы заметить напряженные нотки в его голосе.

– Да нет, я должен сделать это сам.

– Ладно, поезжай. Я тут сам справлюсь. Можешь быть спокоен.

Сиур выехал из ворот и сразу повернул на проспект. Как назло, попал в пробку. Стоя в длинной веренице машин, думал о Тине. Его жизнь отныне заполнена не только ее присутствием, но и ее отсутствием. Он закинул руки за голову и потянулся. Кажется, машины впереди тронулись.

Запищал телефон – наверное, это Вера. Он не стал отвечать. Вера – красивая женщина. Очень красивая. Разве не было у них сладких, умопомрачительных ночей? Разве их не тянуло друг к другу? Чего-то, наверное, не хватало для того, чтобы чувственность переросла в любовь. Дрожь плоти и замирание сердца – разные вещи...

Водитель стоявшей перед ним «хонды» высунулся в окно и, заглядывая вперед, громко выругался. Сзади отчаянно сигналили автомобили. Поток машин тронулся. Сиур поспешно нажал на газ...

Вот и знакомый двор. Скамейки в тени деревьев, пустая песочница. Он огляделся – подростков нигде не видно. Может, бутылку распивают в кустах? На наркоманов они не похожи. Просто разгильдяи – сам был таким в их возрасте.

Сиур оставил машину в облюбованном им тупичке и направился во двор. Прислонившись к стволу липы, достал сигареты и закурил.

– Витька-а! – раздалось из окна на первом этаже. – Витька-а! Иди сюда!

– Ну, чего тебе?

Из кустов высунулся долговязый парень в шортах и черной футболке. Голова его по-модному была повязана пестрым платком.

– Иди скорее! Глянь, что с проклятым телевизором! Опять какие-то полосы идут, а сейчас мой сериал начнется...

– Я сейчас, пацаны. Пойду настрою бабке телевизор, а то будет блажить. Совсем свихнулась со своим «мылом» – если не посмотрит, как с цепи срывается!

Он зашагал к подъезду, бормоча ругательства. Крикнул в сторону окна:

– Иду, иду, не ори!

Парень был тот самый, которого Сиур видел во время приезда криминалистов.

«Пацаны» тоже вылезли из кустов. Вяло переговариваясь, переминаясь с ноги на ногу, они поглядывали в сторону подъезда. Их разморило от жары, хотелось курить, а денег на сигареты не было. Вычислить все это не составляло труда, и Сиур нащупал в кармане пачку «Мальборо», радуясь, что она почти полная.

– Привет, Витек! – он протянул вышедшему из подъезда парню руку.

Тот нерешительно пожал ее, вспоминая, откуда его знает этот, судя по всему, крутой мужик. Такого знакомого иметь было лестно. Витек метнул взгляд в сторону приятелей, которые глазели на происходящее.

– Угощайтесь, мужики!

Сиур протянул ребятам сигареты, отметил, какими взглядами они обменялись, увидев его часы, зажигалку. Он понял, что может спрашивать их о чем угодно. Витек не стал выяснять, откуда они знакомы, посчитав, что для его авторитета такое знакомство только на руку. Пацаны с восхищением рассматривали мускулатуру нового знакомого и наслаждались курением.

– Скучаете?

– Да...

Друзья Витька имели все признаки отсутствия интеллекта, и поддерживать разговор было для них делом непосильным. Им хотелось еще курить, но Сиур решил предложить им еще сигарет только после ответов на интересующие его вопросы.

– Это в вашем доме старичка убили?

– Убили? – Подростки с недоумением переглянулись.

– Ну вот, Толян, я же говорил, типа замочили деда, а вы смеялись! – Витек ткнул пальцем в грудь тощего рыжего паренька. – Особенно ты. Я говорил, странно все, блин! Мужик тот черный... и подвал. А потом деда... – он выразительно чиркнул ребром ладони по горлу. – А вы смеялись.

– Что же ты ментам про это не рассказал? – третий парень, в спортивных штанах, загоготал, тряся немытыми патлами. – Они бы тебе премию дали!

– Постой, Витек, что ты сказал? Что за мужик? – Сиур протянул долговязому сигареты. Тот взял три – одну себе и две приятелям. Новый друг над ним не смеялся, а, напротив, проявлял интерес.

– Ну странный типа мужик – весь в черном, фейс никакой – глаза пустые. Как будто он уже «отъехал». Ну да. Я шел, смотрю – стоит. Кто такой, думаю? А когда спиной к нему повернулся, меня даже пот прошиб. Не знаю почему. Как в детстве, когда страшилки рассказывали, и такая типа жуть возьмет, что от собственной тени шарахаешься. Я потом еще пару раз его видел. Старикан редко выходил... за хлебом или еще за чем, – а этот мужик как будто поджидал его. Дед подслеповатый, у него еще очки такие прикольные, – умора! Вот он этого странного мужика типа не заметил, а только, когда шел, все время оглядывался. Нервно так...

Сиур одобрительно похлопал парня по плечу.

– А ты наблюдательный.

– Ну да. Бабка говорит, у меня глаз – алмаз. Я сразу мужика этого приметил. Один раз дождь лил как из ведра, а он стоял и смотрел из-за ствола липы. Хоть бы типа воротник поднял... Тут как раз бабкин сериал начинался, вот, а я все стоял за портьерой и глядел на него. Он как просек, блин... глянул прямо мне в глаза, аж мороз по коже! Не в глаза, конечно, он меня видеть типа не мог. Все равно страшно стало!

– И долго он так стоял?

– Ну... – Витек пожал плечами. – Стоял, стоял, а потом типа в подъезд вошел. Меня тут такое любопытство разобрало, я к двери подкрался и стал в глазок смотреть. У нас лампочка слабо горит, блин, ничего не разглядишь. Тень промелькнула, и все... Я ждал, когда он обратно на улицу выйдет. А он не вышел! Испарился...

Приятели Витька больше не смеялись, а слушали, открыв рты.

– Так куда он делся? Правда, что ли, исчез? – рыжий паренек оглянулся в сторону парадного.

– Не знаю... У нас справа, под лестницей, что-то типа кладовки. А в кладовке дверь в подвал. Маленькая такая, низенькая и полукруглая. Я ее, честно, раньше даже не замечал. Может, он в подвал зашел?

– Клевый подвал, – подросток в спортивных штанах выбросил окурок и сплюнул. – Я, когда маленький был, хотел с пацанами туда залезть, так меня отец выпорол. Сказал, что в этот подвал можно зайти и не выйти. А почему, не объяснил.

– Ну! Я потом бабку спросил про подвал. Она здесь давно живет. Я раньше жил с родителями в Маленковке, а потом, когда они меня типа доставать стали, переехал к бабке. И ей хорошо, и мне. Так бабка мне сказала, что дворник однажды зачем-то в подвал спустился, да так и не вышел оттуда. Его потом вроде искали. Решили, что он спьяну заблудился. Не нашли! Говорят, там раньше погреба какие-то были. С тех пор дверь в подвал забили. Просто так не откроешь. И слава худая пошла... В соседнем доме похожий подвал есть, так там бомжи живут. А в нашем даже бомжи никогда не ночуют! Если типа бомжи не ночуют, что-то нечисто, точно...

Витек прочистил внезапно охрипшее горло и добавил:

– Раз я ночью услышал, как коты дерутся, и выглянул, думал, там типа наш Пушок. Смотрю наверх – кто-то стоит у двери старикана и ухо приложил – будто подслушивает. А чего ночью подслушивать? Спят ведь все.

Сиур протянул Витьку пачку с оставшимися сигаретами.

– Угости друзей. А мне пора. Пока, ребята, увидимся.

– Ага...

Парень озадаченно почесал затылок. Переглянулся с приятелями. Долго думать они не умели. А думать о чем-то непонятном – тем более. Поэтому компания отправилась обратно в кусты, на ходу прикуривая. Рыжий Толян спросил, лениво потягиваясь:

– Что за мужик, Витька, мент, что ли? Чего это он все расспрашивал?

– Не-е... не похож на мента. Я его и знаю типа всего ничего. Так, сигаретами угощает иногда...

Почти сразу о разговоре забыли. Перешли на привычную тему – сколько не хватает на бутылку и где взять...

Сиур тем временем ехал к Тине. Он взял одной рукой телефон и позвонил, – несколько длинных гудков, пока она не взяла трубку, показались ему вечностью...

Глава 13



Поиски счастья – погоня за вечно бегущей тенью. Воспоминания... ожидания... Сам же момент счастья неуловим. У Тины было свое понятие о счастье.

Она вздохнула и посмотрела на портрет Евлалии. Скандально знаменитая примадонна купалась в обожании зрителей, ловила тысячи прикованных к себе восхищенных взглядов... Была ли счастлива эта женщина – несомненно, талантливая, одаренная дивным голосом, красотой, вдохновением?..

Зазвонил телефон.

– Я уже подъезжаю... – сказал Сиур.

– Да, я готова! – Она глупо улыбалась, глядя на себя в зеркало. Это было счастье. Просто слышать его голос по телефону.

– Не открывайте, пока не посмотрите в глазок.

– Конечно...

Она положила трубку и снова посмотрела на себя в зеркало. В светлой футболке и темных брюках из хлопка, с небрежно собранными на затылке волосами, сверкающими глазищами, она показалась себе необыкновенно красивой. Что-то новое появилось во всей ее стройной фигуре, выражении лица, во всем ее облике.

Тина подкрасила губы розовой французской помадой, которую Людмилочка подарила ей на день рождения и которой она ни разу еще не пользовалась.

– Кажется, я «чищу перышки»!

Так они с подругой называли те редкие моменты, когда им хотелось нравиться.

Звонок в дверь заставил ее поспешно схватить сумку и на цыпочках подойти к глазку. Это Сиур! Она открыла и... попала прямо в крепкие мужские объятия.

– Вы что?!

Он тут же разжал руки и примирительно поднял их вверх, насмешливо глядя на нее. Простая одежда, под футболкой, похоже, ничего больше нет... плетеные туфли надеты на босу ногу... Ему показалось, где-то он уже видел плетеные туфельки, узкие ступни с крашеными ногтями, когда-то уже любил их, был готов идти по следам этих легких ног, не рассуждая, не раздумывая...

– Что вы уставились?

«Можно подумать, я женских ног не видел! – укорил себя Сиур. – И что в них такого? Ноги самые обыкновенные...»

Жаркая волна поднялась к горлу, затем опустилась вниз. Он машинально нащупал сигареты в кармане джинсов, опомнился, убрал руку, поморщившись от досады на себя.

Они молча вышли из квартиры. Сиур взял ее сумку. Так же молча подошли к машине, он открыл ей дверцу, бросил сумку на заднее сиденье и сел за руль.

– Когда мы вернемся?

– Думаю, к вечеру, если все будет хорошо.

– Что вы имеете в виду?

– Непредвиденные обстоятельства. – Сиур оглядывался, выезжая на шоссе. Он уже пожалел, что у него вырвалась эта фраза. – Мало ли...

Тина бросила на него тревожный взгляд.

– Вы обещали что-то узнать. Узнали?

– Вся информация о вашем Альберте Михайловиче... просачивается сквозь пальцы, как вода. Не ухватишься! Единственная зацепка – это племянник. Он действительно существует. Будем надеяться, что хоть с этим персонажем все в порядке.

То, что говорил Сиур, вызывало тревогу, но ей было так хорошо ехать с ним в машине, смотреть на бегущую под колеса ленту асфальта, мелькающие по бокам дачные домики, зеленые деревья. Хотелось, чтобы эта дорога никогда не кончилась.

– Кстати, у антиквара была сестра?

– Он мне ничего не говорил о сестре...

– Откуда тогда племянник? Да еще с другой фамилией? И почему он воспитывался в детском доме, имея вполне обеспеченного дядюшку?

Тина только развела руками. Родственные отношения складываются по-разному.

В поселке она показала, по какой дороге они в прошлый раз шли к загадочной вдове.

– Если вы будете ехать помедленнее, я смогу узнать дом. Вчера Людмилочка меня вела... Я не очень хорошо ориентируюсь, могу заблудиться в трех соснах. – Она внимательно смотрела по сторонам. – Вот, кажется, мы проходили мимо этого дома.

Она показала на деревянный домик с резьбой, выкрашенный в голубой цвет. Высокий шпиль на крыше и увитая плющом веранда придавали дому особый колорит праздной дачной жизни, куда едут отдыхать, пить по вечерам чай на воздухе, под деревьями, валяться с книгой в гамаке... Ах, как удивительно хороша все-таки может быть жизнь!

– Куда дальше?

Тина опомнилась – ей уже было пригрезились гусары, гитары, дачная любовь, антоновские яблоки...

– Вот акация, по-моему... да, вот за этими зарослями акации колодец, потом поворот... Тут уже совсем близко.

– Близко? Тогда, пожалуй, оставим машину здесь...

Сиур увидел большую березу и припарковался в ее тени. Вокруг никого не было – дачники либо на речке, либо в домике. Солнце стояло высоко. Трещали сороки, где-то постукивал дятел, жужжали пчелы... над душистым цветочным ковром порхали бабочки.

Тина с удовольствием подставила лицо солнышку. Под тонкой футболкой обозначились мягкие округлости груди, волосы рассыпались. Она забыла обо всем, присев на корточки к земляничному кустику и по-детски радуясь найденным ягодкам... Сиур вздохнул и, наклонившись, подал ей руку.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное