Наталья Никольская.

Смерть в подарок

(страница 3 из 13)

скачать книгу бесплатно

– Что пришло в вашу гениальную голову?

– Я у Ольги то телефончик один взяла.

– Какой именно? Говорите, баба Дуся, вечно все из вас клещами вытягивать приходится. Ужас какой-то, – стал сердиться Костиков.

– Я вот что подумала. Нам надо бы на работе побывать у Кутузова. На его бывшей работе. А так как сейчас праздники и никто не работает, я у Ольги телефончик секретаря Кутузовского спросила. Уж кто-кто, а секретарь всегда в курсе дела должен быть. И, вероятно, она многое знает. С ней и надо сперва-наперво поговорить.

Игорь хлопнул себя по лбу.

– А я уже думал, что раньше четвертого числа ничего с места не сдвинется. А ведь на самом деле – чего проще, надо звонить секретарю и разговаривать. Это она? Я имею в виду, секретарь – женщина?

– Да, – баба Дуся стала рыться в кармане своего фартука. Потом достала мятую бумажку. – Вот телефончик. Нелли Николаевна. И поехать тебе лучше одному.

– Это почему же? – вмешалась Ирина. – Я тоже могу с ним поехать.

– Можешь, никто не спорит, – согласилась бабуся, – да только женщине сподручнее беседовать с мужчиной, и особенно, если он без всякого сопровождения. Да ты, милая, не волнуйся. Никуда Игорек от тебя не денется. Он у нас не бабник какой. На удочку не попадется, если что.

– Хорошо вам говорить, – немного обиделась Ира.

– Перестань. Ты же меня прекрасно знаешь. Мне, кроме тебя никто не нужен. Ну что? – Игорь потер руки, – я думаю, еще не поздно позвонить ей. Быть может, мы прямо сегодня и встретимся. Что время-то тянуть?

– Звони, звони, милок, – закивала баба Дуся.

Костиков позвонил и договорился встретиться с Нелли Николаевной прямо сегодня. Она пригласила его домой. Игорь не сказал ей причину, обещал все сообщить при личной встрече, но уточнил, что это очень важно.

Ирина пошла принимать ванну, чтобы как то скрасить время ожидания. Игорь оделся и поехал на встречу.

На своей машине ехать было нельзя, потому что сегодня Игорь успел немного выпить вина. И хоть чувствовал он себя превосходно, но рисковать не стал. Костиков поймал частника и через тридцать минут был у нужного дома.

Дверь открыла очень симпатичная женщина с черными длинными волосами, стянутыми в хвост. Было заметно, что она тщательно приготовилась к визиту незнакомого мужчины. У нее был тщательный макияж, который, впрочем, в глаза не бросался. Домашний халатик был в отличном состоянии – в общем весь вид свидетельствовал о том, что женщина со вкусом и постоянно следит за собой.

– Вы Костиков Игорь?

– Совершенно верно, а вы – Нелли? – Игорь прошел в квартиру.

– Присаживайтесь сюда. Разговор долгий?

– И не очень приятный, – кивнул Игорь.

– Кофе, чай?

– На ваше усмотрение.

Нелли вышла и через минуту вошла с подносом в руках, на котором были красиво расставлены чашки, сахарница и вазочка с печеньем. Костиков понял, что она не только сама приготовилась, но и заранее согрела воду. От такого внимания ему стало очень приятно.

– У меня не очень хорошие новости, – сказал Игорь, – если выражаться точнее, то совсем плохие.

– Что-нибудь случилось?

– Дело в том, что тридцать первого числа, то есть вчера в своей квартире был убит ваш начальник Кутузов Иван Федорович.

– Как? – лицо женщины преобразилось.

Хорошо, что она уже успела поставить поднос на стол.

не исключено, что она бы его уронила, так она была ошарашена этой новостью.

– Убили ударом тупого предмета по голове.

– Не может быть. Как убили? Кто? – засыпала вопросами Нелли.

– Убийца пока не найден, – Игорю все больше нравилась эта женщина. От выражения горя ее лицо стало еще прекраснее.

«Хорошо, что Иры здесь нет, – подумал Игорь, – если бы она увидела эту Нелли, то обязательно стала ревновать».

– За что же? – женщина села, при этом халат немного распахнулся и оголил ногу, но Нелли этого не замечала или делала вид, что ничего не произошло.

– Пока еще ничего не ясно, – стал рассказывать Игорь, – убили его, причем, сковородкой. По голове стукнули. Вещи, кажется, все на месте. По крайней мере, Ольга – дочь Кутузова смотрела, сказала, что все ценное в доме.

– Тогда за что? – Нелли встала и снова вышла на кухню.

Затем вернулась с бутылкой коньяка и двумя маленькими рюмочками.

– Если вы не возражаете, я бы хотела немного выпить.

– Да, конечно. Я понимаю, вам тяжело, но мне все-таки хочется попросить вас, чтобы вы рассказали мне о своем начальнике. Что он был за человек? Есть ли у него враги или недоброжелатели?

Женщина плеснула в рюмки коньяку, подала одну Костикову, села на диван, залпом выпила и стала рассказывать.

– Человек он был очень хороший. Я работала с ним не один год, точнее около четырех лет и ни разу мне не пришлось об этом пожалеть. И ко мне Иван Федорович относился замечательно. Если и повышал голос, то только в случаях, когда это действительно было необходимо.

– Он со всеми хорошо общался? – спросил Игорь, немного отпив коньяка.

– Да. Человек он был такой. Боже, как странно говорить – был. Я никак не могу поверить в то, что теперь его не стало. Что могло произойти? – на глазах женщины появились слезы. – Ни за что бы не подумала, что он может кому то мешать. К нему так часто обращались за помощью. Иван никому не отказывал.

– Извините за бестактный вопрос, вы сейчас обронили «Иван». У вас были такие доверительные отношения? – полюбопытствовал Игорь.

– Вы хотите сказать, были ли мы любовниками?

– А вы были?

– Нет. Хотя честно вам скажу, я очень любила Ивана Федоровича. Несмотря на свои годы, выглядел он просто замечательно. Прекрасно сложен, симпатичный, деловой мужчина. Но у нас с ним ничего не было. Он относился ко мне, как к дочери. Он понимал, что у меня к нему несколько другие чувства, но не воспользовался этим.

– А что вы можете сказать об его отношениях с Ольгой?

– Ее он тоже любил. Я никогда не встречала таких заботливых отцов. Она последнее время жила одна, но он все равно каждый день звонил ей, интересовался как у нее дела и помогал во всем, чем мог.

– А она как? Вы извините, что я спрашиваю. Просто я сейчас расследую это дело частным образом. Меня дочь Кутузова наняла и мне надо знать как можно больше. Обо всем, – веско добавил Костиков.

– Я все понимаю. Могу вам сказать, что Олю несколько напрягала заботливость отца, чрезмерная, я бы сказала, заботливость. Они иногда ссорились по этому поводу, но никогда дело не доходило до разрыва. Она хорошая девушка. Кстати, по завещанию все имущество Ивана достается именно ей. А это немало. Квартира, гараж, загородный дом на берегу Волги, машина и многое другое.

– Вы были в курсе всех дел Ивана Федоровича?

– Я думаю, что да. Хотя, кто знает, быть может, он что то и скрывал от меня. Но его завещание я видела, поэтому знаю.

– А вам что-нибудь Кутузов оставил? – Костиков сделал невинный взгляд.

– По завещанию ничего, – опустила глаза Нелли, – он делал мне подарки, а так ничего, – повторила она.

– А можно спросить вас о том, где вы провели праздничную новогоднюю ночь?

– То есть вы хотите спросить, есть ли у меня алиби? – Нелли встала и налила себе еще коньяка. – Да есть. Я отмечала праздник со своей семьей. То есть своей семьи нет, я не замужем. Я была у родителей. Так что можете проверить.

– А по вашему мнению, дочь не могла желать смерти отцу? – осторожно спросил Игорь.

– Нет, что вы! Она очень хорошая и добрая. Даже не думайте об этом.

– Ладно. Может еще что вспомните, тогда звоните мне, – Костиков встал, давая понять, что собирается домой.

– Может еще посидите, – предложила Нелли, – я теперь долго, наверное, не усну. Вы такую новость принесли.

– Да нет, пойду. Время уже много. Вы звоните если что. Вас, кстати, потом на работе можно будет найти?

– Уж и не знаю. Директор сменится, оставит он меня или нет. Это еще неизвестно.

– Понятно. Ну, до свидания.

Игорь встал, попрощался и вышел за дверь. Стоя у дороги и голосуя, Костиков думал о том, что есть еще на белом свете приятные добропорядочные женщины. И как будет жаль, если ее лишат работы. Вот так бывает. Не станет одного человека, а отразится это на многих других.

* * *

– Ну как? – с порога спросила Ирина, – поговорил? Рассказывай, что за секретарша?

– Поговорил.

Игорь снял пальто и повесил его на вешалку. Потом сел на маленький стульчик и стал стягивать сапоги.

– Что говорит? – Ира стояла возле него и пристально заглядывала в глаза.

– Я так понял, что женщина она хорошая. Она очень расстроилась, когда узнала про смерть своего директора. Теперь даже работы лишиться может. Ну а больше – ничего нового. Кутузов, по ее мнению, человек был неконфликтный, врагов открытых не имел, скандалов не устраивал. Все завещал Ольге.

– Она все знает?

– Она его любила.

– Даже так. Значит, любовница. Это уже подозрительно, – задумалась Ира.

– Нет, они не были таковыми. Он к ней, как к дочери относился. Грань не переступал.

– Какое геройство. Знаешь, если женщина захочет, то ни один нормальный мужик не сможет ей отказать, – с видом знатока сказала Ирина.

– Ты для меня просто Америку открываешь, дорогая. Я и не знал, что все зависит от вас.

– Знай, милый и всегда учитывай. Так что эта Нелли Николаевна спокойно могла тебя вокруг пальца обвести. Ты же у меня глупый, доверчивый.

– Это точно, – в коридоре появилась бабуся. Возможно, она уже и давно тут стояла и все слышала. – Нельзя бабам доверять. Вот если ты ее давно знаешь, еще тогда как-нибудь и то с опаской.

– Налетели, – засмеялся Игорь, – раскудахтались.

– Тебя уму разуму учат, а ты все недоволен, – сказала баба Дуся, – время то много, там уже вовсю песня года идет, праздничная программа, а ты все сидишь здесь.

Костиков встал и поплелся к себе в кабинет. Там он сел на диван и стал раскуривать трубку. Он хотел все обдумать, что узнал за сегодняшний день. Обдумать и сделать хотя бы первоначальные выводы.

Из всего выходит, что смерть Кутузова пока что выгодна только его дочери. Но баба Дуся, и Нелли собственно тоже, утверждают, что этого она сделать не могла. К тому же Ольга не все хочет рассказывать. Но она же наняла Игоря, значит заинтересована в том, чтобы убийцу нашли. Значит, это не она.

С другой стороны, убийца явно знает Ольгу, раз воспользовался ее именем, чтобы пригласить деда мороза. Видимо, хочет ее подставить. А кому это надо? Неплохо бы узнать, кто получит наследство в случае, если Ольгу посадят, к примеру. А как это узнать? Только у нотариуса, а присутствии которого это завещание было написано. А сейчас праздничные дни. Все организации откроются только четвертого числа. До этого обращаться бесполезно.

А что пока можно сделать в эти дни, чтобы не терять времени? Игорь думал, думал, но ничего толкового так на ум и не пришло.

Он пошел в зал, где его любимые женщины смотрели телевизор, боясь побеспокоить его. По ящику пели песни, отплясывали, шутили – все говорило о том, что наступил праздник и все забыли про свои проблемы.

Игорь тоже решил хотя бы сегодня больше не думать об убийстве, а отдохнуть. Он сел на кресло и уставился в экран. Но как это ни странно, в голове все равно крутились мысли именно о Кутузове, о его жизни, о его отношениях с дочерью и своей секретаршей и о многом другом.

– Пошли спать, – загадочно сказала Ира, – тебе отдохнуть надо и отвлечься.

– Ты мне отдых обещаешь, – принял ее игру Костиков.

– Еще какой, тебе понравится.

– Отказаться не могу, – Игорь встал, обнял Ирину и повел ее в спальню.

Глава 5

Евдокия Тимофеевна спать долго не привыкла. Она считала, что отдохнуть у нее еще будет возможность, а пока надо пользоваться тем, что ноги ходят, руки делают, голова думает.

С утра она отправилась в тот дом, где жила Ольга. Баба Дуся еще и вчера была у нее, но сегодня шла не к ней, а к соседям.

Старушку беспокоило то обстоятельство, что Оля, по ее мнению, не все ей про себя рассказала. Уж как ее вчера баба Дуся обрабатывала. И к чаю пирожные принесла, и вина с ней выпила, но та все равно отвечала односложно и все больше отмалчивалась.

Но мнение бабы Дуси не изменилось. Она считала, что эта молодая женщина не может желать смерти собственному отцу. Уж в людях Евдокия Тимофеевна разбиралась. И никогда ее интуиция не подводила бабусю.

Евдокия Тимофеевна позвонила в дверь соседей Ольги.

– Здравствуйте, – прикинулась глупенькой бабуся, – я вот пришла к вам покалякать по-соседски.

Пожилая женщина, открывшая дверь посмотрела на бабу Дусю непонимающими и подозрительными глазами и ничего не сказала.

– Я знаете ли дальняя родственница Оли, соседки вашей. Хочу вот спросить вас, как она тут поживает. Мне то ничего рассказывать не хочет, говорит, хорошо, да хорошо. Но я вижу, что тяжело у нее на душе. Может, вы что знаете. Да и просто.

– Проходите, как зовут вас, – женщина оттаяла, увидев доброе старушечье лицо, просящее помощи. Тем более, что нет такой женщины, которая не любит поговорить о жизни. Особенно, если у этой женщины нет других интересов и своей личной жизни. Тут, видимо, был именно такой случай.

– Я баба Дуся. Можете так меня называть, – Евдокия Тимофеевна осторожно прошла, – только прошу вас, не говорите Оленьке о том, что я к вам наведывалась. Заругает она меня, как пить дать, заругает.

– Ну, конечно, не волнуйтесь, идемте на кухню, чаю выпьем.

– Я тут в магазинчике вашем и печенье купила. Как раз пригодятся.

Женщина усадила бабусю на табуреточку, поставила чайник и села напротив.

– Да, тяжело Оле-то, – сказала она, – отца-то убили.

– Да, горе у нас горе. Такой был Иван, племянничек мой, хороший, но вот так получилось. Я вот старая ноги передвигаю, а он, родимый… – баба Дуся отерла платком глаза. – И Оля замкнулась. Не знаю, что и делать.

– И не говорите, с этой молодежью замучаешься. Вон у меня дочь, примерно такого же возраста. Все носится где-то. Замуж никак не выйдет. Что интересно – и не собирается. все мужики, говорит, гады. Лучше жить одной – проблем меньше.

– У вас дочь, как зовут, – проявила интерес бабуся.

– Валя. Непутевая она.

В этот момент на кухню как раз вошла Валя.

– Может хватит про меня всякие гадости говорить, – резким тоном произнесла она.

– Да это вот Олина, соседки нашей, родственница. Сидим, разговариваем, – стала оправдываться мать.

– Уж ты тогда и про ее хахаля расскажи, чтобы не одна я такая непутевая была. Пусть все знает.

– Какого такого хахаля. Мне Оля сказала, что нет у нее никого, – заохала баба Дуся.

– А вы верьте ей больше, она вам и не такого расскажет. Стыдно, поди, – Валентина взяла со стола печенье и ушла в комнату.

– Это кто ж такой? – спросила бабуся у женщины. – Вы уж мне поведайте, кто это крутится возле моей Оленьки?

– Я и не знаю, правду сказать, – ответила та. – Жил раньше с ней тип какой-то, но теперь уже его нет.

– Куда делся? Что за тип?

– Валька говорит, что муж, но не знаю.

– Так она замуж вышла и мне ничего не сказала, – стала деланно возмущаться бабуся, – ну, прохвостка.

– Вы уж особенно на нее не давите, ей с этим мужиком тяжело было, вот она, наверное, и молчит.

– Почему?

– Так они такие скандалы устраивали, что стены тряслись. Мне даже страшно за нее было. Бил он ее, видимо.

– Да вы что? Бедная девочка. А сейчас что нет его?

– Давно уже не слышно, – женщина подлила еще чаю, – а так ничего плохого про вашу Олю не скажу. Человек она аккуратный, не ссорится, поможет, если надо. Просто не повезло с мужиком.

– Да, – призадумалась Евдокия Тимофеевна, – ну что ж, спасибо за гостеприимство, пойду.

– Вы, если что, заходите. Всегда рады будем, – женщина проводила бабу Дусю до двери. – Только не говорите, что это мы про нее рассказали вам. Все Валя, не может язык за зубами держать. Уж ляпнет, так ляпнет.

– До свидания.

Баба Дуся тут же позвонила в дверь к Оле. Та была дома и, впрочем, не очень удивилась приходу старушки. Баба Дуся умела произвести хорошее впечатление, и ее всегда рады были видеть.

– Снова вы, проходите, – сказала Ольга.

– Я, вот решила поговорить с тобой еще разочек.

Кутузова немного округлила глаза, ведь они только вчера разговаривали и довольно много, но все-таки решила удивления своего не показывать. Она помогла раздеться бабе Дусе и проводила ее в комнату.

– Говорить можно бесконечно, – тихо сказала Ольга, – но ведь толку от этого никакого. Никому это не поможет и не спасет. Все уже случилось, – женщина, видно, снова вспомнила про отца и на глазах у нее появились слезы.

– Спасти его мы и правда не сможем, но ведь нам еще и убийцу его найти надобно. Если мы все скрывать и молчать будем, то этот человек так и будет ходить на свободе. Он будет радоваться тому, что сумел всех нас перехитрить. А потом, глядишь, ему еще чего-нибудь захочется. Раз все так безнаказанно для него прошло. И сама подумай, – говорила бабуся, заглядывая в глаза, – тот, кто убил твоего отца этим убийством какую-то цель преследовал. Ведь не просто так, для развлечения он сделал это. Видно, что-то требовалось. И раз он на это надеялся, то видно так и будет. А потом кто знает… Может, у него далеко идущие цели. Вот нам и надо все хорошенько выяснить, все узнать, разузнать, чтобы сопоставить все и, как говорится, выводы сделать.

– Но ведь я не против, – удивленно сказала Оля, – что вы меня теперь уговариваете. Я что знала, все вам передала. А больше мне нечего вам рассказать.

– Ты Есенина читала? – спросила Евдокия Тимофеевна.

– А он тут при чем? – не поняла Кутузова.

– Как причем? Помнишь, он писал, что «лицом к лицу – лица не увидать. Большое видится на расстоянии».

– И что? Вы, бабуся, меня глупостями не беспокойте. Что вы мне тут стихи сейчас читать будете? – начала злиться Оля, потому что решительно не понимала, куда клонит эта бабуся.

– Я тебе про что толкую. Вот тебе, например, кажется, что то, что ты знаешь никакого отношения к делу не имеет. А ведь так и ошибиться недолго. Ты, допустим, думаешь, что знаешь об этом очень хорошо, слишком хорошо, я бы сказала. И считаешь, что тебе все известно. А как раз это и опасно. «Большое видится на расстоянии». Правильно говорил поэт этот. Ты вот мне про это расскажи. Вдруг я и увижу то, чего ты разглядеть не можешь. Или не хочешь.

– О чем это вы? Что-то я вас совсем не понимаю.

– Подумай, Оля, подумай. Может, ты мне не все рассказала. Мне вот кажется, что ты что-то не договариваешь. А мне надо знать все, чтобы найти того, кто отца твоего убил.

– Хватит, вы меня совсем измучили, – У Ольги началась истерика. Она стала рыдать и ходить по комнате взад-вперед. – Вы в чем то меня подозреваете? Так и скажите!

– Ну что ты, девочка, успокойся. Я не думаю, что ты виновата в смерти отца. Просто я считаю, что ты мне не все рассказала, что знаешь, а это может быть очень важным.

Кутузова закрыла лицо руками и продолжала ходить.

– Боже, как я устала. Если бы только знали, как я устала. У меня не жизнь – сплошные неудачи. Мне нигде и ни в чем не везет. И отец мне многого не разрешал, и потом… Я ведь вышла замуж без его ведома.

– Перестань плакать. Не ты одна на свете мучаешься. Подумай, ведь есть люди, которым гораздо хуже, чем тебе. Успокойся. Нельзя так относиться ко всему. Ты красивая, здоровая женщина. У тебя все впереди. Сядь и расскажи мне, что у тебя вышло. Сядь, – настаивала баба Дуся.

Наконец, Оля села, посмотрела заплаканными глазами на Евдокию Тимофеевну, подумала и начала рассказывать.

– Вы правы, и как только вам это удалось понять – не знаю. Я, действительно, вам рассказала далеко не все, что со мною происходит. Дело в том, что я вышла замуж. Это случилось полтора года назад. Он был таким хорошим, добрым, внимательным. Он так меня любил, и я его тоже. Но…

– Не торопись только и ничего не пропусти. Все, что ты мне сейчас скажешь очень важно.

– Я познакомилась с Николаем в театре. Так странно было видеть одинокого мужчину и в театре. Это мне сразу и понравилось. Потом мы еще встречались, а затем он сделал мне предложение. Я прекрасно понимала, что сказать отцу о том, что я выхожу замуж было равносильно тому, что подписаться на мучения. Во-первых, он был бы сразу против, даже совершенно не зная человека. Я, конечно бы, продолжала настаивать и тогда он бы захотел убедить меня в том, что мой выбор меня не достоин. И у него бы получилось. Я думаю, что он все равно нашел бы, как опозорить в моих глазах Николая. Если бы даже ничего не было, то он придумал бы.

– Неужели он так не хотел, чтобы ты была счастлива? – спросила баба Дуся.

– Он просто счастье понимал на свой манер. Ему казалось, что любой мужчина будет мною только пользоваться. Он считал, что меня полюбить просто так невозможно, и почти мне внушил эту мысль. И когда я встретила Колю, то поняла, что только тайно, иначе мне не жить спокойно.

– И вы поженились тайно ото всех?

– Да. Мы расписались и стали жить в моем доме. К счастью отец не любил приезжать ко мне домой, но постоянно звонил и знавал как мои дела.

– И вам удалось жить полтора года с мужчиной, а Иван Федорович ничего не знал? – Евдокие Тимофеевне было трудно это понять.

– Представьте себе. Николай никогда не брал трубку телефона, никогда особо не выделялся, только совсем недавно он изменился.

– Что случилось?

– Он стал пить. Это просто ужасно. Уж не знаю, что его не устраивало, только он часто стал приходить пьяным и устраивать разборки.

– Что же он говорил? – полюбопытствовала бабуся.

– Он говорил, что ему надоело так жить. Что он хочет, чтобы у нас все было как у людей, а не как в мексиканском телеромане. Я понимала, что так будет невозможно и просила его еще немного потерпеть. Коля злился и пил дальше.

– Может вам надо было с отцом поговорить? На самом деле, не каждый может выдержать тайные отношения. Это ведь тяжело не только физически, но и морально.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное