Наталья Александрова.

Блондинка на завтрак

(страница 2 из 19)

скачать книгу бесплатно

– Ну ты даешь, Коста! – недовольно отозвался второй. – Этому же за сорок, а в ориентировке четко сказано – лет двадцать – двадцать пять…

– Черта с два мы его найдем! – вздохнул Коста. – В такой толпе ничего не стоит затеряться… да и гримирнуться он вполне мог…

– Мог, мог! – проворчал второй. – Ты не рассуждай, а смотри внимательно, чтобы не пропустить объект!

– Вон, смотри! – оживился Коста. – Худой, волосы длинные и молодой… не больше двадцати пяти!

– Коста, ты что, совсем не врубаешься? – прошипел напарник. – Это же натуральный негр! И у него не длинные волосы, а эти… как их… дреды! Косички, как пакля свалявшаяся! Он этот… как его… растоман!

– Это которые рэгги поют и травку курят?

– Ты сам, по-моему, какой-то дряни накурился! Негра от белого отличить не можешь!

– А черт их разберет! – отмахнулся Коста. – Длинные же волосы? А что негр, так это он, может, по дороге лицо чем-нибудь намазал!

– Сам ты лицо намазал! У него же губы конкретно негритянские, вывернутые, и нос… а про того четко сказано – бледный! Значит, белый, однозначно! Нет, непременно скажу Андреичу, чтобы больше с тобой в паре не назначал! Ты меня уже достал, конкретно!

– Ты меня еще больше достал! – огрызнулся Коста. – Если такой умный, так что же ты объект не можешь найти?

Пока они так препирались, толпа приезжающих начала понемногу редеть. Мужчины в плащах замолчали, напряженно вглядываясь в проходящих. Вдруг среди озабоченных, утомленных дорогой пассажиров появилось небесное создание – стройная, миниатюрная девушка лет двадцати, с короткими светлыми волосами и огромными голубыми глазами. На незнакомке была легкая светлая куртка, отороченная стриженой норкой.

– Ты только посмотри, какая телка! – взволнованно прошептал Коста и присвистнул от полноты чувств.

– Ты лучше за толпой следи, чтобы объект не прозевать! – привычно огрызнулся его напарник, но тоже уставился на неземное создание.

Девушка поравнялась с ними, улыбнулась и проворковала:

– Мальчики, я первый раз в Питере, не подскажете, где здесь такая Наличная улица?

– На Васильевском острове, – взволнованным, неожиданно охрипшим голосом сообщил Коста. – Возле метро «Приморская»…

– А может, вы меня довезете? – Блондинка заглянула Косте в глаза, интимно понизила голос и чуть заметно прикоснулась рукой к его плащу. – Вы ведь, разумеется, на машине!

– Не можем, – хрипло ответил строгий напарник. – Мы на работе!

Коста жалко улыбнулся, покосился на партнера и виновато пожал плечами: мол, если бы это зависело от меня, я бы ни секунды не раздумывал!

– Ну, нет так нет, – легко сдалась девушка и скрылась в здании вокзала.

– Вот так проводишь дни и ночи в заботах, – грустно протянул Коста. – А жизнь проходит мимо… а она явно на меня глаз положила! Могли бы ее на Наличную отвезти, все равно нет объекта!

– Тебе потом Андреич так вставил бы! – раздраженно отозвался напарник, озабоченно вглядываясь в прохожих.

Последние пассажиры прошли, и перрон опустел.

Переговариваясь, разошлись работники поездной бригады. Мужчины в плащах для верности выждали еще десять минут и неторопливо направились к выходу с вокзала, где была припаркована их машина – черная «БМВ» пятой серии.

Однако они не успели сесть в машину. На площадь перед вокзалом на явно недозволенной скорости влетел серебристый «лексус», лихо затормозил и остановился рядом с удивленными бойцами. Задняя дверца «лексуса» открылась, и повелительный голос произнес:

– Садитесь!

– Это еще кто тут командует… – начал Коста.

Однако более сообразительный напарник ткнул его в бок и прошипел:

– Садись! Не видишь, что ли, кто это?

Лицо Косты удивленно вытянулось, он сел на заднее сиденье «лексуса» и оказался рядом с худощавым мужчиной самого скромного вида, с маленькой аккуратной бородкой, одетым в черную куртку и кепку того же цвета.

– Здрассте… – протянул Коста, растерянно уставясь на своего соседа. Напарник втиснулся следом за ним и, устроившись на широком кожаном сиденье, захлопнул за собой дверцу.

– Ну, орлы, докладывайте, – сухо проговорил человек в черном. – Как я понимаю, вы его упустили?

– Не было никого, подходящего под описание! – обиженным голосом сообщил Коста. – Мы бы не пропустили!

– Вы учитывали возможности грима, изменения внешности? – допытывался настырный мужик.

– Само собой! – воскликнул Коста и откинулся на спинку сиденья.

У него за спиной что-то с негромким хлопком лопнуло, и роскошный кожаный салон «лексуса» наполнился невообразимой вонью. Это было что-то среднее между ни с чем не сравнимым запахом протухшей капусты «белорусская белокочанная» и ароматом давно не чищенного свиного хлева.

– Что за черт! – выкрикнул мужчина с бородкой и вылетел из машины, как пробка из бутылки шампанского. Следом за ним выскочили водитель и крепкий парень в кожаной куртке, наглядно обрисовывающей мощные бицепсы и большой пистолет. Коста и его напарник выбрались последними.

– Что за черт? – повторил мужчина с бородкой, неприязненно глядя на Косту. – Ты можешь мне объяснить?

– Не знаю… что такое… – бормотал Коста, торопливо стягивая плащ, от которого исходил тот же самый непередаваемый запах.

– Это тебе та девка прицепила! – догадался его напарник и ткнул пальцем в крошечный резиновый шарик, приклеенный к плащу возле плеча. – Вот стерва! А ты на нее пялился!

– Ну-ка, ну-ка, с этого места еще раз и помедленнее! – приказал мужчина с бородкой. – Какая девка? Кто на нее пялился?

– Да пассажирка одна с нами заговорила, – неохотно признался Коста. – Спросила, где находится Наличная улица…

– Еще и подвезти ее просила, – мстительным голосом добавил напарник. – Она возле Косты терлась, наверное, и прилепила эту дрянь…

– Опишите эту пассажирку, – тихим, неприязненным, многообещающим голосом потребовал шеф. – Только сначала выкинь к свиньям свой плащ, рядом с тобой находиться невозможно!

Коста побежал к мусорному контейнеру, брезгливо держа плащ двумя пальцами за лацкан. Его напарник торопливо докладывал:

– Блондинка, лет двадцать, рост примерно метр шестьдесят, худенькая, глаза голубые, волосы короткие…

– Поздравляю, орлы, – скривился человек с бородкой. – Это и был объект! Она не только спокойно прошла мимо вас, но еще и поиздевалась! – Он с отвращением покосился на вернувшегося Косту. – Костюм тебе тоже придется выкинуть, и сам в баню отправляйся!

– Как же так, – расстроился напарник Косты. – Ведь в ориентировке было сказано, что это мужчина… парень…

– А головы у вас для чего? – рявкнул шеф. – Шляпы носить? Трудно, что ли, девушке парнем переодеться? Вы должны были на главное внимание обращать – рост, возраст, телосложение…

– Что теперь с «лексусом» делать будем? – трагическим голосом проговорил водитель, почесывая в затылке. – Ездить в нем нельзя! Этот запашок никакими силами не отобьешь!

– В Монголию продадим, – отмахнулся шеф. – Там люди и не к такому привыкли… а сейчас вызови другую машину…

– Главное дело, только я его отмыл, отчистил, весь салон пропылесосил, – горевал водитель, вытаскивая из кармана мобильный телефон.

* * *

Кеша Гвоздь, бывалый, опытный бомж, старинный обитатель Московского вокзала, не верил своему счастью. Прямо на его глазах какой-то зажравшийся козел выбросил в мусорку совершенно новый плащ! Отличный, длинный, утепленный плащ на синтепоновой подкладке!

Гвоздь еле дождался, пока этот придурок отошел от контейнера, и бросился на плащ, как коршун на цыпленка, тем более что на горизонте уже нарисовалась тетя Крыся, мерзкая старая нищенка, которая не раз перебегала Гвоздю дорогу в нелегкой борьбе за жизненные ценности.

– А ну, кошелка рваная, шпарь отседова, чтобы пятки исключительно сверкали! – крикнул Кеша, отсекая тетю Крысю от вожделенной добычи. – Еще раз тебя увижу, ноги поотрываю и в обратном порядке приделаю! Будет у тебя правая нога слева, а левая справа!

– Чего это вдруг? – не осталась в долгу Крыся. – Я енту вещь первая увидела, значит, у меня это… законное право имеется! А кто кому чего поотрывает, это мы еще поглядим!

– Это ваще моя территория! – рявкнул Гвоздь, свирепо тараща глаза. – Я тут смотрящий! У меня на эту мусорку естественная монополия!

– Ишь, какой олигарх выискался! – завопила нищенка, выставив вперед свое оружие массового поражения – грязные, кривые, как у росомахи, ногти. – А в «Матросскую тишину» не хочешь?

– Да со всем моим удовольствием! – отозвался Кеша. – Небось там харч получше, чем тут у нас, да и кровать помягче!

– Могу посодействовать! – прошипела Крыся, подбираясь поближе.

– Глянь, а вон как раз и лейтенант чапает! – осклабился Гвоздь, указав за спину тети Крыси.

Нищенка купилась на этот старый трюк и оглянулась – у нее были давние контры с истинным хозяином здешней территории, лейтенантом милиции Мышастым, и она всерьез испугалась. Воспользовавшись замешательством конкурентки, Кеша Гвоздь треснул ее по голове пластмассовым ящиком из-под пива, схватил вожделенный плащ и хотел уже удрать с ним, пока тетя Крыся не опомнилась и не пустила в ход свои ногти, которых Гвоздь всерьез опасался…

И вдруг он замер на месте.

От плаща исходил такой аромат, что даже видавшему виды бомжу резко расхотелось за него бороться.

Кеша Гвоздь, который последний раз мылся на заре перестройки, зимой ночевал по подвалам и часто, для тепла, в обществе бродячих собак, бросил плащ, попятился и почему-то перекрестился.

– Ладно, Крыся, бери, если хочешь, – пробормотал он, медленно отступая за газетный киоск.

Тетя Крыся что-то проворчала, потерла ушибленный затылок, подхватила брошенный плащ и как ни в чем не бывало потащилась в одном ей известном направлении.

Кеша Гвоздь глубоко вздохнул и подумал, что женщины все-таки загадочные существа и умом понять их невозможно.


Худощавый мужчина с маленькой аккуратной бородкой остановился перед массивной стальной дверью и замер, чтобы его могли внимательно рассмотреть на экране монитора. Его бравые бойцы, охранники и исполнители, остались внизу, в машине. Сюда, в эту квартиру, никому из них не было доступа. Да и сам-то шеф бывал здесь очень редко и визиты эти очень не любил. Надо честно признаться – он их боялся.

Здесь, еще на площадке перед бронированной дверью, он терял уверенность в себе и из всесильного босса, распоряжавшегося жизнью и смертью других людей, превращался в жалкого исполнителя, в мелкую сошку. Даже ростом он, кажется, становился меньше.

Щелкнул замок, и тяжелая дверь медленно распахнулась. На пороге стоял очень худой и очень высокий мужчина лет сорока с удивительно белыми длинными, собранными в хвост волосами и пронизывающим взглядом бесцветных, прозрачных глаз. Под этим ледяным взглядом мужчина с бородкой чувствовал себя неуютно, его сразу же начинало знобить, хотелось до горла застегнуть пуговицы черной куртки, замотаться шарфом, а лучше всего – уйти отсюда подальше.

Блондин, не поздоровавшись, быстрыми профессиональными движениями ощупал одежду посетителя, убедившись, что у того нет оружия, провел возле него небольшим прибором, обнаруживающим средства прослушивания и наблюдения, и только тогда отступил в сторону, открывая дорогу в хозяйский кабинет.

Мужчина с бородкой, ссутулившись, прошел по длинному коридору, где светло-бежевые стены были увешаны старинными гравюрами в узких деревянных рамках, и вошел в кабинет.

Как всегда, за письменным столом красного дерева никого не было. Чуть в стороне, рядом с высоким резным книжным шкафом, стояла японская ширма. На ее шелковых створках был нарисован сокол, сидящий на покрытой снегом ветке горной сосны. Снег был удивительно чистым, сразу было ясно, что это первый снег и он только что выпал.

Круглый глаз сокола, казалось, внимательно следил за вошедшим. И именно оттуда, из-за ширмы, как всегда, донесся сухой, холодный голос:

– Поздравляю, вы в очередной раз облажались.

Мужчина с бородкой ожидал именно этих слов, он был готов к ним и заранее придумал ответ – жесткий, насмешливый, язвительный, но при звуке голоса, донесшегося из-за ширмы, этот ответ как-то мгновенно улетучился из его головы, да и вообще мысли смешались, осталась только неуверенность в себе, неуверенность и страх. Этот голос всегда лишал его веры в себя. Что-то в нем было такое… мужчина с бородкой не смог бы определить, что именно. Он не мог даже точно сказать, кому именно принадлежит этот голос – старому человеку или молодому, мужчине или женщине. Голос из-за ширмы был бесцветным, механическим, неживым… но в то же время надменным, презрительным, издевательским.

– Казалось бы, вам поручили очень простое дело – проследить за человеком, узнать, кому он передаст конверт, перехватить этот конверт и получателя. Но даже это оказалось вам не под силу… что же вы, со своими хвалеными профессионалами, можете – прослушивать разговоры в детских садах? Грабить молочные кухни? За что я плачу вам деньги? И между прочим, очень неплохие деньги!

Мужчина с бородкой неловко переступил на месте, ему неожиданно стало жарко. Впрочем, это неудивительно – в комнате было натоплено, в большом камине догорало последнее полено, а он по-прежнему был в куртке, подлый блондин не предложил ему раздеться, только снял кепку… Все нарочно, чтобы унизить, поставить в идиотское положение!

В душе у мужчины шевельнулось раздражение, закипело мутным облаком… но снова зазвучал бесцветный голос из-за ширмы, и место раздражения занял привычный уже страх.

– Так и быть, я посмотрю сквозь пальцы на ваш очередной промах и дам еще одну возможность оправдаться в моих глазах. Вы должны достать конверт и захватить его получателя. Любыми средствами! Я повторяю – любыми! Имейте в виду, в нашем… точнее, в вашем распоряжении всего неделя. Через неделю приедет человек, который не должен получить… Впрочем, это вас не касается. Вас касается только одно: конверт должен быть перехвачен, тот, кто его получил, – тоже, и на все про все у вас не больше недели.

На какое-то время за ширмой наступила тишина, и мужчина с бородкой уже подумал, что аудиенция закончена, и собрался покинуть кабинет. Но из-за ширмы раздался негромкий скрип, словно кто-то передвинул стул, и бесцветный голос проговорил:

– Постойте, вас еще не отпустили. Вы проявили себя не лучшим образом, и полагаться только на вас было бы неразумно, а в этом деле даже малейший риск недопустим. Поэтому я рекомендую вам обратиться к специалисту… настоятельно рекомендую. Подойдите ближе.

Мужчина с бородкой осторожно, маленькими шагами приблизился к ширме. Прежде его не допускали так близко, длинноволосый блондин при первом посещении этого кабинета указал ему то место, дальше которого не разрешалось заходить, как не разрешается приближаться к трону при посещении царствующих особ.

– Стойте! – прозвучал окрик из-за ширмы.

И тотчас оттуда показалась рука с конвертом. Узкая рука в черной кожаной перчатке. Мужчина осторожно взял конверт, не сводя глаз с этой руки.

Впервые он видел хоть какую-то часть своего таинственного хозяина, человека, перед которым он трепетал, от которого зависел, которого боялся и в глубине души ненавидел.

– Что вы застыли? – В холодном голосе прозвучала насмешка. – Ознакомьтесь с содержимым конверта!

Мужчина с бородкой осторожно открыл конверт, достал оттуда фотографию и небольшой листочек с текстом.

На фотографии было изображено мужское лицо, приятное, но незапоминающееся. Этому человеку могло быть лет тридцать пять – сорок, и, встретив его на улице, через секунду уже трудно было бы вспомнить. Пробежав строчки текста, мужчина недоуменно поднял глаза:

– Это и есть ваш специалист?

– Да, – холодно отозвались из-за ширмы. – И у него самые исключительные рекомендации! Подключите его к делу на любых условиях! Я на этом настаиваю.

– Ну, если вы настаиваете… – Мужчина опустил глаза.

Сзади него негромко скрипнула дверь. Это появился длинноволосый блондин, значит, аудиенция закончена.


Леня Марков, известный в специфическом обществе под кличкой Маркиз, проснулся, как всегда, рано. В отличие от своей боевой подруги Лолы он спал всегда крепко и просыпался сам. Не открывая глаз, Леня передвинул что-то большое и теплое, устроившееся у него под боком. Огромный угольно-черный кот приоткрыл зеленый глаз и недовольно муркнул. Кот Аскольд давал понять, что вставать он не собирается, и Леня тотчас понял почему.

На улице еще с ночи шел дождь. Тягучий осенний дождик. Что ж, сентябрь – осенний месяц. Особенно в Санкт-Петербурге. Дождливую погоду Леня, разумеется, не любил, но это не испортило его настроения. Леня раскрыл форточку и занялся гимнастикой. Он старался держать себя в форме, что при его профессии было просто необходимо. Леня Маркиз был мошенником экстра-класса и зарабатывал этим ремеслом очень неплохие деньги. Впрочем, ремеслом свою деятельность он никогда не называл. Он считал ее творчеством. Свои остроумнейшие комбинации по отъему денег у богатых людей Леня всегда разрабатывал самостоятельно и выполнял их вместе с Лолой, изредка привлекая проверенных помощников. Леня по мере сил старался вести жизнь скромную, незаметную. Тем не менее его имя было широко известно в узких кругах, так что, когда требовалось раздобыть какую-то информацию или получить какую-то вещь либо же отыскать пропавшие документы или вообще человека, обращались к Маркизу. Не все, но некоторые особо доверенные люди. И только по рекомендации.

Леня завершил комплекс упражнений, принял душ и, проходя мимо комнаты Лолы, услышал едва слышное поскуливание. Крошечный песик породы чихуахуа выскочил через щелочку и радостно приветствовал Маркиза в коридоре.

– Пу И! – растрогался Леня. – Доброе утро! Ну, раз уж ты проснулся, то сейчас пойдем гулять!

Пу И тут же устремился на коврик возле входной двери. Он уже успел разглядеть в окно дождь и совершенно не торопился на прогулку. Пу И не любил мокрую погоду. И лужи он тоже не любил. При его маленьких размерах он проваливался в лужи чуть не с головой.

– Не сметь писаться! – загремел Леня. – Это что еще такое! Большая собака, а ведешь себя как щенок! Нужно гулять, тогда не будешь таким неженкой… Ох, распустила тебя Лолка!

При этих словах Лола возникла на пороге, злая и всклокоченная.

– Ну дадут наконец человеку поспать! – закричала она. – Обязательно с утра пораньше возиться возле двери?

Леня поскорее подхватил песика и сунул ноги в старые кроссовки. Когда Лолка в таком состоянии, с ней лучше не связываться. На улице выяснилось, что они забыли зонтик.

– Возвращаться – плохая примета, – вздохнул Леня, – уж перебьемся как-нибудь, а, Пуишечка? Если будешь хорошо себя вести, я куплю тебе в кафе ореховую трубочку, все равно Лолке за круассанами нужно идти.

Леня Маркиз любил плотные калорийные завтраки, его подруга утверждала, что, напротив, с утра она не может проглотить ни кусочка, только чашку кофе, но горячие круассаны из кондитерской на углу поедала с большим аппетитом.

Пу И приободрился и побежал по направлению к скверику. Он правильно рассчитал, что в такую отвратительную погоду Маркиз не поведет его в парк – там слишком сыро.

В сквере не было никого из собачников. Леня этому обрадовался, а Пу И – нет. Однако тут же он заметил одинокую беспородную собачку, которая выскочила из-за кустов. Пу И собачка не очень понравилась – довольно запущенная, но все же это сулило хоть какое-то развлечение. Песик обманным маневром вырвался из рук Лени вместе с поводком и со всех лап рванул в кусты, не слушая увещеваний.

– Ох, распустил я вас всех – и тебя, и Лолку! – по старушечьи тяжко вздохнул Леня и побежал по мокрой траве за Пу И.

Тот юркнул в кусты и исчез. Леня кричал, звал, обещал наказать – все напрасно. Нахальный чихуахуа не отзывался. И когда Маркиз вымочил ноги, поцарапался о кусты шиповника и вляпался в кучу, которая, судя по размерам, была оставлена не меньше чем ирландским мраморным догом, Пу И появился из чащи кустов с таким невинным видом, что у Лени рука не поднялась отвесить ему хорошего шлепка. В довершение всего их обругала старуха, невесть как оказавшаяся в сквере. Только что никого не было – и вот она, с кошелкой и под зонтиком торчит у мокрых скамеек и орет, что развели собак, весь сквер загадили… Дождь усилился, и Маркиз, для верности подхватив песика на руки, устремился к дому. Однако нужно еще было зайти в кондитерскую.

– Ни о какой ореховой трубочке не может быть и речи, – сердито выговаривал Леня песику, – ты ведешь себя просто отвратительно!

Мокрый и замерзший Пу И очень натурально дрожал и прижимался к Лениной груди.

Перед самым входом в кафе пристроился чей-то шикарный джип. Водитель менял колесо.

– Чего это ты на асфальт вперся, места что ли мало? – полюбопытствовал Маркиз, проходя мимо.

– Шел бы ты отсюда, дядя, пока по морде не схлопотал, – лениво ответил парень, не поворачивая головы.

Леня Маркиз не признавал насилия, оттого и выбрал такую бескровную профессию. Это вовсе не означало, что он не мог и не умел за себя постоять. В данном случае он решил, что заедаться не стоит – может, человек просто расстроен, оттого что колесо проколол, а что на асфальт заехал, то не будет же Леня уподобляться той старухе из сквера, которой до всего дело.

Леня обогнул джип и вошел в кондитерскую.

– Здрассте, Лизавета! – приветствовал он девушку у стойки. – А вот и мы!

В обычное время лицо Лизаветы озарялось приветливой улыбкой, она по характеру была девушкой милой, да еще очень хорошо относилась к Пу И. К Лене она тоже хорошо относилась – во-первых, он почти каждое утро приходил за булочками и обязательно оставлял приличные чаевые, а во-вторых, Леня Маркиз вообще был очень обаятельным мужчиной, его любили медсестры из участковой поликлиники, продавщицы из недорогих магазинов, официантки из кафе-кондитерских и секретарши маленьких частных фирм. Сегодня Лизавета рассеянно взглянула на Леню и тут же отвернулась к посетительнице, которая сурово что-то втолковывала ей, тыча пальцем в стеклянную стойку с пирожными.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Поделиться ссылкой на выделенное