Наталья Колесова.

Прогулки по крышам

(страница 3 из 33)

скачать книгу бесплатно

   Человек сидел неподвижно, наклонившись вперед и обхватив себя за плечи. Белые пальцы резко выделялись на фоне черной одежды. Агата сделала еще шаг и замерла.
   – Келдыш? – сказала неуверенно. – Учитель Келдыш?
   Журчание воды – и тяжелое дыхание сидящего перед ней человека. Он не поднял головы, но из-под прядей темных, свесившихся на лицо волос блеснули глаза. И закрылись.
   – Учитель?
   Если б он сказал хоть слово, она бы немедленно удрала обратно в зал. Но Келдыш так же молча откинулся на спинку скамьи – и лицо его попало в полосу света. Бледное, мокрое от пота, с зажмуренными глазами, оскаленным ртом, из которого со свистом вырывалось дыхание… Сейчас бы никто не назвал его красивым.
   – Вам плохо? – Агата шагнула к нему и бестолково затопталась на месте. – Что с вами? Я сейчас кого-нибудь позову!
   Рука взметнулась и, схватив ее за запястье, резко дернула – так что, ойкнув, Агата шлепнулась рядом на скамейку.
   – Сидеть! – хрипло приказал Келдыш. Так как он и не подумал отпустить ее, Агате оставалось только беспомощно наблюдать, как он корчится от боли. Больше учитель не позволил себе ни звука, и от этого было еще страшнее – она сама на его месте вовсю вопила бы. Через некоторое (ей показалось, очень долгое) время его дыхание начало выравниваться. Разжались пальцы. Потирая запястье, Агата тут же вскочила.
   – Я же сказал – не надо никого звать!
   Агата оглянулась. Келдыш даже не открыл глаз.
   – Я сейчас, – торопливо сказала она. Смочила в фонтане платок, вернулась и начала осторожно вытирать его лицо. Келдыш вздрогнул, попытался отстранить ее – но теперь уже он был слишком слаб для сопротивления. Агата расстегнула ворот рубашки и положила влажный платок ему на грудь. Келдыш повернул голову на спинке скамьи. Сказал негромко:
   – Мортимер, я ведь могу завтра возненавидеть вас за то, что вы здесь оказались.
   – Ну… вам и стараться особо не придется, – утешающе заметила Агата.
   Что это? Смешок? Тело Келдыша содрогнулось от эха уходящей боли. Агата озабоченно вгляделась в его лицо.
   – Вы ведь не умираете, нет? – спросила жалобно. Келдыш хрипло рассмеялся:
   – И не надейтесь!
   – Хотите воды?
   – Не сейчас.
   – Что это было? Вам правда не надо никакой медицинской помощи?
   – Все, что мне надо, – посидеть еще с полчаса в неподвижности.
   И в тишине. Наверное, она должна уйти. Агата медлила. Келдыш заговорил сам, не открывая глаз:
   – Вы выглядите сегодня совсем взрослой.
   Морщины боли у его рта и между бровей постепенно разглаживались.
   – Сколько вам лет?
   Между прочим, давно уже мог выучить возраст своих учеников… Агата почему-то сказала правду:
   – Не знаю.
   Пауза.
   – Как это?
   Агата расправила платье на коленях.
   – Бабушка называет это «плавающий год рождения».
Выжившие мамины-папины знакомые почему-то путались в датах. Когда меня нашли, я еще не умела разговаривать. Решили, что мне не больше двух лет. А мой день рождения теперь день, когда бабушка меня нашла.
   – Два года плюс-минус один… – отсутствующе произнес Келдыш.
   – А?
   – Странно, что бабушка не знает год рождения своей внучки.
   – Я… они с мамой были в ссоре. Бабушка узнала, что я существую, только после войны, от друзей. Поехала искать меня в столицу.
   – И нашла, – сказал Келдыш со странной интонацией. – У мадам Мортимер всегда был дар отыскивать потерянные вещи.
   Агате не понравилось сравнение с вещью, но тут же ее отвлекло другое.
   – Так вы знаете бабушку?
   – Железную Мортимер? Кто же ее не знает… – рассеянно заметил Келдыш. Из зала доносилась музыка. Келдыш повернул голову и поглядел на Агату. – Вы сегодня с кем?
   – С Вудом…
   – А. Местный принц! – Келдыш, поморщившись, поднялся на сиденье повыше. – Тогда поспешите, Мортимер. Он, наверное, с ног сбился, вас разыскивая.
   – А вы… как вы?
   – Выживу. Идите, Мортимер, идите, – сказал нетерпеливо, видя, что она мнется. – Дайте мне уже отдохнуть от вашего благотворного присутствия.
   Да. И вправду оживает. Вновь начал говорить витиевато и обидно. Агата нерешительно побрела навстречу музыке.
   – Мортимер!
   – А?
   – Думаю, нет нужды предупреждать, что вы ничего не видели?
   – Нужды нет. Но вы предупредили, – отозвалась Агата. Келдыш махнул рукой – прощание? Раздраженная отмашка?
   Агата, отойдя, вновь оглянулась:
   – Передать бабушке привет от вас?
   – Лучше не надо, – сказал он, вновь закрывая глаза. – Она не обрадуется.
 //-- * * * --// 
   – Вот ты где! – сказал Вуд, протягивая ей высокий бокал. – Я тебя искал.
   Ага, обыскался, прямо с ног сбился! Пока не переговорил со всеми своими бесчисленными друзьями-подружками – и не вспомнил о ее существовании!
   – Ты танцевать-то умеешь? – спросил Вуд.
   – Немного, – осторожно ответила Агата…
 //-- * * * --// 
   – Ну, – удовлетворенно подвел итог Вуд – уже возле ее дома, – все прошло не так уж плохо. А ты боялась.
   Боялся-то прежде всего он.
   – Неплохо, – согласилась Агата, выходя из машины. Во второй половине вечера она уже устала и заскучала. Хорошо хоть доктор Фейерверкус не подкачал. – Пока, Вуд.
   Алекс привстал. Он казался удивленным.
   – Куда это ты?
   – Домой, – тоже удивилась Агата.
   – А как насчет пообжиматься в машине?
   – Нет, – сказала Агата быстро. Наверное, невежливо так резко отвечать на столь лестное предложение, поэтому Агата добавила: – Уже поздно, бабушка волнуется.
   – Ma-аленькая Мортимер, послушная Мортимер, – пропел Вуд, двигаясь на сиденье. – Ну, тогда поцелуй на прощание!
   Агата подумала, наклонилась – Вуд привстал и неожиданно притянул ее к себе. Мужественно вытерпев прикосновение его губ, языка, Агата отступила, подавив желание вытереть рот. Вуд смотрел с интересом, как будто провел какой-то удачный эксперимент. Агата выдавила: «Пока» и, скрывшись в подъезде, все же тщательно вытерла губы.
   – Ну как? – спросила бабушка. Агата пожала плечами. Голова слегка кружилась от трех выпитых коктейлей.
   – Нормально…
   – Это не ответ, дорогая моя. Твоей старенькой бабушке хочется знать все-все!
   – Ладно, – сказала Агата, зевая. – Задавай вопросы, а то я не знаю, что говорить.
   – Есть хочешь?
   – Немного.
   – Иди умойся, а я подогрею.
   Расправляясь с ужином, Агата добросовестно рассказывала, кто был, в каких нарядах, какая музыка играла, какие танцы и с кем танцевала, о чем говорили и что пили… Под конец поняла, что расписала все гораздо лучше, чем было, – но пусть бабушка порадуется.
   – Этот… Вуд, – сказала бабушка, подвигая поближе варенье, – он тебе нравится?
   Агата облизала ложку.
   – Ну… он многим нравится.
   – А тебе?
   – Ну… не знаю. Думаю, после сегодняшнего вечера он ко мне и близко не подойдет.
   – Трудно поверить! – неожиданно подмигнула бабушка. – Девочку, которая не нравится, так не целуют!
   Агата едва не уронила ложку.
   – Бабушка, ты подглядывала!
   Та ничуть не смутилась.
   – А как же я иначе узнаю, с кем общается моя внучка?
   – Ну и как он тебе? – небрежно спросила Агата.
   – Не плох, совсем не плох. Но ты достойна самого лучшего, помни это.
   Бабушка взяла посуду и величественно пошла ее мыть. Агата смотрела в ее прямую спину. Железная Мортимер? Внучка была почти на голову выше. Седые, чуть волнистые волосы Лидия Мортимер зачесывала за уши, из косметики пользовалась только неяркой розовой помадой, любила шелк в мелкий цветочек и строгие деловые костюмы. От нее всегда хорошо пахло. Домом, уютом, теплом, булочками с корицей и ванилью. У нее были мягкие руки и мягкая улыбка – особенно когда она смотрела на Агату.
   Железная Мортимер!
   Агата фыркнула.
   – Что такое? – тут же отозвалась бабушка.
   – Да так, вспомнила…
 //-- * * * --// 
   – Итак, подведем итоги. Я просмотрел ваши сочинения. Некоторые настолько хороши, что я даже удивлен.
   Как всегда стремительно вошедший в класс Келдыш небрежно бросил папку с сочинениями на стол. Прислонился к нему спиной и, скрестив на груди руки, обвел школьников зоркими глазами. Агата видела его первый раз после большого бала. Похоже, учитель был уже совсем здоров.
   – Особенно проработанной оказалась тема последней Магической войны.
   У Агаты внутри что-то дрогнуло. Успокойся, принялась уговаривать себя, ведь ему очень не понравился твой интерес к Магическим войнам…
   – Думаю, – тут Келдыш сделал вескую паузу, – я смогу свозить лучших на выходные в столицу…
   По классу пронесся гул.
   – …чтобы вы собственными глазами увидели все то, о чем так убедительно писали. Итак, это будут…
   Он обвел замерший класс смеющимся взглядом.
   – Дьячко!
   – О-о-о!
   – Вуд!
   Агата посмотрела на Вуда – тот откинулся на спинку стула, важно пожимая протянутые руки соседей.
   – Фейхман!
   Маленький шустрый чернявый Марк просто запрыгал на стуле.
   – Кисова!
   Полная медлительная Ирма заулыбалась на все стороны. Агата невольно улыбнулась в ответ.
   – И… Мортимер.
   Наступила тишина. Агата чуть было не начала вставать.
   – Я? – спросила глупо.
   Келдыш смотрел холодно.
   – Я вдруг начал невнятно изъясняться, или вы с трудом вспоминаете собственную фамилию?
   – Я… ну… – И Агата закрыла рот, чтобы больше ничего не ляпнуть.
   Келдыш с издевательской вежливостью подождал продолжения, но не дождался и продолжил сам:
   – Все вышеназванные должны принести завтра письменное согласие родителей или опекунов. Поездка запланирована на два дня, и я обещаю сделать все, чтобы она была для вас нелегкой.
   Мог бы этого и не говорить, уныло размышляла Агата. Оставалась надежда, что бабушка не согласится.
   Но бабушка согласилась.
   – А этот твой мальчик, который не твой, тоже едет?
   – Угу. И Дьячко. И еще двое.
   – И ваш новый учитель? Но это прекрасно! Конечно, поезжай. Компания молодая, развеешься, посмотришь столицу наконец… Мы с тобой никогда туда не ездили.
   – Может, как-нибудь потом, лучше с тобой, – пробормотала Агата.
   – Чушь! – отрезала бабушка. – Чешуи стая чушь! Всю жизнь за моей юбкой не просидишь. Пошли смотреть, что возьмешь с собой…
   В результате в субботу утром Агата стояла на вокзале, сиротливо оглядываясь и обнимая спортивную сумку. Она с трудом отговорила бабушку от проводов, а из-за нелюбви опаздывать приехала слишком рано. Вторым прибыл Келдыш. «Вижу, Мортимер, вы пунктуальны», – сказал он таким тоном, словно это был очередной ее тяжкий грех. Последней прибежала Дьячко, волоча за собой внушительный чемодан на колесиках. Вуд присвистнул:
   – И когда ты собираешься все это надеть? Будешь переодеваться каждые пять минут?
   Дьячко глянула злобно, но ругаться со звездой не решилась. Вместо этого чувствительно толкнула Агату:
   – Встала, раскорячилась, как корова, пройти не дает!
   – Сама ты… – тихо сказала Агата.
   – Доброе утро, учитель! – уже соловьем заливалась Таня. – Так спешила, вы не представляете, какие пробки…
   Агата хмыкнула – ну надо же, пробки ей в шесть утра!
   В автобусе почти все места были свободны. Агата устроилась у окна, подальше от одноклассников. Доставая книжку, бросила взгляд через проход и сморщилась – уж лучше бы Дьячко! Учитель аккуратно укладывал наверх свою синюю сумку. Сел, задернул шторку и положил на колени ноутбук. Агата подумала-подумала и решила, что пересаживаться сейчас будет уж совсем по-детски. Просто максимально отвернулась от него к окну и раскрыла книгу.
   Автобус ехал мягко и быстро, город скоро оказался позади. Агата любила смотреть в лобовое стекло, но тогда надо было перебраться ближе к проходу, а любое ее движение привлечет внимание Келдыша – ненужное внимание. Поэтому она смотрела в свое окно, пока веки не отяжелели. Редкие толчки, громкий смех Дьячко, тихое щелканье клавиатуры…
   Она резко проснулась. День был неярким; одноклассники наконец угомонились. Келдыш сидел, сложив руки на крышке ноутбука. Ресницы опущены, губы плотно сжаты. Нос довольно длинный, но совсем его не портит. Щеки впалые, подбородок выдается… темные волосы, обычно зачесанные назад, сбились на лоб, и Келдыш вдруг показался гораздо моложе – точно парень из старших классов. Его руки слегка дрогнули, Агата посмотрела на них. На кольцо на среднем пальце – массивное, черное с серебром, по ободу то ли надпись, то ли змейка… Правая его рука накрыла левую, и Агата внезапно поняла, что Келдыш уже не спит.
   – Вам так нравится моя физиономия, Мортимер? – спросил, не открывая глаз.
   – Н-нет…
   – Тогда будьте добры, переведите свой взгляд на что-нибудь более для себя приятное.
   Чувствуя себя, как обычно, полной дурой, Агата послушно уставилась в окно. Выходные обещали быть долгими.
 //-- * * * --// 
   Столица не то чтоб поражала – утомляла. Агата и так быстро уставала в обществе других людей, а тут их было просто чересчур. Одноклассники восхищались домами, новыми моделями машин и столичной модой, а Агата кисло плелась в хвосте, мечтая наконец просто сесть где-нибудь в тени. Где-нибудь, где зелено, мало народа и есть какие-нибудь животные… Келдыш несколько раз оглядывался на нее, но, на удивление, помалкивал.
   И вот – о чудо! – впереди появился сквер не сквер, парк не парк, просто зеленое место с пустыми скамейками и маленьким фонтаном.
   – Давайте отдохнем, – сказал Келдыш. – Кто хочет мороженое?
   – Я!
   – Ия!
   – Я!
   – Вы, Мортимер? – Не глядя на нее, он копался в своей поясной сумке.
   – Ничего не хочу, – равнодушно сказала Агата. Келдыш с Вудом ушли за мороженым. Таня было рванула следом, но тень и скамейка оказались притягательней. Агата бродила по небольшому скверу. Присела на выщербленный парапет фонтана. В фонтане степенно плавали раскормленные золотые рыбки. Агата опустила ладонь на поверхность воды, и рыбки сразу ринулись к ней, точно голодные щенки.
   – Ну, давайте, – тихо сказала она. – Попробуйте, прыгните, вам понравится.
   Рыбки кружились вокруг щекочущим хороводом. Одна несмело, осторожно скользнула над рукой Агаты.
   Хорошо, подбодрила она. Рыбка проплыла чуть быстрее и смелее. Вернулась – уже высунув плавник из воды.
   Выше, попросила Агата. Рыбка плеснула из воды солнечным зайчиком и, плюхнувшись в фонтан, быстро поплыла прочь. Ее подружки тоже бросились врассыпную. На воду легла тень.
   – Минералки? – спросил Келдыш.
   – Спасибо.
   И давно он наблюдает за ней? Келдыш отошел к радостно подвинувшимся на скамейке ученикам. Агата поболтала в воде пальцами. Вот бы превратиться в рыбку! Хотя тоже наверняка ничего хорошего – торчи целыми днями в фонтане, как в школе…
 //-- * * * --// 
   – Что это?
   – Музей магии, Дьячко.
   – А я думала… – разочарованно протянула Таня.
   Келдыш улыбнулся.
   – …что я веду вас на танцы? Я же обещал, что поездка будет познавательной, а не развлекательной. Так что – вперед, к вершинам знаний!
   Залы плавно перетекали один в другой, и по залам брела Агата – задрав голову, разглядывала далекие потолки-купола в виде звездного неба, выложенные сияющими камнями, мозаикой, витражами, меняющие цвет, свет и изображение…
   – Мортимер! Вернитесь с небес на землю!
   Агата заморгала и виновато улыбнулась Келдышу:
   – Так красиво…
   Он с мгновение смотрел на ее, потом поднял голову.
   – В детстве я их часами рассматривал.
   – А сейчас? – влезла неугомонная Дьячко.
   – Шея затекает, – отрезал Келдыш. – Продолжим экскурсию, бездельники!
   Агата послушно плелась следом. Она старалась слушать учителя, но то и дело теряла нить рассказа: ведь невозможно не отвлекаться на волшебные экспонаты, мимо которых они проходили так быстро!
   С некоторого времени ей стало казаться, что откуда-то доносится гул – словно где-то работала огромная, приглушенная многими этажами здания машина. Агата помотала головой, потерла ухо – бесполезно. Поглядела на спутников: гул, похоже, им совсем не мешал. Агата завертелась. Кажется, да, справа… Она пересекла очередной украшенный сияющими камнями зал (учитель говорил о магии камней) и выглянула в арку темного коридора.
   – Мортимер, куда это вы направились?
   Она обернулась, поднимая руку:
   – Что это? Гудит.
   Все смотрели на нее с разной степенью недоумения и любопытства.
   – Гудит?
   – Где?
   – Наверняка у нее в голове, – пробормотал Вуд.
   – Ветер гуляет, – подхватил Фейхман.
   Келдыш смотрел внимательно.
   – Что вы слышите, Мортимер?
   – Гудит, – повторила Агата и, отвернувшись от них, пошла по еле освещенному коридору: лишь через несколько шагов появлялись светильники, расположенные почему-то на полу – и оттого по стенам и потолку из плохо обработанного черного гранита метались длинные тени.
   – Эй, ты куда?
   – Мортимер!
   – Да ну ее, у нее очередной заскок!
   Агата не обращала внимания – гул притягивал, почему-то очень важно было посмотреть на эту машину… если это была машина… и вовсе даже не машина…
   Как-то ниоткуда появился Келдыш, пошел рядом, сцепив за спиной руки. Шум не делался громче или ближе. Но Агата знала, что идут они правильно.
   Наплыл серый проем, и они вышагнули на металлическую площадку. Агата взялась за перила, посмотрела вправо-влево. Вниз. Услышала, как за спиной охнула Ирма и выругался Вуд. Далеко внизу и по сторонам – куда доставал взгляд – тянулся огромный клубящийся котлован. Смесь черного, бурого, серого с редкой примесью бордового, изредка – ярко-красного, как раздувающиеся искры в костре, – все это напоминало варево в жерле вулкана, но без его испепеляющего жара. Агата, не задумываясь, протянула руку над пропастью: ни тепла, ни холода, ни даже ветерка, словно воздух над котлованом был высосан.
   – Что это такое? – Вуд вцепился в ограждение. Келдыш непринужденно облокотился о перила рядом.
   – Это, дорогие мои историки, то, во что практически превратилась наша столица в последнюю Магическую войну.
   – Вот дьявол! – с отвращением сказал Вуд.
   Келдыш кивнул:
   – Вот именно. Когда читаешь об этом или смотришь видеозаписи, все выглядит не так…
   – …ужасно, – тихо сказала Ирма.
   – Ужасно, – согласился Келдыш.
   Мальчики перегнулись через перила, вглядываясь в странное варево внизу.
   – Но… что это?
   – Эксперименты с материей. Превращение мертвого в живое.
   Агата посмотрела по сторонам – площадка тянулась кольцом по периметру всего котлована. Кое-где на ней виднелись люди.
   – И что – это оставили как экспонат для музея, да? – Дьячко опасливо держалась у стены. – Как напоминание?
   – Экспонат… – пробормотал Келдыш. – На самом деле его просто не смогли уничтожить. Последний очаг… язва на теле столицы, которую мы не смогли выжечь.
   Агата перегнулась через перила, вглядываясь в глубину котлована. Он был здесь, вдруг подумала она. Келдыш был в столице во время войны. Тогда он был уже совсем взрослый и все помнит, не то что я… ничего не помню… даже маму…
   Ее крепко взяли за локоть.
   – Осторожнее! – резко сказал Келдыш. – Вы же не хотите туда упасть? Впрочем, это вам и не удастся… Видите? – Он показал вниз, и, напрягая глаза, школьники увидели почти прозрачный козырек, идущий по периметру котлована. – Одно время среди самоубийц столицы стало модным кидаться в Котел…
   – Котел?
   – Так его называют. Можете прогуляться вдоль. Вон там, слева, бывают интересные миражи – то ли радуги, то ли северные сияния. Вуд, дайте руку Дьячко. Идите, Таня, идите, вы храбрая девушка. Вот умница! Кисова, Фейхман, не теряйте времени. Сфотографируйтесь на фоне Котла – потрясающие получатся снимки, можете мне поверить.
   Ирма поглядела на Агату выпуклыми коровьими глазами – жалость в них, мелькнула, что ли? – кивнула.
   – Пошли, Марк. Если Дьячко грохнется в обморок, Вуд просто удерет.
   Привалившись к перилам спиной, Келдыш провожал учеников взглядом. Агата бездумно наблюдала за подымающимися то там, то тут тонкими сизыми дымками. Когда учитель повернулся к ней, тон его был деловым и требовательным:
   – Итак, вы услышали гул, Мортимер?
   – Как все, – равнодушно сказала Агата.
   – Не все, далеко не все, – возразил Келдыш. – Гул?
   – Сначала я подумала: машина. Но это… – Она рассеянно нахмурилась. – Как будто взяли всякие звуки: слова из разных языков, лай, карканье, жужжание, журчание… я не могу… ну, все-все-все звуки на свете! Взяли, размешали, раздробили, растянули или ускорили… Он что, так говорит? Он разумный?
   – Да вы просто поэт, Мортимер! – сказал Келдыш, и не было в его голосе никакой издевки.
   Агата угрюмо посмотрела на него.
   – Но ведь вы тоже это слышите?
   – Я – это я! – раздраженно отозвался Келдыш. – А вы не могли этого слышать. Не должны были.
   Он закрыл глаза, словно зрение мешало ему думать, но и под опущенными веками глазные яблоки беспокойно метались.
   – Разве что… – сказал он почти про себя. – Созданье позвало созданье.
   – А?
   Сгорбившись, Келдыш навалился на перила.
   – Что вы чувствуете, глядя на все это? А, Мортимер?
   – А вы? – неожиданно спросила она.
   Учитель вскинул голову.
   – Вы ведь видели все это… – Агата показала вниз. – Живьем. Во время войны, да?
   С мгновение он молчал. Потом сказал холодно:
   – С чего вы взяли?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Поделиться ссылкой на выделенное