Наталья Никольская.

Эпидемия смерти

(страница 2 из 12)

скачать книгу бесплатно

Антонина взглянула на Игоря и, покраснев, добавила:

– Понимаете, кто-то подпилил ступеньки в трех местах. Я внимательно осмотрела разломы. Они для этого в квартиру проникли. Меня хотят убить…

Последние слова были заглушены рыданиями, перешедшими в истерику. Бабуся кинулась к девушке. Игорь полез в шкафчик за валерьянкой. Совместными усилиями Антонину успокоили. У Игоря как-то не получилось отказать испуганной девушке. Чем черт не шутит, может все-таки эти случайности не такие уж случайные?

Возможно, кто-то охотится за старинными книгами, принадлежащими Антонине? Так, а для чего охотиться за самой Антониной. Ведь книжки можно просто украсть, когда ее нет дома. А если все эти случаи покушение, значит нужны не только книги, но и смерть девушки. Кого обычно подозревают в первую очередь? Лиц заинтересованных, то есть наследников. Кто является наследниками? Ближайшие родственники.

Все это прокручивалось в голове Игоря, со скоростью равной скорости хорошего компьютера.

– Скажите, Антонина, – обратился он к своей потенциальной клиентке. – А родственники у вас есть?

Девушка посмотрела на Костикова, ее щеки опять покрылись розовым румянцем. Она очень тихо ответила:

– Зовите меня, просто Тоней. У меня никого из родных не осталось.

– Вот, бедняжка, – опять вмешалась Бабуся. – Как же ты живишь одна-одинешенька. Трудно, наверное, круглой сироте.

Причитания бабы Дуси подействовали на Игоря, как красная тряпка на быка. Едва сдерживаясь, чтоб не вытолкать вредную старуху из кабинета взашей, а Евдокия Тимофеевна под неторопливый рассказ Антонины уже перебазировалась в кабинет, заняв одно из кресел, Костиков мерзким скрипучим голосом обратился к своей «компаньонше»:

– Евдокия Тимофеевна, оставьте свои причитания для мексиканских сериалов, не сбивайте мою клиентку с толку.

Выяснения отношений прервала Тоня:

– Ну, я не совсем круглая сирота. У меня есть бабушка, папина мама. Только я о ней с самого детства ничего не знаю. Так уж получилось.

– Нешто так можно? – удивленно спросила Бабуся. – Она поди старенькая уже, а ты ее не навещаешь. – Старушка укоризненно покачала головой.

Щеки Антонины стали пунцовыми. Игорь грозно взглянул на «ходячую совесть» в лице Бабуси.

– Я не виновата, родители прервали с ней всякие отношения еще до моего рождения. Я даже не знаю, жива она или нет. – оправдываясь, проговорила девушка.

Да, версия Игоря о кровожадном родственнике потерпела полное фиаско. Зато появилась новая. А что если все эти несчастные случаи подстраивает маньяк-книголюб. Может он черной завистью завидует Антонине. Хочет завладеть всей коллекцией раритетов, а девушку как соперницу – уничтожить. Преступника необходимо искать в среди книголюбов, коллекционеров-букинистов. Провертев всю информацию в голове еще раз, Игорь решительно тряхнул головой:

– Ну что ж. Ант…, простите Тоня, я берусь за ваше дело. Обещаю, что через пару-тройку дней найдем мы вашего злоумышленника, выясним причину всей этой чертовщины, – в рифму заговорил Игорь. – Давайте, так сказать, официально отметим наше сотрудничество.

Игорь открыл одну из папок, лежащих на столе.

В папке, несмотря на ее солидный внешний вид, была всего пара листков чистой белой бумаги. Костиков вывел своим красивым ровным почерком слово «Договор», под ним свою фамилию и фамилию Антонины – Бережковской. После соблюдения всех формальностей Игорь проводил девушку до дверей квартиры и постарался проскочить незамеченным мимо комнаты Бабуси. Ее комментарии о новом деле было самым последним, чего Игорь хотел услышать в данную минуту. Но не тут то было.

Бдительная Бабуся появилась на пороге свой комнаты, как раз в тот момент, когда проходил Игорь.

– Ну, что Игоряша, с чего начнем наше дело, – поинтересовалась женщина. – Мы ведь с тобой кумпаньоны, а раз так, значит вместе должны разработать эту, как ее там… штратегию.

От такой наглости Костиков опешил. Мало того, что всю дорогу лезла со своими комментариями, так теперь ей план действий подавай. Вот до чего упрямая старушенция! В ее возрасте бабуськи сидят дома, носки вяжут или внуков нянчат. Сейчас Костиков пожалел, что у них с Ириной нет детей. Тогда бы Баба Дуся при деле была и со своей инициативой не лезла.

Игорь посмотрел на Бабусю и хотя внутри у него все кипело, клокотало, словно у Везувия перед гибелью Помпеи, вежливо, но твердо сказал:

– Вам стратегию, Евдокия Тимофеевна, я уже выработал: просмотр всех телепередач, с целью получения полезной информацией. Коей потом можно будет обменяться с соседями. Понятно?

Старушка захлопала глазами, пытаясь понять, что же хотел сказать двоюродный внучок. Игорь воспользовался минутой молчания и поспешил ретироваться к себе в кабинет. Он с облегчением вздохнул, услышав как хлопнула входная дверь. Баба Дуся отправилась на улицу. Покой и тишина гарантированы, значит можно заняться делом.

Нужно было узнать, что за книги у Антонины в библиотеки. Если там действительно дорогие вещи? Игорь позвонил Ирине на работу и попросил разузнать у Антонины, что является самым ценным в ее коллекции.

Костиков раскурил свою трубку, достал телефонный справочник и начал поиски букинистических магазинов. Таких в Тарасове набралось с десяток. Тут были и сами «букинисты» и магазины, которые продавали вообще все старинное от вееров до подсвечников, и комиссионки с книжными отделами. Значит надо начать с них. Возможно тот, кто преследует Антонину крутиться возле таких мест. Нельзя сбрасывать со счетов тех, кто занимается собирательством. С чего-то нужно начинать. Вернее с кого-то. Такую информацию можно получить из газетных объявлений. Подойдет любой еженедельник. Игорь выглянул в окно, солнце светило так же ярко, как с утра. Выходить на улицу и плавиться под его лучами не хотелось. Где бы раздобыть газету? А соседи на что?

Мишка Петров, живущий как раз над Игорем, третий год пытается разъехаться с тещей. С маниакальным упорством он ищет всевозможные варианты обмена и пока все безрезультатно. Теще то этаж не нравится, то район, то соседи, то… За три года, несчастный Петров, не оставил эту навязчивую идею. Каждую неделю он покупает всевозможные издания, печатающие объявления. Систематизирует и бережно хранит. За то время он нашел двух потерявшихся собачек, помог разъехаться нескольким счастливчикам, помог приобрести друзьям парочку подержанных автомобилей. Но для тещи подходящего варианта так и не обнаружил.

Дверь открыла теща. Взглянув на монументальную леди, которая напоминала Костикову Фрекен Бок, Игорь порадовался, что у него нет тещи. Конечно, у Иришки есть и мама и папа, и они славные люди… Правда никто не знает, как они себя поведут, если Игорь с Ириной зарегистрируют свои отношения.

– Добрый день, Нонна Филимоновна, – как можно вежливее сказал Игорь. – Вы сегодня прекрасно выглядите.

На непроницаемом лице монумента проскользнуло подобие улыбки.

– Здравствуй, здравствуй Игоречек, – проворковала «роковая красавица». – Как приятно иметь дело с вежливым, симпатичным молодым человеком. Это такая редкость в наши дни. Я всегда говорила дочери, что ты очень приличный молодой человек. – мадам тяжело вздохнула и продолжила: – К сожалению, в наши дни дочери совершенно не прислушиваются к советам своих мудрых матерей.

Игорь прекрасно понял намек мадам Бок. «Слава богу, – подумал он, – что не прислушиваются. А то бы сейчас это чудовище было моей тещей».

– Нонна Филимоновна, Михаил дома?

На лице Нонны Филимоновны появилось брезгливое выражение, как будто Игорь спросил, есть ли у них тараканы. Она уже не улыбалась Костикову, а смотрела на него довольно неприязненно.

– Дома, где же он еще может быть, – сквозь зубы процедила милая женщина, указав на дверь Мишкиной комнаты. – Зятек, к тебе пришли, – противным голосом крикнула Нонна Филимоновна.

В комнате Мишка занимался своим любимым делом: картотекой с адресами желающих изменить свои жилищные условия. Он выдал Игорю целую кипу газет. Название половины из них Костикову не попадалось ни разу. Пожелав Михаилу удачи в его нелегких, но благородных поисках Игорь отправился домой изучать содержание объявлений.

Листая страницы всех этих изданий, Игорь был удивлен таким огромным количеством собирателей и коллекционеров. Позвонив по нескольким телефонным номерам из списка, Костиков ничего не добился. Во-первых, он представлялся владельцем старинных книг, но ни одной жемчужины из своей коллекции назвать не смог. Во-вторых, Костиков совершенно не владел жаргоном «букинистов». Получался разговор слепого глухонемого с иностранцем. Безуспешные попытки разговорить коллекционеров подвели Игоря к выводу, что без Ирины, работающей с редкими книгами ему просто не обойтись. По долгу службы она общалась коллекционерами, приобретая для отдела раритеты, знала продавцов всех букинистических магазинов, а главное могла разговаривать на языке книгособирателей и книготорговцев.

Игорь решил дождаться Ирину и поговорить обо всем за ужином. ***

Разговора за ужином не получилось. Во всем опять была виновата Бабуся. Вернее ее жизненный девиз: «Хочу все знать о жизни нашего двора!». В тот вечер Бабуся пропустила даже свой любимый сериал. Ирина уже пришла с работы, а бабы Дуси все не наблюдалось…

Евдокия Тимофеевна, обиженная «стратегией» разработанной лично для нее Игоряшей, решила отлучить, на время, неуважительного внучка от своей стряпни. «Иш ты, деятель. На драной козе к ему не подъедешь. Ну ничего, посидит пару дней на сосисках, да на энтих „хоть доках“ по другому запоет, как миленький прощения попросит…

Иринушку только жалко, ну ничего. Она все равно обедает на работе, а на ужин в основном салатики всякие ест». С такими мыслями Баба Дуся вышла из квартиры, стараясь напоследок посильнее хлопнуть дверью. И хотя в жару покидать свою прохладную комнату с телевизором вовсе не хотелось, Бабуся решила проявить характер до конца.

Надо было придумать куда девать столько свободного времени, не ходить же по такому пеклу по улицам Тарасова. Да и разгуливать без дела Бабуся не привыкла. Жалко, что на базаре она сегодня уже была. Старушек-подружек сейчас на улицу ни за что не выманишь. Кто-то с внуками, кто-то на кухне солит, маринует, закручивает, кто просто отдыхает.

Баба Дуся выглянула из подъезда и удивилась. Во дворе было слишком многолюдно для такого часа. Стояла машина скорой помощи, милицейский уазик. За толпой окружавшей машину скорой помощи ничего не было видно. Баба Дуся приподнялась на цыпочки, но заметила только краешек носилок, задвигаемый в машину. Стоящие переговаривались между собой, отвечали на вопросы молоденькому милиционеру, который записывал фамилии и адреса очевидцев.

Баба Дуся заметила в толпе Марию Ивановну, которая оказывалась в эпицентре любых событий. Сейчас бабуся забыла, что обещала Игорю разобраться с этой сплетницей. Главное – получить информацию. А судя по тому как блестели глаза Марии Ивановны ей было чем поделиться.

Евдокия Тимофеевна поздоровалась с соседкой:

– Случилось, что, Ивановна?

– Случилось, случилось. Старушка из сто пятой квартиры с балкона сиганула.

– Как сиганула? На смерть? – недоверчиво переспросила Бабуся.

– Конечно. Я как раз обед варила, а потом смотрю сверху что-то летит. Думала опять молодежь забавляется. Из восемьдесят восьмой. Они всегда мусор в пакетах с балкона сбрасывают. Я и в ЖЭК жаловалась и в милицию, все без толку. Я на балкон, хотела их отругать. Гляжу вниз, батюшки святы! – Марья Ивановна картинно всплеснула руками, – там человек лежит. Ну я ученая, – Марья Ивановна два года после пенсии проработала вахтером в прокуратуре, с тех самых пор, она считала себя внештатным сотрудником всех милицейских органов, – сразу набрала телефончик и милицию вызвала.

Баба Дуся выслушала полученную информацию, не перебивая рассказ соседки. Хотя ее подмывало задать пару вопросиков, например, почему сразу в милицию, а не в скорую или службу спасения?

Рассказ был прерван Марьей Ивановной, когда она заметила, что лейтенантик закрыл свою папочку и направился к машине. Ничего не объясняя Бабусе, она рванулась к милиционеру.

– Товарищ милиционер, а я? А как же у меня показания взять. Это же я, я вызвала милицию. Я главный свидетель.

Милиционер с досадой взглянул на добровольную помощницу органов:

– Гражданка Никифорова, я вам уже в третий раз объясняю, что вы не можете быть свидетелем. Вас в тот момент на улице не было. Вы слышали только звук падения. Большое спасибо, что своевременно вызвали милицию. Побольше бы таких людей».

Последние слова лейтенанта подействовали, как бальзам на израненную душу Марьи Ивановны. Она победным взором окинула собравшихся возле машины соседей и направилась к Бабусе, для того чтобы закончить свой рассказ. Тем более, что все подходили и подходили новые любопытствующие, желавшие узнать о случившемся. Группа слушателей перебазировалась в тенек. Бабе Дусе пришлось еще раз услышать начало повествования, но как говориться: «Повторение – мать учения!». Правда теперь рассказ был дополнен пространными деталями о непосредственном приготовлении обеда. Марья Ивановна перечислила все блюда, а также ингредиенты, последовательность действий и т. д. и т. п.

Старушку из сто пятой квартиры Бабуся практически не знала, ну видела пару раз, сидели на лавочке, да один раз в магазине занимала ей деньги и все. Деньги женщина вернула как договорились. Ни имени ее, ни тем более фамилии она не знала. Тем более не могла предположить, что могло заставить несчастную свести счеты с жизнью.

Зато Марья Ивановна была готова поделиться различной информацией. Оглядев присутствующих, с видом прорицательницы она заявила:

– Я так и знала, что все этим закончится. Она, – имелась в виду хозяйка сто пятой квартиры, – давно уже не в себе была. У нее крыша от богатства поехала.

– Как это? – поинтересовалась баба Дуся.

– Как, как. А так, Петровна всегда у всех деньги занимала до пенсии. Когда мужик ее жив был, она как сыр в масле каталась. Он у нее отставник был, а у них пенсия раза в три больше нашей будет. Детей, внуков у нее не было, все на себя тратили. Ну а как он помер, стала она бедствовать. Вначале вещи продавала. Я у ней плюшевые занавесы купила и скатерочку. А Катька с третьего подъезда машинку швейную немецкую с операциями.

Марья Ивановна подробно перечислила все покупки соседей, Баба Дуся едва сдерживала зевоту, с Памятью Ивановны в налоговой бы работать, внештатным сотрудником. Пора было прервать соседку и Бабуся задала наводящий вопрос:

– А откуда у нее богатство появилось? – поинтересовалась Евдокия Тимофеевна. – Она у меня весной до пенсии денег занимала, а ты говоришь.

Марья Ивановна с нескрываемым презрением взглянула на Бабуся.

– Я же говорю вам богатство, значит богатство. У нее деньги появились, много денег. Она, правда говорила, что это наследство от сестры двоюродной. Но врала, как пить дать, врала. Денег у нее было достаточно. Она себе телевизор новый купила, здоровый такой. А покупки делать стала в супермаркете, ну в том, где на стеклах мужик толстый нарисован.

Баба Дуся припомнила, как попала в этот супермаркет. Зашла туда по ошибке, еще в первые дни своего переезда к Игорю. Зашла молочка купить, рису, маслица. Зашла и обомлела… Литр молока стоил как килограмм мяса. И откуда цена такая, разве что за коробочку расписанную иностранными буквами. Хорошо, что быстро сообразила уйти оттуда. Там конечно все красиво было: и колбаска нарезанная тоненькими кружочками в маленьких пакетиках и сыр в дырочку, и сласти всякие… Только не для пенсионеров этот магазин. И не для Иринки Игоревой. С ее зарплатой в таком магазине даже мочалку не купишь. Если Петровна делал покупки в этом самом магазине, значит денег у нее было много.

– Точно, точно вступила в разговор сухенькая седенькая старушка, в полинявшем ситцевом халатике. У меня как-то телевизор сломался, так она меня позвала сериал к себе смотреть. Чаем напоила, с бутербродами. Колбаска копчененькая, пахнет дымком. Конфеты, печенье все в коробках, а на них не по-нашему написано.

Тут старушки-соседки принялись на перебой делиться своими воспоминаниями о Петровне. Выходило, что покойная была женщиной сердечной и не жадной. Только вот последние недели с головой у нее плохо стало.

Баба Дуся внимательно слушавшая описания всего того, что было съедено, подарено, насторожилась:

– Надо же, я живу тут рядом и ничего не знаю. А что у нее с головой было?

В разговор снова вступила Марья Ивановна, которая и на этой свадьбе хотела быть невестой. Как же, ценную информацию должны узнать из ее уст:

– Да ей последнее время муж покойный являлся. Явиться и зовет к себе: «Пошли мол со мной, пора».

– Как это являлся, в буквальном смысле слова? – переспросила Бабуся.

– Да, как вот я перед вами, так и он пред ней. Сядет в кухне и простит чаю налить. А сам смотрит, смотри… – ничуть не смутившись ответила Марья Ивановна.

– Что вы глупости говорите, – вступилась за покойную одна из соседок. – Она мне сама рассказывала про мужа. Только он к ней не сам являлся. Петровна рассказывала, что он по телефону ей звонил и говорил, что скоро заберет с собой, что ему холодно и одиноко там.

Тут соседи загалдели, пытаясь выработать общее мнение: может быть такое на само деле или это плод больного воображения. В качестве доказательства пошли в ход истории про знакомых и ближайших родственников, которым являлись умершие. Одним, чтобы предсказать скорую смерть. Другим, чтобы указать, где храниться семейное сокровище, третьим – предупредить о катастрофе или грядущих неприятностях.

Информация была интересной, но к случившемуся не имела никакого отношения. Баба Дуся, любившая все необычное и таинственное, допускала существование неведомого только в кино. Она с удовольствием смотрела сериал про Малдера и Скалли. Но в жизни? Как-то не верилось, что мертвец способен сбросить с балкона живого человека. Версия с самоубийством после неожиданного счастья, тоже как-то не укладывалась в голове.

Воспользовавшись суматохой, Бабуся ловко прошмыгнула в подъезд. Дверь сто пятой квартиры еще была открыта. Участковый общался с соседями, пытаясь выяснить возможную причину несчастья Петровны. Бабуся толкнула обшарпанную, оббитую дермантином дверь и вошла. Двухкомнатная квартира с высокими потолками казалась особенно просторный. Так как мебель почти отсутствовала. В одной комнате на специальной тумбочке со стеклянными дверцами стоял громадных размеров телевизор – раза в два больше бабусиного, стояло два новеньких мягких кресла. В другой комнате стоял диван, из того же набора, что кресла. Старенький шкаф, допотопная тумбочка. На кружевной вязаной салфетке – ваза с пластмассовыми цветами. В шкафу среди байковых халатов, стареньких вытянутых кофт, сразу же выделялись новые вещи. Хороший плащ, пушистая кофта из ангоры, расшитая бусинами. Новое осеннее пальто. Внизу стояло несколько коробок с обувью. Новехонькие кожаные зимние сапоги, от таких и Баба Дуся не отказалась бы.

Бабуся еще раз оглядела комнату. Все чистенько, но очень просто. Новые вещи выглядели как чужеродные элементы, совершенно не вписывались в эти салфеточки, вазочки, цветочки.

На кухне стоял огромный холодильник. Бабуся открыла дверцу и заглянула внутрь. Нет не из любопытства, а ради дела. Холодильник был забиты до отказ всякими экзотическими продуктами. Красивая, как с картинки журнала колбаса. Баба Дуся хотела вспомнить, как она называется. Такую колбасу Ирина покупала на Новый Год. Не то «шалама», не то «салама», или еще какая «ляма». Несколько палочек, завернутых в прозрачный целлофан с какими-то нашлепками. Надпись гласила: «Салями». Бананы, ощетинившийся буграми ананас. Кусок копченого окорока. Открытая баночка черной икры, целехонький торт, упаковка мороженного. Все как будто приготовлено ко дню рождения.

Бабе Дусе не давала покоя одна мысль: «Если человек собирается покончить жизнь самоубийством, зачем забивать холодильник всякими вкусностями? Нет, тут что-то не то. Пусть тебе являются голоса, но это не значит, что все должно пропасть. Как можно сводить счеты с жизнью, если у тебя в холодильнике такой сказочный торт?» Все больше и больше это самоубийство казалось подозрительным.

С желанием поделиться своими подозрениями с Игорем, Бабуся отправилась домой. Собирая информацию, она даже не заметила как пролетел день и наступил вечер. Она забыла про обиду, которую нанес ее Игоряша.

Баба Дуся подоспела как раз во время. Игорь и Ирина только садились за стол ужинать. Хорошо, что они все собрались, рассказ не придеться повторять дважды.

– Евдокия Тимофеевна, – с легким упреком проговорила Ирина, – мы вас ждем, ждем ужинать.

– Спасибо, золотце, спасибо. Тут такие дела, есть некогда. – затем она обратилась к Игорю. – Игоряша, у нас новое дело. Придется пока отложить Антонину…

Игорь хотел было возразить, но понял, что сейчас лучше не влезать. Баба Дуся рассказала о происшествии, выложила подробности обследования сто пятой квартиры. Поделилась своими соображениями по поводу «лжесамоубийства». Она ожидала, что ее рассказ произведет эффект разорвавшейся бомбы. Однако она ошиблась. Ирина, как девушка воспитанная, задала несколько вопросов, всем своим видом показывая, что она внимательно слушает рассказ. Игорь сидел молча, пережевывая давно остывший ужин. Так же молча доел, встал и ушел к себе в кабинет. Ирина попыталась было смягчить ситуацию, но Бабуся, обиженная таким отношением почти родного внука, скрылась в своей комнате, объявив, что ложится спать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное