Наталья Колесова.

Прогулки по крышам

(страница 5 из 33)

скачать книгу бесплатно

   – Хм… – выразилась Лили, переводя взгляд на него. – Вижу, красавчик, ты переключился на детишек?
   Тот широко улыбнулся.
   – Нет, Лили, это моя ученица.
   – Ученица? – придирчиво сощурилась Лили. – Интересно, чему это он вас учит, деточка? Поделитесь потом?
   И величественно удалилась.
   – Не обращайте внимания, – сказал Келдыш. – Она всегда много болтает.
   – Да я и не… – пробормотала Агата. То, что ее приняли за подружку этого взрослого красивого мужчины, было и смешно, и приятно. И одновременно стало страшно интересно – а с кем он тут бывал раньше?
   До этого Агата не решалась задавать Келдышу вопросы. Но сейчас, когда она плохо видела его в полумраке, и он перестал – только на время, уверена, – отпускать язвительные замечания в ее адрес, Агата слегка осмелела.
   – Вы любите столицу, да?
   – Я здесь родился.
   – А почему вы переехали в наш город?
   Келдыш смотрел в темное окно.
   – Меня отправили на легкий труд. В санаторий практически.
   Это школа-то – санаторий? Что же за работа тогда у него была раньше? Агата собралась с духом.
   – Это из-за вашей… болезни?
   – Да.
   – А что за…
   Глаза Келдыша блеснули.
   – Это не заразно, Мортимер!
   Агата тут же умолкла. Вовремя принесли ужин – несколько полновесно загруженных тарелок. Агата ела, ела и ела, пока пояс просторных джинсов не стал давить на живот. Облизывая ложку, посмотрела на Келдыша. Он усмехнулся:
   – Пожалуй, это кафе – самое лучшее, что я вам сегодня показал, да?
   – Так вкусно, – сообщила Агата. – А мы все посмотрели?
   – За один вечер? Вам еще не надоело, Мортимер?
   Ей не надоело – хотя у нее ныли ноги и слегка кружилась голова. Но вот ему наверняка надоело – она и слова не могла по-человечески, по-умному сказать, только ойкала, крутила головой и спрашивала: а это что? А еще сегодня она «тискалась» с Вудом и орала на учителя… при воспоминании об этом у Агаты сделалось такое несчастное лицо, что Келдыш рассмеялся:
   – Ну, тогда едем дальше!
 //-- * * * --// 
   – Что вы помните о войне, Мортимер?
   – Ничегошеньки.
   – Совсем-совсем? – настаивал Келдыш.
   Агата подумала.
   – Очень тесно. Все кричат. Качается пол. У меня в руках Барсик.
   – Барсик?
   – Мой кот. Вернее, он не мой и наверняка не Барсик. Воспитатели сказали, что из подвала меня достали с ним в обнимку. Пытались отобрать, а я не отдала. Так и приехала с ним в приют. Он там прижился.
Жил в подвале, мышей ловил. Иногда даже мне приносил, когда приходил спать в мою кровать. Только тогда я спала. Он мурлыкал, а я спала…
   – А когда не приходил? – помолчав, спросил Келдыш.
   – Я… – Агата сморщилась. – Я правда не помню. Это все воспитатели бабушке рассказывали. А она – мне. Я сидела в кровати, и никакими силами меня нельзя было уложить. Я все на что-то смотрела.
   – На что?
   – Откуда я знаю? Не помню…
   – Совсем? – не отставал Келдыш. Агата разозлилась – да что ему от нее надо? Чтобы она рассказала про тени, которые до сих пор иногда рыщут в ночи? Слабо светящиеся тени – они бродят и бродят, ищут и ищут и не могут кого-то найти… стих почти получился.
   – А вы сами что помните? – спросила с вызовом. Келдыш слегка растерялся:
   – Хотите знать, что видел я?
   Он перегнулся через перила моста – внизу плыл речной трамвайчик, весь в огнях и в музыке. Молчал долго. Потом повернул голову и серьезно посмотрел на Агату.
   – Радуйтесь, что ничего не помните, Мортимер. Радуйтесь – и живите.
   Агате стало холодно. Агате стало грустно. Тяжело. Она тоже принялась смотреть на медленно текущую черную реку: огни моста и набережной золотили и серебрили воду, но не проникали внутрь. А что там, в глубине? Что там, в ее памяти? В памяти Келдыша?
   Его пальцы, лежащие на перилах рядом с ее локтем, дрогнули, сжались сильнее. Ей показалось, он произнес что-то. Агата взглянула вопросительно. Келдыш медленно, осторожно выпрямлялся, как будто по частям, по позвонку, точно раздумывая – а стоит ли? Замер, высоко подняв голову. Агата подумала – что-то увидел, взглянула тоже – те же огни фонарей, те же звезды… Учитель застыл, ноздри у него раздувались, на напряженной шее трепетала жилка… Ему опять плохо?
   – Что… – начала Агата, но он быстро закрыл ей рот ладонью. Рука пахла рекой, камнем и была влажной. Медленно повел головой влево-вправо – прислушиваясь? принюхиваясь?
   – Мортимер, – сказал негромко. – Быстро в машину.
   – А…
   – НЕМЕДЛЕННО!
   Он будто одним возгласом телепортировал ее в машину – Агата мгновенно очутилась на переднем сиденье. Смотрела через стекло, как медленно, завернув голову влево, он отступает к машине. Шажок-остановка, шажок-остановка. Агата изо всех сил напрягала зрение, но видела перед собой только пустой мост. Келдыш широким полукругом повел рукой, как будто измерял температуру моста под ногами, потом снова – уже вверх ладонью. Остановился перед капотом – Агата видела, как шевелятся его губы, но изнутри слов не было слышно. Вновь двинулся, так же замедленно открыл дверцу – и мгновенно оказался в седане.
   – Пристегнитесь!
   Агата потянула ремень – ее бросило на стекло, потому что зверь-машина внезапно прыгнула, разворачиваясь чуть ли не в воздухе. В панике завизжала машина со встречной полосы. Барахтаясь на сиденье, Агата сумела оглянуться: машина встала, упершись бампером в перила, а следом, накрывая и ее, и мост, полз белый туман.
   – Пристегнись! – снова рявкнул Келдыш, и Агата испуганно повиновалась. Снаружи мелькали огни и улицы, размазанные в цветные пятна, скорость вдавливала ее в плотное сиденье, а оскалившийся Келдыш гнал и гнал, бормоча что-то, и только иногда вскидывал взгляд в зеркало заднего вида. Вид у него был дикий. Агата вжалась в угол между дверцей и сиденьем, глядя то на него, то на несущуюся на них улицу…
   – Выходите!
   Ни за что, подумала Агата и открыла зажмуренные глаза. Сильная рука Келдыша уже бесцеремонно вытаскивала ее за локоть.
   – Быстрее же, Мортимер!
   Она еле успевала переставлять ноги, пока он тащил ее по узкой дорожке к слабо освещенному крыльцу. Нажал кнопку звонка и еще пару раз вдарил кулаком по деревянной двери. Дал бы и третий, если бы дверь без всякого предупреждения не распахнулась. Оттуда на них вылетело очень сердитое существо в чем-то развевающемся белом.
   Существо зашипело по-змеиному:
   – Игорь! С-скотина ты этакая! Ты меня до смерти напугал! Дети уже спят, а ты…
   Келдыш молча, как объяснение, выставил вперед Агату, и женщина сказала обычным человеческим голосом:
   – Господи! Заходите скорее!
   Рука Келдыша на Агатином плече, подталкивая и направляя, провела ее через порог, ярко освещенную прихожую, до горящего торшера в гостиной. Тут, надавив, приказала сесть – Агата без всякого сопротивления рухнула в мягкие подушки дивана.
   – Что с вами, бедняжка? – услышала сочувственное. Женщина сидела перед ней на корточках, заглядывая в лицо. – Игорь, что ты с ней сделал?
   – И рад бы что-нибудь с ней сделать, да не знаю – что! – раздраженно огрызнулся Келдыш. Он все встряхивал и встряхивал рукой, словно пытаясь сбросить с запястья массивные металлические часы.
   – Ч-черт! Лизка, побудь с ней, я должен кое-что проверить…
   – Ты куда?
   Но только дверь хлопнула. Женщина со вздохом повернулась к Агате:
   – Вот так всегда! Налетит, наорет, перепугает – и снова пропал! Что случилось?
   Зубы Агаты начали отбивать дробь.
   – Н-не знаю… м-мы б-были на м-мосту…
   – Каком?
   – Н-не помню… там льв-вы…
   – Королевском. Так?
   – А он и говорит: «Б-быстро в машину!», и как рванет! Я думала, мы разоб-бьемся…
   Лиза кивала:
   – Вполне в стиле моего братца.
   Брата? Представить только, ядовитый, черный, неприятный Келдыш в родстве с этой маленькой толстенькой беленькой женщиной…
   Лиза чуть прищурилась.
   – Он что-то вам сказал? Что он делал?
   – Я не слышала, я же б-была в машине… а он шел и делал рукой… в-вот так…
   Агата добросовестно постаралась повторить жест учителя. Подняла глаза и увидела, что Лиза задом отползает от нее по ковру и чуть ли не шипит при этом, как разъяренная кошка.
   – С-стервец!
   – А? – ошарашенно спросила Агата.
   Лиза неожиданно легко подпрыгнула с пола – как мячик – и хватила рукой по телефону.
   – Серегина мне! – взлетел к потолку ее пронзительный голос. – Серегина! Я… Игорь сейчас на Королевском. С нашими друзьями. Да… и… да, я говорю! Скорее, ради бога!
   Хлопнула трубкой о стол, подперла руки в боки и уставилась на Агату. После минутного замешательства та завозилась, и Лиза сообразила, на что смотрит. Или на кого. Кивнула и сказала:
   – Все в порядке. Его прикроют.
   Как будто Агату это должно было успокоить. Как будто она должна за Келдыша волноваться…
   Лиза еще помолчала и всплеснула руками:
   – Нет, ну какой идиот! Мы же только год назад его буквально по кусочкам собирали!
   Агата насторожила уши.
   – По каким… кусочкам? Почему по кусочкам?
   Но Лиза вдруг вновь превратилась в хлопотливую хозяйку:
   – Да вы же вся дрожите! Как вы, бедненькая, перенервничали! Идемте, я покажу, где ванная, умоетесь, я вас покормлю.
   Агата послушно поплелась следом. Ей было неудобно признаться, что она вовсе не перенервничала, а если кого и испугалась, то только взбесившегося Келдыша…
   Ванная была просторной, светлой и доказывала, что в доме есть дети: детские шампуни и присыпки, цветные пластмассовые уточки и кораблики.
   – Девушка, где вы там? Ау-у? Вы не утонули?
   Агата вытерлась мягким полотенцем и пошла на кухню. На столе уже стояли тарелка с пирогами и громадная чашка с дымящимся какао.
   – Ешьте. Как вас зовут?
   Агата отбросила волосы с лица.
   – Агата.
   Лиза уставилась на нее, и Агата завозилась: опять «фамильные глаза»? Их что, знает вся столица?
   – Да вы же совсем молоденькая! – пораженно сказала Лиза.
   Тут Агате стало совсем неудобно. Официантка, теперь Келдышева сестра…
   – Мы из его класса. Приехали в столицу на экскурсию. Я и еще четверо.
   Лиза засмеялась.
   – Ну конечно! Он говорил! А я-то подумала… Ешьте. Вы, конечно, голодная. Когда Игорь чем-то увлечен, он просто безжалостен. Наверняка морил вас голодом.
   – Нет, он…
   – Ешь!
   Несколько минут слышалось только благодарное Агатино чавканье. Конечно, это не бабушкины пироги, но тоже очень и очень…
   Лиза сидела напротив, поглядывая то на Агату, то на часы.
   – И как там мой братец учительствует?
   Агата облизнулась и вытерла губы.
   – Он хорошо преподает. Увлекательно.
   – Да уж, зажечь он умеет. А как он вам как человек?
   – Многим нравится, – честно сказала Агата.
   – А тебе? Ну, что я спрашиваю, у тебя на лице все написано! Он может быть просто невыносимым!
   Агата покраснела. Везет ей в этот год на любящих сестер невыносимых братцев: Вуд, потом Келдыш…
   Она внезапно обнаружила, что зевает во весь рот.
   – Ну вот что, – решительно сказала Лиза. – Пойдем, уложу тебя спать.
   Агата подавилась зевком.
   – Но учитель… когда приедет… мне же надо в гостиницу…
   – Когда приедет, тогда приедет. Теперь явно уже только под утро. Ляжешь на диване. Идем-идем!
   Слабо сопротивляясь, Агата переоделась в мягкую просторную майку, Лиза сунула ей подушку и накрыла пледом. Погасила свет.
   – Если что – я неподалеку. На кухне.
   – Разбудите меня, когда он вернется.
   – Разбужу-разбужу. Спокойной ночи.
   – Спокойной ночи… – и Агата моментально уснула.
 //-- * * * --// 
   – Где она?
   – Спит. И тебе бы не мешало.
   – И тебе. Вздремну. Разбудишь в семь?
   – Сначала отчитайся… куда грязными руками? Давай я тебе чай согрею. Кто это был?
   – Нюхач работает. Но, по-моему, дело гиблое. Как всегда. Я все не пойму – зачем? Кому я теперь нужен? Сижу себе в провинции, никого не трогаю…
   – А вдруг они об этом не знают?
   – Мне что, объявление в газете дать? Или беджик на себя повесить: «Это Келдыш, никому теперь совсем не страшный»?
   – Игорь… когда это все кончится?
   – Никогда. Не при нашей жизни – точно. Так что пойду я все-таки посплю…
 //-- * * * --// 
   Она как-то сразу вспомнила, где она и кто она и почему по комнате бродит заспанный Келдыш. Агата смотрела на него, медленно моргая. Келдыш остановился у окна, оттянул штору, серый свет лег на его такое же серое хмурое лицо. Провел пальцами по непривычно взлохмаченным волосам, подергал себя за мочку уха, точно проверяя, насколько он проснулся, – и поглядел на Агату. Агата поспешно зажмурилась. На учителе были одни полузастегнутые джинсы – конечно же, черные! – на груди висел какой-то медальон.
   – Ига-арь!.. – прошипела Лиза. – Что ты там топчешься? Иди на кухню!
   Келдыш послушно зашаркал к двери. Агата посмотрела ему вслед. С утра он был какой-то… скованный. Словно тело еще не проснулось и плохо его слушалось.
   Год назад мы его буквально по кусочкам собирали…
   Дверь Келдыш прикрыл неплотно. Лиза сказала – уже обычным голосом:
   – Есть будешь?
   – Угу. И кофе.
   – Большую чашку?
   – Что спрашиваешь?
   Пауза. Позвякиванье. Агата перевернулась на спину.
   – Хоть немного поспал?
   – Да. Лизка, успокойся, я жив и здоров!
   – Не могу. Ты меня вчера до смерти напугал!
   – Ну, извини, – буркнул Келдыш.
   – И девочку свою…
   Тишина. Позвякивание.
   – Как ты ей все это объяснишь?
   – Я не обязан.
   – Так-та-ак, – зловеще сказала Лиза, – представляю тебя в роли школьного учителя!
   – Полный мрак. Хотя детишки попадаются… интересные.
   – Вроде этой… Агаты, кажется?
   – Угм. Нам пора. Разбуди ее.
   – Твоя ученица, ты и буди. А я пирожки подогрею.
   – А вдруг я ее испугаю?
   Голос Лизы стал ехидным:
   – До сих пор не знаешь, как будят по утрам девушек? Поцелуями, братец!
   Келдыш заворчал. Агата тут же закрыла лицо локтем. Слушала, как открылась дверь, медленные шаги. Потом Келдыш негромко сказал – совсем близко:
   – Мортимер!
   Интересно, а что он будет делать, если она притворится, что крепко спит? Тормошить за плечо или поливать из чайника? Тут Агата вспомнила про Лизины поцелуи и мгновенно вспыхнула – наверное, даже локоть покраснел. Опустила руку.
   – Я не сплю.
   – Тогда вставайте, – сказал Келдыш своим обычным голосом. – Пора ехать в гостиницу.
   Агата поискала глазами одежду. Поверх аккуратной стопки лежал лифчик. Она увидела, что Келдыш увидел тоже, и втянула голову в одеяло, как черепаха. И зачем вчера напялила? Ведь терпеть же не может…
   Келдыш молча ушел на кухню. На этот раз джинсы были на нем застегнуты.
   Лиза подала ей пушистое полотенце.
   – У тебя косметичка с собой?
   – Нет…
   Не признаваться же, что из всей косметички у нее только тушь и блеск для губ… Вот у Дьячко – у той в сумке целый арсенал.
   – Хочешь, дам тебе?
   Почему-то все сестры всех ее знакомых братьев хотят ее непременно раскрасить…
   – Спасибо, не надо.
   – Ну и правильно, – бодро и неубедительно согласилась Лиза. Агата возилась в ванной долго – пока Келдыш не стукнул костяшками пальцев в дверь:
   – Я ушел с кухни!
   Агата вышла из своего убежища, села на табурет и с тоской поглядела на полную тарелку. Есть не хотелось. И хозяйку не хотелось обижать.
   – Возьми пакет с собой, ехать-то далеко, проголодаетесь, – сказала догадливая хозяйка.
   «До гостиницы, что ли?» – едва не спросила Агата, потом вспомнила, что сегодня они возвращаются домой.
   В прихожей задумалась, куда пристроить пироги, чтоб обуться. Келдыш молча забрал у нее пакет. Агата присела, сражаясь со шнурками. Шнурки, будто маленькие змеи, жили своей собственной жизнью и совершенно не хотели подчиняться. У самого ее носа начал нетерпеливо постукивать черный блестящий ботинок.
   – Побыстрее, Мортимер!
   Поспешно завязав-запутав последний узел, Агата выпрямилась – и прямо-таки напоролась на взгляд широких серых (тоже фамильных?) глаз Лизы.
   – Мор-ти-мер? – по складам выдохнула она. Розовая ее кожа пошла бело-красными пятнами, и сразу стало видно, что эту ночь женщина почти не спала. И что она очень испугана. Вернее сказать – перепугана. Агата растерянно взглянула на Келдыша – тот тоже смотрел на сестру, закусив губу. Лиза шагнула к нему и стала комкать на его груди водолазку, по-прежнему не сводя глаз с Агаты, словно боялась хоть на миг выпустить ее из виду.
   – Это… что ты… ты что задумал, Игорь?!
   Брат сильно сжал ее руки.
   – Успокойся, Лиза. Все в порядке. Все под контролем.
   Метнул злобный взгляд на оцепеневшую Агату, как будто она в чем-то виновата.
   – Идите в машину!
   Машина, конечно, была заперта, и Агата переминалась рядом с ней с ноги на ногу, пока из дома не вышел стремительный Келдыш. Уже сидя рядом с ним, Агата увидела Лизу. Неподвижная, подретушированная утренней дымкой, вся в белом, женщина казалась привидением, которое вот-вот унесет порывом легкого ветра…
 //-- * * * --// 
   – Приехали, Мортимер.
   Келдыш перегнулся через спинку, достал с заднего сиденья пакет с пирогами и кинул ей на колени.
   – Мортимер, вы заснули?
   Агата смотрела в лобовое стекло.
   – Почему она испугалась?
   – Кто?
   – Лиза. Ваша сестра. Она так хорошо отнеслась ко мне, а потом испугалась. Она меня испугалась?
   Келдыш искоса, подняв бровь, оглядел Агату. Сказал с отвращением:
   – Посмотрите на себя, Мортимер! Кого вы можете напугать?
   Агатина нижняя губа упрямо выдвинулась вперед.
   – Значит, не меня, но из-за меня?
   Келдыш с силой потер лицо ладонями. Он тоже мало спал сегодня. Ответил нетерпеливо:
   – Не вас. И не из-за вас. Это наше с сестрой дело. Вас оно не касается.
   – Как же – не касается, – сказала Агата противным голосом. Она была готова разрыдаться. – Когда меня люди боятся!
   Дальше будет еще хуже, мог бы сказать ей Келдыш. Не сказал – вздохнул длинно и как-то тоскливо.
   – Идите в номер, а? Поспите до двенадцати. А то вас и правда пугаться начнут. Идите, Мортимер, идите.
   Агата посидела, взялась за ручку дверцы и спросила, глядя на свои колени:
   – А как же ваша обычная фраза?
   – Которая?
   – «Нет нужды предупреждать, чтобы вы никому ничего не говорили?»
   – Да говорите хоть всему свету! – сразу откликнулся Келдыш. – Ничего сверхъестественного или секретного с вами вчера не происходило. Я показал вам город, вы переночевали у моей сестры, я довез вас до гостиницы. Вот и все.
   – А как же Королевский мост? – спросила Агата. – Там тоже ничего не происходило?
   Она покосилась. Ресницы ее были мокрыми и оттого темными и длинными.
   Вторая за сутки истерика в его планы никак не входила.
   – Это тоже вас не касается, – сказал Келдыш утомленно. – Но я могу ответить. Была попытка нападения. Она не удалась. Вот и все.
   Этого, конечно, оказалось недостаточно, потому что Агата тут же развернулась и вывалила на него целую авоську вопросов:
   – Чья попытка? А почему на вас хотели напасть? А куда вы потом ездили? Кто такой нюхач?
   У него моментально кончился запас и без того невеликого терпения – Келдыш сунулся к самому ее лицу и рявкнул:
   – Вон из моей машины, Мортимер!
   Ее как ветром сдуло. Келдыш проводил взглядом быструю сутулую фигуру. Пироги она оставила на сиденье.
 //-- * * * --// 
   – Что-то ты совсем не ешь, – заметила бабушка. – Что, пироги не удались?
   Агата положила кусок на тарелку.
   – Нет, просто я вчера уже их ела.
   – Где это? – ревниво спросила бабушка.
   – Мы с учителем заезжали к его сестре. Она нас и покормила.
   Агата быстренько проверила свою фразу. «Мы» могло обозначать и всю группу, и их двоих. Бабушка, не колеблясь, приняла первый вариант. Любовно погладила томик стихов, который Агата привезла ей из столицы. Бабушка тоже обожала книги.
   – Итак, ты осталась довольна. Было интересно?
   – Да. – Агата вспомнила слова Келдыша. – Познавательно. Знаешь, бабушка…
   – Да? – Та рассеянно перелистывала книгу.
   – Когда мы были в Академии магии…
   – Да?
   – Я видела там твой портрет! – выпалила Агата и уставилась выжидательно.
   Бабушка кивнула – по-прежнему с легкой улыбкой.
   – А-а-а… Ты ведь знаешь, я там преподавала.
   – Нет, – сказала Агата быстро. – Я не знала. Ты не говорила.
   Бабушка слегка удивилась.
   – Разве? Значит, к слову не пришлось…
   – А почему ты ушла оттуда?
   – Стара стала, – просто сказала бабушка. – А ты что, даже видов столицы не привезла?
   – Ой! – Агата сорвалась с места. – Марк же сделал фотографии! Сейчас найду.
   Притащила ворох разноцветных снимков. Фейхман снимал не только их, но и все, что ему нравилось – витрины, машины, девушек, – Агата сама не всегда могла объяснить, что и где снято.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Поделиться ссылкой на выделенное