Наталья Никольская.

Эпидемия смерти

(страница 3 из 12)

скачать книгу бесплатно

– Игорь, ну нельзя же так, – сказала Ирина, присаживаясь на краешек дивана. – Нужно прощать людям их слабости.

Сама Ирина еще недавно была непримиримым борцом с некоторыми слабостями Бабуси. Например, дурацкой, по мнению Ирины, привычкой нюхать табак. Однако с некоторых пор она стала рьяной защитницей Евдокии Тимофеевны. И Ирина, и Баба Дуся имели общее желание: женить Игоря, разумеется на Ирине. Ирина приобретала новый статус, а Бабуся перспективу увидеть правнука, пусть и двоюродного.

Рассердившись на подругу, вставшую на защиту вездесущей старушки, Игорь отвернулся к стене.

Ирина погладила хохолок на макушке любимого, придвинулась поближе, и нежно поцеловала.

– Как расследование по делу Антонины, Шерлок? – спросила Ирина. – Я тут тебе список особо ценных книг из ее библиотеки принесла. Сначала расскажи, что ты думаешь?

Этого вопроса Игорь ждал весь вечер, если бы не вмешательство Евдокии Тимофеевны с ее дурацкими гипотезами, он уже давно все бы рассказал.

Поделившись своими соображениями и получив как всегда очередную порцию восхищения, а это всегда необходимо сыщику, Игорь попросил помощи.

– Мне нужна твоя консультация. Я в этих раритетах ничего не понимаю, может, ты меня введешь в курс дела?

Ирина восприняла эту просьбу с энтузиазмом:

– Вот здорово, я с удовольствием помогу тебе и Антонине. У меня как раз парочка отгулов накопилась. Тем более, что в библиотеке сейчас затишье – читатели в отпусках, на каникулах или на дачах.

Разумеется, Ирина не стала выдавать Игорю тайные мысли. Она всегда с удовольствием помогала своему сыщику. Тут было кое-что еще. Это кое-что – Антонина. Ирина всегда следовала принципу: «дружба – дружбой, а любимый мужчина только мой». Не то чтобы она подозревала Антонину в посягательстве на Игоря или сомневалась в «моральной устойчивости» любимого, но подстраховаться всегда не мешает.

Согласие Ирины подняло настроение Костикова окончательно, мир в семье был восстановлен.

* * *

С самого утра Игорь принялся за работу. Необходимо было обойти все магазины из списка. Может быть ему повезет и он зацепиться за что-нибудь важное. В качестве эксперта он взял с собой Ирину. Из дома они вышли довольно рано, Бабуся разбудил звук захлопывающейся двери: «!Вот это я заспалась, – подумала женщина. – Неужели Иришка на работу ушла?»

Баба Дуся, с тех пор как жила у Костиковых, взяла за правило провожать каждое утро Ирину на работу. Она обязательно укладывал ей в сумку обед. За этими молодыми глаз, да глаз нужен. Все фигуру берегут, на диетах разных сидят. Вот и Иришка, худенькая вся, как тростиночка. Какая же с нее мать будущая? Перекусывают у себя на работе дрянью всякой и кофе с утра до вечера бадейками пьют. А чтоб о своем здоровье позаботиться, куда там? А обед, собранный Бабусей был самым настоящим. Котлетки с пюре, плов, макарошки по-флотски, домашние пирожки и шанежки.

Бабуся прошлась по пустой квартире, заглянула на кухню, в кабинет.

Деликатно постучала в спальню и осторожно заглянула в слегка приоткрытую дверь. И там никого. Вот те раз! Оба ушли. Бабуся взглянула на огромные часы, висящие в прихожей. Так рано на работу Ирина не выходит, а уж Игоряша так рано вообще не встает. Значит пошли на дело?! «Вот хитрецы, решили от меня избавится! – с обидой подумала Бабуся. – Ну я вам еще покажу, что может старая гвардия, попомните меня».

Самое лучшее средство от обиды, избавится от нее. Бабуся развела дрожжи и поставила опару на пирожки. Пусть они там ходют-бродют, а без нее им все равно не обойтись. От невеселых мыслей бабу Дусю отвлек телефонный звонок. Бабуся не больно-то любила это чудо техники. Предпочитала видеть лицо, глаза того, с кем говорит. Какой интерес общаться с собеседником, если о его реакции на твои слова можно догадаться только по голосу. Сегодня же Бабуся была просто рада, что в их квартире есть телефон. Наскоро вытерев мокрые руки о передник, Бабуся подняла трубку.

– Здравствуйте, – отозвалась трубка женским голосом, – могу ли я поговорить с Игорем?

– Вы по делу али как? – поинтересовалась дотошная Евдокия Тимофеевна.

Женщина на том конце провода несколько смутилась.

– Да… конечно, собственно… по делу.

Бабуся интуитивно догадалась, что женщина сейчас прервет разговор и положит трубку. Стараясь опередить ее, баба Дуся заговорила быстро и убедительно:

– Его нет дома, но он велел спрашивать имена всех кто ему звонит.

– Это Антонина, – проговорила женщина.

– Тонечка, рыбонька моя золотая, – ласково проворковала Бабуся в трубку. – А это я – баба Дуся, бабушка Игоря. Я вчера Игореше помогала с тобой. Ты, голуба, обращайся ко мне, мы с Игоряшей не просто так, мы эти кум… Ну я ему помогаю расследования проводить. Он мне велел с тобой сегодня встретиться и кое-что о родственнице твоей уточнить.

Антонина, незнавшая как ей поступить: поверить странной бабульке или дождаться Игоря, решила все же довериться ей.

– Вы знаете, у меня сегодня вторая половина дня свободна. У нас в библиотеке мышей травить будут, давайте встретимся. Мне к вам подъехать?

Ага, как же к вам. Чтоб Игоряшечка опять заважничал и не дал ей по-людски поговорить. Такой вариант Бабусю не устраивал.

– Деточка, давайте встретимся у вас дома. Все сыщик начинают с места преступления так сказать, надо эту как ее… Атмошферу прочувствовать, вот!

– Ну у меня, так у меня. Записывайте адрес, пожалуйста.

Антонина объяснила ка до нее добраться и положила трубку. После разговора с девушкой у Бабуси настроение резко поползло вверх. Она уже представлял себе, как Игорь будет благодарить ее за проявленную инициативу. Наконец-то он оценит ее вклад в их детективную деятельность. Ну а пока нужно было закончить все кулинарно-хозяйственные дела. Бабуся напекла целую гору румяных пышных пирожков со всевозможными аппетитными начинками, прикрыла плотной салфеткой, чтобы они долго оставались теплыми и не черствели.

Дожидаться своих к обеду она не стала, отложила десяток пирожков с собой и отправилась на свое собственное расследование.

* * *

Утро было прохладным и приятным во всех отношениях. Во-первых, Игорь ликовал, что удалось обвести Бабусю вокруг пальца. Они с Ириной сделали все возможное, бабуся не увязалась за ними. Он представил себе ее лицо, когда она будет расхаживать по квартире в поисках кого-нибудь. Игорю даже стало немножко стыдно за свою почти щенячью радость. Но только чуть-чуть. На полдня он будет огражден от Бабусиных критических замечаний, нравоучений, язвительных реплик.

Ну и вторая вещь, быть вместе с любимой женщиной, делать одно дело, рядом ощущать ее поклонение и обожание. Какому мужику это не доставит удовольствия?

– С чего начнем, Шерлок? – поинтересовалась Ирина, как только машина плавно двинулась в путь.

– Я думаю, мы должны вычислить потенциального охотника за книгами Антонины. Тот кому нужны ее раритеты, или заказчик или убийца.

– Ой, – Ирина прикрыла рот ладошкой, – неужели все это так серьезно? Бедная Тоня. Игоряша, дай мне слово, что ты будешь осторожен.

Игорь усмехнулся, и как заправский Терминатор, Рембо и Настоящий ковбой – все в одном лице, сказал:

– Ничего не бойся, детка, я с тобой.

Игорь одной рукой прижал к себе Ирину и поцеловал в макушку. Операция «Поиск» началась с первого в списке и ближайшего к дому Костикова магазина. Как Игорь не старался, ничего криминального в посетителях магазина найти не мог. Старичок в профессорских очках и длинной бородкой тепло поздоровался с Ириной:

– Доброе утро, Ирина Леонидовна, давненько вы к нам не заглядывали. Я тут кое-что припас для вас, – сказал старичок вытаскивая сверток из-под прилавка.

– Спасибо большое, Михаил Казимирович, – ответила Ирина, разворачивая сверток. – Это просто чудо, Игорек, посмотри, почти полная сохранность.

Игорь скосил глаза, но ничего примечательного в свертке не увидел. Книжечки были слишком тоненькие, темные с разводами от сырости и пятнами от плесени, края обтрепанные. Чем восторгаться?

Ирина, не замечавшая реакции Костикова, оживленно расспрашивала продавца о книгах. Через пять минут Костиков заскучал, через десять пожалел о том, что взял с собой Ирину. Он отошел от прилавка и начал рассматривать книги на стеллажах. Ужасно хотелось понять, что в них находят коллекционеры? Через пару минут к нему вернулась осчастливленная Ирина:

– Понимаешь, в нашем отделе не было этих книг. Библиотека давно за ними охотимся, лет двадцать, наверное. Они были в коллекции у одного занятного старичка. Ему и деньги предлагали и звание почетный горожанин и статью в газете и персональную пенсию. Ни в какую. Мои книги – моя жизнь.

Игорь взглянул на сверток:

– Слушай, а как же они попали в магазин. Может быть их украли?

Игорь оживился от этой мысли, возможно это след, ниточка, которая выведет его на…

– Да, нет. Успокойся, здесь нет никакого криминала, – сказала Ирина. Книги продали наследники этого старичка. К сожалению, он недавно умер. Возраст. Ну, а родственники в книгах не разбираются, решили по частям продавать.

Дальнейшие объяснения Ирины Игорь выслушивал уже в машине. Из магазина в магазин, от коллекционера к коллекционеру. Игорь потихоньку начинал вникать в детали, понимать библиофилов. Мог отличить книгу 16 века от книги 17 века. Однако ни на шаг не приблизился к разгадке.

Разъезжая о магазина к магазину Костиков с Ириной везде оставляли списки книг из библиотеки Антонины. Возможно, кто-то интересуется именно этими книгами. Игорь оставлял продавцам свой телефон, а Ирина с обаятельной улыбкой просила позвонить, если появится человек разыскивающий больше трех-четырех книг из этого конкретного списка.

Народу было много. Спившиеся интеллигенты, вдовы известных профессоров, ханыги-скупщики, мальцы-собиратели. Кому-то были нужны деньги, кому-то – книги, кому-то – общение. Игоря поразила одна категория посетителей таких магазинов. Красивые молодые женщины, ищущие… Конечно же не раритеты, а богатых мужчин, покупающих эти самые раритеты. Как правило – иностранцев. Схема была проста, барышня обзаводилась парочкой раритетов и закидывала наживку. Всю эту информацию Игорь получил от Ирины, которая с профессиональной точностью могла с первого взгляда определить к какой категории относиться тот или иной посетитель. Это было забавно, познавательно, но к его делу не имело никакого отношения. Значит, нужно зайти с другой стороны. Кто-то преследует Антонину. Как на этого «кого-то» выйти? Проследить за Антониной и вычислить.

Ну, что ж, отрицательный результат – тоже результат. С такими мыслями частный детектив Костиков и его боевая подруга отправились домой.

* * *

Бабуся вышла часа на два раньше условленного времени, до дома Антонины было всего минут пятнадцать на трамвае и минут десять на автобусе. Убить время старушка решила прогулявшись по рынку. Баба Дуся обожала гулять именно в таких людных местах. Для человека наблюдательного, обладающего хорошим чувством юмора, это место купли-продажи было настоящей находкой. Здесь можно было подсмотреть удивительные сценки. Бабуся любила угадывать по лицам и одежде покупателей их судьбу. Такое занятие прекрасно развивало качества, жизненно необходимые для сыщицы.

Еще Бабуся обожала вылавливать нечистоплотных продавцов. Не в смысле вымытых рук, а в смысле нечистой совести. Евдокия Тимофеевна всегда перевешивала продукты на контрольных весах, тщательно пересчитывала сдачу, сверяла сроки реализации продукта, требовала сертификатов качества и т. д. и т. п.

Сегодня внимание Бабуси привлек молодой человек с длинными волосами и наглой физиономией. Мало того, что он уже несколько раз нагрубил своим покупателям, товар на его прилавке был замызганным со стертыми надписями и сроками реализации, так он еще был хорошо навеселе. На его рубашке болталась беленькая пластиковая карточка с плохо считываемой надписью: вроде ЧП, или ПЧ, или… Ни фамилии хозяина, ни фамилии продавца разобрать было нельзя. Парень торговал бытовой химией: всякой отравой от моли, жуков и др. насекомых, осложняющих жизнь человека. Какие-то удобрения соседствовали с кремом для обуви, стиральными порошками и хозяйственным мылом.

Бабуся придав своему лицу глуповато-простоватое выражение лица направилась к нему.

– Милай, а чаво у тебя от комаров есть? Замучили поганые. Глазоньки сомкнуть не дают ни днем, ни ночью.

Парень продолжал заниматься своими делами, а имено надувать пузырь из жевательной резинки. Ждал пока сухенькая востроносенькая старушонка отвалит от прилавка. Возиться с копеечными таблетками от комаров ему не хотелось.

– Ась, голубь? – Бабуся вытащила из-под платка ухо, изображая из себя глуховатую старушку. – Ты громче говори, я ничего не слышу.

Парень продолжал молчать, уставившись на вредную старушенцию. С неохотой, как будто давая взаймы он односложно ответил:

– Есть. Вот, средство – 100 рублей. Вон то, – он указал на длинный пластмассовый пузырек, расписанный узорами и фигурками, – триста.

– Ой, што ты, откуда ж у меня такие денжищи? У меня пенсия маненькая. Что попроще есть?

Парень со злостью глянул на женщину:

– Попроще таблетки от комаров – штука два рубля. Сколько брать будете – 50 штук?

– Не, внучек, ты мне с пяток продай. Посчитай касатик сколько это стоит.

Парень достал калькулятор, потыкал толстым потным пальцем по клавишам и, не моргнув глазом, сказал:

– Одиннадцать пятьдесят.

Бабуся вытащила мелочь и начала отсчитывать копеечки.

– Ты, что, старая, на паперти стояла? Мне твои пятикопеечные не нужны. Куда я их дену?

– Куды, куды, – обиженно произнесла Бабуся, – это тоже деньги.

Бабуся отсчитала ровно десять рублей и глядя на продавца громко, так чтобы слышали окружающие, сказал:

– Ты, парень, ошибся, машинка твоя неправильно считает. Десять рубликов ровно. Нехорошо это, грех, неграмотную женщину обсчитывать.

Парень не ожидал что его поймают, щеки его пошли красными пятнами – скорее от злости, чем от стыда. Он кинул Бабусе недостающую мелочь.

– Ой, внучок, а как таблетками энтими пользоваться? – поинтересовалась Бабуся, решившая доконать патлатого нахала. – Ты бы мне бумажку показал с русскими буквами, у тебя такая должна быть.

Последняя фраза стала последней каплей:

– Под язык класть надо, под язык, как все таблетки. Темнота, сидели бы в своей деревне, нет, вас в город всех тянет!

Тут Баба Дуся перешла на нормальный городской язык, сурово взглянула на парня и с вызовом сказал:

– Это вам, молодой человек, с таким характером и отношением к работе дома надо сидеть. Я обязательно обращусь к вашему начальнику с жалобой, я если надо, то и в «Союз потребителей» пойду!

Бабуся повернулась и с видом победительницы заторопилась к выходу, оставив за собой поверженного врага.

Евдокия Тимофеевна без происшествий добралась до дома Антонины минут на пятнадцать раньше назначенного срока.

Бабуся оказалась в назначенном мест, у дома Антонины несколько раньше, чем предполагала. На скамейке возле самого обыкновенного стандартного жилья времен славного правления товарища или, как сказали бы сегодня, господина Хрущева грелись на солнышки старушки. Баба Дуся решила использовать лишние минуты в интересах следствия. Она решительной походкой направилась к скамейке. Поздоровалась, уселась и достала листок бумаги с адресом Антонины.

Заинтересованные появлением нового лица, женщины смолкли. Про своих соседей, внуков, невесток и зятьев все и помногу переговорено и услышано. Новое же лицо – не только повод для новых сплетен, но и новые уши, которые со вниманием могут выслушать старые истории. Этим-то и решила воспользоваться Евдокия Тимофеевна. У нее уже была заготовлена история о внучке-студентке, которой необходима комната.

Баба Дуся посетовала на дороговизну снимаемого жилья. Отдельная квартира оно конечно лучше, спокойнее, но увы… Приходиться искать комнаты в коммуналках или жилье с хозяевами.

– Вот, в фирме дали адресок, пришла посмотреть, – сказала она протягивая листок с адресом Антонины. – Не знаете, что за хозяйка? Боязно внучку к кому попало подселять.

Баба Дуся рассчитывала узнать кое-что о личной жизни Антонины. Не стоило сбрасывать со счета какого-нибудь псевдопоклонника, нуждающегося в деньгах.

Увы! Антонина была отрекомендована во всех отношениях положительной девушкой, хотя и одинокой. Весь ее жизненный цикл – дом – работа – дом ничего криминального не предполагал. Евдокия Тимофеевна задала еще парочку наводящих вопросов: может кто интересовался девушкой, заходил к ней в последнее время? Бдительные старушки ничего подозрительного не заметили. Нет, значит нет, бабуся попрощалась и пошла «знакомиться» с Антониной.

Однокомнатная квартирка Антонины была заставлена шкафами и книжными полками. Книги, книги, кругом книги. Не удивительно, что у бедной девушки нет друга или свободного времени. Тут одной уборки столько, сколько под силу целому штату прислуги. Бабуся с интересом разглядывала комнату, пытаясь определить где же спит девушка. Единственное свободное от книжных шкафов место занимал письменный стол. Ни телевизора, ни дивана – ничего.

– Пойдемте на кухню, – извинившись сказал Антонина. – Я гостей там принимаю.

Кухня, действительно оказалась самым жилым место во всей квартире. Тут стояло раскладное кресло-кровать, пара стульев с очень удобными спинками, на стене висело несколько натюрмортов, довольно аппетитных. На холодильнике примостился маленький телевизор.

– Как же ты живешь в такой тесноте, – удивилась Бабуся? Вынесла бы книги на кухню, а сама в комнату перебралась.

– Нет, что вы, – ответила Антонина разливая по чашкам чай, – книгам необходима прохлада, а на кухне и жар от плиты и сырость.

Антонина достала из буфета упаковку печенья, магазинный кекс.

– Нет, я эту магазинную гадость не ем, не привыкла, – отказалась от предложенного угощения Бабуся. – Давай-ка моих домашних пирожков отведаем, – добавила она, вытаскивая из сумки заранее приготовленную выпечку. – То что своими руками, да с хороших продуктов – то полезно, а энто все, – она указала на вазочку с печеньем, – баловство, перевод денег.

Антонина, откусив пирожок с маком и изюмом, сказала:

– Ой, вкусно как. Мама тоже пекла такие…

Наконец настал тот долгожданный момент, когда Бабуся могла приступить к цели своего визита. А именно – получить информацию о бабушке девушки. Евдокия Тимофеевна решила во что бы то ни стало вернуть внучку и бабушку друг другу.

– Да, – вздохнула старушка, тяжело одной, без родственников. Это я по себе знаю. Когда у меня сестра умерла, я думала с ума сойду. спасибо, родители Игорька меня к себе пригласили. Во Вражино конечно хорошо, но одиночество – вещь ужасна. Поговорить не с кем, поругаться тоже.

Баба Дуся сделал паузу, а потом спросила:

– Тонечка, а альбомы у тебя есть с фотографиями? Я это дело страсть как люблю – карточки рассматривать.

Антонина кивнула головой и ушла в комнату. Вернулась она минут через пять с толстым-толстым альбомом в зеленом бархатном переплете. Такие альбомы были в моде лет пятьдесят назад, когда квартиры украшались вязанными салфеточками, фарфоровыми слониками, бумажными цветами.

– Вот, – сказал Антонина протягивая альбом Евдокии Тимофеевне, – это еще родительский.

Бабуся внимательно рассматривала людей, которых уже давно не было на свете. Она пыталась понять какими они были, чего любили, о чем мечтали. Антонина была очень похожа на отца, просто копия.

– Это дедушка с бабушкой, мамины… Это папин брат, он военный летчик был… Это папа и мам только поженились, а вон то когда они учились… А – это, дедушка на раскопках. Он был ученым, профессором, знаменитым. Дедушка первым начал собирать старинные книги, потом папа, ну а так, продолжаю… А это я родилась, тут мне 3 года… – рассказывала Антонина, показывая на фотографии.

Евдокия Тимофеевна заметила, что на некоторых страницах были следы от других фотографий. Вот только самих фотографий не было.

– А тут, кто был? – осторожно поинтересовалась она.

– Тут? Не знаю… наверное дедушкина жена, – ответила девушка.

Причем если дедушка был дедушкой, то бабушка – всего лишь дедушкиной женой. Это было сказано так, как будто о чужом человек, случайном знакомом. Это ужасно расстроило Бабусю.

– Прости, меня, старую, – извинившись сказала она. – Вечно я свой нос сую куда не нужно. Меня вон и Игоряша за это все время ругает. Давай вернемся к нашему делу. Нам нужно найти всех твоих ближайших родственников. Может тебе оставили наследство и кто-то не хочет, чтобы деньги достались тебе. Мне нужно найти твою бабушку, ведь она твоя прямая родня. А может, действительно, кто-то пытается узнать шифр, где твои книги хранятся?

Понятное дело, что Игорь ничего такого Бабусе не поручал. Но в благородных целях можно и слегка приврать, баба Дуся не считала это ни большим обманом, ни большим грехом.

– Ой, – расстроенно сказал Антонина. – тут я вам вряд ли чем-нибудь помогу. Я бабушку эту видела, когда уже взрослой была, один раз в жизни – на похоронах родителей. Но тогда мы даже не разговаривали с ней, мне так плохо было… Я и лица ее не помню, а уж адреса тем более.

– Для нас сыщиков, – баба Дуся ласково улыбнулась, – человека найти, раз плюнуть. Мне бы только фамилию узнать, имя-отчество, да год рождения.

– Я сейчас, – сказал Тоня, – у меня в коробке со старыми письмами, вроде открытка была. По-моему, бабушка папе присылала, когда он ученую степень получил.

Тони не было минут десять, Бабуся слышала как девушка что-то передвигала, поднимала, открывала…

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное