Наталья Александрова.

Шпионские страсти

(страница 3 из 17)

скачать книгу бесплатно

– Ну садись, Леонид, – разрешила старуха. – Здесь ты можешь не беспокоиться, это место безопасное!

– Мы с вами в неравном положении, – проговорил Маркиз, усаживаясь. – Вы про меня знаете удивительно много, а я про вас – совершенно ничего. Даже как вас зовут, и то не знаю!

– Меньше будешь знать – дольше проживешь! – проворчала старуха. – А впрочем, зовут меня Ариадна…

– А по отчеству?

– Ариадна Михайловна. – И бабка снова кокетливо поправила свою косынку.

– Хорошее имя, – одобрил Маркиз, – значащее! Знаете выражение – нить Ариадны? Так может, Ариадна Михайловна, и вы мне какую-нибудь ниточку дадите, чтобы я мог яснее представить свою задачу и вообще понял, что со мной происходит?

– Много не обещаю. – Ариадна Михайловна пожевала губами. – Но тоненькую ниточку я тебе, пожалуй, дам…


В совершенно растрепанных чувствах Леня Маркиз открыл дверь собственной квартиры. И в тот же миг в голову ему полетели его собственные домашние тапочки. Леня не успел увернуться, что, несомненно, говорило о том, что он очень расстроен, в обычное время реакция у него была отличная – не зря несколько лет он проработал в цирке. Тапочки были пущены мастерской рукой, но не причинили Лене особого вреда по причине мягкости.

– Лолка! – обрадовался Леня. – Ты дома… И Пу И… Ну и ладушки!

– Не смей произносить это имя! – оглушительно завизжала Лола и запустила в своего компаньона следующий предмет – складной зонтик. На этот раз Леня был начеку и успел увернуться. Далее по очереди в него полетели:

– Лолина сумочка со всем содержимым;

– скомканная газета;

– кепка-бейсболка;

– бутылка минеральной воды;

– большая резиновая кость, которую какой-то шутник подарил Пу И (кость была больше песика раза в два);

– огнетушитель для автомобиля, который Маркиз не успел отнести в машину.

Леня очень ловко уворачивался от всех предметов, а огнетушитель вообще поймал на лету. Хорошо, что перед Лолиным приездом он сделал генеральную уборку, так что в прихожей не валялось почти ничего лишнего.

– Лолка, да прекрати же наконец! – возмутился Леня. – Я все объясню!

– И слушать ничего не желаю! – визжала Лола. – Ты – развратник и эгоист! Надо же до такого дойти – помчался за какой-то девкой и забыл все на свете!

– Да никуда я не помчался! – слабо возражал Маркиз, понимая уже, что его подруга находится в крайней степени ярости и любые его объяснения в данном случае помогут ей как мертвому припарки.

– В конце концов, я все могу понять! – Лола перестала швыряться вещами, потому что под руку больше ничего не попадалось. – То есть, конечно, это безобразие, что ты не встретил меня, но я привыкла, что ты всегда относишься ко мне по-свински!

Леня потихоньку просочился в прихожую и сделал попытку возразить. Но Лола грозно на него посмотрела и продолжала с пафосом, уместным в какой-нибудь греческой трагедии, но никак не в прихожей обычной четырехкомнатной квартиры:

– Зная тебя, ради нашего долгого знакомства я могла бы простить тебе тот факт, что ты меня не встретил! Но ты в своей похоти совершенно забыл про Пу И! Ты бросил ребенка на произвол судьбы!

– Да при чем тут похоть? – вскричал Леня. – Знала бы ты…

– Ага, значит, ты не будешь спорить, что ты его бросил одного в аэропорту? – спросила Лола голосом, не предвещавшим ничего хорошего Лене на ближайшие сто лет.

– И ничего я его не бросил! Он сам убежал к какой-то болонке!

– Не смей сваливать все на невинную собаку! – Лола топнула ногой и схватила Пу И. – Пуишечка, детка, не слушай этого развратника! Он готов впутать тебя в свои отвратительные похождения! Сумасшедший растленный тип!

Песик, как всегда, пострадал от излишнего любопытства.

Нет бы сидеть спокойно в комнате, как кот Аскольд, – этот никогда не нарывается на неприятности. И даже попугай сегодня не показывался, хоть и обожал скандалы. Лола ругалась виртуозно и обзывала Маркиза разными словами. Попугай внимательно слушал и запоминал, чтобы пополнить свой словарный запас. Пу И же долго крепился, а потом решил тихонечко одним глазком взглянуть, что же там происходит в прихожей. За то и поплатился. Лола подхватила его на руки и в пылу разговора потрясала перед Маркизом. Пу И было очень некомфортно. Он сделал попытку высвободиться, но Лола держала крепко.

– Пу И я тебе никогда не прощу! – злобно сказала Лола.

– Но с ним же ничего не случилось! – ляпнул Леня и тут же пожалел об этом.

– Не случилось? – заорала Лола. – Его похитили, его унижали и всячески над ним издевались!

– А с виду не скажешь… вроде он целый и невредимый…

– А моральная травма? – возмутилась Лола. – К твоему сведению, его одевали в кукольное платье и называли Тузиком!

– Боже! – Леня переменился в лице. – Пуишечка, детка, как ты все это вынес?

– Кто же она – та неземная красавица, что заставила тебя забыть о своем долге? – снова принялась язвить Лола. – Стюардесса? Хотя что это я, стюардесса на тебя и не посмотрит…

«Почему это…» – обиделся Леня, но смолчал.

– Или официантка из ресторана? – издевалась Лола. – А может быть, сестричка из медпункта? Или вообще уборщица?

– Точно! – расцвел Леня. – Вот тут ты в самую точку попала!

– Что-о? – оторопела Лола. – Ты шутишь?

– Отнюдь, – невозмутимо ответил ее компаньон. – Как раз я очень плодотворно и мило побеседовал с уборщицей в аэропорту. Она мне сказала, что потерявшегося песика подхватила какая-то шикарная девица и увезла куда-то на такси. Я сразу понял, что это ты, оттого и не волновался.

– А где ты был все это время? – Лола наконец выпустила Пу И, и он помчался прочь, опасливо оглядываясь на ходу.

Леня снял ботинки, нашел у двери свои тапочки и отправился на кухню.

– Лола, я должен с тобой очень серьезно поговорить, – объявил он своей подруге, сев за стол и наливая себе холодной воды из чайника. – Лола, ты только не волнуйся, но дело в том, что меня завербовали.

– К-куда? – Лола схватила его стакан и выпила воду. – Куда тебя завербовали?

– В шпионы, – серьезно ответил Леня. – Прошли те золотые дни, когда я был честным, далеким от политики мошенником-одиночкой. Не было надо мной ни начальства, ни налогового инспектора, ни крыши… Теперь я работаю на благо государства.

– Быть не может! – Лола выронила стакан, но успела вовремя его подхватить.

– Еще как может! – вздохнул Леня. – Как говорят, мне сделали предложение, от которого я не смог отказаться. И вообще, знаешь, есть такая песня – «Советская малина врагу сказала нет»? Так вот это прямо про меня!

– Не знаю никакой песни про малину… – недовольно протянула Лола, – вот разве только… «Ягода малина нас к себе манила-а!» Тетя Каля иногда поет…

– Что ты меня все время сбиваешь? – рассердился Леня. – Какая еще ягода? Ты нарочно, что ли?

– А ты не болтай ерунды! – вспылила Лола.

– Эх! – с горечью воскликнул Маркиз. – А я-то думал, что ты меня понимаешь! Меня, к твоему сведению, пытали!

– Да ну? – прищурилась Лола.

И Леня красочно поведал, как его посадили в «музыкальную шкатулку», как он был полностью деморализован и подписал бумагу о сотрудничестве с органами.

– На должностное преступление иду, – каялся он, – ведь мне нельзя тебе ничего рассказывать. А я вот разгласил государственную тайну. Вот как применят ко мне теперь санкции…

– Я сама сейчас к тебе санкции применю! – Лола замахнулась на своего компаньона поварешкой. – Ну, Ленька, ты и паразит! Знала я, что ты врун, но не думала, что до такой степени! Это же надо такое придумать – в шпионы его завербовали! Курам на смех!

– О женщины! – патетически воскликнул Маркиз. – В кои-то веки сказал правду! А она не верит!

Он так расстроился, что не успел увернуться от удара поварешкой. Удар был силен, голова загудела.

– Так тебе и надо! – припечатала Лола. – Врать не надо! За девками бегать не надо в рабочее время! Пу И бросать не надо!

И она удалилась, гордясь, что сумела оставить за собой последнее слово. Леня остался сидеть в скорбной позе, обхватив голову руками. Немного погодя по ноге его скользнул пушистый хвост и раздалось тихое «мяу». Это Аскольд пришел проведать своего хозяина.

– Аскольдик, – пожаловался Маркиз, беря кота на руки, – но ты-то хоть мне веришь?

Кот посмотрел с сомнением, и Леня совсем упал духом.


Лене снилось, что он проходит таможенный досмотр. Двое мордатых сотрудников таможни заставляют его снять пиджак, а Маркиз почему-то сопротивляется.

– Снимай немедленно! – кричит человек в форме и силой стаскивает с него одежду.

– Прекратите! – верещит Леня, пытаясь натянуть пиджак на себя. – Прекратите, я боюсь щекотки! Я буду жаловаться в Гаагский международный трибунал! В общество Красного Креста! В общество защиты животных!

Таможенник, пыхтя и почему-то повизгивая, тащил к себе Ленин пиджак.

– Прекратите! – еще раз вскрикнул Леня и проснулся.

Пу И, пыхтя и повизгивая, зубами стаскивал с него одеяло и уже до половины стянул его на пол.

– Пу И, паршивец, что ты себе позволяешь! – простонал Леня и сел на кровати.

Сна уже не было ни в одном глазу.

– Ладно, раз уж я все равно проснулся, пойдем погуляем, – неохотно согласился Маркиз. – Заодно купим Лолке к завтраку свежих круассанов. Она вчера была не в духе, и немножко задобрить ее не помешает…

Пу И всеми доступными способами выразил свое согласие.

Однако когда Маркиз, взяв его под мышку, вошел в кондитерскую, Пу И ясно дал ему понять, что без хорошей порции орехового печенья он не доживет до следующего утра.

– Какой же ты все-таки эгоист! – строго проговорил Леня. – Вот почему ты так радостно поддержал поход за круассанами! Ну ладно, купим твое печенье, но только совсем немного. Тебе давно пора подумать о здоровом образе жизни. У тебя явно намечается лишний вес…

Пу И обиженно заскулил. Говорить при его крошечных размерах о лишнем весе было по меньшей мере бестактно: он весил всего-то полтора килограмма, а если уж быть совсем точным – кило четыреста пятьдесят без ошейника.

Леня встал в очередь.

Рядом с ним остановился мордатый тип с синей наколкой на руке. Наколка изображала пронзенную стрелой репу в окружении трогательной надписи: «Не забуду Нюсю Гаврикову».

Слегка покачнувшись, поклонник Нюси Гавриковой задел Леню и едва не уронил Пу И. Песик возмущенно гавкнул и попытался укусить невоспитанного типа.

– Мужик, нельзя ли поосторожнее! – недовольно проговорил Маркиз и попытался отстраниться. Однако мордатый ухватил его за лацкан пиджака, придвинулся еще ближе и зашептал:

– Привет от Макарова Эдмундовича! Придешь сегодня в двенадцать сорок на конспиративную квартиру для инструктажа…

– Так меня вроде уже инструктировали… – вполголоса заикнулся Маркиз.

– То была вербовка, а сейчас – инструктаж! – шептал «связник». – Не перебивай и слушай внимательно, повторять не буду. Адрес: Седьмая Стационарная улица, дом сорок, квартира восемнадцать. Вход со двора. Своей машиной не пользуйся, чтобы ее не засекли, добирайся до места общественным транспортом. Последние две остановки пройди пешком, убедись, что за тобой нет слежки. Постучишь в дверь условным стуком, начальные такты Первого концерта для фортепьяно с оркестром Чайковского. Пароль – «У вас продается контрольный пакет акций компании „Лукойл“?» Отзыв – «„Лукойл“ уже продан, остались никелевые рудники».

Пу И зарычал, как настоящая собака: связной ему явно не нравился. Леня хотел призвать невоспитанного пса к порядку, но не успел он и глазом моргнуть, как неприятный тип бесследно растворился.

– Ладно, Пу И, – проговорил Маркиз, почесав песика за ухом, – мне он и самому совершенно не нравится… знакомства, знаешь ли, не всегда выбирают!

– Молодой человек, вы будете покупать? – недовольно окликнула его дородная рыжеволосая продавщица.

Оказывается, уже подошла его очередь.

Когда Лола выплыла из ванной, она почувствовала божественный, ни с чем не сравнимый запах свежих круассанов и только что сваренного кофе. Она безошибочно устремилась к источнику этого запаха и вошла на кухню, где был уже сервирован неплохой завтрак. В плетеной корзиночке красовались горячие круассаны с шоколадом и миндальные булочки, в хрустальных вазочках золотился мед и краснел малиновый джем. Леня положил на ее тарелку пару только что поджаренных блинчиков и потянулся за кофе.

– Как это мило, – проворковала Лола с полным ртом. – Все-таки, Ленечка, у тебя есть неоспоримые достоинства!

– Я весь состою из достоинств! – гордо сообщил ей Маркиз и добавил: – А еще и на машинке умею!

Лола знала его не первый год, поэтому, кроме удовольствия от вкусного завтрака, она испытывала смутные подозрения, переходящие в твердую уверенность: у Леньки совесть явно нечиста! Только в таких случаях он бывает настолько заботлив и предупредителен! До поры до времени она держала свои подозрения при себе, надеясь, что бдительность компаньона притупится и он чем-нибудь себя выдаст.

В два счета управившись с завтраком, она сладко потянулась и спросила:

– Ну что, Ленечка, какие у тебя планы на сегодня?

– Ты знаешь, дорогая, – слегка смущенно начал Маркиз, – мне придется сейчас отправиться на важное свидание.

– Свидание? – переспросила Лола с металлом в голосе и машинально сжала в руке столовый нож.

– Ну, не то чтобы свидание, – поправился Леня. – Я неудачно выразился… это деловая встреча… точнее, инструктаж… короче, меня вызывает сама понимаешь кто.

– Не понимаю и не хочу понимать! – ответила Лола раздраженно. – Упомнить всех твоих бесчисленных подружек просто невозможно! И если ты считаешь возможным…

– Лолочка! – прервал ее Маркиз. – Ну что ты, право, разошлась! Это вовсе не женщина… это те самые люди из спецслужбы, о которых я тебе вчера говорил! Ну те, которые задержали меня в аэропорту…

– Ах, это та самая уборщица! – ехидно усмехнулась Лола. – Мисс Швабра! Или еще лучше – мисс Половая тряпка!

– Ну я же тебе все объяснил! – Леня тоже начал раздражаться. – Мне сделали предложение, от которого я не мог отказаться! Мне придется выполнить их требования, и тогда нас оставят в покое…

– Ах ну да, конечно. – Лола неожиданно успокоилась и скромно опустила глазки. – Ну конечно, Ленечка, если дело обстоит так, как ты говоришь, я не могу ничего возразить…

Леня взглянул на свою боевую подругу подозрительно: он тоже хорошо ее изучил и знал, что так просто она не сдается. Однако времени на изучения вопроса у него не оставалось, нужно было срочно отправляться на конспиративную квартиру.


Леня очень редко пользовался общественным транспортом и забыл, как нерегулярно тот ходит. Ему нужно было часть пути проехать на метро, с этим проблем не возникло, но потом пришлось пересесть на троллейбус. Троллейбус нужного маршрута пришел только после получаса ожидания, да еще был битком набит, Леня с трудом втиснулся в него, растолкав бросившихся на штурм пассажиров, но все равно попал в цейтнот. Последние две остановки, которые ему было приказано пройти пешком, он чуть не бежал, в целях конспирации сворачивая в проходные дворы и поминутно оглядываясь, и все равно добрался до нужного дома немного позже назначенного времени.

Войдя во двор, он внимательно огляделся по сторонам. Таблички с номерами квартир, как назло, отсутствовали, и Леня направился к скамейке, где местные пенсионерки оживленно обсуждали международную и внутреннюю политику.

– Стой! – раздался вдруг совсем рядом с ним негромкий голос.

Маркиз замер и огляделся.

Вокруг никого не было, только пожилая дворничиха поднимала пыль растрепанной метлой и пара голубей упоенно флиртовала на растрескавшемся асфальте.

Здраво рассудив, что голуби слишком заняты собственными делами, и вспомнив уборщицу из аэропорта, Леня внимательно пригляделся к дворничихе и вполголоса спросил:

– Ариадна Михайловна, это вы?

– А кто же еще? – прошипела та, не разжимая губ. – Только не надо так кричать! И не надо вертеть головой! И не надо ничего спрашивать у старух на скамейке, они тебя запомнят! У них глаз – как у опытных кадровиков! Восемнадцатая квартира вон там, в левом углу! – И она сделала метлой указующий жест.

Леня направился в указанном направлении.

Дверь подъезда болталась на одной петле. Маркиз огляделся и юркнул внутрь. У него из-под ног выскочила черная кошка и улепетнула вверх по лестнице.

– Черная кошка – не к добру… – пробормотал Леня, сплюнул через плечо и побрел вверх по лестнице. – Наверное, если черная кошка разобьет зеркало, это к чему-то совсем ужасному…

Он поднялся на третий этаж и увидел дверь восемнадцатой квартиры. Прежде чем постучать в нее, он поднялся еще на два пролета, чтобы убедиться, что там никого нет. Наконец он остановился перед дверью, выкрашенной масляной краской неопределенного буро-зеленого цвета, и костяшками пальцев выбил на ней первые такты популярного классического произведения.

Дверь с жутким скрипом приоткрылась, в образовавшуюся щелку выглянул плотный мужчина лет пятидесяти в китайском тренировочном костюме.

– Чего стучишь? – осведомился он глухим басом. – Щас как дам по рукам, сразу стучать разучишься! Тебе что здесь – кружок «Юный барабанщик»?

– У вас продается контрольный пакет акций компании «Лукойл»? – быстро проговорил Леня, пока дверь не захлопнулась.

– «Лукойл» продан, – мрачно ответил мужчина. – Остались только никелевые рудники! Ну, проходи! – И он посторонился, пропуская Леню внутрь квартиры. – У тебя что, со слухом нелады? – ворчал хозяин, закрывая за Леней дверь. – Сказано же было – Первый концерт Чайковского, а ты чего отстучал?

– Его и отстучал, – обиженно ответил Леня. – И со слухом у меня вроде полный порядок!

– Сфальшивил, – настаивал упорный мужик. – У меня слух абсолютный, меня не обманешь! Я уж думал – провал! Хотел уже бумаги жечь… опять же, тебе на какое время было назначено? На двенадцать тридцать! А сейчас двенадцать часов тридцать три минуты… – Он взглянул на «командирские» часы. – И сорок секунд!

– От хвоста избавлялся! – соврал Леня. – Не мог же я в самый первый раз хвост привести!

– Не мог, – согласился хозяин. – Ну и как – избавился?

– А как же! – Леня фантазировал на ходу. – Зашел в магазин, уединился в кабинке для переодевания и выскочил через окно…

– Молодец, – одобрил мужик. – Но опаздывать все равно не должен. Ты, значит, Бондарев?

– Бондарев, – подтвердил Леня, – Евгений Бондарев!

– Знакомая фамилия. – Хозяин присмотрелся к Лене. – Ты в Зимбабве не служил?

– Не довелось, – ответил Леня с сожалением.

– Мне тоже, – вздохнул хозяин. – А я – Михаил, Михаил Потапов. Вот и познакомились.

Он провел Маркиза на кухню, усадил в глубокое кресло с драной обивкой, из-под которой местами вылезали клочья желтоватого войлока, и спросил:

– Чай будешь, Бондарев?

– Нет, спасибо, – поблагодарил его Леня. – Я уже завтракал.

– А я тебе есть и не предлагаю. – Хозяин ухмыльнулся. – Вообще-то правильно, чай не водка, много не выпьешь! Зачем попусту кишки полоскать. Ну, раз чаю не хочешь, перейдем к делу. Перед тобой Макаров Эдмундович задачу поставил?

– В общих чертах.

– В общих чертах только сопромат сдать можно. – Михаил снова вгляделся в Ленино лицо и спросил: – А в Буркина-Фасо ты тоже не служил? Что-то мне твоя личность знакома…

– Нет, – Леня пожал плечами, – как-то не сложилось.

– У меня тоже… ладно, перейдем к делу. Завтра в «Невском дефиле» будет показ мод. Там будет наш человек. Он подойдет к тебе, скажет: «Вам привет от Люси Собакиной».

– Кто такая Люся Собакина?

– А тебе-то не все ли равно? Ты ему ответишь: «У меня для нее есть хорошие новости». Запомнил?

– А что тут запоминать-то? – удивился Леня.

– Ну запомнил – значит, теперь забудь. – Михаил коротко хохотнул. – Шучу… и все-таки мне твой голос знаком… ты, случайно, на Тринидаде не служил?

– Нет. – Леня отрицательно помотал головой. – Не было такого в моей биографии…

– В моей тоже… – вздохнул Михаил. – Ты здесь посиди минутку, я сейчас… полистай пока устав строевой и караульной службы… – Он снова коротко хохотнул и вышел в соседнюю комнату, плотно затворив за собой дверь.

Там его ожидала очень высокая и удивительно красивая девушка с короткими огненно-рыжими волосами. Она сидела в низком кожаном кресле и курила длинную ментоловую сигарету. При появлении Михаила девушка порывисто вскочила, уронив пепел на журнальный столик, и раздраженным шепотом спросила:

– Ну что, долго ты меня тут будешь мариновать?

– Тише! – Потапов поднес палец к губам. – Погляди на клиента и можешь уходить!

Красотка подошла к висевшей на стене репродукции картины «Девочка с персиками». Неприязненно взглянув на эту картину, она отодвинула ее в сторону. На стене под ней обнаружился глазок. Прильнув к нему, девушка замерла на секунду и вполголоса проговорила:

– А он ничего – симпатичный!

– Не отвлекайся, – шикнул на нее Михаил. – Он для тебя клиент, и больше ничего. Запомнила личность?

– Конечно, – кивнула девица.

– Ну а если запомнила – можешь идти, я тебя больше не задерживаю!

– Какой ты грубый, Мишутка. – Девушка сморщила носик. – Грубый и скучный!

– Работа у нас такая, – строго ответил Потапов. – Не в цирке работаем и не в театре комедии и пляски!

Он выглянул в коридор, убедился, что путь свободен, и махнул своей гостье рукой. Та крадучись проскользнула в прихожую, беззвучно открыла дверь и выпорхнула на лестницу.

Здесь она на секунду задержалась.

Ее остановила странная мысль: из ее памяти совершенно выветрились черты клиента, которого показал ей Михаил! Она помнила только, что мужчина был симпатичный… но какой-то незапоминающийся. Возвращаться не хотелось, это было бы ужасно глупо, и она побежала вниз по лестнице, цокая каблучками, уверив себя, что непременно вспомнит клиента, когда снова его увидит.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное