Наталья Колесова.

Прогулки по крышам

(страница 7 из 33)

скачать книгу бесплатно

   Агата опустила книгу на колени.
   – Когда вы отыскали ее в столице, девочка не умела разговаривать. Так? Я просмотрел больничные карты. Она страдала аутизмом. Ходила в специальный детский сад для детей с отклонениями в психике… Несколько лет в этом садике не привели к ожидаемым результатам.
   Агата сжалась. Она что, была недоразвитой? Как это… с отклонениями в психике? Аутизм – посмотреть в энциклопедии…
   – Девочка не могла общаться, играть со сверстниками… Что там еще? – Келдыш посмотрел в папочку. – Ни лечение, ни психотерапевтические игры и процедуры не дали впечатляющих результатов… Пока однажды в детском саду не появился кот…
   Бабушка вздохнула и сказала:
   – Агата, выйди!
   – Ну уж нет! – возмутилась Агата. – Ни за что!
   – Ни в коем случае! – неожиданно поддержал Келдыш. – Она имеет полное право знать!
   – В таком случае я отказываюсь продолжать этот разговор! – решительно заявила бабушка, делая попытку встать.
   – В таком случае, – сказал Келдыш не менее решительно, – я продолжу его с вашей внучкой. И отвечу на все интересующие ее вопросы… Как поживает ваша аллергия, Лидия?
   Бабушка осела обратно.
   – Агата. Пожалуйста. Я прошу. Уйди. Я хочу поговорить с этим человеком наедине.
   Чуть ли не впервые на ее памяти внучка взбунтовалась.
   – Нет, бабушка! Я действительно имею полное право все знать! Извини, но я останусь.
   Бабушка подняла голову. Посмотрела на Агату. В ее зеленых глазах что-то вспыхнуло, бабушка коротко размахнулась и…
   Агате показалось, что-то ударило ее в лоб. Это что-то толчком откинуло голову назад, на спинку кресла, и растеклось холодными ручейками по лицу, шее, плечам, по всему телу, сделав его неподвижным. Агата даже губами не могла шевельнуть, повести глазом. Единственное, что она могла, – слышать.
   – Ого! – услышала она через мгновение. – Крутовато вы! Келдыш поводил перед ее лицом ладонью. Агата даже не моргнула – не могла. Учитель подержал ее за непослушную тяжелую руку, положил на подлокотник кресла, со вздохом выпрямился и повернулся к невидимой ей бабушке.
   – Ну, если вы так с ней обращались, неудивительно, что она выросла такой… тряпкой!
   – Келдыш, черт вас возьми! – сказала бабушка, и в голосе ее было бешенство.
   – Нет, это вас черт побери, Лидия! – сказал Келдыш с бешенством не меньшим. – Разительное отличие от ее маменьки, да? Вы этого добивались? Только зачем? Вы понимаете, что сотворили? Да любой может заставить ее сделать что ему только будет угодно!
   – Отойдите от нее! – рявкнула бабушка. – Отойдите и заткнитесь! Иначе…
   Келдыш резко рассмеялся:
   – Иначе – что, Лидия? Если бы вы что-то могли сделать, вы бы уже это сделали! Думаете, я не чувствую, как вы меня прощупываете?
   Он все же отошел, и Агата видела только тени, отражающиеся на стеклянных дверцах шкафа напротив.
Некоторое время двое молчали. Потом бабушка сказала с усилием:
   – Хорошо. Успокоились оба. Агата спит и ничего не запомнит из нашего разговора. Уж я об этом позабочусь. Продолжайте.
   – Итак, – ровно сказал Келдыш. – В детском саду появилась кошка. С этого момента у девочки пошло резкое улучшение. Она начала реагировать на окружающее, улыбаться, играть, разговаривать. Врачи порекомендовали взять животное домой. Вы взяли. Развитие ребенка выправилось, она пошла в нормальную школу, хоть и в более позднем возрасте. Потом вы… испугались. Чего вы испугались, Лидия?
   Тишина.
   – Вы наблюдали за девочкой и котом. Они понимали друг друга не то что с полуслова – со взгляда. Не удивлюсь, если вы провели несколько экспериментов, и они вас напугали. А вдруг, подумали вы, это не просто дар к общению с животными, как в старину говорили: «петушиное слово знает»? А вдруг – это зачатки магии, которые еще не улавливают периодические обследования? А вдруг они разовьются? А вдруг она пойдет по стопам… семьи Мортимер? И тут у вас открылась жесточайшая аллергия. Врачи запретили держать в доме животных – любых. Кота – наверняка со слезами – отдали «в хорошие руки», но девочка уже подросла, уже выровнялась, уже не так тяжело перенесла разлуку со своим любимцем… Все обошлось, да, Лидия? Все обошлось на этот раз.
   Келдыш помолчал.
   – Я тоже кое-что видел. И тоже не сразу обратил внимание. Если бы не ваша… аллергия, мы могли бы получить любопытные результаты.
   – К чему, – спросила бабушка надтреснутым голосом, – к чему вы мне все это говорите?
   – К тому, – сказал Келдыш резко, – чтобы вы не пытались что-то скрывать от меня. Я все равно до этого доберусь. У вас есть что еще мне сказать, Лидия? Я не тороплю. Подумайте. Повспоминайте. А сейчас – разрешите откланяться. И в следующий раз воздержитесь от таких… резких жестов. Я всегда… восхищался вами, что бы и как бы там ни было. Я бы не хотел потерять еще и это.
   Он мелькнул мимо глаз Агаты. Бабушка посидела еще, потом тяжело поднялась и с трудом подошла. Положила руку на ее лоб.
   – Агата, – сказала тихо. – Проснись.
   Агата вздрогнула. Поморгала и потянулась. Бабушка стояла рядом и грустно смотрела на нее.
   – Проснулась?
   – Я что, заснула?
   Агата со смущением огляделась. Келдыша уже не было. Агата помнила, что они что-то долго и нудно обсуждали с бабушкой, и она устала прислушиваться и начала клевать носом над книжкой, а потом… Кто-то ссорился. Соседи за стеной, что ли? Или бабушка смотрела какой-то фильм? Она потерла глаза. В памяти еще мелькали обрывки сна, но уже не разобрать и не вспомнить что к чему и что там было таким интересным и важным – как часто бывает после не вовремя зазвонившего будильника…
   – Хочешь чаю? – спросила бабушка.
 //-- * * * --// 
   Келдыш приходил раз в неделю. Теперь Агату не обязывали присутствовать при беседе взрослых. Но и не отсылали в свою комнату. Поэтому Агата выбрала половинчатое решение – садилась с книгой на кухне. Оттуда слышно почти все. Особенно, когда говорят повышенным тоном. Но повышенным тоном они почти не говорили. А если говорили, то всегда начинала бабушка. Келдыш – удивительно! – разговаривал вежливо, спокойно, даже с юмором. Чаще всего они вспоминали общих знакомых – то ли по столице, то ли по Академии. Это было слушать неинтересно. А вот когда начинали обсуждать историю создания или область применения какого-нибудь заклинания или вспоминать разные забавные (и не очень) случаи, случавшиеся с нерадивыми студентами и даже – подумать страшно! – с самим Келдышем… Правда, маги при этом сыпали специальными терминами, которые Агата не то что не понимала – повторить не могла.
   В этот раз Келдыш пришел раздраженным. Начал чуть ли не с порога:
   – Что за бардак творится тут у вас в провинции!
   – Я всегда предполагала, что рыба гниет с головы, то есть со столицы, – надменно заметила бабушка. – Что, опять какое-то нарушение ваших хваленых правил?
   – Моих правил! – хмыкнул Келдыш. – Город кишмя кишит незарегистрированными магами! Сегодня на базаре я буквально за руку поймал ведьму – пыталась всучить мне амулет от сглаза! Ни лицензии, ни клейма, ни разрешения на торговлю! А ведь сильная девчонка! Ей бы в Академии учиться, а теперь – штраф и тюремное заключение! Куда только ваша мэрия смотрит! Придется составлять записку в СКМ…
   – Все вам неймется, Ловец, – сухо сказала бабушка. – Пейте чай.
   – Ведь с последней войны прошло не так уж много времени! Вы что тут, все с ума посходили? Хотите ее повторения?
   – Пейте чай.
   Агата положила книжку на колени. Пауза. Потом бабушка сказала:
   – Когда я переехала в… провинцию, сначала тоже была шокирована. Потом я поняла и свыклась с одной простой мыслью. И вам к ней тоже придется привыкнуть.
   – К какой?
   – Это была не просто очередная Магическая война. Это была Столичная Магическая война. Несмотря на миллионы жертв, несмотря на то, что столицу отстраивали заново всей страной, это была война столицы. И столичного округа. Понимаете? В провинции слегка ужесточили надзор и чуть ограничили права магов, ввели обязательные тесты на мэ-эс в детсадах и школах. Ну и что? Вечно в этой столице что-то выдумывают! А мы как ходили, так и будем ходить заговаривать зубную боль к нашей нелицензированной бабке Паше, а не к вашему высококлассному клейменому специалисту, обученному в Академии… Она-то нам ничего дурного не делала! Вот так вот, Келдыш. Не надо пронзать меня этим вашим профессиональным взглядом, мальчик. Просто усвойте это. И пейте чай.
 //-- * * * --// 
   Агату вызвали к директору прямо с урока литературы.
   – И возьмите с собой сумку, Мортимер…
   – На выход с вещами! – пропела за спиной Дьячко.
   Агата растерянно и торопливо покидала все в сумку, прошла мимо молчащей учительницы дылды-Людмилды. Перехватила ее какой-то жалостный взгляд.
   – Проходи, Агата, – торопливо сказал директор, когда она нерешительно замаячила на пороге его кабинета. – Проходи, садись.
   В кабинете оказался Келдыш. Агата сразу насторожилась: что за очередная пакость? Келдыш посмотрел на нее и отвернулся к окну.
   Директор сцепил на круглом животике толстые руки, встал прямо перед ней. Ей оставалось или задрать голову, чтобы видеть его лицо, или смотреть на его дрожащие пальцы. Агата смотрела на пальцы.
   – Послушай, Агата… Твою бабушку увезли в больницу. Она…
   Агата тяжело моргнула. Директор перебирал пальцами все быстрее. Он нервничал.
   – У нее…
   У девушки в голове зашумело.
   – Она жива?
   – Конечно! – воскликнул директор. – Конечно, не пугайся так!
   – Тогда не надо ее пугать! – услышала Агата резкий голос Келдыша. – У вашей бабушки инсульт. Сейчас вы можете поехать повидать ее в больницу.
   – Конечно-конечно! – повторил директор и быстро вытер покрасневший лоб. – Учитель Келдыш любезно предложил подвезти тебя на своей машине в больницу. Уверен, все будет в порядке… конечно, в порядке…
   Конечно, конечно, повторила про себя Агата. Встала. Сумка мягко съехала с плеча и шлепнулась на пол. Агата тупо смотрела на нее сверху. Келдыш наклонился, нетерпеливо всунул сумку ей в руки.
   – Идемте, Мортимер.
   В машине они молчали. Агата ненавидела больницы. Она провела там полдетства, и они напоминали ей приют – полудом, где ты живешь в ожидании и тоске по дому настоящему… Она глубоко вздохнула и поймала быстрый взгляд Келдыша. Он боится, что она разревется. Не сейчас. Не при нем.
   Не дождется.
   Больница была не слишком большой; в окружении зеленого парка казалась даже приветливой. Келдыш быстро выяснил что-то в регистратуре и махнул рукой Агате.
   – Она в реанимации. Родственников туда пускают. Идемте.
   Вы не родственник, хотела сказать Агата. Конечно, не сказала.
   На дверях реанимации шелестели прозрачные ленты-занавески. Келдыш развел их, Агата вошла и остановилась, растерянно глядя по сторонам. Кто из них бабушка? Учитель молча взял ее за локоть, разворачивая влево.
   Пол-лица Лидии Мортимер закрывала прозрачная маска. Кто-то тяжело, натужно дышал – то ли бабушка, то ли сама эта маска. Агата посмотрела на нее и принялась таращиться на подмигивающие и попискивающие приборы. Огоньки расплывались перед глазами. Она не заплачет, не заплачет! Бабушка казалась такой малюсенькой под этой простынею – словно там ничего не было, словно эти больничные приборы сами жадно высасывали из нее жизнь…
   Дежурный целитель, сидевший в изголовье кушетки, поднял голову и встал. Сложив руки на животе, молча смотрел на них.
   – Как? – спросил Келдыш, кивая подбородком.
   – Состояние тяжелое, но стабильное. У врачей прогноз осторожный.
   – А у вас?
   – Мы даем ей энергию, чтобы она могла принять медицинскую помощь.
   – Если понадобится еще…
   – Спасибо, коллега. Мы пока справляемся. Вы родственник?
   – Нет. Вот.
   Целитель посмотрел на Агату. Вокруг глаз у него были темные круги, как будто было уже далеко за полночь. Кивнул.
   – Ясно. Думаю, пока вам вредно находиться здесь. Приходите завтра.
   Агата послушно повернулась вслед за келдышевским прикосновением.
   – Я везу вас домой, – объявил Келдыш. Агата туманно удивилась – конечно, не в гостиницу же! Они ехали гораздо медленней. Агата смотрела в окно.
   – Что маг говорил про энергию?
   – Они берут ее у родственников. Как кровь подходящей группы, понимаете?
   Агата медленно кивнула.
   – А так как у меня нет магических способностей…
   – Подойдет любая, – резко сказал Келдыш.
   – В том числе и ваша?
   – В том числе и моя.
   – Но вы же… вы ее ненавидите.
   Келдыш остановил машину и открыл дверцу.
   – Приехали.
   – Вы ненавидите ее, правда?
   Келдыш смотрел на нее поверх машины.
   – Я испытываю к Лидии… смешанные чувства.
   – И все же хотите ей помочь?
   Учитель повернулся и пошел к дому.
   – Из чистого эгоизма. Где ключи, Мортимер?
   Агата медленно, точно во сне, передала ему ключи. Смотрела, как он открыл дверь, вошел. Зашла следом.
   – Эгоизма?
   Келдыш огляделся по сторонам и повернулся к ней.
   – Я еще не настолько стар, чтобы жить в одном доме с молоденькой девушкой.
   – А?
   – Похоже, вы забыли, что я – ваш куратор. Практически – второй опекун. Так что если что-то случится с вашей бабушкой…
   Он развел руками. Агата смотрела на него с испугом.
   – Поэтому и в моих интересах, чтобы мадам Мортимер и дальше благополучно здравствовала. А теперь – к более конкретным вопросам! У вас есть деньги?
   – А? – спросила опять Агата и подумала, что ее легко принять за идиотку. Да он и так всегда считал ее идиоткой…
   – Деньги, – торопливо повторила она. – Деньги… да, есть.
   – Сколько?
   Агата достала шкатулку из шкафа. Келдыш тщательно пересчитал бумажки.
   – Должно хватить на продукты и неотложные нужды. У вашей бабушки есть страховка, и вы не обязаны ничего оплачивать в больнице. Если с вас что-то будут требовать… ну, обращайтесь ко мне. Вы не боитесь ночевать одна?
   – Вот еще! – презрительно сказала Агата.
   Он внимательно оглядел ее.
   – Я оставлю вам свой телефонный номер.
   – Спасибо, – вежливо сказала Агата, сразу решив, что ни за что ему не позвонит.
   – Завтра я заберу вас из школы, и мы съездим в больницу.
   – Спасибо, – вновь сказала Агата. – Но ведь это моя бабушка. И я сама решу, когда и с кем мне ее навещать.
   Келдыш посмотрел на нее с легким удивлением.
   – Слушайте, Мортимер…
   Она ожидала какого-нибудь привычного едкого замечания, но Келдыш пожал плечами и, буркнув:
   – До свидания, – сбежал вниз по лестнице. Хлопнула дверь.
   Агата осталась одна.
 //-- * * * --// 
   Услышав звонок, Агата вздрогнула: он был какой-то… пронзительный, как будто предвещал очередную беду.
   – Не спрашиваете, – недовольно констатировал Келдыш, когда Агата, открыв дверь, испуганно уставилась на него.
   – Что такое? – спросил у нее и сам же ответил: – Ничего нового, Мортимер! Если будут какие-нибудь изменения в ее состоянии, вам сообщат первой. Вот.
   – Что это? – машинально спросила Агата, хотя и сама видела – что. Или, вернее, кто. Отставив руку, двумя пальцами, словно нечто невообразимо противное, Келдыш держал за шкирку слабо мяукавшего котенка-подростка.
   Келдыш поднял котенка повыше и внимательно оглядел его.
   – Соседка съехала в отпуск, попросила присмотреть. У вас сейчас масса свободного времени и никакой аллергии. Консервы в пакете. Пусть поживет, пока мадам Мортимер в больнице. Держите.
   Сунул котенка Агате и пошел к машине.
   – А как его зовут? – крикнула Агата вслед.
   Келдыш оглянулся на ходу. Поднял плечи.
   – Это кошка. Зовут… ну, Киска. Спокойной ночи вам не желаю. Не даст.
 //-- * * * --// 
   – Думаете, у меня все-таки есть какие-то магические способности?
   Они сидели в больничном парке. Уже полчаса, как вышли от бабушки, но идти домой Агате не хотелось. Ничего не происходило: бабушке не делалось ни хуже, ни лучше, врачи были уклончиво-пессимистичны, Келдыш пару раз уже становился донором…
   Агата покосилась. Сегодня она опять застала его в больнице, но выглядел Келдыш как обычно – бледный, неприветливый, весь в черном. Он сидел, раскинув руки по спинке скамьи. Глядел на солнце, посверкивающее в зеленой чешуе листвы.
   – Все за то, – отозвался рассеянно.
   – И бабушка каким-то образом смогла их спрятать?
   – Хотел бы я только знать – как.
   – И что я могу… хорошо общаться с животными – это тоже магия? Вы тогда говорили про моего кота Сему…
   – Если не магия, то уж очень похоже… – Келдыш уставился на Агату. – Вы помните, о чем мы говорили с вашей бабушкой?
   – Да.
   – Но вы не могли… не должны… Как же так?!
   Ей доставило удовольствие изумление учителя. Он даже заикаться стал.
   – Лидия набросила на вас заклятие сонного забвения. Вы просто не могли нас слышать. И уж тем более – помнить!
   Агата небрежно пожала плечами.
   – Я и не помнила, когда проснулась. Потом… все как будто возвращалось… как эхо… выплывало откуда-то…
   Келдыш смотрел на нее во все глаза.
   – Что вы помните?
   – Вы сказали: она испугалась, что у меня есть способности, когда увидела, как мы с котом общаемся… Притворилась, что у нее аллергия. А я так плакала, когда мы отдавали Сему! – пожаловалась Агата.
   Келдыш отмахнулся:
   – Что еще?
   – Вы предупредили, чтобы она ничего от вас не скрывала… А почему она испугалась?
   – У семьи Мортимер своя… особая история.
   – А кто-нибудь когда-нибудь мне ее наконец расскажет?
   – Не думаю, что вас это порадует, – рассеянно сказал Келдыш. Провел по лицу ладонью. – Преодолеть сонное заклятие при нулевых способностях… Разве что мадам Мортимер постарела… но не думаю, не думаю…
   Он поглядел сбоку на Агату. Сказал неожиданно:
   – Посидите так.
   – А?
   – Не шевелитесь.
   Келдыш потянулся к ней. Агата скосила глаза на руку, исчезнувшую за ее спиной. Он не коснулся ее, но Агата почувствовала покалывание на шее, словно по коже прошел слабый электрический ток.
   – Что вы чувствуете?
   Агата закрыла глаза, чтобы не отвлекаться.
   – Тепло. Становится горячей… очень горячо… ай! – Она, отпрянув, оглянулась. Келдышевская рука была сантиметрах в тридцати от ее спины. Агата сердито потерла шею:
   – Что это вы делаете?
   – «Горчичник», – объяснил Келдыш. – Упражнение для первого курса. Дайте, посмотрю.
   Агата, откинув волосы, наклонила голову. Почувствовала пробежавшие по шее пальцы.
   – Даже не покраснела, хотя у вас должен быть волдырь, – сказал учитель. – Защита. Вы, на первый взгляд, поддаетесь магическому воздействию. Но оно на вас никак не отражается…
   Агата сердито выпрямилась:
   – Я что для вас, подопытная обезьянка? Есть у меня магия или нет?
   Келдыш улыбнулся лениво.
   – Вот для того, чтобы это выяснить, и нужно побыть подопытной обезьянкой…
   – Например, сходить к Слухачу?
   Келдыш помолчал.
   – Вы этого хотите?
   – А у меня есть другой выход?
   – То есть?
   – Вы сами говорили, что больному лучше всего помогает энергия родственников. Если Слухач скажет, что магия есть, я смогу бабушке помочь. Ведь так?
   Келдыш смотрел с прищуром. Оценивающе.
   – Она будет против.
   – Она об этом не узнает.
   – Узнает потом.
   – Но тогда уже будет поздно… Я что, – жалобно спросила Агата, – теперь должна вас уговаривать? Я могу и сама к нему пойти.
   – Нет. Не сможете. – Келдыш смотрел прямо на яркое солнце. Не мигая и не щурясь. Сказал серьезно: – Надеюсь, мадам Мортимер по выздоровлении не превратит меня в жабу!
 //-- * * * --// 
   Он сидел в тени – громадный, жирный, страшный. Агата попятилась и наткнулась на Келдыша. Рука его была ледяной – он почему-то тоже нервничал. Слухач, глядя в пол, помял ладони, больше похожие на ковши экскаватора.
   – Девушка готова? – спросил мягким голосом.
   К чему? Агата поглядела через плечо.
   – Да, – отозвался Келдыш.
   Слухач поднял тяжелые белые веки и посмотрел на Келдыша. На Агату. Глаза его были такими прозрачными, что казалось, еще чуть-чуть – и можно увидеть, что находится за ними в черепе.
   И еще – Агата его где-то видела. Нет, не встречала никогда, потому что такого не забудешь.
   Просто она его… помнила.
   И он ее помнил.
   – Понятно, – сказал Слухач – непонятно для Агаты и Келдыша. Неожиданно проворно поднялся. Поманил Агату толстым пальцем. – Идем-ка…
   Они вошли в затемненную комнату. Посреди стояла высокая кушетка, накрытая серым покрывалом, рядом – табурет. И больше ничего. Никакой аппаратуры или привычных с детства магических предметов-определителей. Слухач показал на кушетку и пошел задергивать плотные черные шторы, сквозь щель в которых пробивалась узкая пыльная полоска света. Он так долго ловил и уничтожал этот лучик, что Агата успела заскучать, сидя на дурацкой кушетке. Келдыш стоял, прислонившись спиной к стене. Пол разглядывал. Слухач справился с солнцем и сел на табурет, обхватывая его ножки толстыми ногами.
   – Начнем?
   Агата насторожилась.
   – Наверное…
   В поисках поддержки взглянула на учителя. Теперь тот исподлобья следил за Слухачом.
   – Посмотри на меня, – сказал Слухач своим мягким голосом. Агата посмотрела. Слухач подался к ней на табурете и взял ее руку в теплые ладони.
   – Смотри на меня. Ляг, откинься на подушку, но смотри на меня.
   Агата вновь испуганно покосилась на Келдыша.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Поделиться ссылкой на выделенное