Наталья Никольская.

Под стук колес

(страница 3 из 12)

скачать книгу бесплатно

Полина развелась с ним несколько лет назад из-за непомерной Жориной коммуникобельности. В смысле кобель он был по отношению к кому ни попадя. Это Полина придумала такой термин.

С тех пор Жора рвет на себе волосы, кляня последними словами, так как продолжает любить Полину. И в надежде, что она когда-нибудь сменит гнев на милость, совершает ради нее глупость за глупостью. Просто разум теряет при виде бывшей жены. Хотя в принципе Жора – совершенно нормальный человек. И даже очень обаятельный. Ему бы с Полиной поменьше общаться.

– Ну может, и позвоню, если ничего другого не останется, – согласилась Полина. – А ты когда к работе вернешься? Клиенты твои не позабыли тебя, пока ты отсутствовала?

– Да не должны, – ответила я и вспомнила проводницу Марину.

– Ты знаешь, – сказала я с улыбкой, – я умудрилась в поезде заиметь себе новую клиентку. Довольно своеобразную. Правда, не знаю, что из этого выйдет.

– Расскажи! – сейчас же потребовала Полина.

Я рассказала о встрече с черноволосой проводницей, умолчав о том, что принимала участие в распитии водки.

– Ты можешь вообще к ней не ехать, если не хочешь, – ответила Полина, выслушав меня.

– Да как не ехать? Она же дала мне деньги, теперь я как бы обязана ей помочь.

– Ничего ты не обязана! – отмахнулась Полина. – Ты же только на дому у себя принимаешь.

– Но я не успела ей этого сказать! Она была в таком состоянии, что совершенно меня не слушала. Придется все-таки съездить к ней, убедиться, что все у нее в порядке и вернуть деньги. Взять себе немного за визит и все.

– Ты ненормальная, – констатировала Полина. – Раз дали, бери, и нечего выдумывать.

– Но к ней я все-таки съезжу, – ответила я.

– Как хочешь, – пожала плечами Полина.

Она посидела еще с полчасика и ушла. Я прошла в ванную, чтобы помыться, наконец, с дороги. Как хорошо стоять под теплыми струями воды, чувствуя, как очищается твое тело, насыщается влагой и свежестью!

Я очень долго терлась мочалкой, потом мыла голову три раза, шкрябала пемзой пятки, загрубевшие на морском берегу, затем смазала волосы бальзамом, а тело ароматическим маслом, ощутив, какой нежной и бархатистой стала моя кожа, после чего покинула ванную.

Я прошла в комнату и опустилась на постель, хрустящую свежим бельем, и в который раз убедилась, что жизнь – замечательная штука!

Я провалялась просто так несколько минут, потом заставила себя подняться и высушить феном волосы.

Потом я подумала о еде. Зная Полину, невозможно было представить, что она оставит меня без обеда. Я полезла в холодильник. Точно! И борщ, и котлеты, и салат из свежих огурцов и помидоров. Полина, как же я тебя люблю!

Наевшись, я вдруг вспомнила, что в моей жизни есть какой-то неприятный момент. У меня так часто бывает: вроде кажется, что все хорошо, но тем не менее ощущаешь присутствие чего-то негативного. Что на этот раз меня тихонько точит изнутри?

Неужели необходимость разобрать вещи? Нет, конечно, из-за такой ерунды мое сердце не стало бы ныть.

Но что тогда?

Я задумалась. Ну конечно, это разговор с проводницей Мариной и необходимость ехать к ней домой! А ехать придется, потому как денежная купюра – вот она, в кошельке лежит, и никуда от нее не денешься. Но мне почему-то не хотелось встречаться снова с этой девушкой. Какой-то неприятный осадок остался после общения с ней.

Но настроение мое в тот день было настолько хорошим, что я решила покончить с этим одним махом. Вот прямо сейчас соберусь и съезжу к ней. Чтобы больше не возвращаться к этому.

Приняв такое решение, я побежала собираться. Вещи из чемодана так и не стала доставать. Потом, успеется. Сейчас найду что-нибудь из того, что я не брала с собой.

Когда я залезла в шкаф, то просто обомлела: я не узнала свой гардероб. Аккуратные стопки белья, все отглажено, лежит ровненько. Опять Полина постаралась, спасибо ей огромное. Что же мне надеть?

Я стала рыться на полках. Странное дело! После наведенного Полиной так называемого порядка я ничего не могла найти! Я настолько привыкла к тому, что сунув руку в бесформенную кучу в шкафу, я на ощупь безошибочно нахожу все, что мне нужно, что теперь не знаю, как мне быть? Где, например, моя бежевая блузка? Попробуй найди ее!

Я приподняла одну стопку. Правый край ее сразу же съехал вниз. Я принялась осторожно запихивать его обратно, изо всех сил стараясь не нарушить симметрию, но тут сполз левый край. Тогда я просто закатала всю стопку обратно трубочкой и приступила к следующей полке. То же самое! Проклятое белье совсем не хотело меня слушаться.

Обозлившись, я обеими руками переворошила в кишмиш все, что лежало на полках, потом отступила на шаг и осталась очень довольна своими действиями. Вот теперь это мой шкаф! Родной! И главное, блузка сразу же нашлась. И юбка.

Теперь нужно отыскать белые туфли. Я огляделась. Раньше я просто заглянула бы под кровать. Если бы туфель там не оказалось, то прошла бы в кухню и посмотрела под столом. Потом обшарила бы кресла. Потом ванную. И вот так путем исключения быстренько обнаружила бы свои туфли. Но разве после Полины можно что-то найти?!?

Все мои вещи куда-то подевались. Раньше они лежали по всей комнате, радуя глаз, и я запросто находило нужные. Потому что они сто раз на день попадались мне на глаза. А теперь все выглядит так, словно у меня и вещей-то нет. Все как-то… прилизано, вот как!

Тут я заметила, что Полина к тому же выбросила букет колосьев, который стоял у меня в вазочке уже много лет и абсолютно никому не мешал! Если, конечно, вовремя собирать мусор, который с него сыпался на полированную тумбочку. Я иногда забывала это делать, ну и что теперь? Ну, Полина! Ну, помощница! Сейчас я ей позвоню и все выскажу! И про туфли, и про букет.

Я набрала Полинин номер, но мне никто не ответил. В чем же мне теперь идти?

Я прошла в коридор и в углу увидала старенькие босоножки, которые каким-то чудом не заметила Поля и не поспешила убрать. Я их не надевала уже сто лет, но в данный момент другой альтернативы не было. Вздохнув глубоко и печально, я влезла в босоножки, схватила сумку и быстро вышла из квартиры, чтобы не раздражаться еще больше.

Шагая на троллейбусную остановку, я обнаружила, что даже не знаю, куда мне предстоит ехать. Остановившись, я пошарила рукой в сумке и извлекла из нее листочек, который дала мне сегодня утром Марина. «Соколовая, пятьдесят три, кв. восемь», – было написано на листке.

Так. Чудесно! Соколовая – это же на другом конце города! Ну Марина! Повернувшись, я пошла на другую остановку, на ту, где останавливается автобус номер сто двадцать восемь. Именно на нем и можно добраться до Соколовой.

Вскоре он подошел, я влезла и ухватилась за верхние поручни. Занять сиденье в этот момент было несбыточной мечтой. Поручни были расположены необычно высоко, я с трудом до них доставала, поэтому почти висела. Провисев так около получаса я услышала, как водитель произнес что-то отдаленно похожее на «Соколовая» и стала протискиваться к выходу в надежде, что он назвал все же нужную мне остановку. Мне пришлось поверить ему на слово, так как выглянуть в окно и проверить, где нахожусь, я не могла: оно было сокрыто от меня множеством спин.

Наконец, я спрыгнула на землю, зацепившись напоследок ремешком босоножки за какой-то штырь на ступеньке. Двери уже закрывались, я отчаянно дернула ногой, ремешочек треснул, но зато я уберегла свою ногу от перелома.

Прихрамывая, я пошла от остановки направо. Там тянулись частные дома вперемежку с пятиэтажками. Шла я долго. Мерзкие босоножки тут же натерли мозоли на обеих ногах. Теперь, наверно, я буду хромать ровно.

Я еле-еле добрела до какого-то небольшого скверика, углядела в глубине его скамейки, дохромала до ближайшей из них и плюхнулась на нее. Так подло обошедшиеся со мной босоножки я с наслаждением скинула с ног. Вот когда я поняла, что такое счастье!

Я упивалась счастьем недолго: минут пятнадцать всего. Потом подумала, что нужно двигать дальше, иначе я просижу здесь до утра.

Руки мои никак не хотели натягивать на истерзанные ноги босоножки, ну просто никак. Поэтому я решилась на отчаянный шаг: пошла босиком, а босоножки несла в руках. На недоуменные взгляды прохожих мне было глубоко наплевать. Если кто-то меня осудит, пусть попробует пройтись в тесной обуви с кровавыми мозолями на пятках, и он тоже пошлет к черту все приличия. Как все-таки хорошо жилось первобытным людям: они не страдали от мозолей, подаренных неудобной обувью. Вот они, издержки цивилизации!

Я шлепала мимо домов, домиков и домишек, отыскивая близорукими глазами номер пятьдесят три. Тридцать семь, тридцать девять, сорок один… Сколько же их еще предстоит пройти?

Наконец, мой глаз порадовало число пятьдесят три, крупно намалеванное на стене пятиэтажного дома. Восьмая квартира – это явно первый подъезд. И второй или третий этаж. Хорошо, невысоко.

Квартира номер восемь находилась на третьем этаже. Только возле нее почему-то стояла толпа народа. И еще милиция. Это я заметила, едва миновала второй этаж.

Сердце мое дрогнуло от нехорошего предчувствия. Совсем забыв, что я босиком и выгляжу по меньшей мере нелепо, я поднялась на третий этаж и подошла к кучке любопытных старушек.

– Что случилось? – шепотом спросила я у одной из них.

– Женщину убили, – так же шепотом ответила она мне. – Молодую совсем.

– Кого? – снова спросила я в слабой надежде, что все-таки не Марину.

– Марину Левкину, проводницу, – уточнила бабулька. – А ты что ее, знала, что ли?

– Кто? Я? – переспросила я, – нет, что вы. Я совсем не сюда. Я… наверх. Я лучше в другой раз зайду, раз такое дело.

Я быстро сбежала вниз, нацепила босоножки и помчалась на остановку, не замечая боли в истертых ногах.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ
(ПОЛИНА)

Я вышла от Ольги и уже собиралась ехать домой, но мне не давало покоя ощущение бездействия. Мне не хотелось сидеть дома, подперев голову руками и дожидаться новостей. А если их не будет, новостей?

Поэтому я вспомнила об Ольгином совете обратиться к Жоре и влезла в троллейбус, который довез меня до управления. Поднявшись на второй этаж, где располагался кабинет моего бывшего мужа, я остановилась, достала из сумочки зеркало и критически осмотрела себя. Нужно появиться перед Жорой во всей красе, чтобы его сердечко затрепетало, и он согласился мне помочь. Честно говоря, я осталась вполне довольна своим внешним видом.

Сегодня я не стала наряжаться в привычный спортивный костюм, а надела ярко-красный пиджак и такую же юбку. Блузку под низ надевать не стала. Вырез пиджака обнажал как раз то, что надо, совсем чуть-чуть, оставляя за наблюдающим за мной право догадывать, что там под ним.

Я подправила контур губ косметическим карандашом и уверенно толкнула дверь в кабинет. Увидев меня, всю такую яркую и красивую, Жора чуть не подпрыгнул. Потом встал со своего стула, подошел ко мне и поцеловал руку.

– Как я рад тебя видеть, Полинушка, – произнес он, обнимая меня за плечи. – Выглядишь, как всегда, великолепно.

– Стараюсь, – скромно ответила я.

– Для меня? – воодушевился Жора.

– Не совсем, – честно ответила я.

– Ах да, – загрустил Жора, видимо, вспомнив про Павла. – А я думал…

– Надеялся, что мы расстались, да? – начала заводиться я, хотя этого бы лучше не делать.

– Ну что ты говоришь! Почему ты всегда приписываешь мне что-то нелицеприятное? Наоборот, я очень рад за вас!

– Знаю я, как ты рад, – отмахнулась я. – Так вот и докажи мне, что говоришь правду, – я решила перейти к главному.

– Как? – спросил Жора.

– Понимаешь, у Павла друг пропал. Поехал за товаром и не вернулся. Хотя звонил и сказал, на каком поезде приедет. Ты бы не мог заняться этим делом? Хотя бы неофициально?

– Да я могу и официально. Давайте заявление. Когда он пропал?

– Вчера должен был вернуться. А заявление не примут, скажут, что должно дня три пройти. Да и что, милиционеры в Турцию поедут?

– А ты думаешь, что я поеду? – удивленно поднял брови Жора.

Да, видимо, я себя немного переоценила. Жора не поедет ради меня в Турцию. Вернее, ради меня-то он, скорее всего, поехал бы хоть в Мухосрань, но вот в Турцию ради Витька Антипова – нет. Недостойная, по его мнению, это мне замена оказалась..

– Но как-то ведь надо человека искать!

– Обязательно. Давай, говори имя-фамилию этого друга, все, что тебе известно, я постараюсь помочь. Кстати, а ты уверена, что он именно там завис? Может, его уже в Тарасове кто-то перехватил?

– Мы разговаривали с проводниками, они сказали, что не видели такого…

– Ну знаешь, это еще ничего не доказывает. Ладно, я постараюсь сделать все, что смогу. Только что мне за это будет?

Я укоризненно посмотрела на Жору. Он понял мой взгляд и опустил глаза. И понял, что ничего ему за это не будет: ни сапог, ни телогрейки, ни коня. А уж меня – и подавно.

Жора еще сделал несколько попыток договориться со мной насчет встречи вечером, но я вежливо отказала. Дел, говорю, у меня по горло. После этого я покинула его кабинет.

Странное дело, раньше я с огромным трудом заставляла себя обратиться за помощью к Жоре, но после того, как он оказался мне полезным несколько раз, это вошло в привычку. Иногда Жоре даже воздавалось за это. А потом появился Павел, и Жора несколько ослабил свои попытки соблазнить меня. Так что отделываться от него, когда он переставал быть мне нужным, стало намного легче. А раньше…

Я вышла на улицу и задумалась о том, что мне делать дальше. На работу сегодня идти не нужно: свободный день. Но домой ехать тоже не хотелось: торчать одной в пустой квартире? Я было подумала снова заявиться к Ольге и даже позвонила ей из автомата, но у нее никто не отвечал. Странно, куда это она срулила? Ольгу же из дома не вытянешь, тем более с дороги. Поди дрыхнет во всю дурь.

Я потопталась-потопталась и решила все-таки проехать на работу. Хоть с коллегами пообщаюсь да потренируюсь в спортзале для себя. Все веселее.

Я вскочила в троллейбус, который уже готов был захлопнуть все свои двери, и он понес меня к спорткомплексу. Народу в этот день там было мало.

Я заглянула в кабинет Айрапта Варджаняна, нашего директора, потрепалась о том-о сем с его женой Роксаной и собралась в спортзал.

Накувыркавшись там вдоволь, я спустилась в холл и прошествовала в зимний сад, чтобы спокойно посидеть там и передохнуть. Не успела я устроиться в кресле с журналом в руках, как передо мной выросла высоченная фигура Любки-баскетболистки. Любка работала вместе со мной в спорткомплексе, вела занятия по баскетболу. Да это и понятно: чем еще заниматься при таком росте? Я тоже не маленькая, но сто девяносто сантиметров – это, извините, чересчур. Мне вполне хватает моих ста семидесяти двух.

– Привет, Полина, – поприветствовала меня Любка, плюхнувшись в соседнее кресло. – Как дела?

– Да ничего, спасибо, – ответила я, – а ты как?

По Любкиному лицу я видела, что ей ужасно хочется что-то мне рассказать. И была заранее настроена скептически. Выслушивать Любкину болтовню в течение, в лучшем случае, полутора часов – не самая приятная перспектива. А почесать языком Любка любила. Причем больше всего она обожала рассказывать мне о своих любовных похождениях, да еще со всеми подробностями. Похождений было великое множество: кавалеров Любка меняла еще чаще, чем перчатки, так что недостатка в ее словоблудии я не испытывала. Иногда от этого можно было просто свихнуться.

Она всегда считала меня своей подругой, хотя я придерживалась другого мнения: приятельница, коллега по работе, не больше того. Слишком разные у нас с ней нравственные принципы. Но Любка считала себя высокоморальной по одной очень веской причине: она была замужем. И возразить здесь было нечего.

– Ух, что я тебе сейчас расскажу! – подтвердила Любка мои худшие предположения, складываясь вчетверо и усаживаясь в кресло. Ногам все равно было мало места, Любка попыталась поджать их, потом плюнула и просто вытянула, выставив кроссовки сорок третьего размера.

– Я вообще-то спешу, – попыталась я защититься.

– Да это ненадолго, – не отставала Любка.

Ненадолго – значит, на час точно. Боже мой!

– Поленька, мне просто не с кем больше этим поделиться, – заныла Любка. – Ну пожалуйста, ты же знаешь, как я тебя люблю. Мне так плохо! Я просто с ума схожу.

О том, что я могу сойти с ума от ее россказней, баскетболистка не думала.

– Ладно, давай, – мрачно сказала я, добровольно отдавая свои уши на растерзание. – Что там у тебя случилось?

– Представляешь, Вадик пропал! – сделав страшные глаза, сказала Любка. Потом закатила ясны очи и выдохнула:

– Я с ума сойду!

– Это я уже слышала.

– Не иронизируй, Поля, пожалуйста, это очень серьезно! Понимаешь, Вадик должен был вчера заехать за мной и не заехал!

– Вадик – это высокий такой, рыжий? – напрягла я память.

– Ну что ты! Рыжий – это Колька, а Вадик… Он не высокий, конечно, но очень такой, знаешь… как бы тебе объяснить…

– Не надо, – прервала я ее, думая, что Любке трудно найти мужчину выше ее ростом. – Говори по делу!

Хотя по какому, к чертовой матери, делу! Бросил Любку очередной любовничек, вот и все дела! А она тут теперь слезы льет, дура, думает, пропал человек.

– Понимаешь, у нас все было прекрасно. И вчера мы собирались в ресторан. Договорились, что Вадик заедет за мной в восемь. Он не заехал. Я прождала до девяти и поехала к нему. Сама. Его не было дома! Я звонила ему весь вечер, но никто не брал трубку! И сегодня целый день так. Звоню, звоню, никто не отвечает! Как ты думаешь, куда он пропал?

– Я думаю, что твой Борис узнал обо всем и пристрелил его!

Борис – это Любкин муж. Законный. Который, как ему и положено, ни о чем не догадывался. Он был не очень молодой и некрасивый. Прямо скажем, хреноватый муж. Но зато он снабжал Любку деньгами. И немалыми. Профессия позволяла. Бизнесмен. Или бандит. Что в сущности одно и то же.

Любка вытаращила глаза и раскрыла рот. Она, наверное, представила себе, что все так и случилось, как я сказала. Потом посмотрела на меня.

– Ты действительно думаешь, что… – начала она медленно подниматься с кресла. Уж не знаю, куда Любка собралась бежать, но вид у нее при этом был такой серьезный, что я не выдержала и невольно фыркнула.

– Шутишь, – тотчас же облегченно вздохнула Любка. – Ладно тебе, Полина, так ведь и до инфаркта можно довести! Я и так вся на нервах!

– Я тебя понимаю, – усмехнулась я. – Но согласись, имея столько приятелей противоположного пола, неизбежно возникают такие проблемы…

– Ты хочешь сказать, ты имеешь в виду… – забормотала Любка, – думаешь, он решил от меня смыться, что ли?

Я выразительно молчала.

– Да нет, Поля, быть этого не может! Говорю тебе, у нас все прекрасно было!

– У всех сперва все прекрасно, – скептически произнесла я, вспоминая самое начало наших с Жорой отношений. Боже, как тогда все было изумительно! Мне казалось, что я никогда не встречала такого умного и преданного человека. Что я никогда в жизни с ним не расстанусь… И не успели мы с ним прожить и полутора лет, как Жора подлым образом притащил в наш дом одну… Не буду говорить, кого.

Вернее, сначала я думала, что у них любовь и поэтому быстренько вытолкала муженька из дома, чтобы не мешать ему строить свое счастье. Но оказалось, что его истинной любовью была именно я, а все эти девочки выполняли совершенно иную функцию. Жора странным образом разделял любовь и секс. Вне брака, это, конечно, допустимо, но если ты живешь с женой и утверждаешь, что любишь ее, зачем тебе кто-то еще? Этого я никак не могла понять даже теперь, спустя восемь лет после развода. И еще я подумала, что вот Любка-баскетболистка и Жора наверняка бы поняли друг друга.

Я погрузилась в свои мысли и совершенно перестала воспринимать то, что верещала мне на уши Любка. Когда я, наконец, включилась, то обнаружила, что она как раз расписывает прелесть своих отношений с этим Вадиком.

– Любк, – сказала я то, на что натолкнули меня собственные воспоминания. – А на фига тебе его разыскивать?

– Как – на фига? – заморгала Любка белесыми ресницами, которые сегодня то ли забыла накрасить, то ли смыла с них всю тушь, заливаясь горючими девичьими слезами.

– Ну ты же запросто найдешь себе нового. У тебя ведь просто талант по этой части.

– Понимаешь, Поля, – произнесла Любка, задумчиво ковыряя в носу, – тут все не так просто. В общем, я дала ему денег.

Я снова фыркнула, на этот раз громче, чем следовало.

– Это не то, что ты думаешь! – гневно закричала Любка. – Ему нужны были деньги буквально ненадолго. И я… я взяла у Бориса. Потихоньку. Он ничего не знает.

– А расписку ты, конечно, со своего ненаглядного не взяла?

– Поля, ну какие расписки между своими? Я просто уверена в Вадике. Он отдаст деньги.

– Значит, он сам найдется.

– Поля, а если с ним что-то случилось?

– Сколько ты дала ему денег? – спросила я.

Любка назвала сумму. Теперь у меня глаза на лоб полезли.

– Ты что, охренела? – спросила я. – Кто же такие деньги дает незнакомому человеку?

– Почему это незнакомому?

– Да потому, что ты ничего о нем не знаешь, кроме размера его члена. И попробуй еще мне сказать, что я не права.

По тому, как Любка покраснела, я поняла, что права.

– Поля, ну что же теперь делать? – Любка в отчаяньи заломила руки.

– А я-то откуда знаю? – пожала я плечами.

– Поленька, но ты же у нас такая умная, подумай, может, подскажешь, где мне его найти?

– Да что я, частный детектив, что ли? – поразилась я. – Чего ты ко мне-то обращаешься?

– Но ты же сама рассказывала, что тебе несколько раз удавалось раскрыть преступление!

Рассказывала, черт дернул. Теперь вот расхлебывай.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное